Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Программа профессиональное переподготовки




страница1/6
Дата30.06.2017
Размер1.23 Mb.
ТипПрограмма
  1   2   3   4   5   6
Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет
ФАКУЛЬТЕТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
КАФЕДРА ТЕОЛОГИИ
Программа профессиональное переподготовки «Теология»

АТТЕСТАЦИОННАЯ РАБОТА
на тему «История Свято-Троицкого Стефано-Махрищского монастыря в синодальный период (XVIII-XIX вв.)»


Слушатель:

_____________ /ин. Дорофея (Парсиева)/

Форма обучения: без отрыва от работы




Научный руководитель:

Конопатченков А.В.

Ст. преп. каф. Теологии ФДО ПСТГУ,

канд. ист. наук


Работа рассмотрена кафедрой и рекомендована к защите

Зав. Кафедрой Теологии:

_____________/Малков П.Ю.



Рецензент:

_____________/

Москва


2016 год
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
Целью аттестационной работы является описание истории Стефано-Махрищского монастыря с отражением характерных особенностей его уклада в XVIII–XIX вв.

Задачи:

  1. систематизировать имеющуюся литературу по истории Стефано-Махрищского монастыря;

  2. выявить круг изученных и неизученных источников, связанных с историей монастыря;

  3. разграничить периоды в истории и жизнедеятельности монастыря;

  4. изучить факторы, которые повлияли на степень развития монастыря в тот или иной период;

  5. подробно отразить биографии и деятельность наиболее выдающихся строителей обители (настолько подробно, насколько можно почерпнуть из имеющихся источников);

  6. проанализировать ранее неизученные источники и дополнить историческое описании монастыря новыми историческими фактами

  7. определить особенности уклада монастыря XVIII-XIX вв., проследив какие факторы оказывали на него влияние, какие традиции сохранялись и передавались, а какие упразднялись в разных исторических условиях существования монастыря.


Актуальность темы связана с тем, что история монастыря и судьбы его строителей1 и братии в этот период – тема мало изученная. Посредством изучения и осмысления деятельности последователей преподобного Стефана Махрищского работа призвана показать трудность благоустроения монастырской жизни на Владимирской земле в XVIII-XIX вв. и актуальность заветов преподобного Стефана во все времена.

Интерес изучения истории именно этого монастыря связан ещё с тем, что автор работы непосредственно связан с данной обителью (является насельницей с 2009 года). Автору хотелось отразить на страницах данной работы период истории, который отчасти перекликается с сегодняшней реальной жизнью монастыря, возрожденного за последние два десятилетия и ставшего женским ставропигиальным монастырем Русской Православной Церкви. Выбранный период - XVIII-XIX вв. - будучи не очень далеким по времени к нашим дням, является периодом расцвета и подъема монашеской жизни обители преподобного Стефана. Принципы, на которых строилась и текла жизнь монастырей на протяжении веков, важны для построения твёрдого основания современной монашеской жизни.



Своеобразие работы заключается в том, что акцент в изучении истории монастыря будет ставиться на особенностях уклада монастыря и судеб его строителей.

Объектом исследования являются обнаруженные в Российском Государственном Архиве Древних Актов (РГАДА) документы, касающиеся деятельности строителей Свято-Троицкого Стефано-Махрищского монастыря в конце XVIII - начале XX вв. Предметом исследования являются особенности уклада жизни Стефано-Махрищского монастыря в этот исторический период, а также факторы, оказавшие на него влияние.

Среди методов исследования, которые применялись для подбора и анализа фактического материала, можно назвать следующие: систематизация опубликованной и неопубликованной литературы по теме, статистической информации, касающейся монастыря, сравнение данных в опубликованной литературе с архивными материалами, сравнение данных о монастыре с общей исторической канвой жизнедеятельности монастырей на Руси в исследуемый период, интерпретация найденных архивных материалов.

Историографический обзор. Основными источниками, содержащими описание ранней истории монастыря, являются: житие преподоб­ного Сергия Радонежского, написанное Епифанием Премудрым, Стефана Махрищского, Григория и Кассиана Авнежских, сохранившиеся в списках XVI в. Самая ранняя, дошедшая до нас ре­дакция жития святого, появилась почти через полторас­та с лишним лет после смерти святого. Написано оно иеромонахом Иоасафом, который в середине XVI в. написал житие Григория и Кассиана Авнежских. В.О. Ключевский датирует время написа­ния жития Стефана Махрищского между 1580 и 1583 годами2. Иеромонах Иоасаф при работе пользовался древними свитками и хартиями, которые были написа­ны современником преподобного Стефана Серапионом: «Они же принесоша мни из монастырская ксенодохия свитцы на хар­тиях написаны бяху прежде много времени из некоего старца саном суща священника тоя обители именем Серапиона»3. Этот факт дает нам основание с большим доверием относиться к житию святого, составленному Иоасафом, поскольку его написание основано на труде священника, знавшего лично преподобного Стефана. В.О. Ключевский к тому же утверждает, что при напи­сании Иоасаф пользовался сведениями из жития Сер­гия Радонежского, Кирилла Белозерского, современни­ков и друзей преподобного Стефана4.

Одна из самых ранних редакций жития Стефана Махрищского – это «Жития святых русских. Апокалипсис толковый» XVI в., хранящийся в РГБ в отделе рукопи­сей. Здесь же хранится служба Сте­фану Махрищскому и более поздние редакции жития 1632 и 1677 годов5. При сравнении житий XVI-XVII вв. с изданиями текста жития XIX в. обнаруживаются некото­рые разночтения. Так в работе Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского, «Русские святые, чтимые всею церко­вью или местно»6, а затем и в работе Д.И. Протопопова «Жития святых, чтимых православною российскою цер­ковью»7, цепь событий жизни святых изменена, упоми­нание об основании Авнежского монастыря преподобным Стефаном в их изложении идет прежде описания прихода препо­добного Сергия в Махрищскую обитель, а в житии XVI в. Стефан с Григорием уходят в вологодские земли после того, как его монастырь посетил Сергий Радонежский8. Кроме того архиепископ Филарет уточняет, что посвя­щение в игумены Стефана не могло быть при митропо­лите Феогносте, как это сказано в житии, а произошло при митрополите Алексии. Вызывает интерес вопрос о времени обретения мо­щей преподобного Стефана. В работах Н.П. Барсукова «Источники русской агиографии»9, Л.И. Денисова «Пра­вославные монастыри российской империи»10 это собы­тие датируется 1550 годом, у М.В. Толстого «Книга глаголемая. Описание о российских святых»11 - 1654 годом (скорее всего в последнем случае это опечатка). В житии XVI и XVII вв. обретение мощей относится ко времени постройки каменной церкви Живоначальной Троицы, то есть к 1557 г.

Акты из монастырского архива, относящиеся к XV-XVI вв., подразделяются на категории: жалованные вели­кокняжеские и царские грамоты, то есть акты государ­ственной власти, и частные акты. Последние в зависимости от характера совершаемой сделки, делятся на данные, то есть фиксирующие дарение, купчие, меновые и выкуп­ные. Особую категорию составляют докладные, разъез­жие, судные грамоты монастырской администрации12. Важные сведения имеются и в материалах Вкладной кни­ги Махрищского монастыря, относящихся ко второй по­ловине XVI-XVII вв.13

Среди изданий XIX-XX вв. были выявлены работы, непос­редственно касающиеся жизни преподобного Стефана Махрищского и его обители. При этом процессе анализа литературы, посвященной истории Стефано-Махрищского монастыря, было отмечено, что известные исторические описания жизни обители, составленные до 1917 года, в основном касаются истории монастыря до Смутного времени, т.е. до того момента, когда обитель была приписана к Троице-Сергиевой Лавре. Речь идет о следующих изданиях:



  1. Амфилохий (Смирнов), иером. Святый преподобный Стефан, игумен Махрищский - Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Типо-Литография И.Ефимова, 1894.

  2. В 1852 г. вышла небольшая работа С.К. Смирнова «Историческое описание Махрищского монастыря». В 1906 году к 500-летию кончины она была переиздана14. В этой книге повествование ведется до 1827 года, но последние года описаны не очень подробно.

  3. Наиболее полное описание жизни преподобного имеется в работе А.А. Воскресенского «Свя­тыни Стефано-Махрищского общежительного мужско­го монастыря»15, изданной в 1914 г.

  4. Леонид (Кавелин), архим. Синодик и вкладная книга. Махрищский монастырь. Чтения в Обществе истории и древностей Российских при Московском университете (ЧОИДР). Кн. 3 – М., 1878.

В первых трех изданиях приводится история возникновения Стефано-Махрищского, включая краткие сведения о происхождении святого, краткие сведения о чудесах после его преставления, история монастыря при приемниках преподобного, краткие статистические и исторические данные. По содержанию эти издания во многом перекликаются и некоторым образом дополняют друг друга. Название и содержание 4-го издания (Синодик и вкладная книга, составленные архимандритом Леонидом (Кавелиным)) говорят сами за себя. Об этой литературе будет сказано подробнее ниже.

Периоду после Смутного времени и до закрытия монастыря в 1922 году не посвящено ни одного исследования. Современные издания по истории монастыря лишь вскользь затрагивают этот период. Основной акцент в них делается или на жизнеописании преподобного Стефана или уже на современной истории возрождения монастыря. Речь идет о книге «Преподобного Сергия друже и собеседниче», изданной в 2005 году и нескольких брошюрах («Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь» (2006 г.), «Храм во имя Живоначальной Троицы в Свято-Троицком Стефано-Махрищском монастыре» (в 2010 г.) и «К 20-летию возрождения обители и 660-летию её основания» (2013 г.).



Источниковой базой данной работы являются документы из РГАДА, а именно фонд 1204 «Троице-Сергиева Лавра» (Оп.1, чч.1-15 и Оп.2), содержащий материалы по Свято-Троицкому Стефано-Махрищскому монастырю, приписному с 1615 года к Троице-Сергиевой Лавре. Материалы охватывают период с 1760 по 1922 гг. Это единственный и практически неисследованный источник по истории Махрищского монастыря XVIII - начала XX вв.

Дела, хранящиеся в РГАДА, в свою очередь можно объединить по следующим категориям:



  1. Наиболее важная группа дел связана непосредственно с памятниками архитектуры. Здесь можно встретить материалы, касающиеся проведения архитектурно-ремонтных работ в обители. Встречаются подробные описания храмов, жилых и хозяйственных монастырских строений, их планировка, чертежи зданий и сопутствующие пояснения.

  2. Самостоятельно выделены монастырские описи за разные годы. Здесь приводится описание храмов, их внутреннее убранство, жилые строения, их планировка и имущество, различные хозяйственные постройки, часовня в Талицах. Наиболее подробное описание обители в период её расцвета и благополучия – опись за 1873 год и дополнение к ней, где даётся подробное описание настенной живописи в храмах.

  3. Третья группа дел объединяет хранящиеся в архиве приходно-расходные книги обители с конца XVIII века по 1917 год. Среди них можно найти годовые отчёты, в которых подробно описаны выполненные ремонтные работы, имена людей, кто их выполнял, описана технология ведения работ. Среди имён можно узнать имена благодарных жертвователей и дарителей.

  4. Группы документов с названиями «Дело о монастырях Лавры и монашествующих за ... год», «О говении братии Лавры и ея монастырей в ... году» содержат именные списки лиц, проживающих в Махре. Но более подробные сведения о каждом монашествующем в обители содержатся в делах с названием «Послужной список монашествующих Махрищского монастыря», составленные в разные годы, где о строителях и насельниках обители сообщаются краткие и ёмкие биографические данные, послушания, несомые иноком.

  5. Уникальная группа документов предреволюционного времени и первых лет советской власти. Несомненно, что в РГАДА они представлены лишь частично.

Представляется логичным и последовательным начать изучение истории Махрищской обители в XVIII-XIX вв. с деятельности строителей монастыря, при которых происходили хозяйственные преобразования, начиналось и продолжалось строительство, благоукрашалась обитель, вводились новые внутренние порядки.

Имена игуменов и строителей Махрищской обители известны по нескольким изданиям. В монастырской описи 1642 года, текст которой приводится архимандритом Леонидом (Кавелиным) в Синодике и Вкладной книге Махрищского монастыря, даётся список игуменов до Смутного времени. Здесь перечислены 14 игуменов, не считая старцев, управлявших обителью в период междуигуменства (примерно с 1580 по 1584 гг.). Среди них основатель обители – преподобный Стефан Махрищский, управлявший обителью с 1353 по 1406 гг. Особо можно выделить игумена Илию, преемника прп. Стефана, именуемого в Синодике преподобным, и святителя Варлаама, управлявшего обителью 13 лет и затем вернувшегося в родной монастырь на покой. Это время, когда обитель была самостоятельной, игумены избирались братией или назначались предшествующим настоятелем. До Смутного времени обитель однажды претерпела полное разорение от нашествия хана Едигея в 1408 (9) г., но затем, возродившись, достигла к концу XV века своего расцвета. Начиная с игумена Ионы, управлявшего монастырем 32 года, обитель понемногу благоукрашается. Согласно записям «Вкладной книги», при игумене Ионе монастырю были пожалованы многие земельные вотчины, трудами настоятеля в монастыре поставлены часы с самобоем, а на колокольне повешены колокола. Во второй половине XVI века, при игуменах Варлааме, Гурии и Вассиане Махрищский монастырь становится крупным церковным землевладельцем.

Источником имён строителей монастыря послесмутного времени стала книга П.М. Строева «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви»16. Список строителей дан им, начиная с 1646 года, причем не совсем полно. Последним строителем назван Варлаам, определённый в монастырь в 1850 году. Расширяет список строителей рукопись, найденная в бумагах историка Н.С. Стромилова17. Стромилов подробно указывает строителей XVIII века. Возможно, не все из них были строителями, судя по тому, что каждый из них по этому документу управлял не более года. С другой стороны, могло быть и так, потому что монастырь имел статус приписного и зависимого от Лавры. Строители, действительно, могли меняться здесь очень часто. Н.С. Стромилов перечисляет строителей XVII века, а затем подробно даёт имена строителей, начиная с 1715 до 1853 года (до игумена Антония). Восстановить имена строителей в XIX веке и в первые десятилетия XX века помогают документы РГАДА. Это списки братии и послужные списки, где точно указывается время определения того или иного иеромонаха строителем.

Сравнение этих последних списков со списками XVIII века (по Н.С. Стромилову) даёт нам понять, что в XIX веке ситуация изменилась. Оставаясь приписным, монастырь всё же приобретает большую самостоятельность, устраивается внутренняя жизнь, не в последнюю очередь благодаря тому, что строители уже не сменяются каждые 1-2 года, а управляют обителью более продолжительный срок. Интересным источником в связи с этим становится недавно переизданная с подробными комментариями переписка святителя Филарета (Дроздова) с наместником Лавры архимандритом Антонием Медведевым. На страницах многих писем митрополит Филарет озабочен положением дел в Махре, советуется с наместником относительно того, кого лучше назначить в монастырь строителем18. Такая ситуация станет особенно понятной, если учесть, что с конца XVIII века (при митрополите Платоне (Левшине)) Махрищская обитель была обращена в исправительный монастырь, куда из Лавры отсылались в чём-либо провинившиеся монахи. Ясно, что в такой ситуации монастырю нужен был очень опытный и мудрый строитель, способный наладить не только внешнюю хозяйственную жизнь, но и внутренне дисциплинировать разнородную братию. Строители XIX века, каждый по-своему, интересные и яркие личности, много сил и трудов положившие на обустройство монастырской жизни. Надо учесть, что им приходилось нелегко в условиях часто меняющейся братии, в зависимом положении от Лавры, в непростых отношениях с местным населением, проживавшим в непосредственной близости от монастыря. Монастырь обустраивался на протяжении всего XIX века, переживая годы кризиса и моменты расцвета, благодаря активной деятельности его строителей, заслуги которых были неоднократно отмечались Лаврским начальством. Проследить эту деятельность, пусть и по сухим архивным документам, и является целью настоящей работы.

В данной работе также предстоит исследовать «Правила благоустройства монашеских братств в Москве», составленные святителем Филаретом (Дроздовым) в середине XIX века. Эти правила касались всех ставропигиальных монастырей, а также Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, к которой была приписана Махрищская обитель. Этот документ даёт представление о порядках и укладе жизни монастырей того времени19.

Кроме вышеизложенных источников и литературы, полезную информацию об истории монастыря в XVII-XIX вв. можно почерпнуть из автобиографии игумена Саввы (Желтухина), записанной с его слов иеромонахом Евкарпием20.

Структура работы. Аттестационная работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе будут рассмотрены 3 периода истории монастыря: с момента возникновения в XIV веке до Смутного времени, период с XVII по XIX век и период с начала XIX века до закрытия монастыря. Принцип деления истории обители на эти периоды связан с изменением статуса монастыря. Так, с момента возникновения в XIV веке до Смутного времени монастырь имел статус самостоятельного, а в период с XVII по XIX век монастырь приобрел статус приписного к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре (в соответствующем параграфе будет изложено, в частности, как развивался монастырь при митрополите Московском и Коломенском Платоне (Левшине) и при митрополите Московском и Коломенском Филарете (Дроздове)). Использоваться будет литература и источники, перечисленные выше. В качестве отдельного периода будет рассмотрена также последующая история обители – с начала XX века и до закрытия монастыря.

Во второй главе будут рассмотрены характерные особенности уклада монастыря в XVIII-XIX вв., а также на основе имеющихся архивных данных приведены биографические очерки и сведения о деятельности игуменов монастыря, внесших наиболее значимый вклад в его благоустроение (игумены Георгий, Савва, Амфилохий).



«Православия ревнителю, благочестия наставниче и чистоты, <…> преподобного Сергия духовный собеседниче, Стефане премудре <…>»21.
ГЛАВА 1. История Махрищского монастыря (XIV- нач. XX века).


    1. История монастыря с XIV века до Смутного времени в качестве самостоятельного.

Махрищский монастырь имеет очень древнюю историю. Он был основан в XIV веке. До XVII столетия он имел статус самостоятельного монастыря, при этом настоятели его были игуменами, а после Смутного времени он стал приписным. Статус самостоятельного монастыря выражался в том, что монастырь не зависел ни от какого другого монастыря, игумены избирались из числа братии, и все вопросы внутреннего устройства, внутренней жизни решались самостоятельно, внутри монастыря, в соответствии с канонами, не нуждаясь в чьей-либо санкции.

Со времени основания монастыря в середине XIV века до Смутного времени известен неполный список игуменов22. Это преп. Стефан (1350-е – 1406), Илия (1406), Николай, Феогност (1434-1460-е), Авраамий (1471), Мисаил (Сукин) (1506-1508), Иона (1524-1557), свт. Варлаам (1557-1570), Гурий (1571), Савватий, Иосиф (1575), Вассиан (1577), Герасим Зубов, Иона, Николай Татарин, Филофей Зубов, Антоний (1584), Пимен, Порфирий (1596 – 1608). На последнем игумене история обрывается, и последующий период Смутного времени игумены не известны.

Среди перечисленных игуменов двое канонизированы Русской Православной Церковью – это основатель монастыря преподобный Стефан и святитель Варлаам.

Основатель Махрищской обители Преподобный Сте­фан начало своему иноческому житию положил в Киево-Печерской лавре. Становление Стефана как ино­ка было обусловлено порядками и законами данной оби­тели, старающейся поддерживать суровое аскетическое житие, и соблюдать общежительный устав. По мнению историка-исследователя А.В. Карташова, Киевский Печерский монастырь был в подлинном смысле монастырем мона­шеского строения, воздвигнутым без предварительных денежных средств, одним трудом и подвигами братии23. Здесь Стефан принял иноческое пострижение.

Достаточно зрелым, с определенным запасом зна­ний, опытом монашеской жизни преподобный Стефан в годы го­нения на православие при польском короле Казимире вынужден был покинуть Киев. Преподобный Стефан направился на север Руси к Москве: «Исходит блажен­ный тогда из Киева и пути водящего к северным стра­нам пресловущаго града Москвы касается...»24. Можно предположить, что его выбор не был случайным. Имен­но в то время происходила острая борьба за единство русской митрополии, сам митрополит Алексий приез­жал в Киев, и вполне вероятно, что Стефан был пригла­шен в Москву, поскольку у него было четкое представ­ление об отношении московского князя к христианской вере... «слыша тамо непоколебимую христианскою благостию, христианскую православную веру»25. Стефан был носителем традиций Киевско-Печерской лавры. Его лично принимает московский князь Иоанн Иоаннович Крот­кий, что говорит об авторитете, которым Стефан обладал еще в Киеве. Судя по житию, великий князь имел с ним ча­стые беседы. Но преподобный Стефан не стремился к славе, а искал безмолвия уединенного жительства.

Получив разрешение на поселение в пустыне в пре­делах московского княжества, Стефан, прежде всего, на­правился в обитель преподобного Сергия Радонежского. Встреча двух святых была неизбежна. В службе Стефану Махрищскому XVI-XVII вв. преподобный Сте­фан назван собеседником преподобного Сергия: «И во благодеянии прекрасного преподобного Сергия спостника же и со­беседника божественного в пустынных удолиях»26. В то время Троице-Сергиев монастырь становится оплотом духовной мощи нашей земли. Высокая добродетельная жизнь преподобного сделалась известной не только в России, но и за её пределами. Именно преподобного Сергия выбрал Стефан себе в собесед­ники, поскольку он привлекал и вдохновлял его муд­рым, глубоко назидательным словом и примером. Жажда совершенного уединения влекла преподобного Стефа­на в безмолвие пустыни. Таким образом, в 35 верстах от Сергиевой обители, в волости Кинельской, в лесном урочище, именуемом «Махрище», появилась пустынь с устоями, во многом сходными с устоями и Киево-Печерской лавры и Троице-Сергиева монастыря: служение Богу, духовное делание, нестяжание, постоянный физический труд.

Преподобный Стефан, так же как и преподобный Сер­гий Радонежский, представлял собой основной тип рус­ского монашества, как он сложился еще в Киеве XI в. В них обоих проступает образ преподобного Феодосия Печерского. О нём напоминают и телесные труды преподобных, и сама их телесная сила и крепость и «худые ризы». Сми­ренная кротость - основная духовная сила личности святых Стефана и Сергия27.

Когда к преподобному Стефану собралось достаточное количе­ство иноков, он построил храм в честь Живоначальной Троицы28, братские келии и общую тра­пезу. Во игумена он был возведен вероятно в 1354-1358 гг., по житию — преподобный Стефан посвящен митрополитом Феогностом, но так как митрополит Феогност умер прежде великого князя Иоанна, то посвящение его в игумены было несомненно при митрополите Алек­сии. В монастыре был введен общежительный устав.

Не только близость расположения двух монастырей и близость уставов, но и духовная дружба связывала преподобного Стефана и игумена Земли Русской пре­подобного Сергия. Преподобный Стефан принимал в своем монастыре преподобного Сергия. Описание этой встречи имеется в обоих житиях святых. Когда на преподобного Сергия воздвиг­лась внезапно буря искушений в его собственной обители от родного брата, он решил удалиться из мо­настыря. Узнав о прибытии Сергия, преподобный Стефан велел ударить в било и со всей бра­тией вышел к нему навстречу. Пробыв в обители не­сколько дней, преподобный Сергий с иноком Симоном отправился дальше в путь и на берегу р. Киржач по бла­гословению митрополита Алексия положил основание Благовещенской обители, в которой прожил около трех лет.

Важно то, что каждый вновь основанный Сергием и его последователями монастырь был ростком будущего города. Вокруг монастыря возникал поселок, селились ремесленники, приезжали купцы. Источниками роста монастырского землевладения были покупки, обмены, вклады «по душе». Монастыри получали право сбора пошлин в свою пользу. В частности, формирование вотчин Махрищского мо­настыря происходило в результате перераспределения земли среди различных землевладельцев-феодалов, будь то купля, дарение или какая-либо другая форма отчуж­дения. Одно из первых упоминаний о земельных вкла­дах в монастырь мы находим в житии Стефана Махрищ­ского: событие это датируется концом 60-х годов XIV в. Некто Григорий передал в монастырь свое имение, усадьбу с засеянными полями, находящимися на расстоянии одной версты от монастыря: «Дает тот Григорий селитву свою с настоянными нивами преподобному Стефану и молит его же сотворите инока»29. Соседи Гри­гория из села Юрцева вос­противились этому, опасаясь, что князь Дмитрий Ива­нович, покровитель Стефана, передаст в монастырь их землю. Они угрожали Стефану смертью30.

Преподобного ожидала судьба, во многом сходная с Сергиевой, хотя по другим причинам. Святой Стефан пытался успокоить «тревоги корысти», но не смог. Вручив управление монастырем старейшему из иеромонахов Илии, преподобный Стефан со своим учеником Григорием ушел из обители. Это произошло около 1370 г. Данный поступок объясняется тем, что святой не хотел давать повод для зависти и ненависти: «Пусть я уйду, не сооблазняю и не раз­жигаю»31.

Прп. Стефан с Григорием отправились в вологодские зем­ли. Около 1370 г. преподобные основали новую Авнежскую обитель, «...крест водрузиша, потом же под нех пении церковь поставляют во славу святыя живоначальныя Троицы»32.

Слава о новом монастыре постепенно распространялась. Князь Дмитрий Иванович, прислал на ус­троение обители богатые вклады, а Стефану повелел явиться в Москву. По великому уважению к святому старцу великий князь пожаловал Махрищской обители многие урочища, озера и реки, указав Стефану снова вступить в управление ею. Преподобный Стефан, так же как и преподобный Сергий, вернулся в свою обитель. Несомненно, это возвра­щение было большой победой, но победой простой и тихой, без насилия33.

Преподобный Сергий был родоначальником ново­го направления монашеской жизни, а преподобный Стефан - его достойным последователем. Нужно заметить, что учеником в подлинном понимании этого значения прп. Стефана назвать трудно. Его мировоззрение сложилось еще в Киеве, и вряд ли выбор пустыни в Махрище обусловлен прямым влиянием Сергия. Большинство святых XIV и начала XV вв. являют­ся его учениками или «собеседниками», то есть испытавшими его духовное влияние. Тем не менее, в этот период аскетическое движение пробуждается одновременно в разных местах, и препо­добный Сергий как бы возглавляет его. При изучении и сравнении жития преподобных, можно увидеть между ними много общего, духовную взаимосвязь. В сохранившейся до нас гравюре XVIII в. над изображением монастыря помещены фигуры преподобных Сергия и Стефана34.

Новое подвиж­ничество со второй половины XIV в., существенными чертами отличается от древнерусского. Это подвижни­чество пустынножителей. Все известные нам монасты­ри Киевской Руси были городские или пригородные. Большинство святых XIV в. уходят из городов в лесную пустынь, «Излюбивши пустынь; они явили большую от­решенность от мира и его судьбы, чем подвижники ки­евские: в этом могло сказаться культурно-общественное потрясение татарской эпохи, но, взяв на себя трудней­ший подвиг, и притом необходимо связанный с созер­цательной молитвой, они поднимают духовную жизнь на новую высоту, еще не достигнутую на Руси»35.

Предчувствуя приближение кон­чины, преподобный собрал братию, преподал им пос­леднее наставление о том, как проводить богоугодную жизнь, облекся в великую схиму и 14 июля 1406 г. предал дух Господу. С течением времени память о преподобном Стефане не исчезла, несмотря на то, что в конце XV в. пожар уничтожил все постройки Махрищского монас­тыря. Согласно житию, это было наказанием за не со­всем благочестивую жизнь его насельников. В первые годы после смерти Стефана в обители ежегодно отмеча­ли день преставления Первоначальника. Было установ­лено почитание его памяти как чаемого святого»36. За­тем его почитание ослабло. Восстановлено оно было после совершившихся при его гробе чудес и утверждено игуменом Троице-Сергиева монастыря Арсением Сахарусовым (1525-1527), о чем в житии сказано: «В то же время приде живоначальная Троице-Сергиева монастыря игумен Арсений на Махрище ... и повеле поставити гробницу (палатку) над гробом преподобного Стефана, и гроб покрыли покровом и све­шу велику поставити, сам совершив божественную служ­бу соборные и братию вельми учередив, и устави паки о том преподобному Стефану»37. Празднование памяти Стефана как святого было установлено несколько позже.

При игумене Варлааме (1557-1570) совершилось обретение мощей святого Стефана, были составлены служ­ба и житие преподобного. Именно в этот период в русской церкви была проделана огром­ная работа по канонизации русских святых. Причисле­ние Стефана Махрищского к лику святых относится к времени от Макарьевских соборов 1547 и 1549 гг. до уч­реждения св. Синода (1721).

Митрополит Макарий после представления ему игу­меном Варлаамом жития и службы Стефану поручил иеромонаху Данилова монастыря Иоасафу придать этому житию литературную форму, что им и было испол­нено. Высшая церковная власть контролировала состав­ление служб и житий «по подобию», то есть, чтобы они были составлены более или менее удовлетворительно по своим литературным качествам. Многочисленность под­вижников, причтенных к лику святых для местного и общего почитания в течение второй половины XVI и всего XVII веков, объясняется большой миссионерской активностью рус­ской церкви с ее монастырями и строгой школой мона­шества38.

Время канонизации Стефана Махрищского совпа­ло со временем правления царя Ивана Васильевича IV Грозного, загородная резиденция которого находилась в 12 верстах от Махрищского монастыря - в Александро­вой Слободе. С периодом его царствования связан расцвет обители. Иван Грозный делал щедрые пожертвования на восстановление обители. Согласно записям Вкладной книги царь лич­но был в монастыре на богомолье 5 раз, делая при этом богатые вклады, в том числе и 200 рублей на строитель­ство каменной церкви в 1557 г39. В это время происходит каменное строительство. Во второй половине XVI в. монастырь становится крупным церковным землевладельцем. В годы опричной политики многие землевладельцы, разоряясь, жертвовали свои земли монастырю40. В 1571 г. при игумене Гурии монастырю Иваном Васильевичем дана несудимая грамота на все владения Махрищского монас­тыря, которую затем подтвердили цари Федор Иоаннович в 1584 г. при игумене Антонии и Борис Федорович в 1599 г. при игумене Порфирии. Обитель была особо обеспечена царскими милостями.

Новая страница в истории монастыря начинается со Смутного времени. В результате нашествия польских интервентов «многие обители были разорены», а монашествующие убиты41. Махрищский монастырь был «разорён, разграблен и почти дотла сожжён»42. Сохранился до сегодняшнего дня рассказ о том, как «злодейская святотатственны руки, прикоснувшиеся к гробнице преподобного Стефана, попалены были огнем и как враги церкви Божией, устрашенные этим чудом, разграбив монастырь, разбежались и оставили святую обитель...».

В 1613 году все Залесье представляло собой пустыню. Дозорщику Ивану Воейкову, посланному в 1614 году по повелению царя Михаила Фёдоровича описывать сёла и станы смежных с Великой (Александровской) слободой земель, предстала страшная картина: разорённые сожжённые сёла – Зеленцино, Неглово, Юрцово – с заброшенными избами и неубранными трупами. Десятки монастырей навсегда исчезли с лица земли. В Махрищской обители уцелели лишь основы каменных стен церквей.




  1   2   3   4   5   6

  • «История Свято-Троицкого Стефано-Махрищского монастыря в синодальный период ( XVIII - XIX вв.)» Слушатель
  • Ст. преп. каф. Теологии ФДО ПСТГУ, канд. ист. наук Работа рассмотрена кафедрой и рекомендована к защите Зав. Кафедрой Теологии
  • _____________/Малков П.Ю. Рецензент: _____________/
  • Актуальность темы
  • Своеобразие
  • Среди методов исследования
  • Историографический обзор.
  • Источниковой базой данной работы
  • Структура работы
  • ГЛАВА 1. История Махрищского монастыря (XIV- нач. XX века). История монастыря с XIV века до Смутного времени в качестве самостоятельного.