Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Программа профессиональное переподготовки




страница4/6
Дата30.06.2017
Размер1.23 Mb.
ТипПрограмма
1   2   3   4   5   6
ГЛАВА 2. Особенности уклада жизни Стефано-Махрищского монастыря

в XVIII-XIX вв.
2.1. Деятельность выдающихся строителей монастыря в XVIII-XIX вв.

2.1.1. Иеромонах Георгий (Иванов)
Как было сказано выше, митрополит Филарет (Дроздов) заботился о ставленниках в строители Махрищского монастыря. Устроить нормальную духовную обстановку в исправительном монастыре было в то время непросто, много зависело от кандидатуры строителя. Имя иеромонаха Георгия упоминается в переписке митрополита Филарета (Дроздова) с наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандритом Антонием (Медведевым). В частности, в нескольких письмах идёт диалог о новом кандидате в строители монастыря иеромонахе Георгии. Вот отрывки из этих писем митр. Филарета: «Если Бог устроит, чтобы о. Георгий принял попечение о Махре – надеюсь, что сие будет с пользою» (письмо от 14 мая 1843 г.) 135. В следующем письме от 8 октября 1843 г. митр. Филарет выражает как будто недовольство новопоставленным строителем: «Очень жалею о искушениях, открывшихся в Махре. Признаюсь, в чертах нового Строителя мне представлялось много самоуверенности и склонности к упорству; но я уповал, что натуральное покорено и исправлено подвигом и благодатию. Оградясь молитвой и терпением, тихо внушайте ему справедливое и благопотребное. Макарий простее примет вразумление и, думаю, поможет Вам внушить полезное Строителю»136. Дело в том, что иеромонах Георгий стал жертвой клеветы одного из монахов, досаждавшего ему и братии. По оговору, якобы за растрату денежных средств, он был снят с должности строителя в 1850 году. В последнем письме митр. Филарет говорит уже о новом строителе Варлааме: «Новый иеромонах Махрищский идёт к Вам. Когда я приеду, скажите, что сделано по резолюции о упрямых, которая, вероятно, Вам не нравится: но надобно же представить, что если давать свободу своенравию, которое они оказали, то и их душам не полезно будет, и нельзя будет держать людей в порядке. Не худо бы Георгия и Макария отпустить: а Василия удержать на время» (письмо от 13 августа 1850 г.).137.

Жизнь иеромонаха Георгия интересна тем, что он несколько лет жил в Саровском монастыре и лично знал преподобного Серафима. И впоследствии, занимая должности строителя Махрищского монастыря, игумена Николо-Борковской пустыни, вводил богослужение по правилам Саровской пустыни.

Из биографии иеромонаха Георгия (мирское имя – Гурий Иванов) можно отметить следующее. Родился в 1799 году в Тамбовской губернии. Он был вольноотпущенным крестьянином графа Шереметьева. В 1827 году, получив увольнение, ушёл в Саровскую пустынь. В 1833 году был переведён в Нижегородскую епархию в Островоезерский монастырь. Через год он принимает там постриг с именем Георгий, а через два месяца рукополагается в иеромонаха. В 1841 году, он пишет прошение и переходит в Спасо-Вифанский монастырь, и 24 мая 1843 г. по представлению Учреждённого собора и резолюции митрополита Филарета переведён в Махрищский монастырь и утверждён в должности строителя138. На протяжении 7-ми лет он управлял монастырём. При нём заметно активизируется строительство. В 1848 году был возобновлён пришедший в ветхость храм Живоначальной Троицы. На месте старой паперти выстроена двухэтажная каменная пристройка со сводами, на южной стороне которой вверху разместилась ризная, а внизу библиотека. С северной стороны – вход в нижнюю и верхнюю церковь (на хоры). Заменены были и иконостасы в нижней и верхней церкви139.

В 1850 году иеромонах Георгий был снят с должности строителя и вновь отправлен в Вифанский монастырь. В 1851 году он был принят в братство Золотниковской пустыни Владимирской епархии. В 1853 году стал игуменом Николо-Борковской пустыни Владимирской епархии, где принимал монахов из Саровской обители. При нём был выстроен братский корпус. Скончался игумен Георгий в 1866 году.

Интересен период жизни Гурия Иванова, когда он был послушником в Саровской пустыни. Шесть лет с 1827 по 1833 гг. Гурий Иванов проходил послушание гостиничника. О жизни преподобного в это время говорится следующее. Со времени построения новой келии, в 1827 году, деятельность и труды отца Серафима разделились между обителью и ближней пустынькой. В монастыре он оставался по воскресным и праздничным дням, причащаясь за ранней литургией; в будни же он почти ежедневно ходил в лес в ближнюю пустынь. В монастыре он проводил ночи. Число посетителей его весьма увеличилось. Одни дожидались его в монастыре, жаждая увидеть его, принять благословение и услышать слово назидания. Другие приходили к нему в пустынную келию. Старец почти не имел покоя ни в пустыне, ни на дороге, ни в монастыре140. Автор статьи о чудесах преподобного Серафима Саровского Кириллин В.М. пишет: «О некоторых из этих явлений писали близкие к нему люди: дивеевская монахиня Капитолина, саровский гостинник Гурий Иванов (будущий подвижник Махрищского монастыря), известный затем как игумен Николо-Борковской пустыни Георгий, «служка» и собеседник святого праведника Николай Александрович Мотовилов, протоиерей Василий Садовский, старица Евдокия Ефремовна (впоследствии мать Евпраксия). Все они передавали собственные свидетельства подвижника»141. Важно, что в числе этих людей Кириллин упоминает об иеромонахе Георгии, как ещё о послушнике Гурие.

Иеромонах Георгий действительно составил одно из первых жизнеописаний преподобного, которое было опубликовано в 1844 году в журнале «Маяк» под названием «Сказания о жизни и подвигах старца Серафима, иеромонаха Саровской обители и затворника, извлечённые из записок ученика его». В частности иеромонах Георгий свидетельствует142, что, придя однажды к старцу о. Серафиму в пустыньку, нашёл его за тем, что он перерубал сосну для дров, упавшую с корнем. По обычном приветствии старец открыл об этой сосне, которую рубил, следующее: «Вот, я занимаюсь Дивеевскою общиною; вы и многие меня за это зазирали, что для чего я ими занимаюсь; вот, я вчерашний день был здесь, просил Господа для уверения вашего, угодно ли Ему, что я ими занимаюсь? Если угодно Господу, то в уверение того – чтобы это дерево преклонилось. На этом дереве от корня аршина полторы вышины была заметка вырублена крестом. Я просил Господа сего уверения; вместе с тем, что если вы или кто о них попечётся, то будет ли угодно это Богу? Господь исполнил для вашего уверения; вот, дерево преклонилось. Почему я занимаюсь ими? Я о них имею попечение за послушание старцев строителя Пахомия и казначея Исайи, моих покровителей; они о них обещались пещись до кончины своей, а по кончине заповедали они, чтобы Саровская обитель вечно не оставляла их. А за что? Когда строился холодный соборный храм, денег не было в обители, и тогда странствовала вдова полковника, имя ей Агафия; она пришла сюда, и с нею три рабыни единомышленные. Эта Агафия, возжелав спастись близ старцев, избрала место спасения село Дивеево, тут поселилась и сделала пожертвование деньгами на устройство собора; не знаю, сколько тысяч, но знаю только, что привезено было от неё три мешка денег: один был с золотыми, другой – с серебряными, а третий – с медными, и были они полны оными-то деньгами. Собор и сооружён её усердием, – вот, за что обещались о них вечно пещись и мне заповедовали. Вот, и я вас прошу: имейте о них попечение, ведь они жили тут двенадцать человек, а тринадцатая сама Агафия. Они трудились для Саровской обители, шили и обмывали белье, а им из обители давали на содержание всю пищу; как у нас трапеза была, и у них такова же была. Это продолжалось долго, но батюшка игумен Нифонт это прекратил и отделил их от обители; по какому случаю, не знаю. Батюшка Пахомий и Исайя пеклись о них, но никогда в их распоряжения не входили ни Пахомий, ни Иосиф; я и то не распоряжался ими, и никому нет дороги ими распоряжаться»143.

Игумен Георгий старался наладить духовную жизнь в Махрищском монастыре, но был оклеветан и переведён в другой монастырь.
2.1.2. Игумен Савва (Желтухин)
Игумен Савва (в миру Сергей Семёнович Желтухин) происходил из дворян Тульской губернии. Получив прекрасное образование в Московском университетском пансионе, он служил уездным землемером в г. Богородске, а в 1837 году был произведён в Губернского секретаря144. Спокойное течение жизни молодого человека резко изменила смерть совсем ещё юной супруги. В поисках утешения и совета Сергей Семёнович отправляется в Оптину пустынь, где находит духовное руководство в лице великого старца Макария. В Отделе Письменных источников Исторического музея сохранились три уникальных письма прп. Макария Оптинского к послушнику Сергию – будущему игумену Савве145. Слово опытного наставника помогло увидеть новый смысл в случившемся по Воле Божией горе. Сергей Семёнович оставляет службу и всю оставшуюся жизнь решает посвятить служению Богу. Первоначально, он поступил в Оптину пустынь и прожил там мирно около семи лет, исполнял послушание на пасеке. Постепенно он стал тревожиться о том, что его никак не причисляли к указным послушникам. «Когда я стал просить о сем старца Макария, - вспоминал об этом отец Савва, - то он мне решительно в этом отказал; не могу дать себе отчета: не понял я его высокой цели, или не хотел понять? Он вел меня путем смирения, которое есть ближайшее ко спасению. Но я расстроился и собрался уехать в Ростов; монастырское начальство и братия меня с сожалением отпустили и с любовию желали моего возвращения, я уехал... В Ростове у святителя Димитрия в монашестве много было хороших людей, - моих земляков, что меня туда и влекло. По дороге я остановился в Лавре у знакомого гробового иеромонаха Димитрия, который впоследствии был там казначеем, а, наконец, в Задонске архимандритом и при нем было открытие мощей святителя Тихона. В Лавре я гостил около недели и меня неоднократно приглашал к себе наместник отец архимандрит Антоний. Я был в каком-то отупении, не двигался с места: ни в Ростов не ехал, ни в Лавру не просился; наконец в один вечер за чаем о. наместник сказал: «я вижу, что дело состоит за мною, зачем тебе в Ростов, останься у нас». А по изъявлении моей готовности и благодарности, он, обнявши меня, сказал: «я твое поступление считаю себе наградою от преп. Сергия»146.

Преподобный Макарий, благословляя своего бывшего послушника на монашеский путь, усматривал в этом Промысел Божий: «Промысел Божий устроил Вам остановиться в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре; и призвание Божие указало и назначило Вам поприще подвига Вашего к снисканию спасения, под покровом и заступлением Пречистой Девы Богородицы Марии и угодника Божия преподобного Отца нашего Сергия. И если бы не имели здесь борьбы и тесноты, то и не могли бы придти к назначенной Вам цели. Из сего должно познавать, что иногда и противными вещами или средствами Господь устроивает нам полезное. Итак, советую Вам, предавшись в Волю Божию, совершать течение жительства Вашего без самонадеяния, по советам достопочтеннейшего Отца Наместника…»147.

Таким образом, игумен Савва оказался не в Оптиной пустыни, куда первоначально стремился, а в обитель преподобного Сергия, как раз в то благодатное время, когда настоятелем в ней был преподобный Антоний (Медведев).

В 1854 году послушник Сергий был пострижен в монашество с наречением имени Савва и в этом же году рукоположен в иеромонаха, несколько лет находясь смотрителем странноприимных больниц и училища.

20 августа 1857 года иеромонах Савва (Желтухин) по рекомендации наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Антония (Медведева) и с согласия митрополита Московского и Коломенского Филарета Учреждённым Собором Лавры был назначен строителем в Махрищский монастырь148. Почти четверть века (с 1857 по 1881 гг.), связанная с деятельностью этого неутомимого строителя, – это не только годы расцвета и подъёма хозяйственной жизни обители, но и её духовного возрождения. В мудром руководстве братией иеромонаху Савве помогало постоянное внимание со стороны архимандрита Антония, в каждом письме которого проявлялась искренняя забота о нуждах Махрищской обители и беспокойство о нелёгком послушании своего ученика.

Назначение иеромонаха Саввы в Махрищский монастырь случилось при следующих обстоятельствах. В 1855 году император Александр II после своей коронации посетил Лавру и в память о священном короновании пожертвовал обители преподобного Сергия лес и земли на протяжении десяти вёрст по направлению от Сергиева Посада к селу Дерюзино. Иеромонаху Савве, хорошо знакомому с землемерными работами, было поручено обмежевать подаренный государем лес, что он добросовестно выполнил. Наместник Лавры архимандрит Антоний, и ранее с уважением относившийся к этому молодому человеку, решил вознаградить его за труды. Будучи близок к митрополиту Филарету (Дроздову), он испросил у него благословение назначить иеромонаха Савву строителем Махрищского монастыря.

С полным знанием дела вступил иеромонах Савва в управление монастырём, пришедшим к тому времени в крайнее оскудение, так, что братия вынуждена была добывать себе порой даже на простой кусок хлеба славлением и сборами по большим подмосковным фабричным селениям.

Иеромонах Савва энергично стал вводить в монастыре крепкое хозяйство, делал запашки земли, обустроил скотный двор, завёл новую лучшую породу коров и выездных лошадей и в течение двадцати лет образцово устроил монастырь. Иеромонах Савва отличался строгостью: в церкви он особо обращал внимание на необходимость соблюдения порядка и благочиния, в жизни монахов – на дисциплину и беспрекословное послушание. Он облагородил территорию обители, и там, где была непроходимая грязь, развёл цветники. Вместо капустных огородов, окружавших настоятельские покои, появились оранжереи, а вместо простой телеги был заведён крытый экипаж на рессорах149.

Со многими трудностями пришлось встретиться молодому строителю, стремившемуся насадить в обители новые порядки и представления. Чтобы избавиться от неустойчивых в вере и неблагочестивых в поведении иноков, а таковые часто попадали в Махрищский монастырь «на исправление» из других монастырей, т.к. с 1775 г. по распоряжению митрополита Платона в Махрищский монастырь стали посылать «под начало» провинившуюся братию из Лавры и других обителей, иеромонах Савва решил сократить число братии до минимума, а оставшихся лишил возможности получения «ручных» доходов, шедших на личные нужды.

В общежительных монастырях, каким была Махрищская обитель с XVII века, братия не пользовалась денежными доходами. Келия, отопление, освещение, трапеза, обувь, одежда – всё считалось общим. Большинство иноков Махрищского монастыря подчинялись заведенному уставу, но некоторым приходилось тяжело примириться с существующим порядком. Это касалось, прежде всего, тех монахов, которые прибыли в обитель из необщежительных монастырей. Из Троице-Сергиевой Лавры, например, в Махрищский монастырь переводили тех монахов, которые нарушали монастырский режим и иноческий устав.

Иеромонах Савва устроил в монастыре два карцера для провинившейся братии: один для менее виновных, – в монашеских кельях, другой, для серьёзно провинившихся, – на монастырском дворе. Среди документов из РГАДА часто встречаются письма и рапорты, в которых говорится о том, что в Махрищскую обитель попадали в большинстве своем люди, поведения довольно неблагочестивого и виновные в разных неблаговидных поступках150.

Одним из соблазнов для братии оказалось соседство так называемых «вдовушек» или «вековушек». Эти девушки давали добровольный обет безбрачия и, подобно монашествующим, не ели мясной пищи, ходили в одежде чёрного цвета. Почти во всех деревнях Махрищского прихода имелось по нескольку таких девиц-вековушек. Между ними была старшая, к которой прочие девушки относились с особым почтением. По воскресеньям и в праздничные дни вековушки отправлялись в Троицкий Махрищский монастырь на службу, неся с собой пироги, лепёшки, яйца и прочие лакомства для братии. Время между утреней и обедней девушки-вековушки и иноки проводили в беседах. Вдовушки пользовались почётом и имели большое влияние в обществе. С уважением относилось к ним и приходское духовенство. Тем более, что эти «черницы» с радостью убирали и украшали храмы перед великими праздниками, приходили на помощь батюшкам в их личных делах, в частности, являлись первыми на полевые работы. Бывало так: отказалась вековушка по той или иной причине прийти на помощь священнику, не идут к нему и крестьяне. На паломничество местных вдовушек в Киев или даже Иерусалим приходские священники, купцы и крестьяне собирали необходимые суммы денег.

Позже настоятель иеромонах Савва обнаружил, что фактически под самыми стенами монастыря действует мистическая секта хлыстов151. Поддавшись влиянию сектанток, монахи посещали хлыстовские радения в деревне Малинове, что в 3-х верстах от обители.

Кроме хлыстовского, связанного с вековушками, был и другой соблазн для братии. Каждое воскресенье и праздничный день под монастырскими стенами сельская молодёжь в послеобеденное время водила хороводы, оглашая скромную обитель шумом и веселыми песнями. Пение и мирские игры иногда соблазняли молодых иноков, которые, в нарушение монашеского устава, принимали участие в веселье. В результате они оказывались посаженными на неделю в карцер.

Монастырь имел во владении земли, но монашествующие занимались только покосом. Иеромонах Савва заботился о принадлежащих монастырю лесах – они были обрыты канавами. Настоятель учредил специальную лесную стражу и приказал ей следить за тем, чтобы местные жители не пасли здесь свой скот и не прогоняли его через монастырские леса. Зашедших сюда коров пригоняли в монастырь, и владельцу скота приходилось объясняться с настоятелем.

Строгость и авторитет иеромонаха Саввы со временем стали вызывать уважение у махринцев. Они могли бесцеремонно прогнать приехавшего «выбивать» оброки станового пристава, а спорить с настоятелем боялись. Увидев его издали, с почтением снимали шапки.

Пользуясь заслуженным расположением отца наместника Лавры и вниманием самого Высокопреосвященнейшего Филарета, махрищский строитель заслужил уважение и у Преосвященнейших Владимирских – Иустина и Антония. Владыка Иустин предлагал иеромонаху занять один из важнейших постов во Владимирской Епархии. Но иеромонах Савва дал себе слово посвятить всю свою жизнь служению преподобному Стефану и Махрищской обители, и в бытность свою во Владимире даже извинялся перед Преосвященным Иустином в том, что не может привести в исполнение его желание.

Об этом игумен Савва вспоминал следующее: «В то время во Владимире поновлялся Собор по смете на сорок тысяч и он нуждался в человеке, но уйти от таких великих людей благодетелей, как приснопамятные, в Бозе почивающие: Московский митрополит Филарет и наместник Лавры Антоний для меня тогда было немыслимо. Я поблагодарил его и остался в Махрищском монастыре, сказавши себе: «зде вселюсь во веки». И чудное дело, как Махрищский монастырь и все окружающее со мной сроднилось. Делом я занимался с любовию, и по молитвам преп. Стефана, ощутительно видел помощь Божию, со всеми жил мирно, особенно я любил маленьких детей, из которых теперь составилось новое поколение, и они сами уже обложились кучею детей. Меня знал и скот монастырский, когда я подъезжал к общему с мирским стаду на выгон, монастырские коровы издали уже поднимали головы, а когда вблизи останавливался, то отделяясь от стада, все по одной подходили ко мне, стояли, пока я не уеду»152.

Имея особенную любовь к первоначальнику обители, иеромонах Савва составил ему проникновенное молитвенное воззвание, которое всегда читал сам на Всенощном бдении 14 июля, в день памяти преподобного Стефана.

В 1877 году за усердные труды в должности строителя монастыря иеромонах Савва был награждён саном игумена. В ту пору он уже был семидесятилетним старцем и стал резко терять зрение. Но, даже оставив настоятельство, игумен не пожелал уезжать из родной обители и десять лет жил на покое в Махре. Многочисленные почитатели игумена Саввы, приезжая в Махрищский монастырь поклониться чудотворцу Стефану, считали своим долгом посетить совсем уже слепого старца и получить его благословение.

Игумен Савва отошёл ко Господу Великим постом 16 марта 1891 года во время воскресного Всенощного бдения. Последние мгновения своей земной жизни, по свидетельству строителя Амфилохия, навестившего его за несколько часов до кончины, старец был удивительно мирен и тих. Отдавший все силы души и любовь свою родной обители, игумен Савва был похоронен за алтарём Стефановского храма (с северной стороны, напротив жертвенника).

В разное время при игумене Савве в обители были выстроены конный, скотный и птичий дворы (1857 г.), построен кирпичный завод и лесной двор (1858), хлебная, квасная, новые погреба (1865 г.). В 1868 году был построен каменный двухэтажный корпус, а в 1870-1873 гг. новая трапезная153.

Каменная трапезная на бутовом фундаменте была возведена на монастырские средства. Одноэтажное здание с полуподвальным цокольным этажом было поделено надвое коридором, перекрытым цилиндрическим сводом. Зал трапезной с трехсторонним освещением находился в восточной части, напротив – помещение для кухни. Фасад здания искусно декорирован, вход в трапезную, расположенный с севера, оформлен парадным крыльцом, увенчанным крестом.

В 1865-1867 при строителе иеромонахе Савве была вновь устроена каменная часовня в селе Талицы154, поставленная на могиле четырёх старцев, трудившихся над устроением пещер. В часовне был устроен новый деревянный двухъярусный вызолоченный иконостас столярной работы. Трудами иеромонаха Саввы в 1858 году был также исправлен колодец.

Сохранилась подробная опись «Церквей, ризницы, книгохранилища и монастырского имущества» Махрищского монастыря за 1873 год – наиболее полное описание обители в период её расцвета и благополучия. Здесь даётся описание храмов и их церковного убранства, жилых строений, их планировки и имущества, конного и скотного дворов, различных хозяйственных построек, башен и монастырской ограды. Подробно описываются колокола на колокольне, устройство каменных и деревянных корпусов155.

Можно сказать, что годы настоятельства игумена Саввы - это целая эпоха в жизни обители и, может быть, одна из самых лучших страниц её дореволюционной истории.


2.1.3. Игумен Амфилохий (Смирнов)

Когда ставший терять зрение игумен Савва вынужден был уйти на покой, в Махру был назначен строителем лаврский иеромонах Амфилохий, управлявший обителью с 1882 по 1894 год.

Иеромонах Амфилохий, в миру Аркадий Смирнов, родился в семье крестьян, в 1835 году156. В 1859 году он получил вольную и стал послушником Гефсиманского скита. Через три года принял постриг с именем Амфилохий, а после рукоположения в иеромонаха в 1875 году исполнял чреду священнослужения и был назначен ризничим пещерного храма. Иеромонах Амфилохий обладал от природы красивым голосом и потому исполнял клиросное послушание. В 1878 году он переводится в Лавру, а через 4 года назначается на должность строителя Махрищского монастыря. Зная торговый промысел и имея широкие связи с купечеством, которые он приобрёл, ещё будучи в миру, иером. Амфилохию за двенадцать лет управления Махрищской обители удалось значительно улучшить монастырское хозяйство. При нём были выстроены кирпичный завод, новый скотный двор, каменная баня и каменная же торговая лавка, а также странноприимный дом в селе Талицы. В разные годы были вновь перестроены мельницы с жилым при них домом, расширена мельничная плотина и очищен от плавучих островов подмонастырский пруд, оборудована специальная сушилка для зернового хлеба на лесном дворе, под трапезною устроена хлебопекарня, укреплена каменная ограда, расширена монастырская гостиница157.

В 1887 году по проекту архитектора А.П. Белоярцева при соборном храме Святой Троицы было начато сооружение новой трёхъярусной колокольни. Строительство продолжалось три года. Эта колокольня стала самым значительным сооружением в ансамбле монастыря. Она была пристроена к собору на самостоятельном фундаменте и имела купол, барабан с главкой и крестом. Сохранился именной реестр благотворителям, на средства которых была совершена эта постройка. Среди них известные купцы Ф.О. Елагин, А.А. Соловьёв, А.И. Осипова, крестьяне, служащие фабрики товарищества мануфактур Барановых.

Благодаря трудам игумена Амфилохия и частично на его личные средства были расписаны Троицкий собор и храм преподобного Стефана, обновлен иконостас, украшается изображениями на евангельские темы паперть у новой колокольни.

Все настенные росписи в монастыре выполнял с 1885 года александровский живописец Фёдор Дмитриевич Лавровский (1844-1927). На протяжении нескольких десятилетий он трудился для Махрищской обители. Он был художник-самоучка, в отличие от своих сыновей Фёдора и Дмитрия, получивших художественное образование в Московском Строгановском училище. Вместе с ними Фёдор Дмитриевич выполнял многие живописные работы. В 1906 году обновлял иконы в реконструированном храме преподобного Стефана. Кроме того, он увлекался любительской фотосъёмкой, запечатлевая живописные александровские окрестности.

Игумен Амфилохий был утверждён в 1892 году попечителем над Махрищским земским народным училищем. На свои личные средства он возобновил в селе Махра здание для сельской школы и имел постоянную заботу об учащихся в ней неимущих крестьянских детях. В архиве монастыря сохранилось письмо жителей окрестных деревень, благодарных Махрищскому строителю за постоянную помощь нуждающимся крестьянам продовольствием и деньгами. Скорбя об уходе настоятеля на покой, Махрищские прихожане замечают, что «отец Амфилохий был человек весьма добродушный и милостивый, принимал всех приходящих к нему с разными нуждами»158.

Игумен Амфилохий имел литературный дар. Он вёл переписку с известным краеведом и историком Н.С. Стромиловым, собирал материалы об обители, составил подробное жизнеописание основателя монастыря, преподобного Стефана Махрищского159.

Вынужденный в 1895 году по болезни уйти на покой, игумен Амфилохий вернулся в Лавру, а в 1900 году в Гефсиманском скиту принял схиму с именем Аркадий160. Преставился схиигумен Аркадий в Гефсиманском скиту в 1901 году.

1   2   3   4   5   6

  • 2.1.1. Иеромонах Георгий (Иванов)
  • 2.1.2. Игумен Савва (Желтухин)
  • 2.1.3. Игумен Амфилохий (Смирнов)