Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Преступники и преступления Законы преступного мира Лагерная живопись Уголовный жаргон Раздел I лагерная живопись




страница1/28
Дата25.06.2017
Размер2.72 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Александр Владимирович Кучинский

Преступники и преступления Законы преступного мира Лагерная живопись Уголовный жаргон

Раздел I Лагерная живопись



Ритуальная метка


Этимологический корень слова «татуировка» до сих пор окончательно не определился. На этот счет существует несколько равноценных версий. Ряд исследователей придают значение религиозному моменту, ибо у некоторых первобытных народов татуировка заменяла еврейское обрезание или христианское крещение. Многие считают, что настоящая родина татуировки — Гаити, где местные племена отмечали нательными символами знаменательные даты.

Я. М. Коган, ссылаясь на иностранные источники, приводит несколько вариантов происхождения слова «татуировка». По одним данным, названия: «Та-татау», «Тату», «Татау», «Тататорио» представляют собой звукоподражание шуму «тат-тат-тат», являющемуся результатом троекратного постукивания по инструменту, с помощью которого производится татуировка. По другим — корень слова «тау» соответствует явайскому «тату», обозначающему в переводе «рана» или «раненый».

В Большой советской энциклопедии указывается, что слово «татуировка» таитянского происхождения: «та» — картинка, «ату» — дух. «Та-ату», «тату» — картинка-дух. Русский ученый-криминалист М. Н. Гернет утверждал что слово «татуировка» происходит от имени бога полинезийцев «Тики», который якобы и придумал татуировку.

Принято считать, что нательная живопись, где на смену традиционной кисти пришла игла, просочилась в европейские страны в начале XIII века. Поначалу татуировкой увлекались балаганные циркачи, завлекая публику разукрашенными с ног до головы телами. Спустя три — четыре десятилетия татуировка уже перестала удивлять и постепенно превратилась в обычное явление. Появились даже оригинальные мастерские, в которых за деньги могли выколоть что угодно и где угодно.

Как правило, термином «татуировка» обозначали различные изображения на теле человека, а также и само действие — нанесение этих изображений на кожу с помощью красящих веществ. Татуировка связана с древнейшими обычаями испытания выносливости при посвящении юношей во взрослые мужчины. Она носила ритуальный характер, служила знаком магической защиты от злых духов, являлась знаком траура. Особенно татуировка была развита у народов, живших в условиях первобытнообщинного строя или раннеклассового общества. Здесь она не только служила украшением, но и являлась указателем имени, рода, тотема, социальной принадлежности ее носителя.

М. Н. Гернет, со ссылкой на китайский источник XII века, сообщает о татуировке китайских девушек при наступлении брачного возраста или половой зрелости. Лица их украшались старой, опытной татуировщицей, рисовавшей на щеках и лбу цветы, бабочек, насекомых. В новой Каледонии жрецы культа змеи носили на лице, руках, груди изображения вытатуированных цветов, животных и особенно змей, а древние египтяне — изображения культа Изиды и Осириса. На острове Формоза женщины перед самой свадьбой татуировали все лицо. В Новой Зеландии молодые девушки татуировались, чтобы замаскировать румянец на щеках. Обряд татуирования сопровождался пением их матерей: «Татуируйся, чтобы не говорили, когда ты пойдешь на праздник: кто эта девушка с красными щеками».

Чарльз Дарвин, будучи в 1835 году на островах Таити и Новая Зеландия, отмечал, что на острове Таити «большая часть мужчин татуирована, и линии этой татуировки так грациозно следуют за всеми изгибами тела, что производят чрезвычайно изящное впечатление. Главный рисунок несколько похож на крону пальмового дерева. Он начинается на центральной линии спины и, грациозно закругляясь, расходится в обе стороны. Женщины так же татуированы, как и мужчины; у них часто татуируются также и пальцы. У новозеландцев принята своеобразная татуировка. Она состоит из очень сложных, симметричных фигур, покрывающих все лицо».

Татуировка встречается у всех первобытных народов (эскимосов, чукчей, гренландцев, японцев, сиамцев, индусов, арабов, китайцев и др.). Она тесно связана с их верованиями, их эстетическими представлениями и культурой. Большинство антропологов объясняют обычай татуирования как результат эволюции идеи окрашивания тела, чтобы вызвать у другого пола зависть, расположение, удивление, поклонение или как естественную потребность, заменитель модной одежды. Каждый клан имел свои родовой предмет культа, который и татуировался на теле: таитянин — кокосовую пальму, индус — тигра, японец — дракона.





Татуировкой отмечали важнейшие этапы жизни человека, как память о пережитом, а тело с рисунками и изображениями было его своеобразным паспортом. Операцию производил специально выбранный из всего племени человек, обладавший художественными способностями. Каждая фигура, каждый знак были понятны всему племени. Они свидетельствовали о том, как мужал юноша, о его добре и зле, о храбрости и трусости, о благородстве и коварстве, плутовстве и хитрости. Человек не имел права говорить о себе, за него «говорили» татуировки. Если племя вело войну с другим племенем, то вождь отличал особо отличившихся воинов соответствующими их храбрости и заслугам татуировками. Американский историк и этнограф Э. Тейлор, описывая обычаи ряда племен и народов, отмечал:

«При татуировании кожи главной целью, несомненно, является красота… Не иметь татуированного рта для женщин считалось чем-то позорным и вызывало замечание, высказываемое с отвращением: „У нее красные губы“. Нередко знаки на коже служат не для украшений, а для других целей, как это бывает, например, в Африке, где длинный рубец на бедре у мужчин может означать, что последний высказал храбрость в битве. В других случаях они отмечают племя или народность, к которой принадлежит тот или иной негр».


Обычно принято считать, что только южные народы украшают свое тело рисунками и татуировками, а северные — свою одежду. Это не совсем верно. Известый полярный исследователь Г. А. Ушаков, описывая одежду, украшения и татуировки эскимосов, с которыми он прожил на острове Врангеля три года (1926–1928), отмечал:

«Эскимосы очень мало заботятся о том, чтобы одежда была нарядной, и сосредотачивают свое внимание на украшении собственного тела. Яркость и обилие татуировок у женщин бросается в глаза, мужчины татуируются редко, и татуировка их мало заметна. Операция эта делается в возрасте 8–12 лет и настолько мучительна, что ребенок не выносит боли и узор остается незаконченным. Чем обильнее на теле татуировка, чем сложнее ее узор, тем сильнее восхищаются окружающие и тем больше мучений претерпевает ребенок. Женщина, как правило, татуирует только лицо и тыльную сторону ладони, лишь иногда можно встретить татуировку, покрывающую всю руку до плеча. Узор состоит из прямых и кривых параллельных линий и симметрично расположенных кружков и точек. Однако некоторые женщины этим не ограничиваются и сверх этого более сложным узором расписывают щеки и лоб».

С личным наблюдением Г: А. Ушакова совпадают более ранние данные по этому вопросу Джона Леббока, который заметил:

«В Сибири женщины у остяков татуируют тыльную часть руки, переднюю сторону плеча и ноги. Мужчины татуируют только на кисти фигуру или значок, который употребляется ими вместо подписи».

Татуировка распространена у народов со светлой кожей. На темной коже рисунки не заметны, поэтому у темнокожих татуировка заменяется нанесением рубцов.




Наибольшее распространение татуировка получила в Полинезии, где рисунками покрывали все тело и даже язык. Здесь ее выполняли специальные мастера. У маори Новой Зеландии каждый вождь племени имел свои узоры-татуировки и изображал их на различных документах в качестве подписи.

У небольшого по численности народа айны (около двадцати тысяч человек), живущего на севере японского острова Хоккайдо, до сих пор сохранился обычай татуироваться. Так, на лицах айнских женщин можно увидеть широкую татуировочную линию вокруг рта, что-то вроде нарисованных усов. Руки и лоб айнские женщины чаще всего татуируют после замужества.

С. Марков приводит любопытный пример о том, как татуировка помогла ученым-археологам установить экономические и культурные связи древних народов, обитателей Алтая, с народами Персии, Скифии и греческой Эллады:

«Отыщите на карте Алтая село Улаган. Всего в двух километрах от него стоит курган, сложенный из каменных обломков. В погребальных срубах лежали останки людей и тела гнедых и золотистых коней в богатой сбруе.

Древние обитатели Алтая украшали себя татуировкой. Вот как было разрисовано тело одного из них. На правой ноге от колена до ступни красовалась длинная кругломордая рыба, а ниже ее хвоста — грифоновое чудовище. Правая рука была испещрена изображениями рогатой кошки и оленей. Концы оленьих рогов заканчивались головами птиц. Грифы и грифоны! Эти приметы роднят алтайских чудовищ с грифонами Греции, Скифии и греческой Эллады».




Первые упоминания о появлении татуировки среди европейских народов, в гом числе и народов России, по сведениям, полученным из ряда источников, относятся к концу XVII началу XVIII века, когда с развитием мореплавания общение народов разных стран и континентов стало более тесным. С тех пор (а в России особенно после русско-японской войны 1905 года) татуировка быстро распространилась среди некоторых групп населения, особенно среди моряков и преступников.

Поговаривают, что русская императрица Екатерина II на самом пикантном месте, подальше от любопыт ных глаз скрывала элегантную татуировку. Отец всех народов Иосиф Сталин от этих самых народов таил мрачные череп с костями, вытатуированные на груди.

Во многих крупных портах зарубежных стран (например, в Лондоне) по сей день существуют салоны, где татуируют желающих. Татуировка стала модным увлечением. Она охватила состоятельных людей в США. Франции и др. странах. Создана даже международная организация «татухудожников», устраивающих шоу у плавательных бассейнов. Каждый десятый американец уже покрыл себя картинкой-духом. На «конкурсе тату» на живых экспонатах можно увидеть драконов и змей, львов и русалок, птиц и героев комиксов, письменные заклинания, розы, звезды, галстуки, пояса, эполеты, медали и даже рубашки и кофточки на голом теле.

Когда-то Джон Ф. Кеннеди-младший сделал себе на «мягком месте» татуировку в виде трилистника. Но не ожидал, что это принесет ему такую популярность. В тренажерном зале не только девушки, но и молодые ребята без конца просят ее показать. А журнал «Плэйбой» просто завален письмами с просьбами опубликовать фотографию этой татуировки. Джон уже подумывает, не сделать ли такую татуировку фамильным лейблом мужчин из клана Кеннеди?


У Джанет Джексон есть один маленький секрет, который она по возможности старается хранить в тайне. А именно — оригинальная татуировка, изображающая Микки и Минни Маусов в недвусмысленной позе. Правда, увидеть эту интересную картинку удается не каждому — она находится в нижней части ее живота.

В нынешние времена живым воплощением искусства татуировки является калифорнийка Джулия Гнуз.

Чтобы разукрасить все свое тело, она потратила четыре года и сорок тысяч долларов. Но стать «ходячей галереей» ей пришлось не от хорошей жизни. У Джулии редкое заболевание печени, от которого кожа покрывается язвами, оставляющими шрамы. Однако Джулия не пала духом и замаскировала болезнь модной ныне татуировкой.

Московский панк Максим по кличке Чирик в звезды шоу-бизнеса особо никогда не метил, нужды скрывать свои татуировки никогда не испытывал, и потому нарисовал их, где ни попадя, даже на лице. И, кстати, его разукрашенная физиономия приносит добра не меньше, чем очередное понижение цен при Сталине. Увидит, например, прохожий на улице такое существо, посмеется за его спиной — вот вам, во-первых, положительный заряд на весь день, во-вторых, лавры лучшего выдумщика и, в-третьих, продление жизни посредством смеха. Однако родителям Максима в свое время было не до смеха. Двадцать лет назад отправили они свое чадо в пионерский лагерь — чтоб не шатался по подворотням, не учился всяким нехорошим вещам. Обратно ребенок вернулся в татуировках. Родители, накричавшись и наругавшись, выяснили: на отдыхе, стащив у пионервожатой тушь и иголки, пол-лагеря разрисовало себя иероглифами, точечками и буковками. Неизвестно, как это повлияло на прочих обитателей пионерлагеря, но именно тогда мелкий Чирик заразился идеей продолжить художества на своем теле.

«Сегодня это тело покрыто татуировками на 80 процентов, — писала о Чирике „Комсомольская правда“. — И останавливаться на достигнутом Максим не собирается. Скептики могут презрительно пожить плечами: мол, возьмите любой журнал „Тату“, и вы там увидите людей, на теле которых в прямом смысле слова нет живого места. Однако Чирик от этих людей принципиально отличается. Ведь большинство из них, прежде чем отдаться на растерзание татуировщику, тщательно подыскивают рисунок, долго обдумывают расцветку, советуются со знатоками, какой мастер лучше. Максим такой подход называет „постыдным“, по его словам „мажорным“».




— Когда татуировка делается специально, это уже не то, — считает Макс. — А вот если человек по пьянке взял иглу, оставил на мне свой автограф или просто что-то написал, это уже интересно. Потом смотришь, вспоминаешь… Еще много интересных тем на стенах, на заборах, в подвалах. Есть у меня пара профессиональных цветных татуировок, — мой друг, очень хороший мастер делал, — но это не мое. Мой стиль — панк, гранж.

Философствовать о том, что есть панк или гранж, Макс может долго. Сам себя считает панком по жизни. Но, по его мнению, быть панком — это необязательно носить на голове оранжевый ирокез. Это скорее состояние внутренней свободы. И из всех ограничителей для него существует уголовный кодекс, который он свято чтит и соблюдает. От этого в свое время были и проблемы. Ну как можно было в коммунистическое время объяснить милиционеру, что наколки на лице — выражение внутренней свободы? Поэтому в те времена приходилось замазывать лицо гримом и обходить подальше людей в форме.

Сегодня к внешнему виду Макса стали относиться лояльней. И правоохранительные органы, и просто прохожие. Ну, может, какая-нибудь бабулька, перекрестясь, полюбопытствует — не инопланетянин ли он. И, получив утвердительный ответ, удовлетворенно пойдет дальше.

Хотя в последнее время встретить Чирика на московских улицах можно очень редко. Большую часть времени он проводит за городом — строит дачу, которую его мать любовно называет хижиной дяди Тома. Появляясь в Москве, Максим занимается машинами. Покупает старые, ремонтирует и продает. А когда не хватает денег, садится за руль старенькой «Нивы» и ездит по городу, подвозя москвичей и гостей столицы. И если вдруг подвыпивший пассажир начнет приставать с неизменным вопросом, зачем ему татуировки, Макс, миролюбиво улыбнувшись, философски ответит: «Татуированные люди отличаются от других тем, что им нет никакого дела до тех, у кого нет татуировок».


Татуировки на щиколотках в виде браслетиков, цветочки и сердечки на плечах — это уже не стильно. Сегодня в моде рисунки на интимных частях тела, открытых не всякому глазу. В этой области уже давно нашлись свои мастера. Скажем, в Москве этим успешно занимается выпускник московского Строгановского училища Володя Н., поделившийся своими своими маленькими и большими тайнами с газетой «Speed-инфо»:

«Подобные татуировки хочет иметь практически каждый третий заказчик или заказчица в нашем салоне. Я вообще только на этих местах и специализируюсь. Там татуировки и подороже, и, как бы это сказать… поответственней.

Заказы очень разные. Выколоть просят всякое, только я не с любой просьбой соглашаюсь. Недавно девушка приходила, просила на левую грудь профиль любимог о рок-певца наколоть. Фотографию принесла. Ну фанатка она, захотела таким образом его внимание привлечь. Дескать, „ты у меня на сердце…“ Я отказался. И не потому, что наколоть не сумею, а потому что у нее кожа на груди немного дряблая, несмотря на молодость. И за собой, судя по всему, девушка не следит. Ну, наколю я ей, а через два года будет у нее на груди не портрет. а карикатура. Татуировка на интимных местах должна быть эротичной, возбуждать, при этом сильно не отвлекая во время интимной близости. Самое простое, действенное и привлекательное — пухлые губки с высунутым язычком, „нарисованные“ на ягодице. Партнеров, как говорят девушки, это заводит. Хорошо смотрятся на ягодице совокупляющиеся химеры, грифоны, драконы, гоблины…




Пришла недавно одна уморительная девушка. Попросила себе на пятую точку наколоть соски. Точно такие же, какие на ее груди, — темно-коричневые, с морщинками… Пришлось, конечно, повозиться, но вышло — на загляденье. Такую „грудь“ раз увидишь, не забудешь.

Что же касается мужчин, то я делю их на „расписанных“ и „скромников“. У „расписанного“ уже полтела в татуировках, на нем в пору Бородинскую битву рисовать. Они, кстати, и просят наколоть батальные сцены: какого-нибудь богатыря в сражении с драконом. На ягодицах один шутник заказал пушку — жерлом как раз рядом с анальным отверстием. Бывает, змею просят „обвитую“ вокруг чресел наколоть. Само мужское достоинство я не татуирую. Хотя видел татуировку и на этом месте. В „боевом положении“ это смотрелось как кактус с наколотыми колючками. Технически безумно трудная работа.

Мужчин я от решения иметь тату не отговариваю. А вот с женщинами… Каждую неделю хоть одна девушка, но приходит с просьбой сделать ей на ягодице вензель с инициалами любимого парня. Я сам у своей жены — третий муж. Вот и говорю девушкам: „Вы подумайте о тех любимых, кого вы, может быть, еще не встретили: каково им будет глядеть на чужие клейма на вашем теле?!“ Предлагаю им наклейку поставить типа переводной картинки — от настоящей татуировки не отличишь. До полугода держится».



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

  • Ритуальная метка