Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«Проблема «диалект язык» в китайской диалектологии»




Скачать 452.44 Kb.
страница1/3
Дата15.05.2017
Размер452.44 Kb.
  1   2   3



Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Отделение востоковедения
Кафедра цивилизационного развития Востока

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему «Проблема «диалект – язык» в китайской диалектологии».

Студент группы № 402-В

Минжафярова

Эльмира Равилевна
Руководитель ВКР

преподаватель,

Михалевская А. О.
Консультант

доцент,


Аникина В. В.

Москва, 2014



Оглавление

Введение 2

  1. Языковая ситуация в КНР 5

    1. Лингвистическое пространство Китая как важная составляющая единства страны 5

    2. Сферы государственного контроля в области лингвистики 7

    3. Китайская диалектология: ее развитие до сегодняшнего дня 10

    4. Традиционная и новейшая классификации диалектов 12

  2. История возникновения диалектов и путь развития единого национального языка КНР – путунхуа 14

    1. Причины появления региональных разновидностей китайского языка 14

    2. Формирование единого национального языка КНР 17

  3. Проблема лингвистической терминологии в отношении китайского языка и его региональных разновидностей 23

    1. Место китайских идиомов в мировой языковой системе 23

    2. Характеристика явления «взаимопонятность» и его роль
      в классификационной проблеме китайских идиомов 25

    3. Взгляд на проблему «диалект или язык» путем обзора общей терминологии лингвистических единиц 26

Заключение 33

Использованные источники и литература 37

Введение
Такие слова, как фанъянь, путунхуа, ханьюй, гоюй и чжунвень (букв. «региональный язык», «общепонятный язык», «ханьский (китайский) язык», «государственный язык» и «китайский язык»/«китайская письменность») в последние годы являются источником неясности и разногласий, особенно при попытке их перевода на западные языки. Так, например, споры затронули вопрос, являются ли тайваньский и кантонский китайскими диалектами или отдельными языками внутри китайской группы языков.

Понятия языка и диалекта действительно трудно поддаются четкому разграничению, а отличительные критерии не всегда могут быть применимы ко всем языковым семьям, к примеру. Тем не менее, слова «язык» и «диалект» являются не столько специальными терминами, сколько находят свое отражение в социальной реальности для широкой публики. Следовательно, их изучение и определение играет достаточно важную роль и имеет социально-политический характер. Это наиболее ярко прослеживается именно в случае с Китаем, где неправильно данная характеристика языковой ситуации может стать яблоком раздора и привести к сложным социально-политическим последствиям, ведь проблема «диалект или язык» включает в себя не только лингвистический фактор, но и такие факторы, как, например, национальная идентичность и региональная самобытность в Китае. Поэтому актуально понимать, что подразумевается под терминами «язык» и «диалект», а также иметь представление о языковой ситуации в Китае, и конкретно о классификационных проблемах китайского языка.



Объектом изучения в данной работе является лингвистическая ситуация в Китае, предметом – проблематика терминологического характера в отношении идиомов синитской языковой группы.

В настоящей работе основным источником информации о лингвистической ситуации в Китае послужила книга российского доктора филологических наук О. И. Завьяловой «Большой мир китайского языка»1, которая включает в себя наиболее полную информацию о судьбе языка на территории КНР и в других регионах. Автор в данной работе также уделяет большое внимание истории языка, трансформации его письменной системы и фонетическим особенностям.

Особое место в историографии рассматриваемой нами темой является труд О. И. Завьяловой под названием «Диалекты китайского языка»2, который является первым в России обобщающим монографическим исследованием по китайской диалектологии, которое обобщает результаты многолетних исследований автора по китайской лингвистической географии и языковому строительству в КНР. Также прояснить диалектологическую ситуацию в КНР нам помогла работа доктора филологических наук А. Н. Алексахина «Диалект хакка (китайский язык)»3, в которой автор уделяет внимание не только описанию собственных полевых исследований в диалектном районе хакка, но и истории развития китайского языка, а также дает свою оценку языковой ситуации в Китае.

Непосредственно о проблематике рассматриваемой нами темы пишет профессор Университета Пенсильвании, американский синолог Виктор Мэйр в работе «What Is a Chinese 'Dialect/Topolect?’». Основное направление исследования Мэйра – лингвистическая терминология и сопоставление ее с реальными фактами о китайском языке и диалектах. Также Мэйр предлагает ввести в лингвистическую терминологию слово topolect, как эквивалент китайского термина фанъянь. Значительный вклад в историографию по данной проблеме также внесла, на наш взгляд, Джули Грувс, которая провела социологическое исследование на тему принадлежности кантонского к понятию диалекта или языка – «Language or Dialect—or Topolect?»4, а также сопоставила множество западных версий определений интересующих нас терминов.

Также в настоящей работе нами были использованы некоторые китаеязычные работы, в частности работа Ли Юймин «О языковом планировании в Китае»5, с помощью которой нами был проведет анализ сфер государственного контроля в области лингвистики.

Целью настоящей работы является определение основных особенностей проблемы терминологической классификации идиомов, употребляемых на территории КНР. Для достижения данной цели решались следующие задачи:

  • выяснить языковую ситуацию в Китае;

  • уточнить классификацию китайских диалектов путем сравнения различных точек зрения на региональное деление китайского языка;

  • выяснить историю возникновения китайских диалектов и национального языка КНР, а также проследить путь его формирования и развития;

  • определить место китайского языка и китайских диалектов в мировой языковой системе;

  • уточнить лингвистическую терминологию с точки зрения китайского языка путем сравнения определений установленных терминов в работах различных лингвистов.

В данной работе мы придерживаемся мнения о том, что в Китае сегодня существует единый китайский язык, который включает в себя диалекты. Следовательно, в первой и второй главах данной работы допустимо употребление словосочетания «китайские диалекты» в отношении идиомов, употребляемых на макрорегиональном уровне на территории Китайской Народной Республики. Также при классификации данных идиомов возможно употребление термина «диалект», что ни в коем случае не является «решением» проблемы, указанной в теме работы, а лишь отражает привычное восприятие языковой ситуации в Китае, характерное для российской лингвистической литературы. Что же касается третьей главы, посвященной проблематике неясности терминологии, то здесь для избегания неясности и путаницы в терминах, предпочтительно было употребление понятия «идиом», который, в свою очередь, является «общим термином для обозначения различных языковых образований»6.


  1. Языковая ситуация в КНР

1.1. Лингвистическое пространство Китая как важная составляющая единства страны

Китайский язык – самый распространенный язык в мире, на нем говорят около 1,3 млрд. человек, и это только те, для кого китайский является родным, изучают китайский язык сегодня более 40 миллионов иностранцев7. «Достижение единства Китая всегда было связано как с преодолением политической раздробленности страны, так и с необходимостью поддерживать ее общее культурное и лингвистическое пространство» – пишет в книге «Диалекты китайского языка» российский синолог О.И. Завьялова8. Знание филологии родного языка всегда было важно для китайцев не только на бытовом уровне, но и на профессиональном: от уровня теоретических знаний китайского языка зависел успех сдающих чиновничьи экзамены.

На протяжении многих веков китайские власти уделяли много внимания унификации письменного языка, искоренению разнописей, локальных письменных знаков и «неправильных» фонетических интерпретаций иероглифов. Унификации подлежали и канонические конфуцианские сочинения и китайская иероглифическая письменность.

В то же время устная форма языка властями не контролировались, в связи с чем была создана «благоприятная почва» для развития региональных устных форм, которые стали называться диалектами китайского языка. В результате, для китайского народа стала характерна двуязычность и многоязычность9.

В течение ХХ века в китайском лингвистическом обществе часто проводились дискуссии на тему необходимости реформы языка. Также обсуждались такие вопросы, как допустимые пределы и методы проведения реформ. Данная тема не оставалась на уровне дискуссий, проводилось множество попыток, отчасти успешных, которые способствовали появлению единого национального языка. Огромное внимание также уделялось исследованию диалектных ареалов, начало которому было положено в 20-30 годах Чжао Юаньжэнем и его исследовательской группой. При поддержке австралийских лингвистов были, в частности, проведены масштабные экспедиции в районах южных диалектов, результатом которых стали систематизированные данные фонетических особенностей изученных диалектов, что, несомненно, внесло огромный вклад в развитие китайской диалектологии.

Вместе с грандиозным проектом общекитайского диалектного исследования, в 50-х годах было положено начало активному распространению национального языка. В частности, официальный на тот момент гоюй («государственный язык») был переименован в путунхуа («общепонятный язык») везде, за исключением Тайваня, где официальный язык до сих пор называется гоюй. На тот момент путунхуа был провозглашен единым языком китайской нации, «фонетическим стандартом которого является произношение Пекина (точнее – пекинской интеллигенции), основой (очевидно, лексической) – северные диалекты, а грамматической нормой – образцовые сочинения на письменном языке байхуа»10, которые, в свою очередь, хотя и были связаны больше с северной литературой, но могли пониматься жителями южных регионов благодаря иероглифической письменности. С течением времени, ситуация не изменилась: сегодня грамотные китайцы могут свободно понимать тексты, написанные на путунхуа, однако читают их чаще всего на родном диалекте.


1.2. Сферы государственного контроля в области лингвистики

Несмотря на попытки искоренить иероглифическую письменность в виду сложности ее вхождения в мир информационных технологий, она все же сохранилась до сегодняшнего дня и является хранительницей традиций и древней культуры Китая, но все равно претерпевала множество реформ.

Впервые реформа иероглифической письменности была проведена в 213 году до н.э. императором Цинь Шихуанди (259 – 210 гг. до н.э.), который при объединении Китая предпринял меры по искоренению местных иероглифов, употреблявшихся в подчиненных царствах, также по его приказу были созданы три новых списка иероглифов, которые были призваны унифицировать иероглифическую письменность на территории всего Китая, а именно «унифицировать письмена в книгах» - 书同文шу тун вэнь. Один из трех данных списков был признан нормативным и назывался «Цан Цзе пянь» в честь мифологического героя Цан Цзе – создателя китайской письменности11. Интересно, что в его честь также названа созданная в 1976 г. система ввода иероглифов Цанцзе с помощью стандартной клавиатуры-QWERTY, где каждой клавише присуща определенная графема (напр., «А» - , «В» - и т.д.). Графемы же выстраивались в иероглиф согласно порядку, которым набраны буквы, и нормативному порядку написания иероглифов: так, например при нажатии клавиш «E» - , «G» - , «I» - соответственно печатался иероглиф «»12.

После Цинь Шихуанди другие императоры также создавали словари иероглифов, словари рифм, которые были основой для подготовки к экзаменам кэцзюй 科举 – официальным экзаменам для поступления на государственную службу. Система экзаменов кэцзюй являлась одним из важнейших институтов не только для развития кадровой политики, но и для развития китайского языка и распространения грамотности в целом13.

Вплоть до ХХ века государством контролировался только письменный язык вэньянь – официальный язык, грамматические и лексические параметры которого исходили из древнекитайских текстов, – а также иероглифическая письменность. Что касается устных форм языка, будь то столичные или диалектные формы, то они развивались стихийно и не подвергались государственному контролю, хотя все равно изучались: филологи еще в древнем Китае собирали различные диалектизмы, был даже составлен диалектный словарь «Фанъянь» («Местная речь»), автором традиционно считается сановник Ян Сюн (53 г. до н.э.18 г. н.э.)14.

Интерес к реформам в области лингвистики резко возрос в начале ХХ века, когда сторонники модернизации поставили задачу перехода с официального языка древности вэньяня на байхуа – «понятный», «белый» письменный язык современности, который зародился еще в средние века и к концу XIX века развился до полноценной общепонятной системы письменности. В это же время в условиях модернизации и необходимости объединить народ для достижения наивысших успехов в развитии страны была поставлена задача расширить границы государственного лингвистического контроля и распространить по всей территории многодиалектного Китая устную форму официального языка, которая была основана на едином произношении. В 1909 году эта единая устная форма официального языка стала называться гоюй («государственный язык»), а впоследствии этот термин стал означать государственный язык в целом, то есть и устную, основанную на пекинском произношении, и письменную формы официального языка. После 1949 года термин гоюй был переименован в путунхуа, что означает «общепонятный язык», который распространялся в диалектных районах более активно и был принят в качестве национального языка КНР15.

Сегодня языковыми вопросами в Китае занимаются несколько государственных организаций, задачами которых являются исследование языковой ситуации в стране, разработка языковых норм, иероглифических стандартов, предназначенных для повсеместного соблюдения носителями китайского языка. Помимо специальных структур Министерства образования КНР, данными вопросами занимается Государственный комитет по работе в области языка и письменности (Гоцзя юйянь вэньцзы гунцзо вэйюаньхуэй), а также Институт прикладного языкознания Министерства образования КНР. Данные организации занимаются языковой проблематикой совместно и с 2006 года ежегодно составляют двухтомники о языковой ситуации как в КНР, так и в других китаеязычных регионах16. Кроме того, одним из важнейших результатов работы данных организаций является издание «Закона КНР об общегосударственном языке и письменности» (Чжунхуа женьминь гунхэго гоцзя тунъюн юйянь вэньцзы фа) 1 января 2001 года17.

В современном Китае основным направлением языковой политики является контроль языка средств массовой информации. Существует Государственный центр мониторинга и изучения лингвистических ресурсов, который занимается языком СМИ. Различные отделы работают по трем основным направлениям – печатные СМИ, устные и язык сети Интернет. Кроме того, Центр занимается созданием баз данных текстов на китайском языке18.



1.3. Китайская диалектология: ее развитие до сегодняшнего дня

Прежде всего, следует определить, что называют диалектологией. Нельзя утверждать, что это отдельная полноценная наука, это, скорее, отрасль языкознания, призванная сохранить для истории языка формы и слова, подлежащие «исчезновению по мере унификации национальных языков». Это, своего рода, прикладная дисциплина, которая применяет выработанные в традиционном языкознании научные понятия и методы в исследовании диалектов в их территориальном размещении19.

Диалектология, несомненно, является важнейшей частью и китайского языкознания. Первые сведения о современных диалектах были представлены ещё в середине XIX века в работах различных протестантских миссий. Полевые исследования лингвиста Чжао Юаньжэня 1924 года, о которых мы упоминали ранее, стали первой китайской публикацией о современных диалектах. Позже Институт Истории и Филологии Академии наук Китая провел серию экспедиций в районах, которые относятся к области распространения различных диалектов. Материалы данного проекта (которые включали диалектные карты по провинциям) публиковались в течение нескольких десятилетий и после 1924 года на Тайване. Существовала единая программа проведенного исследования, в котором, прежде всего, учитывались фонетические особенности. Следовательно, фонетика пунктов обследования была изложена по единой схеме. Эта же система была использована КНР в ходе общекитайского исследования диалектов, которое было организовано вследствие необходимости распространения общего диалекта путунхуа в 1957 году. Результаты этих двух исследований нашли отражение во многих отечественных работах того времени. После перерыва в изучении диалектов, связанного с «культурной революцией» (1965-1976), был создан ежеквартальный журнал «Фанъянь» («Диалекты»), который являлся первым в истории языкознания. В 1981 году было основано Общество изучения диалектов китайского языка, которое с 1991 года стало называться Национальным Обществом изучения диалектов китайского языка. Данная организация регулярно проводит научные конференции различного характера (общие, тематические). Публикуется множество диалектологических работ – монографии, статьи и различные сборники.

В современной китайской диалектологии внимание уделяется не только фонетике, но и лексике, а с 1990-х годов еще и грамматике. Для данной науки характерно подведение итогов различных территориально-диалектологических исследований, и одновременное использование новых методов и компьютерных технологий. В период политики реформ и открытости резко возрос интерес к изучению использующих китайский язык регионов Азии, не находящихся на территории Китая, а также к Гонконгу, Тайваню и Макао, языковая политика которых долгое время была отличной от континентальной.

В 1990 году началась работа над проектом, получившим название «Большой словарь диалектов современного китайского языка» (Сяньдай ханьюй фанъянь, 2002), которой руководили институт языкознания АОН КНР и Нанкинское издательство. В работе приняли участие около семидесяти лингвистов, прекрасно владеющих соответствующими диалектами или в качестве родного, или в результате длительного проживания в соответствующей провинции. Отдельные выпуски словаря были опубликованы в период с 1994 по 1999 года.



Помимо этого проекта за последние двадцать лет были изданы несколько лексографических работ, например, словник «Базовая лексика диалектов, лежащих в основе путунхуа», в котором содержатся фонетические и морфологические данные о диалектах девяноста трех пунктов использования диалекта гуаньхуа и который включает в себя 2645 статей. Также нужно отметить работу Сюй Байхуа и Мията Итиро под названием «Большой словарь китайских диалектов»20.

1.4. Традиционная и новейшая классификация диалектов

В большинстве лингвистических работ было всегда принято противопоставлять «северные» и «южные» диалекты. Северными диалектами называется группа гуаньхуа, которые в западном мире называются mandarin, южными же считаются диалекты, не входящие в состав группы гуаньхуа. Связана такая классификация, прежде всего, с тем, что диалекты гуаньхуа охватывают большую часть территории к северу от реки Янцзы и на юго-западе страны. Как раз в связи с этим, данная группа диалектов легла в основу единого национального языка КНР – путунхуа21.

Географическое распространение других диалектов приходится на юго-восток страны. Их социальная значимость несколько меньше чем у диалектов гуаньхуа, однако число говорящих на некоторых южных диалектах достаточно большое и сопоставимо с некоторыми европейскими языками. Так, например, число говорящих на диалектах У составляет более 77 млн. чел., на диалектах Юэ – более 70 млн. чел., на диалектах Минь – более 60 млн22.

Существует множество различных мнений о том, сколько всего диалектных групп в китайском языке, и о том, как их классифицировать. Так, китайский лингвист Юань Цзяхуа традиционно разделял семь диалектных групп: гуаньхуа, У, Сян, Гань, хакка, Юэ и Минь. Его современники имели иные точки зрения: Чжан Тайянь выделял девять диалектов, Ли Фангуй и Чжао Юаньжэнь – только два диалектных района, в первый они включали диалекты Юэ, Гань, хакка, Минь (северный и южный), У и Сян, во второй – гуаньхуа различных областей23. Однако эти данные опубликованы в работах середины ХХ века, а диалектология развивается стремительно, в связи с чем, классификация диалектов китайского языка претерпевала множество изменений.

Существует новейшая классификация диалектов, согласно которой в китайском языке выделяется десять диалектных групп. Появление такой классификации является результатом многолетних исследований, результаты которых были опубликованы в новом трехтомном «Атласе диалектов китайского языка», под редакцией профессора Цао Чжиюня24. Ниже приведена карта распространения диалектов, которая наиболее точно отражает данные Атласа (Рис. 1).

Рис. 1.


Таким образом, как мы уже отмечали ранее в работе, самым распространенным диалетом является гуаньхуа, а на юге мы можем отметить высокую разрозненность диалектных районов25.

Современное диалектные группы свое название получили, в основном, по исторически сложившимся кратким наименованиям провинций: «晋 Цзинь – Шаньси, 赣 Гань – Цзянси, 湘 Сян – Хунань, 闽 Минь – Фуцзянь, 粤 Юэ – Гуандун… Диалекты группы 吴 У получили название по древнему царству…, диалекты 徽 Хуэй – по историческому округу Хуэйчжоу, некогда существовавшему на юге провинции Аньхой»26. Что касается 官话 гуаньхуа, то в буквальном переводе означает «язык чиновников», также исторически сложились названия диалектов хакка 容家 кэцзя – «язык гостей» и пинхуа 平话 – «простой язык», носителей двух последних диалектов представители соседних диалектных ареалов считают некоренными, то есть пришлыми.

Несмотря на стремление власти Китая к объединению страны во всех сферах, в том числе и лингвистической, диалекты на региональном уровне все равно являются языком школ, теле- и радиовещания и различных учреждений.

  1   2   3

  • Отделение востоковедения