Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика семейной




страница21/33
Дата15.05.2017
Размер5.07 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   33
238 ет опасности оказаться на заднем плане по сравнению с надсмотрщиком. Тут на помощь приходит страх и прерывает интеракцию между обоими, как бы говоря: «Так, теперь прихожу я, и хватит!» Так он освобождает и защищает ребенка. Результатом чего является разрешение на отступление, покой, отдых... но и пассивность, паралич, бессилие и ощущение «брошенности на произвол». Ничего больше не получается. По аналогии с этим нечто подобное можно описать в так называемом «внешнем мире» клиентов: Между клиентом А и некой другой инстанцией Б развиваются отношения в треугольнике. Инстанция Б может быть человеком, но также какой-то задачей или вызовом, ко-торый(-ая) воспринимается как угроза или что-то непосильное. При этом человеку или задаче Б приписывается то, что во «внутреннем мире» соответствует надсмотрщику. Этот процесс можно рассматривать таким образом, что так называемые «внутренние» инстанции образовались и образуются снова и снова как интернализации инстанций «внешних». То есть существует постоянная циркулярная соотнесенность и неразличимость между внутренними и внешними системами. Вернемся к описанию процесса: третий в этом союзе — страх. В этих симметрично нарастающих отношениях А и Б он действует, особенно в форме панических атак, как социально позволенный сигнал стоп. Одна клиентка выразила это так: «Только когда я начинаю испытывать страх и мне становится плохо, до моей семьи доходит, что я больше не могу!». Пример У Паулины, женщины 45 лет, первый образ расставленной ею системы «внутренних частей» выглядел так. Для «Я» она выбрала пустое место на диване, для надсмотрщика и цели — по подушке, для страха — стул и для ребенка, которого она назвала тело, — большого плюшевого медведя. . .И тут обнаруживается динамика, которую мы постоянно наблюдаем в таких расстановках: ребенок выпадает из поля зрения «Я», он чувствует себя как исключенный или заброшенный член семьи. Надсмотрщик наседает на «Я», строит из себя главного в доме, ему кажется, что он отвечает за то, чтобы в этой лавке хоть что-то функционировало. По ощущениям цели, «Я» ее не видит и не использует, и подумывает о кооперации с надсмотрщиком. Страх берет над «Я» такую власть, что оно вынуждено остановиться. Для «Я» позиция очень неприятная и в то же время дающая ему шанс. «Я» испытывает все более сильное желание целительных образов, возрастает готовность к переструктурированию внутренней системы и созданию нового баланса сил. 239 Провести всю расстановку в течение одной сессии получается не всегда. Иногда первым, но большим шагом для клиентов бывает просто включение страха в расстановку. Возможность установить с ним контакт, в какой-то момент встать на его место и увидеть его добрые намерения по отношению к «Я» часто уже становится сильным переживанием в духе «Так вот оно что!». В любом случае, как в английской истории о Ричарде Львиное Сердце, в терапевтическом процессе речь тоже идет о том, чтобы «Я» снова взяло на себя управление делами во внутренней системе и активно позаботилось о том, чтобы все части получили подобающие им места, где каждая из них сможет раскрыть свою добрую силу. Образ -решение В образе-решении у Паулины это выглядело так. своего внутреннего ребенка она взяла к себе на колени, и из глаз у нее покатились слезы. Она смогла увидеть и услышать то, что стремился показать ей страх: а именно то, что ее телу или внутреннему ребенку нужно, чтобы она его воспринимала и поддерживала с заверением: «Ты моя часть, и я позабочусь о тебе!» Бывший надсмотрщик теперь с радостью встал на защиту ее интересов в качестве ее правой руки или менеджера, служа ей со всей своей энергией. Она сама, «Я», в качестве «председателя этого объединения внутренних частей» (Schmidt, 1993) активно берет на себя влияние и ответственность за хорошее решение. Теперь она ясно видит свою цель и путь. Тогда страх преобразуется, немного отступает назад и в качестве стража находится в распоряжении внутреннего ребенка, а также становится советчиком «Я»: со всеми его знаниями о соотнесенности, должной мере и включенности в большее целое. (Если вопрос как раз в балансе между готовностью к достижениям, с одной стороны, и границами возможностей организма — с другой. Или если нужно привести в гармонию интересы социального окружения с витальными потребностями ее собственного жизненного пространства и ее собственным ритмом жизни.) По нашему опыту, состояние клиентов заметно улучшается, если удается осуществить описанный здесь шаг: то есть если страх получает иное значение, а клиенты берут в свои руки любящую и твердую заботу о благополучии своего «внутреннего союза». Страх как друг Острые состояния страха прекращаются практически всегда или по крайней мере становятся значительно реже. При их повторном возникновении клиент может сам регулировать свое обращение с ними — такой опыт очень укрепляет. 240 Одна клиентка, которую я после наших сессий в заключение спросила, что помогло ей справиться с приступами паники, ответила: «Самым важным было то, что я поняла: страх — мой друг, а не враг. А остальное — это самонаблюдение в повседневной жизни и телесный опыт того, что жизнь и земля меня держат». Большинство клиентов заканчивают терапию, как только симптомы исчезают или становятся такими смирными, что напоминают скорее случайные «круги почета». Такие клиенты приходят еще только несколько раз как бы на «супервизию», чтобы интегрировать но-вообретенные возможности в разные контексты жизни и отношений. В этой точке иногда имеет смысл пригласить на беседу партнера или других близких. Кроме того, мы видим, что хорошим дополнением здесь могут быть сессии телесной терапии, например, по Фельденк-райзу. Другие после некоторого перерыва приходят снова, часто на группу, где мы работаем с семейными расстановками. Тогда они уже готовы «предоставить себя» семейной динамике, семейным событиям и, может быть, связанной с этим боли, и на этом уровне принять дополнительные образы-решения. Некоторые модели страха В заключение следует упомянуть некоторые события или модели, очевидно связанные с динамикой страха, поскольку они встречались нам в рассказах об истории семьи и в расстановках семейных систем клиентов: • ранние или драматические потери в собственной жизни или в родительской семье: например, потеря родины, ранняя смерть близких родственников или события, связанные с насилием; • семейные ситуации, заставившие рано повзрослеть, — что часто связано с внутренней или внешней перегрузкой; • сильная лояльность по отношению к обоим родителям, которая переживается как глубокая связь и в то же время как противоречивые требования. Возможно, в этом и заключается ответ на вопрос, почему в начале терапии при состояниях страха и паники полезно фокусировать внутреннюю систему и предлагать расстановки на метафорическом уровне. 16 - 3705 СЕМЕЙНАЯ РАССТАНОВКА С ПРИЕМНЫМИ И ОПЕКУНСКИМИ СЕМЬЯМИ Проблемы идентичности выросших приемных детей: поиск корней Анна Ли Шолыд Для начала я бы хотела рассказать о себе: я сама — приемный ребенок, я психолог и терапевт. Десять лет назад я создала первую в Германии группу самопомощи, сейчас это зарегистрированное общество «Корни и крылья — форум усыновленных». Ко мне за советом и поддержкой обращалось множество людей, я часто сопровождала их в поиске корней. Как приемный ребенок, я сама тоже очень активно занималась своей судьбой, искала, находила, переживала взлеты и падения. Идентичность — что это на самом деле Это значит «полное соответствие во всех деталях». Это не есть что-то прочное, что-то, чем человек «обладает», она, подобно уровню нашего развития, душевному состоянию и внешнему окружению, постоянно формируется заново. В философии, религии и культуре человек всегда задавал себе вопрос «Кто я». Однако для приемных детей этот вопрос, который в жизни задает себе, наверное, каждый, имеет иное экзистенциальное измерение. Поскольку другим всегда ясно, что куда бы я ни шел, как бы ни развивался, есть ли у нас контакт, доволен я этим или недоволен, я всегда остаюсь ребенком своих родителей. Но у приемного ребенка две пары родителей, а история его начинается не с момента усыновления. 242 Кризисы идентичности и ее новое обнаружение относится к развитию человека. Эрик Эриксон выделяет восемь «стадиально-специфических кризисов», с которых начинается каждая новая фаза развития. Соответственно возрасту очередность этих кризисов такова: • на первом году жизни, • на второмтретьем году жизни, • на пятомшестом году жизни, • в латентный период, • в пубертатный период и в юношеском возрасте, • в раннем взрослом возрасте, • во взрослом возрасте, • в зрелом возрасте. Нарушения в развитии обостряюще сказываются на более поздних психосоциальных кризисах. У приемных детей, каждый из которых перенес травму расставания с родной матерью, это означает тяжелое нарушение в большинстве случаев на первом году жизни. Обстоятельства, приводящие к усыновлению, чаще всего драматичны. Травма, причиненная расставанием, этот насильственный и неестественный разрыв, в подавляющем большинстве происходит во время первого психосоциального кризиса — «доверие против первичного недоверия». Для младенца разрыв равнозначен смерти. Взрослый, может быть, способен понять, что его отдали, но этого никогда не понять «внутреннему ребенку». Глубокая травма не проходит, человек может научиться с этим жить, это может даже способствовать его развитию. Сказывается она в любом возрасте, а «запускающий механизм» срабатывает постоянно и переживается очень драматично, «земля уходит из под ног», пустота, паралич, отчаяние... Решающие вопросы Теперь решающую роль для дальнейшего развития ребенка играет то, как ведут себя его новые родители, занимают ли они место приемных или хотят быть «настоящими родителями». Свою роль здесь могут играть и мотивы усыновления, а также то, как родители обходятся со своей возможной недобровольной бездетностью. Как далеко здесь могут зайти люди, мы знаем, — вспомним только о детях из пробирки, внекорпоральном оплодотворении, суррогатных матерях, банках спермы, торговле детьми и т. д. 16 243 Недавно в одной берлинской газете появилась статья о супружеской паре, которая привезла ребенка в Берлин из Литвы за (названные подарками) корову, свинью и телевизор. Возможно или исключено, чтобы в приемной семье было место для родительской семьи усыновленного ребенка Насколько высока будет степень табуизации Усыновленный ребенок приспосабливается Ребенок, переживший то, что его отдали, приспосабливается к данности. Снабженный чувствительными сейсмографами, он часто более чутко, чем другие дети, реагирует на невербальные желания и послания своей новой семьи. Он пытается соответствовать ожиданиям, он не задает волнующих его вопросов, если чувствует, что они нежелательны или могут поставить приемных родителей в трудное положение. Последствия табуизации Степень табуизации может варьировать от полного умолчания факта усыновления до полной свободы информации Естественно, табу влияет на ребенка, он чувствует, что у него что-то не так, как у других. Берт Хеллингер сказал однажды, что усыновленные гораздо чаще страдают психическими расстройствами, а по данным американских исследований, они в процентном соотношении чаще проходят лечение в консультационных центрах или больницах, чем это соответствует их доле в общей численности населения. На приемного ребенка оказывает системное влияние история его родительской семьи, а на его социализацию — история его приемных родителей, в том числе причины усыновления и страхи. Как правило, чем выше степень табуизации, тем сильнее страх. Если у приемной матери, например, есть бессознательное ощущение, что она «отняла» ребенка у другой женщины, страх особенно велик Если же она может ее поблагодарить и воздать ей должное, страх исчезает. Как и если они друг с другом познакомятся, поскольку фантомов всегда боятся больше. Табуизация и страх отражаются, естественно, и на воспитании. Шок для ребенка, если усыновление обнаруживается Если усыновление обнаруживается поздно, это приводит к шоку независимо от того, как ребенок об этом узнал — копался ли он в 244 документах, или об этом проболтались другие, или как-то еще. Такой шок может иметь тяжелые последствия и привести к серьезным кризисам. Именно в пубертатный период или в юношеском возрасте, когда каждый переживает сильный кризис идентичности, это может стать причиной, например, побегов из дома, наркомании, очень ранних партнерских отношений, ухода или депрессии, чрезмерного стремления к успеху, сверхадаптивности и психосоматических заболеваний. Этот шок связан с крахом доверия в отношениях с приемными родителями, преодолеть который иногда так и не удается. Влияние усыновления на жизнестроительство Обобщая, можно сказать, что этим людям нелегко обрести свою идентичность как приемным и принять свою отличную от других судьбу Как я знаю, в том числе и по себе, они снова и снова сталкиваются со старым чувством покинутости, с сомнением в своем праве на жизнь и страхами — например, страхом остаться одному, страхом не соответствовать ожиданиям и т. д. Помимо того, у многих из них есть ощущение, что они — «второй выбор». Сильнее всего вся эта проблематика, обрисованная здесь лишь в общих чертах, влияет на сферу отношений. Разлука с партнером или его смерть могут вызывать тяжелейшие потрясения. Эти люди часто бывают не в состоянии оставить несчастливые отношения, а могут даже по этой причине вообще не завязывать прочных отношений. Естественно, это влияет и на другие стороны жизни, например, просто на жизненную ориентацию. Всем приемным детям, которых я знаю, знакомо ощущение «быть в поиске» — в личном ли, духовном, психологическом, творческом или религиозном смысле. Судя по многим известным мне биографиям, их жизненный путь, как правило, не прям, а извилист и часто тяжел. С другой стороны, благодаря этой особой истории высвобождается энергия: мужество, чтобы идти новым путем, развивать фантазию и креативность — иметь определенную свободу. Поиск родных родителей Разбираясь со своей жизнью, приемные дети в большинстве случаев начинают поиск своей родной семьи, а предприятие это не из легких. Им приходится бороться не только с собственной неуверенностью и внутренними колебаниями, зачастую палки в колеса им вставляют власти и предубеждения других. Многие, если они на этом пути одни, 245 сдаются, поэтому хорошо, когда есть поддерживающие их группы самопомощи. Когда я создавала самую первую группу самопомощи, я не знала других людей с теми же проблемами. А потом у людей, переживших то же, что и я, встретила понимание, которого иначе быть не может. В последующие годы я познакомилась со многими судьбами и сопровождала не один процесс поиска идентичности. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь пожалел о том, что начал искать, вне зависимости от того, что из этого вышло, возник ли, например, прочный контакт. Во всяком случае, я могу сказать, что любое знание, даже если оно ужасно, лучше, чем незнание. Тогда проясняется многое в собственной истории или личности. Уже благодаря одному только наличию информации становится легче. Обнаруживаются какие-то параллели в биографии, физическое сходство, сходство в способностях, в угрозах, характере. Кроме того, всегда кто-нибудь находился; даже если мать, например, от контакта отказывалась, возникал хороший контакт со сводными братьямисестрами, тетей или отцом. Многие отваживаются заняться поиском только после смерти приемных родителей, или ведут его тайно, или если контакт с ними прерван. Приемная семья редко оказывает им в этом поддержку. Если мать пытается найти своего ребенка (юридически она на это права не имеет), она вынуждена обращаться за помощью в административные органы. То же самое относится к братьям и сестрам. Во всяком случае, я точно знаю, что на поиски отправляются все больше людей. И в соответствии с постановлением Федерального конституционного суда, которое гласит: «Знание своего происхождения является одним из основных прав», я полагаю, что это является еще и основной потребностью. Тайное или открытое усыновление Между тем я пришла к тому, чтобы вообще поставить под вопрос тайное усыновление. Собственная история не может и не должна «вычеркиваться», законы не могут аннулировать связь. Это имеет скверные последствия — и с системной, и с любой другой точки зрения. Большинство женщин, отдавших детей на усыновление, говорят, что не сделали бы этого снова. Многие из них были оставлены на произвол судьбы, брошены другом, родителями, зачастую они были в той или иной степени вынуждены так поступить. Будь у них больше поддержки, в большинстве случаев они бы оставили ребенка. Они тоже 246 радают от остающейся травмы. Системные последствия затрагивают |еемьи всех участников происшедшего. Все приемные дети, которых я знаю, желали бы большей открытости. Если бы все участвующие в усыновлении действовали «на благо ребенка», как это прекрасно записано в наших законах, страх был бы уже не нужен. Дети в высокой степени способны к любви и интегра-,г ции, они многое в состоянии понять. Пока не будут найдены другие, il в том числе и законодательные решения, помимо большей поддерж-li ки для попавших в беду женщин или семей здесь хороши такие реше-, ния, как открытое усыновление, опекунские семьи и т. д. I Работа с расстановками при усыновлении 11 В своей практике я до сих пор работала в основном с расстанов- ками в индивидуальном сеттинге. Вместо многих других я приведу ff один короткий пример. i •i Ко мне пришла одна приемная мама, у которой были серьезные пробле- мы с тем, какую жизнь выбрал ее уже взрослый приемный сын. Последние два года он в основном бродяжничал или жил то в одном, то в другом социальном учреждении Он не работал, попрошайничал, и она не была уверена, нет ли здесь еще и наркотиков На индивидуальной сессии в расстановке с камнями стало очевидно, что его сильно тянет как к родной матери, которая выросла в приютах и в юности была наркоманкой, так и к отцу, который, скорее всего, был бродягой и алкоголиком. Расстановка показала, что безопасное для него место рядом с приемной матерью, но он следовал за отцом В последующих беседах приемной матери стало ясно, что рядом с ней для него всегда есть место, но в настоящий момент она не в состоянии его удержать, и не исключено, что ей даже придется с любовью отпустить его к отцу ! Следующая статья посвящена расстановке приемной семьи, которую (на другом семинаре) проводил сам Берт Хеллингер. Она на-ш глядно демонстрирует многие решающие шаги и элементы. В издательстве «Carl-Auer-Systeme» вышла семичасовая видеозапись «Держите меня, чтобы я остался жить» В январе 1998 года в том же издательстве вышла одноименная книга с записью этого семинара 247 Приемный ребенок делает расстановку своей семьи Берт Хеллингер Искать и найти Берт Хелингер (Фридерике): Что у тебя Фридерика: Я думаю, все мои проблемы с отношениями и те болезни, которые у меня были, связаны с тем, что я нахожусь в постоянном поиске родины. Меня удочерили и в 14 дней забрали из больницы. На самом деле я все еще ищу этого праконтакта. Б. X.: Что у тебя за болезни Фридерика: Физически они проявлялись в очень частых болезнях горла в детстве. В настоящий момент это соматизируется очень по-разному. Это не какая-то одна болезнь, я бы обозначила свое состояние как «потерять себя». Б. X.: И что я должен с тобой сейчас сделать Фридерика: Я прочитала книгу «Кризисы любви», закрыла ее и подумала: вот то, что мне нужно сделать. И теперь сижу здесь и очень надеюсь, что смогу кое-что прояснить или получить новую точку зрения. Б. X.: Ты замужем Фридерика: Да, но живу отдельно. Б. X.: Дети есть Фридерика: Да, сын. Тринадцать лет. Б. X: С кем он живет Фридерика: То тут, то там, когда как. Б. X: Что ты знаешь о своих родителях Фридерика: Совсем ничего. Я знаю их имена. Наверное, можно было бы найти адрес, но я не хотела. Б. X: Что тебе рассказывали про удочерение Кто отдал ребенка Фридерика: Насколько я знаю от приемных родителей, это произошло из-за тяжелого материального положения. Ребенка хотела отдать мать. Б. X: А отец Фридерика: Этого я не знаю. То есть так мне сказали. Б. X.: Теперь я расставлю эту систему, а именно твоего отца, твою мать, тебя и приемных родителей. Ты знаешь, как это происходит Фридерика: Приблизительно, я сейчас немного растеряна. 248 Б. X.: Сейчас ты выберешь кого-нибудь, кого захочешь, на роль отца, матери, себя самой и своих приемных родителей. У приемных родителей есть дети Фридерика: Нет. Они не могли иметь детей. Б. X. (Фридерике, после того как она выбрала заместителей): Теперь ты берешь заместителей за плечи и расставляешь их по отношению друг к другу. Делай это очень собранно. Пока ты это делаешь, образ развивается. (Заместителям): Вы тоже оставайтесь собранными и просто воспринимайте то, что в вас происходит, пока она вас расставляет. Образ 1 О = отец М = мать ПР = приемный ребенок (=Фридерика) ПО = приемный отец ПМ = приемная мать Б. X. (заместителям, после того как их расставили): Теперь я спрошу вас, как вы себя чувствуете, и вы точно скажете, как вы это внутренне воспринимаете. Как чувствует себя мать ( Мать: Я чувствую себя так, будто отец задает направление назад. То есть прочь. И мне нужно бы пойти следом. Сначала я думала, дочь подойдет ближе. А она остановилась. Б. X: Отец 249 Отец: Мне очень фустно. У меня офомная тяжесть в желудке. На этом месте я чувствую себя совершенно потерянным, мне очень грустно. Б. X. (заместительнице Фридерики): Как чувствует себя ребенок Приемный ребенок: Теперь мне лучше, с тех пор как сюда пришли приемные родители. Но я пока еще в замешательстве. Б. X.: Как чувствует себя приемная мать Приемная мать: Пока я не пришла на это место, у меня сильно билось сердце; я чувствую, что стою тут и могу воспринимать приемного ребенка. Еще я чувствую дистанцию между ней и мной. Меня беспокоит, что приемный отец тоже тут, хотя я его сейчас не воспринимаю. В данный момент я его не вижу. Б. X.: То есть, твоего мужа. Приемная мать: Да. Б. X.: Как чувствует себя приемный отец Приемный отец: Мне здесь как-то одиноко и еще немного фустно. У меня как-то мало контакта с семьей, да еще в углу, что-то вроде безопасности для меня одного. Хеллингер ставит приемную мать рядом с мужем. Образ 2 250 Б. X.: Как теперь Приемная мать: Так лучше. Приемный отец: Неприятное чувство одиночества и изолированности исчезло. Теперь лучше. Я чувствую что-то вроде помощи, поддержки. Б. X. (заместительнице Фридерики): Что изменилось у тебя Приемный ребенок: Стало труднее, потому что до этого было так много пустоты справа и слева, а теперь часть этой пустоты снова тут, справа передо мной. То есть до того, как пришли приемные родители, все было пусто, и теперь опять многое пусто. Хеллингер ставит ее так, чтобы она могла всех видеть. Образ 3 Б. X: Что теперь Приемный ребенок: Так лучше. По направлению к родителям я не чувствовала вообще ничего. Теперь я вижу больше. Б. X: Что изменилось у матери Мать: Чем дольше я стояла, тем больше замечала, что мне хочется повернуться к ребенку, я хочу ее видеть. Теперь она ближе для глаз, но дальше от меня. Я бы хотела туда поближе и повернуться.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   33