Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Презентация доклада в Институте Кеннана 10. 01. 12




страница1/5
Дата02.07.2017
Размер0.68 Mb.
ТипПрезентация
  1   2   3   4   5
Презентация доклада в Институте Кеннана 10.01.12.

Вашингтон, Международный Центр Вудро Вилсона.

Гражданское общество и избирательный цикл декабрь 2011 - март 2012: негативные и позитивные последствия взаимного влияния на вектор политического развития России.

Цель:

На основе предполагаемого исследования составить прогноз возможных вариантов политического развития России после президентских выборов в марте 2012 года.

Задачи:

- подробный анализ причин создания Общероссийского народного фронта (далее - ОНФ); порядок и механизмы его формирования; выявление всего набора мотиваций со стороны различного рода организаций для их вхождения в ОНФ, а также выявление методов административного и иного воздействия на данные организации;

- изучение характера использования потенциала и ресурсов общественных организаций в ходе избирательных кампаний;

- анализ использования лидеров общественного мнения в предвыборной борьбе;

- изучение механизмов «встраивания» беспартийных общественных активистов в предвыборные списки «партии власти» без опоры на правовую базу;

- сравнительный анализ развития/деградации российского законодательства с точки зрения уменьшения/увеличения возможности общественного влияния и общественного контроля на избирательный процесс; ознакомление с аналогичными вопросами, существующими в США;

- выявление и изучение альтернативных ОНФ предвыборных общественных объединений, формирующихся вокруг других политических партий;(например, Народного Ополчения под эгидой КПРФ);

- анализ эффективности участия непартийных структур в предвыборной борьбе;

- анализ эффективности участия непартийных активистов и лидеров общественного мнения в предвыборной агитации и пропаганде;

- изучение применения «форм «общественного контроля» за ходом избирательной кампании в отсутствие правовой базы;

- выявление организаций и активистов «общественного сопротивления» принудительному использованию партией власти общественного ресурса; (акции «День Гнева» и другие);

- изучение методов «общественного сопротивления» партии власти на примере «Солидарности», «Другой России», «Левого Фронта» и

других движений и объединений;

- изучение характера изменения поведения лидеров политических партий в результате общественного давления;

- изучение характера изменений в деятельности власти во время предвыборной кампании в результате взаимодействия с представителями гражданского общества; (идея Медведева о «Большом Правительстве», инициированные Путиным праймериз с участием представителей ОНФ и др.);

- изучение динамики изменения соотношений и расстановки сил внутри «Единой России» в результате привлечения общественных активистов со стороны (непартийных);

- анализ характера соперничества между партийными и привлеченными беспартийными за депутатские мандаты;

- анализ привлечения и использования общественного ресурса партией «Правое дело»;

- анализ привлечения и использования общественного ресурса партией «ПАРНАС» как в случае её повторной регистрации и участия в избирательной кампании, так и в случае отказа от регистрации - для неформального участия в избирательной кампании; (акция НАХ-НАХ);

- эффект Алексея Навального («партия жуликов и воров», кампания «Голосуй за любую партию, кроме Единой России»);

- анализ итогов парламентских выборов с точки зрения использования ресурсов гражданского общества;

- анализ роста/падения авторитета лидеров общественных организаций по итогам парламентских выборов - на основе изучения общественного мнения;

- подробный анализ репутационных рисков, приобретений и потерь, проявившихся в результате использования властью общественных и иных организаций в предвыборной борьбе - для дальнейшего развития гражданского общества;

- анализ соотношения ресурсов гражданского общества и ресурсов политических партий по итогам избирательной кампании.

В конце октября, выступая в Центре Вудро Вилсона с презентацией еще только предстоящего исследования, я представила свои предварительные прогнозы о развитии политической ситуации в России.

В них было два ключевых момента:

России удастся избежать двух крайностей: как

продолжения нынешней политической стагнации, так и радикального развития событий, подобных тем, что происходят в ряде арабских стран.

• Второе предположение базировалось на моих, более оптимистичных, чем у других экспертов, предварительных прогнозах относительно будущего России.

Это объяснялось моим глубоким убеждением в том, что то, что мы наблюдали последнее время на социально-политической поверхности страны, существенным образом отличалось от сложных глубинных процессов.

Эти глубинные процессы стали ускоренно созревать вследствие подмены политической жизни страны циничным фарсом. Тогда же я предположила, что в результате этих процессов, которые в свое время вырвутся на поверхность и оживят общественно-политическую жизнь, ситуация в стране будет все в меньшей степени зависеть от Путина или любого другого возможного правителя.

Выдвигая данные предположения, я и представить не могла, что эти глубинные процессы выплеснутся так быстро и так бурно.

Позволю себе немного предыстории для лучшего понимания, каковы предпосылки и что предшествовало набирающему силы, процессу.

Фундамент нынешнего проявления общественной активности закладывался на протяжении последнего десятилетия, начиная с Первого Общероссийского Гражданского Форума в 2001 году, как первой серьезной попытки властей и общества создания площадок для диалога. Хочу напомнить, что его открывали легендарная правозащитница Людмила Алексеева - руководитель Московской Хельсинкской Группы и избранный в 2000 – ном году президентом России Владимир Путин.

Вся сложная и противоречивая история развития российского гражданского общества с его успехами и поражениями, сменяющимися периодами то взаимодействия, то конфронтации с властью (в данном исследовании это не рассматривается), в любом случае не прошла даром. Результатом этого процесса стали первые, еще зеленые, но уже иного качества плоды, появившиеся в 2009 - 2010 годах - в виде новых неформальных действий и инициатив. И оказалось, что это происходит, как и во многих других странах, в первую очередь, благодаря Интернету. Виртуальное пространство стало площадкой для реальной самоорганизации российских граждан. Еще раз подчеркну, мощное влияние интернет-коммуникаций на проявление общественной активности стало заметно ощущаться именно с 2009 -2010 г.г. в виде новых идей, инициатив, акций, протестов, самоорганизации, мобилизации, солидарности, взаимопомощи и взаимной ответственности.

Особенно ярко это проявилось во время беспрецедентных пожаров, охвативших Россию летом 2010-го. Тогда поневоле, от безысходности и на фоне беспомощности государства, людям пришлось самоорганизовываться и давать отпор огненной стихии. Беспрецедентный в новейшей истории феномен добровольной гражданской активности и ответственности в чрезвычайных ситуациях, стал катализатором качественных изменений в раскладе сил на гражданском поле: с одной стороны, «традиционная общественность» в лице существующих некоммерческих неправительственных организаций, с другой - неформальная «новая общественность», которую сложно структурировать и классифицировать, но которая оказалась вне конкуренции по мобильности, самоорганизации, динамизму и эффективности при оказании помощи пострадавшим при пожарах. Эта «новая общественность» возникла из людей, не привязанных к каким-либо организациям и, в основном, не имеющих до этого к общественной и добровольческой деятельности какого-либо серьезного отношения. Многочисленные и разнообразные сетевые сообщества умело координировали между собой все действия, и, что очень важно и нетипично для России, все это базировалось на общественном самофинансировании.

«Новая общественность», по необходимости, взаимодействовала и с государственными, и с традиционными общественными организациями. При этом проявляло по отношению к ним настороженность и определенное недоверие. В дальнейшем, этот бесценный опыт становления и накопления общественного, гражданского и социального капитала, не трансформировался в формальные, постоянно действующие организации. Он как бы «залег на дно», «ушел в подполье» - для осмысления произошедшего и «дозревания» до нового качества и момента, когда вновь возникнет необходимость для мобилизации, самоорганизации и действий.

Как человек, который вместе с лидерами российского НПО-сообщества немало своих сил вложил в становление и развитие гражданского общества в России на протяжении этого сложного десятилетия, хочу еще раз подчеркнуть, что нынешняя гражданская активность не возникла из ниоткуда. Ее фундамент долго, упорно и последовательно закладывала самая активная часть российского НПО-сообщества, и в первую очередь, правозащитники.

Это и митинги на Триумфальной площади в защиту 31 статьи Конституции; и протесты против строительства автомобильной дороги Москва–Санкт-Петербург через Химкинский лес;

Это и беспрецедентная реакция общественности в связи с жестоким избиением в центре Москвы журналиста Олега Кашина и общественная защите Егора Бычкова из Нижнего Тагила, которого привлекли к уголовной ответственности за насильственное «лечение» наркоманов.

Это также и позиционная борьба за сохранение памятников архитектуры в Москве, массовый протест в Калининграде, противодействие строительства Охта-центра в Санкт-Петербурге, «Синие ведерки» и война с мигалками на дорогах, скандальные акции арт-группы «Война» - все это лишь часть того, что с разной долей успеха и неудач проявилось к началу 2011-го.

Нарастающий поток гражданских акций уже тогда свидетельствовал о потребности гражданского общества в кардинальных переменах – как в общественно-политической, так и в социально-экономической жизни страны.

.

События, явления и акции, предшествовавшие избирательной кампании 2011 года.

Еще в начале прошедшего года, по мнению многих социологов и политологов, население России расценивало предстоящие выборы депутатов в Государственную Думу России, как малозначащую формальную процедуру «назначения» властью послушного парламентского большинства, пригодного лишь для штамповки нужных исполнительной власти законов.

В общественном мнении сложилось стойкое убеждение, что вся «системная оппозиция» в виде КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» не просто вписалась в конструкцию нынешней политической системы, но стала по сути, одной из ее опор, поддерживая видимость политической «борьбы».

Согласно апрельскому опросу ВсероссийскогоЦентра Исследования Общественного Мнения (далее – ВЦИОМ) число россиян, у которых пропал интерес к общественно-политической жизни в стране, вырос с 45% в 2008 году до 61% к весне 2011. Желание участвовать в голосовании за это же время сократилось с 40% до 27%.

Этому есть вполне логичное объснение. Как непосредственный свидетель и участник нескольких избирательных кампаний, смею утверждать, что сами по себе нарушения стали массовыми и хроническими, начиная с президентских выборов 1996 года. Но при этом сохранялась вполне либеральная законодательная база, политическая конкуренция, конкуренция в СМИ и ряд других демократических атрибутов. Это обеспечивало реальную политическую жизнь, и, как следствие, интерес к ней со стороны общества.

На протяжении же последнего десятилетия, массовые нарушения по ходу всей избирательной кампании, а не только непосредственно на выборах, стали нормой. При этом они происходили на фоне последовательного ужесточения нормативной и законодательной базы, « усечением» выборного законодательства и выхолащиванием сути избирательного процесса. В частности, были отменены выборы губернаторов, ужесточились требования к регистрации партий, включая увеличение необходимой численности с 10тыс. до 50 тыс; был поднят с 5% до 7% избирательный барьер (правда, по инициативе Медведева он вновь будет 5%, но только с 2016 г.); отменена графы «против всех» в бюллетене голосования; партий лишили возможности создавать блоки, что фактически уничтожило маленькие партии.

Все это, и многое другое, наряду с беззастенчивым применением административного ресурса в ходе выборов, привело к полной монополии Партии власти на эту власть, сделав ее, практически несменяемой.

Как следствие, существенно снизился интерес населения к выборам. Общество пребывало в политической апатии. «Выборы» стали обозначаться все чаще в кавычках, и еще чаще заменяться словом «назначение». В определенном смысле низкая явка стала выгодна власти, поскольку открывала дополнительную возможность получать партии власти более высокий результат.

Но на мартовских выборах в местные органы власти прозучал тихий тревожный звоночек. Формально ЕР праздновала победу, получив в общей сложности около 70% мандатов. Но реально наметилась опасная, с точки зрения власти, тенденция.

По данным ЦИК на выборах 13 марта в законодательные органы власти, "Единая Россия" получила менее 50% голосов в 7 из 12 регионов. В частности, в Нижегородской - 42,9%, Калининградской - 42,2% и Кировской областях – 36,7%. Самые лучшие результаты у "единоросов" – в Чечне и на Чукотке (76,33%). При этом явка избирателей возросла на 8% по сравнению с предыдущим циклом. (http://ria.ru/politics/20110315/354159349.htm )

Первым, кто услышал этот тихий звон, оказалсся главный идеолог «суверенной демократии», первый заместитель Администрации Президента Владислав Сурков. В решающей степени благодаря усилиям В.Суркова, прежде бурно развивающееся политическое поле России, за 10 лет превратилось в политическое кладбище, на котором партии-призраки просто имитируют политическую жизнь.

Поняв, что власть его руками явно «перегнула палку», и поэтому необходимо как-то неопасно для власти «оживлять» процесс он, еще в ноябре 2010 года, на встрече со студентами ведущих американских университетов, заявил, что в России "не хватает влиятельной либеральной партии", но "всему свое время".... И что:"... "Единая Россия" будет "снижать свои позиции... Однако выборы в Госдуму 2011 года все еще должна выиграть правящая партия — "Единая Россия"... "Но я уверен, что "Единой России" будет гораздо сложнее получить конституционное большинство...».

В дальнейшем этот исходный посыл транслировался прокремлевскими информационными каналами каждый раз, когда того требовала политическая конъюктура.

При этом на закрытых совещаниях с участием высокопоставленных функционеров ЕР , главный идеолог Кремля не раз устраивал им разнос за их партийную несостоятельность.

Фактически, мартовские региональные выборы уже создали для власти головную боль: как, с одной стороны, «успокоить электоральное возбуждение», но с другой стороны, не довести ситуацию до такой низкой явки, которая поставит под сомнение легитимность самих выборов,

К этому времени крылатая фраза блогера Алексея Навального: «ЕР-партия жуликов и воров», сказанная им 2 февраля в эфире радио Финам-ФМ (http://finam.fm/ ), уже широко гуляла по стране, стремительно набирая обороты. В дальнейшем это название настолько срослось с ЕР, что единороссам просто пришлось с ним смириться. По мнению многих экспертов и политологов, это стало одной из самых удачных находок в борьбе с партией власти в нынешнем избирательном сезоне. По случайному совпадению, в тот же день, 2 февраля, из партии с громким скандалом вышла известная балерина и светская «львица» Анастасия Волочкова Блогосфера отреагировала на это довольно оживленно и благожелательно, несмотря на весьма неоднозначное отношение к самой Волочковой.

Беспокойство власти наметившейся тенденцией падения популярности партии, вылилось в желание поставить на службу избирательной кампании ЕР, с прицелом на президентские выборы, ресурс гражданского общества и некоммерческого сектора в целом. Это была попытка замаскировать все более теряющую авторитет и популярность ЕР «общественным покрывалом».

Пикантность ситуации заключалась в том, что власть все эти годы пыталась загнать гражданское общество за тот же кладбищенский забор, где уже находились политические партии. Несмотря на административное давление и серьезные травмы, нанесенные НКО-сообществу ограничительным законодательством, которое было ослаблено Медведевым лишь в конце 2010 года, его, в отличие от политических партий, не удалось задушить в кремлевских объятиях. И именно этот живой островок общественной жизни теперь потребовался власти.

Прокремлевское движение «Наши» - любимое дитя господина Суркова, выпестованное им специально для политического киллерства и травли внесистемной оппозиции, для этих целей явно не годилось.

В результате, 6 мая на конференции в Волгограде, Путин предложил включать в список кандидатов от ЕР на выборы 2011 года в Думу сторонников и представителей различных общественных объединений. Именно тогда им была озвучена идея создания Общероссийского Народного Фронта (ОНФ). Уже на следующий день, в подмосковной резиденции Премьера, состоялась встреча с руководителями ряда организаций, на базе которых был образован оргкомитет . «Процесс» пошел... В ОНФ вошли все ведущие организации крупного, среднего и малого бизнеса, пенсионеров, ветеранов, женщин, людей с ограниченными возможностями, целые трудовые коллективы, предприятия, ассоциации, самые разнообразные некоммерческие организации, иногда весьма причудливые.

Например:



  • Некоммерческое партнерство «Масложировой союз России»,

  • Ассоциация организаций в сфере приемки и хранения зерна «Красноярск Зернопродукт»,

  • Некоммерческое партнерство «Альянс водоканалов Приморского края»,

  • Общественная организация «Владивостокский клуб близнецов»,

  • Региональная общественная организация Адмиралов и Генералов ВМФ,

  • Клуб долгожителей имени Дэн – Сяопина!!!

  • Некоммерческое партнерство «Совет участников рынка услуг операторов железнодорожного подвижного состава»

  • Общероссийская общественная организация инвалидов - больных рассеянным склерозом , и многие другие.

Началась кампания по записи в число сторонников власти.

В итоге, в списках ОНФ оказалось 188 общероссийских организаций, включая саму партию ЕР, и 1788 региональных. (http://narodfront.ru/)

Причины вступления были разные. Некоторые вступали добровольно-принудительно, некоторые - в надежде, что это поможет им решить наболевшие проблемы, а некоторые – с искренним энтузиазмом. Иногда этот энтузиазм власть вынуждена была даже сдерживать, чтобы хоть как-то ограничить вхождение во «фронт» совсем уж нелепых или одиозных «сторонников».

В обществе эта идея была встречена довольно скептически. Судя по майскому опросу ВЦИОМ, негативно к появлению народного фронта отнеслись, прежде всего, противники политики Путина (25%) и высокообразованные респонденты (15%).

Цели создания Общероссийского народного фронта большинству россиян на тот период оказались неясны (62%).

18% предположили, что это предвыборный ход с целью укрепления «Единой России».

10% россиян были потенциально готовы стать членами Общероссийского народного фронта.

(http://wciom.ru/index.php?id=459

  1   2   3   4   5

  • На основе предполагаемого исследования составить прогноз возможных вариантов политического развития России после президентских выборов в марте 2012 года. Задачи
  • России удастся избежать двух крайностей: как продолжения нынешней политической стагнации, так и радикального развития событий, подобных тем, что происходят в ряде арабских стран.
  • В определенном смысле низкая явка стала выгодна власти, поскольку открывала дополнительную возможность получать партии власти более высокий результат.
  • ЕР-партия жуликов и воров