Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Проект: «Дети-герои Сталинграда»




Скачать 187.27 Kb.
Дата05.07.2017
Размер187.27 Kb.


Муниципальное образовательное учреждение « Средняя школа №95 Краснооктябрьского района Волгограда»

Проект:

«Дети-герои Сталинграда».

(70 – летию Победы посвящается)

Выполнили: ученики 4 «Б» класса

Руководитель: Каминская В.А.

Волгоград 2015

70 лет прошло с тех пор, как наш народ одержал победу над фашистской Германией. Теперь это – героическое прошлое нашей Родины. Свыше двадцати миллионов советских людей погибли в годы войны. Нет семьи, которой бы она коснулась. 


Мы, ученики 4 «Б» класса МОУ СШ №95 г. Волгограда представляем Вам проект «Дети-герои Сталинграда».

Наш проект актуален тем, что мы живем в городе - герое и еще не все героические имена нам известны, а тем более имена детей, наших сверстников, которые погибли за наш город, за наше счастливое детство.


Гипотеза «У войны не детское лицо».
Цель нашего проекта:
Узнать о подвигах сверстников, участвовавших в Сталинградской битве.

Задачи:
•     раскрыть малоизвестные имена детей-героев Сталинградской битвы

•    проследить судьбы героев.



Методы. Для того чтобы добиться цели мы прочитали повесть Очкина Алексея Яковлевича «Иван - я, Федоровы мы» и искали информацию в интернете.

Очкин Алексей Яковлевич

• Писатель, кинорежиссѐр.

• Родился 1 июля 1922г.

• В 1941 году добровольно шестнадцатилетним мальчишкой ушѐл на фронт. Начал войну на Дону, участвовал в Сталинградской битве, на Курской дуге повторил подвиг Александра Матросова, не однажды был тяжело ранен, но дошѐл по дорогам

войны до конца: участвовал в штурме Берлина и освобождении Праги.

• Умер 16 февраля 2003 года



Из воспоминаний писателя Владислава Степанова: Собирая материал о подвигах участников Волгоградской битвы, я услышал легенду о пареньке, которого не брала ни мина, ни пуля. Алешка Огонь — так прозвали лейтенанта его боевые товарищи. Рассказывали: в разведке Алешка возникал перед окопами врага, как вихрь, и уходил под роем пуль целым и невредимым. А в самые трудные дни обороны города на Волге, Алешка - Огонь, с горсткой бойцов, прижатый к самому берегу реки у Тракторного, десять дней отбивал атаки фашистов. И в эти дни, не знаю, в шутку или всерьез, его называли комдивом.

Враг так и не прошел к Волге.

На этом мои сведения о герое обрывались. Кто-то мне говорил, что будто видел Алешку на Курской дуге, кто-то утверждал, что он погиб, но находились и те, которые доказывали, что встречали похожего парня, когда штурмовали Берлин. Однажды, когда Владислав Степанов побывал в Волгограде снова, зашел в музей и увидел на стенде новый экспонат: пробитый осколком комсомольский билет.

Владислав Степанов понял, что герой: Очкин Алексей Яковлевич - это имя человека, которого солдаты в окопах Сталинграда любовно называли Алешка - Огонь.

Он и написал повесть «Иван - я, Федоровы мы».

В повести «Иван - я, Федоровы мы» подлинные события. Алексей Яковлевич Очкин описывает боевые дела своего друга, «братишки» Вани Фѐдорова, погибшего в Сталинграде смертью героя.
Фпрямоугольник 5едоров Ваня

Родился Ваня в деревне Бурцево Новодугинского района в 1927 году. Его отец - Герасимов Фёдор Герасимович - крестьянин. Несколько лет отец Вани работал председателем колхоза им. Ленина. В 1938г. он уехал в Ленинград, где работал на военном заводе до 1941 г. Фёдора Герасимовича призвали на фронт, где он и погиб в 1942 г. Мать Вани - Наталья Никитична – родила шестерых детей. Сыновья - Дмитрий, Николай и Иван – погибли на фронте.

Ваня учился в Бурцевской начальной школе с 1935 по 1939 года. Его первым учителем был Макарий Григорьевич Белоусов, который оказал на мальчика большое влияние. Он научил Ваню уважать труд, любить Смоленский край, отчую землю. По рассказам односельчан, Ваня учился в школе средне, особой усидчивостью не отличался, но любил труд, уважал родных и односельчан.

Когда на село Бурцево налетели фашистские бомбардировщики и почти дотла сожгли его, Наталье Никитичне удалось вытащить из горящей хаты трех младших сестер Вани: Зину, Лиду, Машу, но все документы сгорели. Никаких официальных документов о Ване не осталось. Отец и два его старших сына Николай и Дмитрий - ушли на фронт. Ваня решил попасть на фронт, пробираясь зайцем во фронтовые эшелоны. Как только его обнаруживали, отправляли в тыл.

И вот в июле 1942 года Ваню Герасимова обнаружили в воинском эшелоне вблизи станции Поворино, что неподалеку от излучины Дона. Ему удалось пристроиться к батарее противотанковых орудий 62 – й армии Василия Ивановича Чуйкова, которая направлялась в Сталинград. Командир батареи, Алексей Яковлевич Очкин, был немного старше Вани - приписал себе два года. Ваню оберегали и направили помощником повара на кухню. Всё свободное время он стал усиленно изучать материальную часть орудия, тренироваться в метании бутылок с зажигательной смесью. Так получалось, что в самые драматические для батареи моменты Ваня оказывался в нужном месте: то заменит заряжающего, то наводчика, то обеспечит доставку боеприпасов. Находчивый, смышлёный мальчик стал кумиром взрослых бойцов. Но В.И.Чуйков приказал начать отправку в тыл всех детей. Тем временем наступил самый тяжёлый момент в обороне Сталинграда.

14 октября 1942 года фашисты, не считаясь с потерями, предприняли последнюю отчаянную попытку прорваться к Волге. Батарею направили на самый трудный участок - оборонять тракторный завод в районе Мамаева кургана. Огонь противника был таков, что помочь друг другу не представлялось возможным. Каждое орудие действовало самостоятельно. Ване пришлось заменить убитого наводчика орудия. Он остался в одиночестве; повреждён прицел, и он наводил орудие по стволу. Ваню ранили, перебили левую руку в локте, и он начинает правой рукой швырять гранаты в фашистские танки, устремившиеся в узкий проход. Потом осколком ему оторвало кисть правой руки, и он зубами безуспешно пытался поднять гранату. Обрубками рук прижал гранату к груди и, выпрямившись во весь рост, пошёл навстречу танкам. Фашисты были ошеломлены. Вырвав зубами чеку, Ваня бросился под головной танк, который преградил путь остальным.

Фашисты в этот день к Волге не прорвались.

Награда обошла героя, хотя его имя внесено в Книгу боевой славы Мамаева кургана.

В июне 1978 года в Волгограде, на площади Дзержинского, где совершил свой бессмертный подвиг Ваня Федоров, на школе №3 установлена мемориальная доска в память о его подвиге.
Фамилии из зала воинской славы Мамаего Кургана.
• Федоров И. рядовой Знамя №22, строка №28, столбец

Это стихотворение, посвященное Ване Фёдорову, написал Смоленский поэт Роман Великовский.


Ваня Фёдоров







Доярка-мать. Отец-кузнец.
Далеко мать. Убит отец.
А сын их – Федоров Иван,
В пятнадцать лет уж воевал.
То на Дону, то – ныне вот -
На Волге бой с врагом ведет,
За свой Смоленский край родной,
С его солдатскою судьбой.
На тракторный завод с утра
Нахально лезет немчура.
От “Юнкерсов” – в полнеба тьма,
И рушатся в огне дома.
Да яростно - в который раз -
Лязг танковый руины тряс,
Как кровь сквозь грязный серый бинт
Заря сочится, дым пробив.
Одна атака за другой
Накатывает, как прибой.
Но, словно корни, вглубь земли
Солдаты Очкина вросли.
И всем чертям наперекор

По танкам бьют почти в упор.
Четырнадцать из них уже,
На том пылает рубеже.
Но тает пушечный расчёт,
Огонь лишь Фёдоров ведёт.
Вдруг ранен в левый локоть он,
И, сдерживая еле стон,
Фашистам шлёт за упокой
Гранаты правою рукой.
А новый взрыв её сечёт,
А танк во фланг ребятам прёт.
И Ваня раненый встаёт,
С гранатой, в полный рост идёт
Навстречу танковой броне,
Как по изрытой целине,
И, падая плечом вперёд
Чеку рывком зубами рвёт.
И танк стальной не мог пройти,
Где вырос на его пути
Смоленский парень огневой,
В бою за край советский свой.




25 защитник дома Павлова
Анатолий Николаевич Курышов,

Недавно стало известно, что рядом с павловцами героически сражался 11-летний мальчишка.

Авторы нового документального фильма об обороне Сталинграда (сериал производства США «Неизвестная война») утверждали, что в живых уже не осталось ни одного из 24 защитников легендарного Дома Павлова в Сталинграде, ставшего осенью 1942 года неприступным бастионом на пути фашистских полчищ, рвавшихся к Волге. Наш корреспондент разыскал в Комсомольске скромного старика-коммуниста, который 11-летним пареньком героически сражался вместе с павловцами. «А я-то жив»! – внес сенсационную поправку 81- летний Комсомольчанин Анатолий Курышов. Однако ни разу за полвека не напомнил документалистам о своем «недетском» подвиге.

РОКОВЫЕ КАНИКУЛЫ

...Он мог бы стать, по сути, уникальным консультантом для создателей исторических кинолент о Сталинграде, но сегодня Анатолию Николаевичу уже физически трудно говорить о прошлом. Последствия контузии и осколочного ранения горла, полученного на берегу Волги, сдерживают речь. Да и понятие «сенсация» явно чуждо его мировосприятию. Но память, опираясь на кипу уцелевших документов, обгоревших записок со следами крови и пожелтевших писем, постепенно, но четко восстанавливает хронологию трех окровавленных месяцев в Доме Павлова.

...Летом 42-го в деревне Тюхменево, что в глубинке Пензенской области, здоровых мужиков почти не осталось. В первые дни войны батя ушел добровольцем на фронт. Толик, младший в большой семье, почти не видел и мать, работавшую в колхозе от зари до зари. Окончившего 5 классов мальчика, «чтоб не болтался», посадили на проходящий поезд и отправили на каникулы к тете в Сталинград. Доярка Курышова, ухаживая сутками за коровами, имела смутное представление о положении на фронте. ...Позагорать на песчаных отмелях мальчишке не пришлось. Город на глазах превращался в единое военное укрепление. С 20 по 23 августа Сталинград содрогнулся от первых массированных бомбежек и вспыхнул. Среди мирного населения, ринувшегося с пожитками к реке в надежде переправиться на другой берег, оказался и оглохший от взрывов Толик. Только он пошел против течения многотысячной толпы, чтобы узнать о судьбе семьи тети Екатерины. На месте жилого дома полыхали руины. С неба продолжали падать тонны смерти. Переправа через Волгу разрушена.

– Я побежал и юркнул в уцелевшее здание городской мельницы недалеко от берега, – вспоминает Анатолий Николаевич.

– Кроме меня, там укрылась многодетная семья дяди Гриши и еще 10-летний мальчик Андрей. Вскоре мы убедились: фашисты рядом. Автоматные очереди и взрывы не утихали. Притаившись в паровом отсеке мелькомбината, я в течение 5 суток наблюдал, как фрицы выгоняют на улицу уцелевших жителей, добивают раненых красноармейцев. Григорий, честно поделив между нами остатки продуктов, предложил пробираться к берегу. Мы с Андреем, несмотря на голод и жажду, не рискнули покинуть укрытие. Затем я видел, как трое детей и дядя Гриша с супругой выбежали из пролома к реке. Через несколько минут их подкосило очередями прямо на наших глазах, их тела так и остались лежать на камнях. Немецкие пулеметчики из окон соседнего дома вели перекрестный огонь, из-за которого не были слышны даже вскрики смертельно раненных. Придавленные ужасом смерти людей, деливших с нами последний хлеб, мы таились в укрытии еще 3 дня... На рассвете голод выгнал моего маленького товарища на улицу. Третьеклассника Андрея тут же убило одиночным выстрелом. Я остался в здании мелькомбината один, ночью ел крапиву, разросшуюся у фундамента...

ВСТРЕЧА С ПАВЛОВЫМ

На восьмой день вторжения фашистов в Сталинград, обессилевший мальчик, метр за метром проползал между обломками зданий в надежде встретить советских людей. Вдруг его подхватила за шиворот чья-то рука и втащила в подвал дома. В подземелье Толик услышал голос: «Я дед Захарыч. Тебе что, жить надоело?! Здесь кругом немцы! Сиди тихо». Утром старик увидел на шее мальчика пионерский галстук и потребовал спрятать в груде мусора все «лишнее», не то «не ровен час – немцы сюда нагрянут...». Глаза постепенно привыкали к темноте. Во мгле Толик рассмотрел еще двух мальчишек, а в дальнем углу на полу – красноармейца с кровоточащей раной. Так началось существование по адресу, который останется в истории нашей страны навсегда: площадь 9 Января, торцевая часть дома № 61...

– К беспрерывному грохоту боя быстро привыкли, – стирает от волнения испарину со лба мой собеседник. – Но опасения Захарыча были не напрасны. В подвал нагрянули серые мундиры. К счастью, раненый боец за несколько часов до обыска успел выбраться из подземелья в сторону наших позиций... Вскоре счет дням был потерян. Редкие вылазки в соседние развалины за чем-нибудь съедобным не утоляли хронический голод. Затем, в конце месяца, в проеме показалось четверо вооруженных солдат. Старший представился: «Сержант Павлов. Мое разведотделение : Черноголов, Александров и Глущенко. Вы тут тихо сидите, а мы поработаем».

«Работа» вскоре была закончена. Анатолий Николаевич запомнил, как за стеной рвались гранаты, молотили автоматы и с криком вываливались немцы из оконных проемов 4-го этажа. Но вскоре фрицы очухались и опять открыли по потерянному объекту шквальный огонь.

Именно с 27 сентября официально исчисляется период обороны Дома Павлова, продолжавшейся 58 суток. До конца ноября перед глазами героических бойцов и их малолетних соратников стоял кромешный ад. Никогда Толику Курышову не забыть бесконечный плач ровесника Леши, которого привалило рухнувшей стеной. Под сплошным градом вражеских пуль и в брызгах смертельных осколков к умирающему в муках пареньку защитники дома в те минуты так и не сумели добраться...

Сержант Яков Павлов с первых же часов обороны начал превращать занятый дом в «крепость людей, не ведающих страха». Об этом бастионе, который летописцы назвали «сталинградским волнорезом на пути фашистов к переднему краю нашей обороны», сказано, казалось бы, уже немало. Одна официальная историческая статистика чего стоит: в боях за Париж гитлеровцы потеряли живой силы в десятки раз меньше, чем при штурме здания на сталинградской площади 9 Января. Но, судя по рассказу «последнего из павловцев» – комсомольчанина А.И.Курышова, еще далеко не все героические эпизоды обороны Дома Павлова стали достоянием послевоенных поколений и получили адекватную оценку исследователей.

ПОДВИГ «ПО РАЗМЕРУ»

– Стены от бесконечных выстрелов трещали по швам, но круговая оборона без сна и перерыва продолжалась, хотя уже и трофейные боеприпасы были на исходе, – продолжает Анатолий Николаевич. – По просьбе командира Павлова я разыскал в доме раненого санинструктора Калинина и передал приказ: добраться до штаба полка, доложить полковнику Елину о взятии важного объекта и передать ему просьбу о срочной поддержке. Но подкрепление прибыло только через 3 дня беспрерывного боя. Фамилии большинства бойцов этой легендарной интернациональной группы 42-го гвардейского полка 13-й дивизии потом стали хорошо известны по фильмам и газетам. Я помню многих из них. ...Александров, Мосиашвили, Афанасьев, Цумба, Довженко, Мурзаев, Демченко, Степананошвили. И, конечно, чудом выжившая тогда тройка героев – кавказец Гаря Хохолов, узбек Камолжан Тургунов и пулеметчик с орловщины Илья Воронов, об огневом мастерстве которого писали в своих мемуарах маршал Василий Иванович Чуйков и генерал Александр Ильич Родимцев.

Увы, в широко известных книгах лишь мельком упоминается Толик Курышов, заслуживший в 11 лет орден Красной Звезды. Но достаточно привести в лаконичном газетном формате всего один эпизод, чтобы осмыслить масштаб его явно недетского подвига. Сержант Павлов, видя, как энергичный паренек рвется в бой, пытался сдерживать и беречь ребенка, подносившего почти без сна и отдыха боеприпасы к смертельным позициям. Но однажды Якову все же пришлось доверить ему рискованное задание «по размеру» – пробраться через подвальное оконце по разрушенной траншее к ближнему дому разведать на дистанции обстановку. «Но в фашистское логово даже не заглядывай»! – предупредил командир.

– Через канализационный люк я выбрался к соседнему зданию, – рассказывает Анатолий Николаевич. – Но не удержался и пробрался в подъезд. В одной из квартир первого этажа я схватил со стола папку с немецкими бумагами. «Будет на чем после боя рисовать», – прикинул я в первый момент, так как с малых лет художничал. Тут послышались шаги, чужая речь и я выскользнул обратно, доставив Павлову трофей. Яков тогда сильно отругал меня за инициативу, ведь задача была только осмотреться. Заглянув в папку, Павлов задумался и ночью отправил меня и добытые документы в штаб полка при сопровождении опытных разведчиков. Сержант давно пытался обезопасить меня, убрать из-под огня, переправив в тыл. Вскоре я узнал, какой ценности «листочки» попали мне в руки, а именно – план захвата немцами одного из районов Сталинграда. Тогда же комполка полковник Елин распорядился найти способ переправить меня живым через линию фронта.

Маленький разведчик, подслушав разговоры командования, сбежал из штаба, спрятался в руинах и на вырванном из старого журнала листке нацарапал огрызком карандаша командиру письмо: «Дядя Яша! Если со мной что случится, сообщите в мою деревню Тюхминево маме Елизавете Никитичне. Курышов». Когда Толик благополучно вернулся до рассвета в дом-крепость на площади 9 Января, переволновавшийся Павлов в сердцах влепил ему за самоуправство увесистый подзатыльник. Продолжая вести огонь по противнику, сержант с мальчишкой несколько часов не разговаривал. А записка вместе с красным галстуком так и осталась лежать в руинах.

«УМРЕМ, НО ГАДОВ НЕ ПОДПУСТИМ!»

Силы крошечного гарнизона Павлова к середине октября, казалось бы, иссякали. Поддержки ждать уже не приходилось. Торцевая стена от обстрела полностью рухнула, оголив прежнюю позицию. Израненные, изможденные солдаты между боями пытались сделать в фундаменте подкоп, чтобы продолжать бой из оконных проемов соседнего подъезда. Но лаз оказался слишком мал. И здесь опять-таки, как констатировал потом сам Яков Павлов, «все решила инициатива пионера Курышова». Мальчик, не сказав никому ни слова, пробрался по узкому тоннелю в затопленный подвал и по пояс в холодной воде расширял саперной лопаткой спасительное отверстие.

Остатки группы благодаря Толику смогли сменить огневые позиции и продолжать ожесточенный бой. В это время о переправе Толи в тыл речи уже не шло. Павлов смирился с присутствием ребенка на огненном рубеже. Хотя героический хлопчик, продрогнув в ледяном подземелье, окончательно простыл. Пылая от внутреннего жара, продолжал сражаться вместе со всеми. Лечиться было нечем и некогда. Наступила кульминация сталинградского чистилища.

– Старался скрыть от всех свою болезнь, – признается мой собеседник. – Ведь мою простуду нельзя было сравнить с состоянием израненных защитников дома, державшихся за счет каких-то нечеловеческих усилий воли. Пулеметчика Илью Воронова, как потом сообщили командованию дивизии госпитальные хирурги, ранило... 30 раз! Как он жил и при этом вел прицельный огонь, медики так и не могли понять. Форма его, помню, была вся черно-бурого цвета. Передвигаться он уже не мог, но смотрел в прицел и давил на гашетку. Я был рядом с ним, когда разрывная пуля раздробила ему тазобедренную кость. Перед тем как потерять сознание, он, словно захлебываясь, прорычал: «Тащи боеприпасы...» Но когда я подтянул к пулемету коробку с патронами, Илья, как мне показалось, уже не дышал. Используя затишье в одном из секторов обстрела, несколько немцев успели добраться до подоконника. Вдруг Воронов резко дернулся, выхватил у меня из рук гранату, вырвал чеку и последним усилием воли бросил лимонку в проем. Через мгновение рядом за стеной грохнул взрыв. Судя по крикам, часть фрицев осталась жива, а наш пулеметчик снова сник. Я пытался выдернуть чеку и прижался к умирающему. Точно помню, как он шептал: «Погибнем, но гадов не подпустим...» Еще бы мгновение – и мы взорвались бы вместе с врагами. Но буквально в эту секунду по противнику открыла огонь прорвавшаяся к нам группа автоматчиков во главе с лейтенантом Афанасьевым. Перед тем как впасть в забытье, Воронов успел вставить чеку на место. Отбив натиск немцев, товарищи перетащили пулеметчика в медсанбат. После ампутации ноги и длительной серии сложных операций Илья Васильевич прожил в родном селе Шаблыкино на Орловщине до конца 2005 года.

ВСПОМНИТЬ ВСЕ

Жар и распухшее горло не помешали Толику продолжать защищать вместе с легендарным сержантом дом-крепость почти до полного разгрома немцев на Волге. В один из последних дней Сталинградской битвы Курышов пробирался в соседний подъезд по заданию командира. Вдруг пацаненка пронзила нестерпимая боль, и время для него будто остановилось. Как вспоминал потом сам Павлов, «ударной волной мальчишку отбросило от места взрыва. Он распростерся. Я кричал, кусал руку, но ничего сразу же не мог для него сделать. Казалось, что озверевшие фашисты напоследок решили вылить на окрестности весь оставшийся запас свинца».

Под прикрытием всех огневых средств 11-летнего солдата в бессознательном состоянии все же удалось втащить в укрытие. Осколок врезался в голову пионера, отполосовал ухо, тяжелая контузия сковала мышцы лица. Тогда Павлов вслух подумал, что потерял Курышова навсегда. Но несколько оставшихся в живых солдат, рискуя жизнями, донесли Толика до палатки фронтового лазарета. ...Врачи резали вдоль и поперек окаменевший от гари и крови несоразмерный бушлат, прилипший к изувеченному худенькому тельцу, но сохранили найденную в кармане записку: «Этот мальчик, Толик Курышов, с 28 сентября по 24 ноября находился со мной в торцевом доме № 61 на площади 9 Января. Отражал атаки немцев. Считаю его бойцом своего гарнизона и прошу содействия в спасении его жизни. Гвардии сержант 3-го разведбатальона 42-го гв. полка Я.Ф.Павлов».




Затем был санитарный поезд до Пензы. Таких составов мчалось в тыловые госпитали с Волги в те дни немало. Однако мать Толика Елизавета Никитична, отпрашиваясь у председателя колхоза после круглосуточных отработок, встречала тогда на станции Кузнецка все без исключения поезда со стороны Сталинграда, расспрашивая медсестер о сыне. В одном из вагонов, прибывшем на платформу морозным утром в конце 42-го, находились сразу три тяжелораненых мальчика. Лицо одного из них, лежавшего на нижней полке без сознания, скрывала сплошная повязка. Мать приподняла одеяло и окаменела. Наколка «Толя», сделанная когда-то по глупости его старшим братом на руке, вместе с запиской от героя Сталинграда Павлова явилась прямым доказательством для начальника поезда, которого мать молила выдать сына для выздоровления в стенах родного дома. Опытный пожилой офицер, не зараженный бациллой бюрократизма, сделал опасное для здоровья раненого и собственной карьеры исключение...

Маленький боец через несколько дней пришел в себя. Детский организм, поддержанный парным молоком, начал крепнуть. Но все близкие и друзья вскоре поняли: Толик потерял память. Амнезия на фоне пережитого многодневного шока прогрессировала. Он называл себя Лешей (имя погибшего на глазах ровесника). И никто поначалу даже не знал подробностей его подвига в Сталинграде. Отец, вернувшись в 1945 году с фронта, призадумался, когда увидел записку, подписанную самим героем Я.Ф.Павловым. Но проверить ее подлинность через высшие военные инстанции в то тяжелое время тюхменевцы даже не попытались.

Однажды, катаясь на самодельных коньках, «Леша» с размаху ударился затылком об лед. И в тот же вечер Толик вспомнил все. Такие подробности, как решили сельские фронтовики, просто не могут быть вымыслом. Но земляки только подивились, да оставили прошлое в покое.

«ДЬЯВОЛЬСКАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ...»

Спустя годы, после переезда с родителями в Комсомольск, Анатолий Курышов узнал о присвоении ему ордена Красной Звезды и впервые увидел свою орденскую книжку за номером 806357, подписанную секретарем Верховного Совета СССР. Об этой запоздалой награде узнал и сам Герой Советского Союза Павлов, считавший мальчика погибшим, много лет переживая горькую утрату. Яков Федотович в последние годы жизни работал секретарем райкома партии в Новгороде. Их неожиданная встреча в 1979-м сразу же пробудила армию пропагандистов.

Газетчики нескольких центральных регионов от устья Волги до истоков Москвы-реки вдруг вспомнили о пионерском галстуке и записке, найденных на прибрежных руинах. Анатолия Николаевича стали приглашать на юбилеи Победы в город-герой. Но в 1981 году командир Павлов умер на операционном столе, так и не успев помочь оформить дальневосточнику А. Курышову ветеранское удостоверение. Потом подзабыли и о 11-летнем бойце его гарнизона. Навязчиво напоминать о себе и что-то требовать от властей Анатолий Николаевич не привык. Он тихо и скромно работал в Комсомольске художником-оформителем и лишь несколько раз в год закреплял на пиджаке орденскую планку. После гибели жены и ребенка в крупной авиакатастрофе под Иркутском А.Н.Курышов совсем «ушел в себя». Против его одиночества никто из организаторов торжеств особенно не возражал. Тем более в официальных списках ветеранов Великой Отечественной войны он не значился.

Последний раз «почетный гость» Анатолий Николаевич Курышов побывал на мемориале Дом Павлова на 60-летний юбилей Победы по личному приглашению губернатора Волгоградской области. Тогда же он узнал о том, что в живых кроме него остались трое защитников Дома Павлова – Гаря Хохолов, Камолжан Тургунов и Илья Воронов. В тот год Анатолий Николаевич успел встретиться с легендарным пулеметчиком, вместе с которым держал одну на двоих гранату с выдернутой чекой. Их прорвавшиеся слезы и горячие объятия на родине Воронова в селе Шаблыкино запечатлели СМИ Орловской области. Сегодня и этого героя Сталинграда уже нет в живых. А кипы газет и три официальных подтверждения Хохолова, Тургунова и Воронова о героическом участии Курышева при защите Дома Павлова так и не изменили положения пожилого человека, обделенного почетным статусом.

В мае 2006 года председатель совета ветеранов судостроительного завода В.Ефимов попытался еще раз частично восстановить героическую страницу биографии земляка, опубликовав 9 Мая статью «Одиннадцатилетний боец легендарного гарнизона» в городской газете. Периодически, после многочисленных ветеранских писем, обращали внимание на немногословного седого солдата и новые власти.

Но на запросы властей и военного комиссара Волгоградской области генерал-майора А.Третьякова (о включении Курышова в списки ветеранов по месту жительства), из краевого и городского военкоматов поступали однотипные безликие ответы. Причем даже орден Красной Звезды на грудиА.Н. Курышова не пробудил кабинетных офицеров.

«Поскольку в представленных документах отсутствуют сведения, подтверждающие его нахождение в составе воинской части, входящей в состав действующей армии, комиссия комиссариата Хабаровского края не имеет права принимать решение о выдаче удостоверения ветерана ВОВ товарищу Курышову А.Н...».

В разгар Сталинградского сражения, разыскать для оформления 11-летнего героя штабным писарям под свинцовым градом, видимо, в голову не приходило.




строка №21, столбец №1
• Су
У многих детей на войне судьбы похожи, т.к. одни и те же причины толкали детей воевать. Главные герои немного похожи внешне, они одинаково ненавидят фашистов, хотят мстить за своих родных.
Война и дети.… Как несовместимы эти понятия! Каким беззащитным становится ребенок, когда взрослые воюют. Дети войны познали горечь жизни раньше, чем научились понимать эту жизнь. Трудно представить, что значит голод, холод и горечь утрат для детей. Тема войны, тема детей сирот всегда останется актуальной, и молодое поколение, должны помнить о наших предках, уважать их и никогда не забывать, через какие муки они прошли, делая все для защиты нашей Родины! Мы обязаны, должны помнить, какой ценой досталась нам победа!
Выводы:
•    1. Война и дети эти слова никогда не должны стоять рядом.
•    2.  Горе и страдания, боль и утраты помогли воспитать в том поколении стремление к достойной жизни, любовь к ней, самопожертвование, сострадание, доброту, отзывчивость, трудолюбие – все те качества, которых так не хватает сегодняшнему поколению.
•    3. Война отбирает у мальчиков и девочек детство – настоящее, солнечное, с книгами и тетрадями, смехом, играми и праздниками.
•    4. Война и детство несовместимы, война жестока, она калечит детские души, наносит по ним не залечиваемые раны.
•    5. У войны не детское лицо .

Над вьюгами и стужами седыми, 


    Вновь торжествует юная весна
    И как огонь с водой несовместимы, 
    Несовместимы дети и война! 
Узнав, что наши сверстники мало знают о героях, мы посоветовали им читать книги и газетные статьи о детях – героях Великой Отечественной войны.
Литература и интернет ресурсы:

• 1. Великая Отечественная война 1941 –1945: Словарь-справочник/

М. М.Кирьянова. – М., 1985.

• 2. Летопись Великой Отечественной. 1941 –1945: М.: Молодая Гвардия, 1985.

• 3. Энциклопедия для детей. История России.

Т. 5, Ч. 2, 3. – М.: Аванта, 1997.

• 4.www.wikipedia.ru

• 5.www.enciklopedia.ru



• 6.www.google.ru



  • «Дети-герои Сталинграда».
  • Гипотеза
  • Методы
  • Из воспоминаний писателя Владислава Степанова
  • • Федоров И. рядовой Знамя №22, строка №28, столбец
  • 25 защитник дома Павлова Анатолий Николаевич Курышов
  • Литература и интернет ресурсы