Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика семейной




страница20/33
Дата15.05.2017
Размер5.07 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   33
15 227 в позиции наблюдателя, возможно, имеет лучший обзор, и тогда при известных условиях он со свежими силами может довести работу до конца. Нам кажется, что на сегодня мы обнаружили еще два различия между пациентами клиники и участниками воркшопов. Во-первых, среди пациентов клиники, возможно, несколько чаще встречаются те, для кого существует опасность стремления неосознанно, магически, соответственно своим желаниям манипулировать процессом расстановки, и в работе с ними, возможно, требуется больше времени на подготовку, пока они смогут сосредоточенно расставить свой внутренний образ в пространстве. Так, у нас был один пациент, который, поставив каждого заместителя, странно и со значением легонько хлопал его ладонью по груди Сразу же выяснилось, что заместители были больше не в состоянии сосредоточенно воспринимать, и мы прервали расстановку Днем позже отчаявшийся пациент пришел ко мне только теперь он сообщил новую информацию о своей системе, которая все же позволила на этой индивидуальной сессии прийти к хорошему решению, несмотря на его магические желания Влияние предыдущей психотерапии или одновременных психотерапий Следующей особенностью, на наш взгляд, является та, что в клинике чаще встречаются пациенты, запутавшиеся в лояльностях по отношению к различным более или менее известным психотерапевтам, чьи высказывания, по мнению этих пациентов, друг с другом конкурируют и непримиримо противоречат друг другу. Мы нашли способ легко и быстро распутывать такие терапевтические переплетения, предлагая пациентам расставить разных терапевтов, иногда числом до четырех, и среди них нередко Берта Хеллингера и Вальтера Лехлера, и самих себя. Констелляция-решение, как правило, обнаруживалась тогда, когда в качестве ресурса мы включали в расстановку еще одного члена семьи пациента — часто отца. Обратная связь от пациентов В заключение мы хотим еще немного рассказать об обратной связи от наших пациентов Большинство из них живут относительно недалеко, в Нижней Саксонии и прилегающих землях, и после пребывания в стационаре они с удовольствием принимают участие в наших регулярных полуофициальных мероприятиях, где мы делаем док- 228 лады по самым разным темам нашей работы; они используют эти мероприятия как встречу «бывших». Так мы получаем возможность через несколько недель или месяцев в достаточно открытых рамках снова увидеть приблизительно две трети — три четверти наших пациентов. Большинство из них дают понять, что им стало лучше. Они рассказывают обо всем, что находят возможным, некоторые из них высказывают желание провести еще одну дополнительную беседу, чтобы задним числом прояснить некоторые оставшиеся открытыми вопросы. При этом обращает на себя внимание тот факт, что о расстановках они практически не говорят, а если и говорят, то ни в коем случае не о той части расстановки, в которой проделываются так называемые «разрешающие действия». У нас сложилось впечатление, что и во время своего пребывания в клинике пациенты не говорят или практически не говорят друг с другом об этой центральной части терапии. Мы расцениваем это молчание о разрешающих действиях, то есть о самом интимном каждой системы, как хороший знак того, что в клинике царит атмосфера взаимного доверия Поэтому каждый чувствует себя свободным защитить самое личное своей семьи и уважать такое же личное семей других пациентов. Опыт использования концепций Берта Хеллингера во врачебной практике с онкологической специализацией Фреда Айдманн Главными направлениями моей психотерапевтической деятельности являются системная семейная терапия и супервизия, гипнотерапия по Милтону Эриксону, а также методы, разработанные в психоонкологии (по Simonton, 1982, 1993; Achterberg, 1990, 1996; LeShan, 1993, 1995 и др.). Моя работа делится на две области: первая половина — это моя свободная практика, где я начиная с 1995 года регулярно провожу в том числе и курсы по семейным расстановкам, и вторая — это натуропатически ориентированная врачебная практика с онкологической специализацией в сфере психосоматики и психоонкологии. Следующие рассуждения относятся ко второй области. 229 Год назад мне было поручено разработать концепцию амбулаторного психоонкологического лечения, в которой должны были быть интегрированы различные, уже с успехом апробированные в этой сфере подходы, и затем их внедрить. Наряду с натуропатически-ме-дицинским сообщением информации, это классические методы психоонкологии, такие, как глубокая релаксация и визуализация целительных внутренних образов, затем различные формы семейной, телесной и креативной психотерапии по принципу «помощь для самопомощи», и — last not least — системно-ориентированная работа по Берту Хеллингеру — причем «классический» сеттинг семейной расстановки, то есть работу с большими группами в течение нескольких дней, в рамках этой деятельности я в своей врачебной практике до сих пор не использовала. Таким образом, от меня (как и от многих других) требовалось и требуется абстрагировать из многослойной ткани работы Хеллинге-ра основополагающие принципы и модифицировать их в соответствии с условиями амбулаторного психоонкологического контекста моей работы в рамках индивидуального, семейного и 90-минутного группового сеттинга. При этом я концентрируюсь на четырех принципах, в терапевтических процессах, разумеется, тесно между собой связанных: 1) включение в поле зрения «вычеркнутых», 2) работа с трансом и в трансе, 3) энергичное введение альтернативных конструктов действительности, 4) терапевтическая позиция «милосердного немилосердия». 1. Включение в поле зрения «вычеркнутых» На первых шагах включение «вычеркнутых» в поле зрения может осуществляться путем работы с гемограммой — популярным инструментом семейных терапевтов, который служит источником информации о системе при анамнезе и формировании первых гипотез, с одной стороны, и представляет собой интервенцию, имеющую целью рефлексию самого пациента, — с другой. Кроме того, генограм-ма позволяет выйти на след тяжелых судеб, «вычеркиваний», остававшихся до сих пор незамеченными отягчающих обстоятельств и мистификаций, которые могут вести к переплетениям в следующих поколениях. Эта форма получения информации пациентом и терапевтом Последнее, но не менее важное (англ ). 230 сопровождается внимательным наблюдением сопутствующих паравер-бальных сигналов, таких, как оценивающие интонации при комментариях, поза, проявление аффекта и т. д., а также восприятием спонтанно возникающих ответных ассоциаций терапевта. 2. Работа с трансом и в трансе С точки зрения гипнотерапии в семейных расстановках речь идет, конечно, о феноменах транса. Экстернализация внутреннего представления о позициях, занимаемых членами семьи по отношению друг к другу, тот факт, что и расставляющий и расставленные ведут себя так, словно речь идет о реальных лицах, отвечает всем условиям коллективной галлюцинации, как она сознательно индуцируется в гипноте-рапевтической работе с целью психического исцеления. Гипнотерапев-тический доступ к внутренним реальностям, диалогам и их экстернали-зации позволяет использовать эти феномены с аналогичным позитивным эффектом и в сеттинге без заместителей, даже если при этом пропадает качество прямого кинестетического, аудиального и визуального восприятия и отсутствует ценная прямая обратная связь от заместителей. С помощью этого метода можно проверять и при необходимости расширять первые гипотезы о значении членов семьи, обративших на себя внимание во время составления генограммы. 3. Энергичное введение альтернативных конструктов действительности Энергичное введение альтернативных конструктов действительности я назвала бы важнейшим принципом работы Хеллингера. Конфронтации со сбивающими с толку гипотезами, такими, например, как «в отношении семейной системы добро и зло обычно ведут себя противоположным образом» или «женщины с раком груди отказываются от поклона перед матерью» или «у родителей нет теневых сторон», вызывают в душе стремление расширить возможности выбора в понимании собственного заболевания и, соответственно, поля действий. В переориентации жизненного плана, что часто является целью в психоонкологии, особенно в работе с пациентами, страдающими такими опасными для жизни заболеваниями, как рак, нередко помогает рефрейминг значения жизни и смерти. Радикально ориентированная на ресурсы точка зрения Хеллингера, что передача жизни через родителей детям — это самый главный дар, на основе которого «остальное» дети «делают сами», может заставить отойти на задний план все 231 I субъективные восприятия дефицитов , до сих пор определявшие мысли и чувства. Во всех тех случаях, когда ориентированная на ресурсы точка зрения не может взять верх, такие установки, как «жизнь не всегда есть высшее благо для души», позволяют пациентам и терапевтам занять освободительную позицию согласия по отношению к летальному исходу болезни — совершенно в духе Й. Ахтерберг (1996), которая, перечисляя тех, на кого может опереться тяжело больной, в том числе называет и «того, кто позволяет мне сдаться и умереть». 4. Терапевтическая позиция «милосердного немилосердия» Терапевтическая позиция «милосердного немилосердия» на основе эмпатии, выходящей за рамки индивидуально-личного, кажется мне предпосылкой для того, чтобы держать в поле зрения оба аспекта душевно-телесной болезни, а именно взаимодействие надындивидуальной системной связи и индивидуальной ответственности перед собой. Если я буду понимать раковое заболевание своих пациентов односторонне как результат квазимогущественного системного переплетения и не буду учитывать активное участие пациентов в происходящем в семье, как и независимые от этого телесные процессы, мой подход будет слишком поверхностным. Конфронтаруя пациентов с их со-ответственностью, с их влиянием на происходящее в семье и на течение болезни, что часто кажется жестоким, я открываю им доступ к потенциалу решений и действий. И, разумеется, если я, как в некоторых популярных психоонкологических подходах, ограничусь только этим аспектом собственной ответственности и личной властью над исцелением и при этом оставлю без внимания мощную тягу первичной связующей любви и системной связанности правилами, для меня возникнет опасность в качестве соучастницы высокомерных тенденций выталкивания, существующих в семейной системе, преградить возможный путь к решению в смирении. Таким образом, от терапевта требуется парадоксальный образ действий, равным образом учитывающий оба аспекта: любовь пациентов к своей семейной системе и к себе самим. Парадоксальная возможность решения заключается здесь в том, что обнаружение и признание иерархической включенности в то же время представляет собой плодородную почву для индивидуального развития. Это значит, Под дефицитами подразумевается такая жизненная позиция, когда человек ощущает, что ему постоянно чего-то не хватает - любви, внимания, денег и т. д 232 что для того, чтобы дать пациентам возможность доступа к альтернативам выражения любви как силы, сохраняющей жизнь, терапевту периодически приходится занимать непопулярную, но непоколебимо ясную позицию, например, по отношению к болезнетворной и приносящей смерть стороне любви. 5. Примеры Я хочу выделить и описать некоторые аспекты сказанного на примере работы с четырьмя пациентками, страдающими раком груди. Пример 1 Фрау А., 38 лет, замужем. У нее двое детей и в общей сложности пять абортов. Ко мне на лечение она приходит через несколько недель после операции лс сохранению груди, периодически демонстрирует черты пограничного расстройства. Из составленной генограммы следует, что она — единственная «выжившая» среди семи абортов, сделанных ее матерью. Кроме того, в возрасте пяти лет она была свидетельницей кровавого выкидыша или преждевременного появления на свет брата, умершего почти сразу после родов. Постепенно обнаруживается, что ее мать ребенком тоже стала свидетельницей кровавых обстоятельств аборта ее матери, а также что у матери, как и у бабушки по материнской линии есть или был рак матки. Диапазон чувств, выражаемых фрау А при составлении генограммы, простирается от ярости и ненависти до глубочайшего презрения, и при всем этом звучит нотка самомнения и осуждения, но также боли и угрозы собственному существованию. На переднем плане работы на следующих сессиях в первую очередь находится стабилизация через доступ к ресурсам мужской части системы. • Включение в терапию мужа. Как следствие, они довольно быстро заключают брак после десяти лет «отношений». • Снятие мистифицированного представления о том, что она — одинокий единственный ребенок, путем конфронтации с существованием брата, к которому она приближается в очень волнующей и счастливой встрече в трансе. • Попытка дифференцирования по отношению к отцу, который из-за своей лабильности кажется немного не в себе. Следующим шагом становится отдание должного матери — как той, кто подарила жизнь, ведь несмотря ни на что, ее появление на свет прошло благополучно. Установку терапевта, что исцеление идет через мать и признание связывающей их любви, фрау А. воспринимает как нечто неслыханное, «фурор недели» В этой точке терапевтические отношения становятся крайне напряженными. И все же милосердный аспект немилосердной настойчивости, очевидно, проникает в этом месте к пациентке — и в конце концов внут- 233 ренний поклон перед матерью удается. В воображении пациентка вместе с мужем признают боль их общего абортированного ребенка. И с этого начинается процесс снятия враждебной позиции по отношению к матери. Заметно возрастает признание ценности собственной жизни, жизни детей и помощи мужа. Пример 2 Фрау Б., 43 года, она не замужем. В связи с карциномой ей была сделана ампутация груди. После смерти старшей сестры-инвалида она оказалась в состоянии острого кризиса. В генограмме обнаруживаются поперечные эмоциональные связи с ранней смертью первой сестры и последовавшим вскоре после этого самоубийством отца — общим знаменателем здесь является неосуществленное отдание должного и прощание. В трансе фрау Б. визуализирует свидание со всеми этими умершими и при большой аффективной включенности осуществляет известные по работе Хеллингера ритуалы отдания должного и отделения — вплоть до кинестетически воспринятых долгих объятий. В качестве постгипнотического внушения я даю ей понять, что, когда ей будет нужно, она может снова устанавливать с ними контакт. На следующих сессиях я наблюдаю, как фрау Б. маленькими шагами выходит из неосознанной идентификации с отцом и следования за ним в смерть. Он сокращает свои задачи в качестве эрзац-партнера матери, обеспечивающего ее душевные и материальные потребности, до уровня, оставляющего больше свободы действий ей самой, начинает сомневаться в своих гомосексуальных наклонностях и теперь предпочитает пораньше закончить работу, чем конкурировать с коллегами-мужчинами. Пример 3 В качестве особенно удачного примера интеграции работы с генограм-мой, транса и популярных психоонкологических техник релаксации и воображения я хотела бы привести следующий. Фрау В., 50 лет, замужем, имеет двух взрослых дочерей. После операции по поводу маммакарциномы, диагностированной через два года после того, как ее дочь заболела анорексией, в нашей так называемой группе релаксации она освоила технику глубокой релаксации и визуализации по Саймон-тону, и теперь приходит на индивидуальные беседы с желанием улучшить очень низкие после химиотерапии показатели лейкоцитов. В начале работы с генограммой выясняется, что у пациентки была тетя, по неизвестным причинам покончившая с собой в возрасте 20 лет. Так как фрау В. появилась на свет вскоре после этого события, это означало, что с ее рождением в родительский дом снова вернулась жизнь. Затем говорить об этой тете вообще перестали. При крещении на фрау В. была крестильная рубашка именно этой тети, которую в следующем поколении она в свою очередь передала дочери, заболевшей потом анорексией. Поскольку получить какую-либо информацию об этой тете уже не было возможности, мы работали с фотографиями и 234 гипнотическим трансом. Фрау В. вошла с ней в контакт, отдала ей должное и попросила ее благословить себя и дочь. Из спонтанно возникшего после этого образа, где она между фазами релаксации и символическими образами увеличивающегося числа лейкоцитов смогла увидеть всех своих предков и снова вошла в тесный контакт с тетей, мы разработали и записали на пленку руководство по визуализации, которое она с тех пор использует в качестве ежедневной медитации. Пример 4 Когда фрау Г., 50 лет, одинокая и после операции по поводу рака груди временно получающая пенсию, приблизительно через год индивидуальной терапии, по ее собственной оценке, все еще не ощущала удовлетворительного стойкого изменения своих депрессивных состояний, по-прежнему воспринимала свою связь с дочерью как мучительно тесную и зависимую, я переистолковала это как любящую верность ее рано умершей сестре. После этого она впервые позволила себе задать вопрос, стоит ли ей вообще продолжать жить, и возможным ответом на вопрос «Хочу я жить или нет» был в том числе и «нет». Обе, и пациентка, и терапевт, воспринимали этот момент как облегчающее прояснение терапевтического контракта. Это были примеры, на основании которых я попыталась показать, как в психотерапевтической работе с тяжелобольными я с пользой для клиентов и себя самой использую открытия и находки Берта Хеллингера. Расстановки при симптоматике страхов и панических атаках Кристине Эссен Как раз когда я и мои коллеги Маргарет Фелингер и Гуни Бакса создали рабочую группу для обсуждения вопросов терапевтической работы с симптомами страхов и паники, к нам вдруг стало приходить больше людей, страдающих именно такими состояниями. При этом мы обратили свое внимание на то, что: • наши клиенты предпочитали индивидуально-терапевтическое лечение. От приглашений на сессии с семьями или на терапевтические группы они сначала наотрез отказывались; 235 J если мы слишком рано начинали заниматься родительскими семьями наших клиентов, даже если (а может быть, и поскольку) взаимосвязь была очевидной, симптоматика часто ухудшалась; работа с нынешними системами открывала для наших клиентов новое и неожиданное понимание взаимосвязи их проблем с их жизненным контекстом, благодаря чему они в большинстве случаев переживали некоторое ослабление симптомов. Расстановка внутренних частей Однако достойные упоминания улучшения наступали скорее тогда, когда мы обращались в терапии к последовательно ориентированному на решение образу действий (de Shazer, 1996), и внутреннему, то есть психическому процессу клиентов; когда мы инсценировали с ними систему «внутренних частей», или даже «внутренних членов команды», или «внутренних существ» (Schmidt, 1993) и в этом «ансамбле» исследовали решения. То есть сначала мы разрабатывали в беседе внутренние «части» или «голоса», играющие свою роль в том, что феномен страха вообще может возникать и сохраняться . Далее следовала расстановка этих частей (образ действий, зарекомендовавший себя также в работе с другими проблемами и недугами). При этом почти всегда выкристаллизовываются некоторые «идеально-типические» члены, как они метафорически встречаются в истории о Робин Гуде. ...эта история повествует о короле Ричарде, в груди которого бьется сердце льва. Только отдает он его, к сожалению, не своему народу и стране, а безоглядно бросается во внешнюю политику. Он отправляется в Крестовый поход и берет с собой самых лучших и самых мужественных из своих людей. А все дела по управлению страной передает своему брату Джону. Это настоящий «заправила», он умеет обделывать дела, и вскоре он начинает незаконно присваивать власть Для этого ему, конечно, нужно сильное войско, и, повышая налоги, он при поддержке шерифа обирает народ, выжимает из него все соки, и народ нищает. Работа с «внутренними системами» ни в коем случае не уникальна и не нова подобные подходы используются и в других направлениях терапии (например, в психодраме, гештальттерапии, НЛП и др ) Внутри семейной и, соответственно, системной терапии модно упомянуть, например, «Parts party» Вирджинии Сатир (SatirBaldwin, 1988), технику экстернализации Майкла Уайта (White, 1989, 1992) или модель «внутренней конференции» Гунтера Шмидта (Schmidt, 1993) После Первой рабочей конференции «Семейная расстановка» появились две публикации системных терапевтов (Schwartz, 1997; Greitemeyer, 1997), посвященные концепциям и методам работы по этой теме. • Одна участница супервизорской группы обратила на это наше внимание, когда мы говорили о данной концепции. 236 Тут появляется Робин Гуд со своими товарищами и в интересах бедствующего народа повергает сильных и богатых в страх и ужас. А еще он с помощью своей возлюбленной пытается подвигнуть короля Ричарда вернуться в свою страну. Но никакие его послания и письма до того не доходят Но, в конце концов, благодаря его мужеству и любви к королю, стране и народу все заканчивается хорошо. Король возвращается, посвящает Робина в рыцари, снова занимает свое место и впредь вершит судьбами своей страны энергично, но мудро и осмотрительно. «Постоянная труппа» расстановок Далее я покажу, как эти «члены команды» могут выглядеть во внутренней системе. Разумеется, в зависимости от ситуации и собственных пристрастий для каждой из таких инстанций клиенты находят самые разные обозначения. Главным персонажем здесь является так называемое «Я», которое может также получать такие наименования, как «середина», «фокус внимания», «президент парламента», «хореограф» или «король» (как в истории). «Внутренний ребенок» стоит за связанного с родительской семьей «малыша», но также за «голос тела» или витальные потребности организма, такие, как безопасность, защищенность, покой, живость, удовольствие и креативность. В нашей истории это народ. Надсмотрщика часто еще называют «перфекционистом», в аналитической традиции — Сверх-Я. Один клиент окрестил его однажды «погонщиком с кнутом». Он репрезентирует такие принципы, как дисциплина, ответственность, достижениям готовность действовать. В пьесе-инсценировке страха он обычно получает преувеличенную силовую позицию, как в истории шериф и брат короля. Но, как мы еще увидим, виноват в этом не он один. В расстановке в процессе разработки решения он часто превращается в силу, заслуживающую называться «мотором», «генератором импульсов», «защитником автономии» или даже «энергией». Страх или паника иногда получают название по таким сильным сопутствующим физическим явлениям, как учащенное сердцебиение, понос, ощущение удушья и т. д. В истории это Робин Гуд. В процессе работы он часто превращается в стража интересов ребенка или организма, то есть защитника таких свойственных живым существам потребностей, как принадлежность, привязанность, участие в большем целом. Определенным образом он стоит за внутреннюю сущность. У нас есть хороший опыт работы с этой «постоянной труппой». Конечно, в беседе могут возникать и совершенно иные или дополнительные вариации «членов команды». Например, такие, которые указывают на временные или трансцендирующие аспекты возможных решений: это может 237 ! быть цель, будущая задача или «дальнейший контекст» происходящего, или «то, что будет, когда цель будет достигнута» (Varga v. Kibed 1995), и смотря по обстоятельствам, заместители одного или нескольких заботливых или доброжелательных взрослых, замещающих отца и мать или ими являющихся. Рис. 1. Значение страха как инструкции по отношениям во внутреннем и внешнем мире (Fehlinger и Essen, 1994) Эти рисунки призваны показать, какую динамику отношений можно описать вокруг возникновения состояний страха и паники. Часто уже в беседе обнаруживается, что неосознанно, так сказать, за спиной «Я», две части развивают между собой интересную динамику отношений: ребенок сокращает собственные потребности в пользу других, поскольку видит их нужду. Тогда он предоставляет свою витальность для поддержания гармонии и сохранения «целого» («целым» может быть человек, семья, рабочий коллектив или что угодно еще). Таким образом он избега-
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   33