Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Примечания Глава первая Левые течения оппозиции в пнр. От массового движения 1956 г до студенческих волнений марта 1968г




Скачать 190.96 Kb.
Дата06.07.2018
Размер190.96 Kb.
ТипРеферат
Содержание Оглавление Введение... 3-19 Примечания... 19-20 Глава первая Левые течения оппозиции в ПНР. От массового движения 1956 г. до студенческих волнений марта 1968г...,... 20-87 1. Общественно-политический кризис 1956 г... 21-41 2. Ревизионизм как течение оппозиционной мысли... 42-59 3. Власть и левая демократическая интеллигенция в 1964-1968 гг... 59-71 4. Движение марта 1968 г. и его воздействие на мировоззрение польских левых__... 72-79 Примечания...79-87 Глава вторая Светские католики и национальные патриоты. 1956-1970 гг. 88-125 1. Движение светских католиков... 88-108 2. Национально-патриотические движения... 108-120 Примечания... 120-125 Глава третья Эволюция оппозиционных течений в период между рабочими выступлениями декабря 1970 и июня 1976 гг...126-177 1. Власть и общество в свете политики нового руководства ПНР... 126-130 2. Вызревание демократической оппозиции...130-161 3. Конституционная кампания...161-171 Примечания...172-177 Заключение...178-183 Источники и литература... 184-190 Введение Вторая мировая война и социально-политические изменения, осуществлявшиеся под руководством Польской рабочей партии в послевоенные годы, оставили глубокий отпечаток на польском обществе. Длительная оккупация и связанная с ней репрессивная политика нацистов, сопровождавшиеся систематическим уничтожением экономического и культурного потенциала страны, были усугублены драматическими обстоятельствами, при которых в Польше утверждалась новая власть, и которые с полным основанием можно охарактеризовать как состояние гражданской войны. Немалая часть интеллигенции, уцелевшей в годы войны и оказавшейся на Западе, предпочла остаться в эмиграции, не желая сотрудничать с новым режимом, что тяжело сказалось на культурной преемственности между довоенной и послевоенной Польшей. Некоторые черты нового режима, такие как приверженность непопулярной коммунистической идеологии, неприязненное отношение к религии, признание новых восточных границ, а также методы, с помощью которых утверждался новый строй, вызывали отторжение в широких слоях польского народа. Такая точка зрения закрепилась как незыблемый постулат в среде эмиграции, а ныне принимается большинством польских историков как наиболее точно отражающая истоки происхождения режима Народной Польши. В связи с этим говорится о «национальном конфликте» как состоянии взаимоотношений власти и народа в Польше в послевоенное время. С другой стороны, нельзя не признать определённых достижений коммунистического режима и того факта, что несмотря на изначальное неприятие его большей частью польского народа, он сумел осуществить прогрессивные реформы, а на каком-то этапе даже повести за собой нацию. Экономические реформы, которые проводило польское руководство, находили поддержку различных слоев населения. Рабочее самоуправление, вводившееся повсеместно с 1944 г. по мере продвижения на запад Красной Армии, делало рабочих (во всяком случае — на бумаге) хозяевами предприятий, на которых они работали. Восстановление разрушенной экономики, большие стройки 40-50-х гг., урбанизация постепенно превращали Польшу в индустриально развитую страну. Массовое перемещение населения из деревень в города открывало перед бывшими крестьянами новые перспективы, а открытие большого числа начальных школ превращало Польшу в современную страну с поголовно грамотным населением. Общественный энтузиазм, рождённый освобождением от немецкой оккупации, усиленно эксплуатировался новой властью, стремившейся направить его в русло строительства социализма и убедить народ в преимуществах коммунистического строя как решающей силы, победившей нацизм. Активная пропаганда постепенно внедряла в сознание людей мысль о безусловной прогрессивности нового строя, добившегося столь впечатляющих успехов. Таким образом новый строй создал для себя общественную базу и довольно быстро добился собственной легитимизации. Вытеснение старой интеллигенции позволило выдвинуться на первый план новой формации интеллектуалов - носителей традиции общественного бунта и коренного переустройства мира. Это были главным образом выходцы из рабочих и крестьянских семей, всем обязанные революционным преобразованиям послевоенного времени. Они попытались создать принципиально новую культуру, основанную на синтезе ценностей довоенной культурной традиции и Народной Польши. Несмотря на ряд отрицательных явлений, сопровождавших этот процесс (прежде всего усиленное внедрение «соцреализма» и нетерпимость к другим направлениям искусства), нельзя не признать, что сам культурный поиск тех лет безусловно обогатил польскую культуру, поскольку, так сказать, вдохнул в неё новую жизнь и даже заставил несколько по иному взглянуть на современного человека, чем было свойственно предыдущим поколениям творцов. Такими зачинателями нового искусства были, например, писатели Марек Хласко и Казимеж Брандыс, поэты Адам Важик и Виктор Ворошильский, философы Лешек Колаковский, Бронислав Бачко и др. Нашла своё место в общественно-политической структуре Народной Польши и значительная часть немарксистской интеллигенции, многие представители которой (например, писатели М.Ванькович, С.Цат-Мацкевич и ЗКоссаковский, экономист Ч.Бобровский, довоенный премьер Х.Ханк и др.) вернулись в Польшу из эмиграции после событий 1956 г. Интеллектуальная жизнь ПНР характеризовалась многообразием и разносторонностью. Наряду с печатными органами, отражавшими точку зрения власти (прежде всего «Трыбуна люду»), выходили газеты и журналы, которые открыто провозглашали своё несогласие с доктриной социализма, признавая при этом легитимность новой власти (еженедельник светских католиков «Тыгодник повшехны» и журнал «Знак»). Кроме того, такие газеты как «По проету», «Пшеглёнд культуральный», «Нова культура» и др., выражая свою поддержку ПОРП и не подвергая сомнению её руководящую роль в польском обществе, зачастую высказывали мнения, шедшие вразрез с политикой партии, и нередко предоставляли свои страницы деятелям, отношения которых с руководством страны были весьма сложными и неоднозначными. Подобная идеологическая пестрота угрожала существованию авторитарного режима, утвердившегося в Польше в октябре 1956 г., поскольку формировала почву для оппозиции. Поэтому власть, не имея возможности справиться с оппозиционными настроениями, стремилась изолировать очаги оппозиции и дискредитировать её участников в глазах общества. Оппозиция же, в свою очередь, меняясь в соответствии с эволюцией режима, проделала длинный идейный и организационный путь, оформившись в итоге в несколько сообществ, открыто противопоставлявших себя власти (КОР, РОПЧО и др.). В силу авторитарного характера политической системы ПНР Третья Речь Посполитая, возникшая после крушения Народной Польши, обращается к демократическим традициям докоммунистического периода польской истории. Носителями этих традиций в Народной Польше представляются участники политической оппозиции, которые добивались расширения поля независимой социальной активности и тем самым придания большего веса общественному мнению. Таким образом, возникает вопрос о соотношении идей различных течений политической оппозиции в ПНР с направлениями общественно-политической мысли предыдущего (т.е. довоенного) и последующего (современного) периодов. Исследование идеологического и организационного генезиса политической оппозиции в ПНР, её взаимоотношений с властью, а также её места в политической сфере жизни польского общества на разных этапах существования Народной Польши, позволит полнее осветить корни нынешних демократических институтов в стране и степень их преемственности с традицией прошлого. Кроме того, немаловажным представляется изучение взаимодействия идеологии политической оппозиции в ПНР с основами традиционного польского мировоззрения (прежде всего - с католицизмом, постулатом национальной независимости и восприятием себя как части западной культуры), что поможет пролить дополнительный свет на историю интеллектуальных течений Польши Новейшего времени. Именно этим и обусловливается актуальность темы. В развитии взаимоотношений режима Народной Польши и политической оппозиции можно выделить несколько этапов: - 1944-1947 гг. - утверждение нового строя, борьба с массовой организованной оппозицией, открыто декларирующей свой антикоммунизм и нацеленной на захват власти; - 1948-начало 1956 гг. - утверждение тоталитаризма и полное подавление любой оппозиции, за исключением католических структур, с которыми, впрочем, также ведётся ожесточённая борьба; середина 1956-1976 гг. - отход от тоталитаризма и установление более мягкого авторитарного режима. Развитие внутрисистемной оппозиции, принимающей основы строя, но в той или иной степени расходящейся с руководством страны в своих представлениях о методах и целях функционирования общественно-политической системы Народной Польши. Оппозиция довольно аморфна, практически не имеет чётких организационных форм. В идеологическом плане с 1968 г. происходит постепенный отход многих активных коммунистов от марксизма и переход их на антикоммунистические позиции. - середина 1976-1989 гг. - возрождение организованной антикоммунистической оппозиции и возобновление открытой борьбы с режимом. Консолидация оппозиции вокруг основополагающих ценностей буржуазной демократии и стремительная утрата легитимности строем Народной Польши, подорванным общественным взрывом 1980-1981 гг. Хронологические рамки данной работы охватывают третий этап развития строя Народной Польши. Историография изучаемой темы достаточно обширна. Первыми аналитиками внутренней оппозиции в ПНР выступили эмигрантские публицисты З.Йордан и Ю.Мерошевский, печатавшиеся в парижском польскоязычном журнале «Культура». Именно они попытались обрисовать содержание внутрисистемной оппозиции и наметить основные направления её развития. Первым же исследователем, который подошёл к изучению политической оппозиции в Польше как самостоятельного явления, был английский историк Петер Раина, издавший в 1978 г. обстоятельную работу по истории оппозиционного движения в ПНР1. Что касается польской прессы, издававшейся в стране, то вне зависимости от своей идейной окраски она не признавала наличия такого явления как постоянно действующая политическая оппозиция официальному режиму, полагая (одни - со знаком плюс, другие — со знаком минус), что в современном социалистическом государстве для неё нет места. Отдельные попытки некоторых ггублицистов описать оппозиционное движение и сформулировать основные задачи оппозиции носили сугубо утилитарный характер. В качестве примера назовём книгу Витольда Едлшпсого о Клубе кривого колеса2, написанную им уже после отъезда в Париж, и статью Яцека Куроня, опубликованную в 1974 г. в парижской «Культуре»3. Правящий режим со своей стороны всячески подчёркивал «единство и согласие», якобы царящие внутри польского народа, и полностью игнорировал наличие политической оппозиции, даже когда она начала приобретать некоторые организационные формы (КОР). Лишь после 1980 г., когда закрывать глаза на существование оппозиции, принявшей к тому же массовый размах, стало невозможно, появились работы, пытавшиеся проанализировать факт наличия оппозиционных настроений в политической сфере жизни польского общества. В этих работах проводилась мысль о том, что так называемую политическую оппозицию представляют главным образом некоторые малочисленные группы, находящиеся под влиянием вражеских сил и не имеющие никакой поддержки в обществе. Подобные публикации как бы продолжали традицию официальной печати образца 1956-1976 гг., которая в своё время упрекала интеллигенцию в оторванности от нужд простого народа, чтобы дискредитировать тем самым любую критику власти, исходящую из какого-нибудь интеллектуального сообщества4. Первым представил политическую оппозицию в качестве постоянно действующего фактора истории ПНР социолог Ежи Вятр. Он выдвинул утверждение, что правящая элита Народной Польши часто находилась в более или менее выраженной изоляции от масс, и это явилось причиной повторяемости кризисов. Заметим, что своим утверждением Е.Вятр фактически повторил тезисы З.Йордана и Ю.Мерошевского, с той только разницей, что если эмигрантские публицисты называли подобное положение вещей изначально присущим политической системе ПНР, то партийный историк видел истоки такой ситуации в «ошибках» руководства страны, а именно в том, что ни В.Гомулка, ни Э.Герек не предпринимали решительных реформ в области экономики и системы управления5. 1980-е гг. — это время пробуждения интереса к политической оппозиции в ПНР за границей. После массового движения в 1980-1981 гг. и возникновения «Солидарности» на Западе появился спрос на работы, освещающие историю и перспективы антикоммунистического сопротивления в странах соцлагеря, на Востоке лее встали перед необходимостью отреагировать на феномен «Солидарности» и найти ей место в своих идеологических схемах. Из западных работ, появившихся в тот период, отметим социологические исследования С.Старского6 и А.Шиманьского7, а также англоязычную книгу известного деятеля оппозиции Я.Каршшьского8. Из этих трех наибольшую ценность с научной точки зрения представляет «Классовая борьба в социалистической Польше» Альберта Шиманьского. Автор, профессор социологии Орегонского университета, анализирует состояние польского общества с начала XX в. до появления «Солидарности», и приходит к выводу, что установление социалистического строя в Польше, равно как и последующие кризисы, обусловлены внутренними причинами, в то время как внешние факторы (прежде всего, немецкая оккупация) могли лишь усугубить их, но не сформировать. Режим Народной Польши представляется Шиманьскому естественным результатом тех процессов, которые протекали в стране до и во время войны, и в этом смысле Пилсудский, по мнению автора книги, является таким же «виновником» прихода к власти коммунистов, как Гомулка или Сталин. А.Шиманьский не предпринимает глубокого анализа социально-экономических или политических особенностей социалистического строя в ПНР и не делает каких-либо выводов, касающихся перспектив его развития (книга издана в 1984 г.), ограничиваясь констатацией фактов и изучением предпосылок, приведших к ним. Таким образом, работу А.Шиманьского можно считать исследованием некоторых тенденций, охватывающих социальную историю польского общества в XX в. Что касается работ С.Сгарского и Я.Карпиньского, то с позиций сегодняшнего дня они не представляют большого научного интереса, поскольку написаны в жанре рассуждения об истоках польских кризисов и относятся скорее к публицистике. Работы эти были призваны обрисовать перед западным читателем состояние польского общества в социалистический период, и интересны с точки зрения фактографии, а также восприятия авторами основных событий польской истории последних сорока лет. Настрой этих книг антикоммунистический, упор делается на прогрессирующую деградацию правящего режима ПНР, потерявшего в глазах польского народа всякую легитимность. Систематическое изучение истории политической оппозиции в ПНР началось на Западе лишь в начале 1990-х гг. Пальма первенства здесь принадлежит американскому учёному М.Бернхарду, который издал в 1993 г. книгу, где были проанализированы истоки и деятельность КОРа, а также идеологические установки его лидеров9. В Советском Союзе долгое время не предпринималось попыток глубокого изучения общественно-политических и идеологических истоков «Солидарности». В работах, изданных в 1980-е гг., существование политической оппозиции и возникновение «Солидарности» увязывалось с деятельностью «враждебных центров», к каковым относились все противники социализма — внешние (западные разведки, Ватикан, польская диаспора за рубежом и т.д.) и внутренние (прежде всего польский епископат)10. Первой обобщающей работой, отходящей от идеологических клише в рассмотрении истории политической оппозиции в ПНР, можно считать книгу Я.Я.Гришина «Истоки кризисов»11. В дальнейшем появилось несколько крупных работ, рассматривающих явление оппозиции как неотъемлемую часть режима Народной Польши12. Из этих работ хотелось бы поподробнее остановиться на кандидатской диссертации Т.Г.Калугиной «Политическая оппозиция в Польше. 1956-1980» как непосредственно затрагивающей тему данного исследования. Автор вышеназванной диссертации подробно и обстоятельно остановился на генезисе политической оппозиции в ПНР, проанализировал оппозиционную публицистику второй половины 1970-80-х гг., документы польских архивов, а также мемуарную литературу и статьи, изданные в 1950-1980-е гг. в эмигрантских журналах. Представляется, однако, что недооценёнными автором остались материалы, доступные из легальной публицистики ПНР, где зачастую появлялись «крамольные», с точки зрения властей, статьи, имевшие широкий резонанс в стране. А между тем именно они являются практически единственным источником по истории внутрисистемной оппозиции периода 1956-1968 гг., источником, созданным непосредственно во время событий и заведомо более свежим, нежели воспоминания, написанные нередко спустя 25-30 лет после случившегося. Даже парижская «Культура», уделявшая большое внимание любым проявлениям оппозиционной деятельности в стране, не может сравниться по ценности с легальной прессой ПНР того периода, поскольку представляет собой всё же взгляд извне, в силу чего взгляд искажённый и не вполне отражавший значение и суть события. Кажется, именно поэтому Т.Г.Калугина делает акцент на организационной стороне деятельности оппозиции в 1956-1976 гг., оставляя несколько в стороне её идеологическую составляющую. Поэтому в нашей диссертации мы попытаемся осветить именно развитие идеологии политической оппозиции в ПНР периода 1956-1976 гг., максимально использовав те возможности, которые предоставляет для решения этой задачи открытая периодика Народной Польши. Что касается польских работ, затрагивающих тематику оппозиции, то начиная с 1976 г. в ряде появившихся тогда подпольных изданий публиковались многочисленные статьи представителей нонконформистской интеллигенции (Яцек Куронь, Адам Михник, Ян Юзеф Липский, Лешек Мочульский, Александр Халль, Стефан Киселевский и многие другие), в которых разрабатывалась стратегия оппозиционной деятельности, ставились конкретные задачи оппозиции и делались попытки описать идейный и организационный путь, пройденный оппозицией. Однако лишь после 1989 г. в Польше началось систематическое изучение политической оппозиции как сложного явления, сопровождавшего всю историю ПНР и проделавшего длительный путь в своём развитии. Выдающаяся роль в изучении этого явления принадлежит польскому историку Анджею Фришке, который первым выделил оппозицию в самостоятельный предмет исследования, разделил историю оппозиции на периоды и сформулировал основной понятийный аппарат13. В современной Польше появляется множество работ, посвященных различным областям деятельности политической оппозиции в ПНР. Своеобразным пиком изучения данного явления можно считать издание биографического словаря деятелей оппозиции, в котором представлен ценный фактографический материал, зачастую находящийся только в личных архивах участников оппозиции14. Общей чертой всех польских исследований последнего десятилетия по истории политической оппозиции в ПНР является отношение к оппозиции периода 1956-1976 гг. не как к части политического режима, допускавшего в определённых пределах критику власти, но как к элементу национального сопротивления, выступавшего против «чужеродного вмешательства» во внутренние дела страны. Такая оценка зиждится прежде всего на постулатах самих деятелей оппозиции образца 70-х — 80-х гг., когда подавляющее большинство противников власти характеризовало правящий режим как неестественный и чуждый польскому народу, а себя рассматривало в качестве борцов за свободу и полноценный суверенитет государства. Таким образом, период Народной Польши в современных интерпретациях как бы выпадает из общего течения польской истории, представляясь чем-то искусственно вклинившимся в промежуток между Второй (довоенной) и Третьей (посткоммунистической) Республиками. Иначе говоря, режим Народной Польши выглядит в современных работах польских историков совершенно лишённым корней и навязанным неблагоприятными внешними обстоятельствами, а деятельность оппозиции рассматривается как борьба (сознательная или неосознанная) за возвращение к истокам, к прерванной традиции. При работе над диссертацией автор использовал следующие источники. 1) Легальная периодика ПНР и эмигрантская пресса 1956-1976 гг. Данный вид источников позволяет представить не только точку зрения власти на внутреннее положение в стране, но также мнение её противников, а кроме того, позицию тех, кто, не выступая против режима, расходился с ним в понимании некоторых аспектов жизни польского общества. Легальная пресса ПНР пользовалась значительно большей свободой, чем советская, особенно в период «Польского Октября» и непосредственно после него. Поэтому этот разряд источников предоставляет нам достаточно обширный материал для того, чтобы можно было сделать обоснованный вывод о развитии идеологии некоторых течений оппозиции (прежде всего - польских ревизионистов и светских католиков). 2) Программные документы оппозиции, опубликованные в различных сборниках, парижской «Культуре» и подпольных изданиях15. Известно, что деятели оппозиции далеко не всегда стремились поместить свои идеи на страницы какого-либо отечественного или зарубежного издания, ограничиваясь «самиздатом». Поэтому данный вид источников восполняет пробел, не затронутый легальной периодикой ПНР в силу давления цензуры, или оказавшийся недоступным для эмигрантских изданий. 3) Научные работы, пр1шадлежащие перу различных представителей нонконформистской интеллигенции Польши того периода16. Здесь имеются в виду научные исследования, написанные в период 1956-1976 гг., которые напрямую не обращались к теме оппозиции, или касались её вскользь но оказали воздействие на духовный мир польской интеллигенции, что в итоге отразилось на взглядах участников оппозиционной деятельности. 4) Воспоминания, интервью, дневники17. Данная группа источников интересна в основном как свидетельство развития мировоззрения того или иного деятеля оппозиции либо оппозиционного течения, и хотя тоже представляет любопытный фактический материал, однако достоверность его всегда нуждается в проверке. 5) Дневниковые записи работников советского посольства в Варшаве о содержании бесед с функционерами ПОРП. В данном виде источников представлена точка зрения некоторых представителей правящей элиты ПНР на события в стране. Нередко эта информация не попадала на страницы официальной печати. 6) Аналитические и информационные записки посольства СССР в Варшаве для ЦК КПСС, хранящиеся в Архиве внешней политики РФ и Российском государственном архиве новейшей истории. Аналитические записки представляют собой описание тех или иных явлений во внутренней жизни ПНР, и в силу своей идеологической зараженности должны приниматься с большой осторожностью. В диссертации: использовались в основном информационные записки, которые отличаются от аналитических предельной конкретизацией темы и наличием ссылок на документы, чьи оригиналы остались для нас недоступными. Методологическую основу данного исследования составляют принцип историзма, предполагающий анализ любого явления в контексте предьщущих событий, и принцип объективности, благодаря которому проблема рассматривается в свете всего многообразия сопутствующих фактов. Кроме того, немаловажным представляется использование статистического метода и метода выборочного цитирования источников, с помощью чего улавливается общая тенденция изучаемого процесса, а также описательного метода, позволяющего показать картину в развитии и проникнуть в суть явлений. Предметом исследования в данной диссертации является политическая оппозиция. В современной польской историографии существует несколько точек зрения на то, какую роль играла оппозиция в ПНР и насколько это определение применимо к режиму Народной Польши. А.Фршпке характеризует политическую оппозицию в ПНР как «индивидуальную, осознанную, планируемую, опирающуюся на определённую программу, деятельность организаций либо интеллектуальных течений, направленную на свержение строя либо его реформирование в сторону большей субъектности общества и ограничения монопольной власти партии»18. Такую деятельность историк отличал от массовых стихийных выступлений или каких-то антиправительственных настроений, распространённых по разным причинам в польском народе. Подобному неосознанному недовольству масс А.Фришке дал название «общественного сопротивления», примерами которого он считал, например, упорное нежелание людей принимать официальную версию некоторых событий новейшей истории (деятельность АК, причины и следствия Варшавского восстания 1944 г., вопрос о Катынском расстреле и т.д.) или отрицательное отношение крестьян к коллективизации19. Иное мнение высказал профессор Люблинского католического университета Томаш Стшембош. Он заявил, что в тоталитарном государстве, каковым являлось ПНР на протяжении всей своей истории, не было места оппозиции, поскольку подлинная оппозиция имеет в своей основе гражданскую свободу, а социалистическое государство по своей сути направлено на подчинение себе всех сторон жизни. Поэтому любое сопротивление тоталитаризму (или социализму, что для Стшембоша одно и то же) прямо или косвенно направлено против правящего режима, однако это не оппозиция, а сопротивление — организованное либо стихийное. Последними же представителями оппозиции в социалистической Польше Т.Стшембош считает участников антикоммунистического подполья, которое было окончательно раздавлено в 1952 г. Трудность в определении понятия «политическая оппозиция» применительно к режиму ПНР заключается в уникальности такого явления как страны народной демократии. Т.Стшембош считает феномен народной демократии искусственным, порождённым последствиями Второй мировой войны. По его мнению, ПНР была марионеточным государством, прикрывавшим оккупацию страны Советским Союзом и никогда не имевшим поддержки среди польского народа. Поэтому любой акт народного недовольства он рассматривает как борьбу за национальное освобождение, т.е. как сопротивление оккупации20. А.Фришке, со своей стороны, также признаёт неестественность социалистического строя в Польше, однако прослеживает несколько этапов в развитии общественно-политической структуры ПНР, в ходе которых менялись и взаимоотношения народа и власти. По его мнению, на протяжении большей части своей истории правящий режим ПНР допускал, в отличие от советского, существование очагов независимой мысли, которые можно считать постоянно действующей оппозицией. Т.Г.Калугина выдвигает своё определение оппозиции. По её мнению, «оппозиция — это всякий моральный импульс, направленный, например, против лжи, беззакония и т.п.». Другими словами, если говорить о режиме Народной Польши, Т.Г.Калугина именует оппозицией использованное А.Фришке понятие «общественного сопротивления». Однако российский специалист даёт и другое, дополнительное определение оппозиции: это «группы людей, которые, действуя относительно постоянно, публично провозглашают свои нонконформистские позиции и критические взгляды, не скрывают своих идейных и политических позиций и нередко сами себя в большей или меньшей степени считают политической оппозицией»21. То есть, по сути это именно то, что сам А.Фришке причисляет к оппозиции в ПНР (в данном случае мы имеем в виду даже не конкретное определение данного термина в приведённом выше выступлении А.Фришке, но общий тон его работы «Политическая оппозиция в ПНР. 1945-1980»). Подобная разноголосица показывает, что единого, общего для всех исторических условий определения оппозиции не существует. Вообще говоря, оппозиция как таковая - это «противодействие, сопротивление определённой политике, политической линии, политическому действию; партия, лицо, выступающие против господствующего мнения, правительства, системы власти, конституции, политической системы в целом. Оппозиция политическая — более или менее организованная группа лиц внутри общества, социальной группы, партии или организации, ведущая линию политического противодействия, противопоставления, сопротивления господствующим взглядам, политике и практике большинства; политическая деятельность партий, групп и движений, противостоящая правительственному курсу и ведущая с правящей партией (партиями) борьбу за государственную власть». По отношению к власти оппозиция бывает лояльной и нелояльной; по месту действия - парламентской и непарламентской; по способу действий — системной и ситуационно-ориентированной. В случае, когда конфликтный потенциал представляет собой реальную угрозу согласию по основным вопросам, речь идёт уже о фундаментальной оппозиции или революционной борьбе . Предложенное польскими историками разделение на оппозицию как сознательный акт, и сопротивление (или протест) как стихийное движение, в целом плодотворно, но несколько размыто, поскольку нет, как мы видели выше, чётких критериев, которые бы ясно и недвусмысленно определяли содержание того и другого.