Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика семейной




страница23/33
Дата15.05.2017
Размер5.07 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   33
Подготовка расстановок опекунских семей на однодневном семинаре Свои рассуждения я хотел бы предварить замечанием, что речь здесь идет о парах (за одним исключением тех, кто не имел никакого предварительного опыта психотерапии), не ожидавших ничего подобного от подготовительных семинаров и, как правило, профессионально не связанных с психосоциальной сферой. В этом отношении контекст семинаров с приемными родителями заметно отличается от семинаров терапевтических. Разработанный Хеллингером (1994) и впервые пред- 266 ставленный широкой общественности Вебером (1993) метод семейной расстановки был модифицирован в описанной ниже форме, чтобы дать возможность людям без терапевтического запроса, но с очень специальной проблемой заранее познакомиться с индивидуальными и системными последствиями социального родительства. После первого контакта с сотрудником службы опеки детей, когда проясняются немногочисленные базовые предпосылки установления опеки, претенденты собираются на два однодневных информационных семинара. На первом семинаре обсуждаются в основном административные и юридические аспекты опеки, а на втором, который провожу я, на переднем плане находятся психосоциальные и семейно-динамические темы. Информационные семинары имеют целью подготовку к предстоящему опекунству, но определенным образом они косвенно являются еще и отборочными, поскольку иногда только здесь участвующим парам становится ясно, что они неверно оценили требования и слишком мало отвечают необходимым условиям, причем нам не приходится говорить им об этом открыто. Обычно после подготовительных семинаров такие претенденты оставляют свое намерение, а со стороны организаторов им предоставляется таким образом возможность достойного отступления. Расстановки После теоретического введения в особую семейную динамику опекунских семей парам-претендентам дается первая информация о ходе семейной расстановки, чтобы таким образом подвести их к этому методу работы. Затем следует предложение познакомиться теперь самим с этой формой наглядного представления комплексных системных сил в семьях и с его помощью суметь, может быть, несколько лучше интегрировать будущего приемного ребенка в семью. На первом этапе один из партнеров расставляет нынешнюю систему без приемного ребенка. Поначалу я не давал заместителям обсуждать свои впечатления на их местах в расстановке, я просил их только осознанно воспринимать свои ощущения, чтобы затем просто подчеркнуть изменения, когда на втором этапе в расстановку будет введен ребенок. Я действовал так потому, что, на мой взгляд, не имел права проливать свет на динамику семьи в отсутствие запроса; и все же иной раз проблема пары становилась очевидной уже благодаря самому образу или словам заместителей. Так, отец двух детей поставил их сначала к заместительнице своей жены, затем развернул своего заместителя и отставил его подальше, а в заключение еще и поставил приемного ребенка к матери. В высказываниях 267 матери, детей и приемного ребенка прозвучало недовольство и беспокойство об отце. Сейчас я опрашиваю заместителей уже после первого этапа (расстановка без приемного ребенка) и с помощью конструктивных и ориентированных на ресурсы комментариев стараюсь предотвратить намечающиеся в семье трудности. Следующие шаги — включение в расстановку приемного ребенка и в заключение — одного или обоих родных родителей ребенка. Первый опыт этих семинаров показывает, что претенденты на опекунство часто ставят заместителей будущих приемных детей на малофункциональные места, характеризующиеся, в частности, тем, что: • зачастую форсируется чрезмерная близость к одному из приемных родителей; • родные дети должны уступить место без учета их прежнего положения в иерархии и альянсах; • не попадают в поле зрения родные родители приемных детей. Пример 1 Молодая пара с двумя собственными детьми. Муж решает сделать расстановку. В итоге семья стоит полукругом, все участники чувствуют себя хорошо. Затем он ставит приемную дочь рядом с матерью и для этого немного отодвигает в сторону одного из родных детей. Настроение резко меняется; особенно протестует переставленный ребенок, заместительница приемной дочери тоже подавлена. В результате хорошее место для нее обнаруживается на некотором расстоянии от полукруга приемной семьи, но и здесь ей по-прежнему не хватает чего-то, чего она не может назвать. Я ставлю позади нее ее родную мать, и теперь она говорит об ощущении покоя и явном улучшении. Заместители приемных родителей тоже высказываются позитивно по поводу этой констелляции, где за своей приемной дочерью они видят ее родную мать. Реальные приемные родители, наблюдавшие этот процесс со своих мест, выражают сдержанное изумление. Заместительницы приемной дочери и одной из родных дочерей тоже поражены таким исходом, поскольку в начале семинара обе женщины выказывали явное неприятие идеи быть «всего лишь» заместителями родных родителей. Здесь, как и во многих других расстановках, реальные лица даже приблизительно не дали бы такой полезной информации, как это сделали их заместители. Пример 2 Расстановку своей семьи делает фрау Б. (около 50 лет), мать четверых детей, один из которых уже живет своим домом. На семинар она пришла одна, на прошлом семинаре ее мужа тоже не было. Она уверяет, что он точно так же, как и она, заинтересован в том, чтобы взять ребенка, но, к сожалению, в то время, когда проходят семинары, он занят по работе (семинары проходят по субботам, 268 чтобы дать возможность участвовать обоим партнерам). Из троих живущих с ними детей младшая — 17-летняя девочка с задержкой умственного развития. Фрау Б. приглашает заместителей и при этом сначала забывает саму себя. Она ставит семью полукругом, дочь-инвалида — спиной к остальным в середину, как в фокусе линзы. Следующим шагом мать просит еще одну участницу стать заместительницей приемной дочери и ставит ее рядом с больной дочерью. Заместители высказываются по поводу своих ощущений и впечатлений: заместительница матери воспринимает дочь-инвалида как стоящую перед ней глыбу и чувствует тенденцию упасть назад, а также ощущает недостаточный контакт с мужем. В этой точке стало ясно, что фрау Б. чувствовала себя покинутой мужем (взять ребенка бьио ее идеей) и искала для своей дочери равную ей по развитию подругу для игр. Она сидела во внешнем круге и согласно кивала во время многих высказываний ее заместительницы. Попытка расставить приемлемый для всех участников образ закончилась вариантом, где было больше контакта в паре, дочь-инвалид повернулась к семье лицом, а у приемного ребенка стало больше контакта с остальными детьми. В заключение фрау Б. сама встала на свое место и попыталась воспринять в себя измененную расстановку. Она получила задание подробно рассказать обо всем мужу. Пример 3 Бездетная пара, около сорока лет, живет под одной крышей с матерью мужа, но они ведут раздельное хозяйство. Так как матери мужа предстоит исполнять что-то вроде функции со-воспитывающей бабушки, муж включает ее в расстановку семьи. Выбирая заместительницу будущей приемной дочери, он останавливается на молодой и очень худой женщине, о которой я до этого слышал, что она проходит психотерапевтическое лечение по поводу пищевых нарушений. При опросе заместительница приемной дочери говорит, что ей очень плохо, и на мою просьбу дать этому ощущению пространственное выражение, выбегает из расстановки и успокаивается только далеко за пределами круга стульев. Так как, по моему впечатлению, это никак не связано с динамикой расставленной семьи, а скорее с ее собственной ситуацией, я прошу стать заместительницей дочери другую женщину, и дальше все идет без проблем, а также без сравнимой реакции на приемного отца. Позже убежавшая заместительница говорила о спонтанной реактивации страхов по отношению к собственному отцу. В заключение по совету сотрудника службы опеки пара сначала на время дистанцировалась от желания взять ребенка, что обоим оказалось не трудно, поскольку они уже получили соответствующий импульс. Именно форма семейной расстановки дает здесь большие преимущества, так как: • она часто бывает очень информативной в плане изменения семейных отношений как для расставляющей пары, так и для других участников; 269 • она позволяет эскизно представить опыт будущего опекунства, что может способствовать подобающей интеграции приемного ребенка; • создаются несколько более реалистичные ожидания в отношении будущего социального родительства, которое, однажды отчетливо воспринятое, позже легче репродуцируется в повседневной жизни; • она дает возможность в каждом отдельном случае осторожно заговорить об ожидаемых препятствиях и возможных кризисах и • во многих отношениях предвосхитить последствия опекунства для многих пар, в том числе и не делавших расстановку. Резюме Расстановки с приемными родителями (или претендентами на опекунство) я понимаю как превентивную и информирующую работу. Перед глазами участников символически разворачиваются карты динамики собственной семьи, а также семьи приемного ребенка, и в виде намека им сообщается определенное «знание местности» в отношении установок, чувств и поведения, возникающих в результате взаимодействия. Это помогает сформировать позицию, которая не столько подчеркивает трудности в процессе опекунства, сколько обостряет взгляд на решения. Подготавливается создание эмоционального союза между социальными и биологическими родителями и раскрытие системы опекунской семьи по отношению к родительской семье ребенка. Такую возможность, как мне кажется, дает прежде всего сбалансирование позиций и высказывания заместителей в расстановках и подчеркивает соответствующая обратная связь от участников семинара. И потом, признание с помощью расстановки всех, кто относится к системе приемного ребенка, способно противодействовать возникновению часто наблюдаемого на практике чувства потерянности у этих детей и помочь успешно разобраться с его историей. Проверка приобретенного здесь опыта и утверждений с помощью методов качественного социального исследования, аналогичного предпринятому Франке (1996), могла бы продвинуть вперед развитие подходящих моделей в опекунстве. J ПЕРЕНОС РАБОТЫ МЕТОДОМ РАССТАНОВКИ НА ДРУГИЕ СИСТЕМЫ I LUlfli Супервизия с помощью расстановок Якоб Р. Шнайдер Семейные и системные расстановки намного обогащают супер-визорскую деятельность. Этой теме и будут посвящены мои дальнейшие заметки. При этом слово «супервизия» я использую здесь некритически, так, как оно обычно используется в психосоциальном пространстве. В процессе супервизии компетентное лицо консультирует одного или нескольких терапевтов (консультантов, социальных работников, врачей и т. д. — в дальнейшем для простоты я буду говорить только о терапевтах и их клиентах) по поводу их работы с клиентами или сотрудничества в коллективе, например, в клинике. Иногда супервизия предписывается руководством социального учреждения как обязательная, иногда она бывает добровольной и желательной в какое-то определенное время. Супервизию для отдельных лиц я здесь разбирать не буду. Кроме того, я предполагаю некоторое знакомство с методикой и содержанием работы методом расстановки. В супервизирской работе я различаю три области: • супервизия случая, • супервизия отношений терапевт-клиент и • супервизия коллектива. 1. Расстановки на супервизии случая Супервизия случая направлена на то, чтобы терапевт получил новое или более глубокое понимание проблемы своего клиента и направление решения, чтобы он, открывая и разрешая, мог продолжить работу там, где он «застрял» со своим клиентом. Супервизия случая ориентирована исключительно на клиента, то есть терапевт смотрит не на себя и свои отношения с клиентом, а лишь на клиента в его поведении, его проблемах, его судьбе. Ставя супервизионный вопрос, терапевт служит своему клиенту, равно как супервизорская группа или команда — своим поддерживающим вниманием и супервизор — своим восприятием, своими знаниями и ясностью. Исходный вопрос супервизора проясняет запрос, с которым клиент приходит к терапевту, и вопрос терапевта, который тот хотел бы 273 18-3705 задать в этой связи на супервизии. Если у терапевта, супервизора и супервизорской группы ясный фокус, это очень помогает в работе и облегчает ее. Как и сама терапия, супервизия живет за счет возможно быстрой концентрации на главном. Чаще всего уже ответ на исходный вопрос дает указание на то, где скорее следует искать решение — в системной сфере или в сфере травмы, и, таким образом, имеет ли смысл расстановка на супервизии и системная, то есть ориентированная на динамику семейных взаимосвязей, работа в терапии (с расстановкой или без). В первую очередь супервизор обращает внимание на то, есть ли в вопросе терапевта на супервизии, а также в вопросе его клиента на терапии сила. Без этой энергии, на которой строится работа с расстановкой, супервизия осталась бы более или менее произвольным поиском и испробованием вариантов при отсутствии настоящего контакта с терапевтом и его клиентом. Терапевт делает расстановку семьи своего клиента Необходимые для расстановки сведения о семейной системе клиента и сама расстановка очень быстро делают излишними долгие и парализующие рассуждения о клиенте, о прошлом и будущем поведении терапевта на терапии, они сразу подводят к душе клиента и его системы отношений. Благодаря тому, что с расстановкой терапевта работает супервизор, терапевт, которому не нужно действовать самому, может быть полностью открыт происходящему в расстановке, пока в ней для его клиента не обнаружится движение, делающее возможным решение. Но может ли терапевт делать расстановку за клиента, который, как правило, на супервизии не присутствует Имеет ли система, расставленная терапевтом, с которой затем работает супервизор, действительно что-то общее с системой клиента Ответ на этот принципиальный вопрос, естественно, определяет, имеют ли смысл расстановки на супервизии. Ответ совершенно ясен: да. Обычно терапевт, даже если он не привык думать и работать системно, очень точно «чувствует» динамику в семье своего клиента. И пусть в большинстве случаев подпорогово, он в достаточной степени ощущает систему клиента. При этом речь не идет о том, чтобы терапевт расставил семью клиента так, как это сделал бы сам клиент. «Образы» расстановки будут более или менее различаться. Но когда терапевт открывается душе своего клиента, каким-то образом обнаруживается то, что важно. 274 Иногда терапевту даже легче расставить систему клиента, чем самому клиенту, поскольку его так не отвлекает многообразие пережитого и разные по времени воспоминания. Продолжая затем работу с клиентом, терапевты снова и снова подтверждают, что в супервизорской расстановке обнаружилось что-то верное и разрешающее, иногда кажется, что через расстановку подействовало что-то «издалека». Пример Одновременно этот пример показывает, как благодаря «открытию себя» судьбе клиента изменяются и отношения между терапевтом и клиентом. На су-первизии для коллектива реабилитационной клиники психолог искала совета, как ей быть с пациенткой, представлявшей собой большую проблему для всего отделения. Она крайне броско одевалась, приставала ко всем мужчинам и вела себя так, что и персонал, и пациенты относились к ней крайне отрицательно. Присутствующие на супервизии врачи и сестры, знавшие эту пациентку, стонали так же, как и психолог, их жалобы лились рекой без конца и края. Эта пациентка несколько раз была замужем и разводилась, от первого брака у нее была дочь, которая росла у бабушки, у нее были связи с несколькими мужчинами. Расставленная терапевтом нынешняя система пациентки продемонстрировала полный хаос в отношениях, никаких ощущений по поводу пациентки не возникло. На дополнительный вопрос психолог дала еще одну важную информацию: до первого замужества пациентка была помолвлена, но за несколько дней до свадьбы жених разбился на мотоцикле. Когда терапевт ввела в расстановку жениха, стало ясно, что пациентку тянуло в смерть к этому любимому мужчине. Все участники расстановки вдруг посмотрели ей вслед, все были глубоко тронуты. У терапевта, которая наблюдала расстановку, на глаза навернулись слезы, казалось, вся супервизорская группа была смущена. По отношению к этой пациентке внезапно возникло чувство, а ее поведение, манеры и история предстали совсем в ином свете. На следующей супервизорской сессии психолог рассказала, что пациентка словно по волшебству совершенно переменилась и что после расстановки у них впервые состоялся глубокий разговор. О расстановке на супервизии и тематике речи вообще больше не было. В связи с непосредственно предстоящей выпиской из клиники она предложила пациентке пройти психотерапию, на что та с готовностью согласилась. Польза неполноты На супервизии речь часто не идет о полноценных расстановках решений. Здесь достаточно, чтобы проявилась душевная динамика клиента в основных областях действительности. Тогда терапевт может собственными средствами сделать на терапии то, что нужно. 18 275 Также необязательно, чтобы в своей практике терапевт сам работал с расстановками. Достаточно, чтобы на супервизии он получил ощущение того, какая информация важна, какая душевная динамика действует в проблеме пациента и в каком направлении ведет решение. Когда супервизор работает с расстановками, ему не нужно входить во все детали терапевтической работы. Он всего лишь недолгий спутник терапевта, с его помощью может «проглянуть» что-то, что окажется полезным для клиента и терапии. Ему вряд ли нужно давать советы, как терапевту работать со своими клиентами, он может плодотворно работать с терапевтами разных школ и направлений Ему не важно, что терапевт предпринимал на терапии со своим клиентом раньше и что он будет делать потом. Терапевту не нужно ни за что оправдываться и не нужно предъявлять никаких планов. Вся ответственность за терапию и используемые средства остается только на нем. Отсутствие необходимых сведений о семейной системе клиента имеет место прежде всего в том случае, если терапевт не знаком с системной работой. Недостающие сведения часто относятся к предыдущим связям родителей и роду, особенно это касается «вычеркнутых» (например, рано умерших братьевсестер родителей). Это не обязательно является препятствием для расстановки. Если в запросе есть энергия, расстановку можно довести до того момента, пока не станет очевидным, что в системе кого-то не хватает или что на динамику системы влияет что-то из родительской семьи, и может быть даже, где точно. Так терапевт наглядно видит, о чем самому клиенту, возможно, следует расспросить в своей семье. Если есть возможность довести супервизионную расстановку до хорошего решения, то в этом случае и через заместителей можно работать с фразами, отражающими переплетения, и фразами их развязывающими. Если заместители могут произнести эти фразы — всегда с глубоким сопереживанием, — то в большинстве случаев они верны и для клиентов, и терапевт может непосредственно увидеть, как ему работать со своими клиентами дальше. iNll На переднем плане стоят запросы обратившегося за супервизией терапевта и клиента Расстановка на супервизии служит в первую очередь ищущему совета терапевту. В итоге она для него должна иметь смысл и быть достаточной. Вопросы из группы или желание подискутировать должны быть подчинены тому, что важно для ответственного терапевта Если снова и снова обращать внимание всех членов супервизорской 276 группы на то влияние, которое их вопросы оказывают на терапевта, его клиента, на группу и на них самих, то в большинстве случаев это не проблема. Расстановки облегчают процесс супервизии, поскольку речь здесь идет об основных душевных процессах, которые обычно бывают понятны всем. Основная позиция всех участников супервизии должна быть такой, как будто на ней присутствует сам клиент, так что все концентрируются только на хорошем результате для него. Происходящая на такой основе супервизия случая сплачивает команду в ее совместном служении. В ней высок уровень энергии, речь идет о главном, а личные слабости участников команды и желание (в том числе и супервизора) в чем-то быть более сведущим и оказаться правым становятся несущественными. Участвуя в расстановке в качестве заместителей, проходя вместе с клиентом ориентированные на решение процессы и переживая «порядки любви», многие косвенно сами получают в подарок что-то личное. 2. Супервизия отношений между терапевтом и клиентом Она относится к личным трудностям, имеющимся у терапевта в общении с клиентом. Эта супервизия служит тому, чтобы терапевт разработал или снова обрел хорошие рабочие отношения с клиентом. На супервизии отношений «терапевт-клиент» я различаю способы действий, нацеленные на разрешение проблемы взаимоотношений терапевта с определенным клиентом (причем независимо от свойственной терапевту манеры поведения в общении с другими людьми), и собственный опыт для терапевта, где он старается изменить свои модели отношений, которые к нему часто возвращаются и мешают ему. Работу с собственным опытом я предлагаю только в свободных супервизорских группах, а не в институциональных группах и коллективах. В последних каждый терапевт имеет право на защиту своей личной сферы. Коллектив также не претендует на то, чтобы, как в семье, принимать участие в душевных процессах своего члена. В большинстве случаев это только подпитало бы иллюзию, что команда — это как семья, и парализовало или отравило бы рабочую атмосферу. Кроме того, супервизия должна оставаться свободной от «ознакомления» работодателя или начальника с личными делами терапевта. Для соответствующих «мелких» и в первую очередь контекстуально обусловленных раппортных проблем терапевта существует масса простых и не компрометирующих терапевта интервенционных техник, 277 I базирующихся на простых изменениях представлений и поведения и изменении терапевтом внутреннего образа клиента. Я не хочу останавливаться здесь на этом подробно (очень полезными часто оказываются интервенционные техники из арсенала системной психотерапии, например, циркулярные вопросы, или процессуальные модели из НЛП). Расстановка с целью разрешения проблем раппорта имеет смысл прежде всего в том случае, если в терапевтических беседах терапевт стал пристрастен и потерял нейтральность в отношениях. Работает ли при этом терапевт с одним клиентом или со всей его семьей, значения не имеет. Расстановка системы клиента, включая терапевта Во-первых, терапевт расставляет на супервизии систему клиента. После того как заместители сообщили о чувствах на своих местах, терапевт вводит в систему клиента своего собственного заместителя, которого ставит на то место, которое занимает сам со своим желанием помочь. Изменения в ощущениях заместителей членов семьи дают ценные указания, насколько место, занимаемое терапевтом, способно помочь ему в работе, атакже принимает ли его система клиента Очень часто терапевт ставит себя рядом с клиентом или другим членом семьи, являющимся в системе «жертвой». Но там его чаще всего не воспринимают или не принимают. Расстановка позволяет выяснить, с какого места в системе терапевт может оказывать эффективную помощь и быть в гармонии с системой, ее проблемами, ее энергией и верным для всех решением. (Таким местом часто бывает, к примеру, место вблизи «виновного» ) Глубокий раппорт является не столько результатом усилий со стороны терапевта и соответствующих техник, пусть даже они очень полезны в области «мелких» жестов и привычек мышления, сколько результатом глубокого согласия терапевта с мышлением и действиями системы клиента как равно ценными, имеющими равное право на существование Это созвучие дает ему представление о том, как там течет и действует любовь. Расстановки служат тому, чтобы терапевт и клиент в равной степени вверили себя силам, действующим в семье клиента, и скрытому в них решению и отдались руководству групповой души. Хорошее решение — решение не всегда желаемое или социально признанное. Хотя терапевт и обладает знанием о возможной динамике в семьях и может привести клиента к «середине» его системы, однако там он точ-
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   33