Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика семейной




страница13/33
Дата15.05.2017
Размер5.07 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   33
Возврат дает силы всем В данном случае могло бы и не понадобиться «выходить» на уровень бабушек и дедушек, для Розы было бы достаточно даже просто отвернуться от матери к мужу, чего мне, может быть, следовало бы энергично потребовать. Но я решил пойти другим путем, возможно, для того, чтобы показать Дорис: где бы в конечном итоге ни оказалось место пакета, там он и дает силу, и именно сила является критерием определения конечной точки путешествия подобного возвращенного «груза». Будучи проводником, терапевт по мимике, жестикуляции и голосу распознает эту силу и принятие ответственности на себя. Каждому члену системы полезно увидеть, где место этого «чего-то». Следующие шаги определяются повседневной жизнью клиента. Исчезнет ли у клиентки неуместное чувство одиночества или ей предстоит возвращать следующий сверток Разумеется, это не единственная возможность высвобождения из переплетений и связей. Но это шаг, с которого может начаться движение к решению. Если мы используем этот метод для самих себя, то есть если с нами не будет провожатого (а мы, терапевты, часто бываем вынуждены знать методы помощи самим себе), то главное для нас — не застревать на одном месте, не увязать в размышлениях и анализе. Мы - это целая система; и стоит нам изменить позу или положение тела, как мы изменим чувства; а изменив роль в системе, мы изменим перспективу и неизбежно обнаружим что-то новое. Если ты не готов рисковать, ты не продвинешься дальше — ни сам, ни сопровождая клиента. 142 Доступ через телесный уровень как помощь в семейной расстановке Барбара и Ханс Эберхард Эбершпрехер Каждый, кто занимается семейной расстановкой, пытается комбинировать этот метод работы с теми подходами, которые он практиковал раньше. Так, существует опыт медитативной иили гипнотерапев-тической настройки на системную работу или введения в системную работу. Описываются также телесно-ориентированные методы настройки на работу в семейной расстановке, например, концентративная двигательная терапия. Мы расскажем здесь об особом телесно-ориентированном подходе, функциональной релаксации (по М. Фукс), который, к счастью, сочетается с методом семейной расстановки, причем плодотворно для обоих подходов. Сначала мы обсудим практические возможности, которые он дает для подготовки и проведения семейной расстановки, а также для работы после расстановки, чтобы в заключение с помощью некоторых методических размышлений показать, как это особое сочетание методов может пониматься теоретически. Функциональная релаксация имеет собственный методически-терапевтический подход: сома и психика взаимодействуют здесь, корректируя друг друга (правила игры), уточняя (индивидуально и в зависимости от ситуации) и интегрируя (целенаправленно). «Правила игры» — это центральный методический способ действий, которым определяется своеобразие функциональной релаксации. В несколько расширенном виде они звучат так: 1. Все раздражения (делатьощущать) привязываются к одной фазе (дыхательного) ритма. 2. Раздражение повторяется только два-три раза. 3. Ничего не следует делать и следить за своими ощущениями. 4. Необходимо предоставить себя автономным реакциям. 5. Вербализовать. Целенаправленно в данном случае означает ориентированность на решение в отличие от ориентированности на конфликт или пробле- Подробнее о методе функциональной релаксации можно узнать из следующих публикаций: Марианне Фукс (1989) и Ханс Эберхард Эбершпрехер (1987). 143 му: это работа не «против» чего-то. Здесь идет поиск поддерживающего жизнь и функционально более правильного направления обращения с собой, которое, будучи претворенным в жизнь, делает ненужными и избыточными имеющиеся нарушения или симптомы. Индивидуально подразумевает, что для функциональной релаксации речь идет в первую очередь не об обращении с заболеваниями или типологическими взаимосвязями, но о каждый раз уникальной реальности переживания и эффективности действий всей целостности того человека, который проделывает с собой и для себя функциональную релаксацию. Ситуационно зависимо подразумевает, что в функциональной релаксации человек ориентируется в зависимости от воздействия того или иного образа действий. Этот образ действий является поиском решения для той особой ситуации, в которой данный человек как раз находится: здесь и сейчас или по отношению к той или иной системе и т. д. Под сомой мы понимаем живое, переживающее и действующее тело человека. Под психикой простоты ради подразумеваются все процессы человеческого бытия, которые хотя и протекают на базе тела, но все же в узком смысле «телесными» не являются, как, например, эмоциональная, социальная и духовная жизнь. Методическую оригинальность функциональной релаксации составляет постоянная смена уровней в вербализации каждый раз коротких единств опыта действия, недействия и предоставления себя. Настройка на семейную расстановку Для настройки на семейную расстановку функциональная релаксация предлагает, к примеру, следующее: • С помощью мелких движений каждый, согласно «правилам игры», настраивает свое тело на восприятие: где я себя в данный момент чувствую Каково мне там, где я себя чувствую Где я себя не чувствую Небольшим движением поискать себя там — как я сейчас чувствую себя там, где раньше себя не чувствовал Повторять, пока не окажемся здесь полностью, с головы до ног, справаслева, спередисзади. • Так как я сейчас здесь нахожусь: как я занимаю свое место Что я делаю в направлении того, что подо мной (поверхность стула, пол, спинка) Как я воспринимаю «реакцию» на это того, что подо мной 144 • Что меняется, когда я сейчас здесь, в этом помещении, оглядываюсь, вижу других и при этом продолжаю чувствовать себя самого Здесь нет ничего правильногонеправильного: важно, чтобы я замечал, как я конкретно в данный момент себя здесь физически чувствую; мои ощущения могут в любую секунду измениться, и тогда важно пойти за этой переменой... • Конкретное телесное ощущение — это основа и закрепление наших чувств. Это особого рода помощь уже в момент настройки на работу в расстановке: когда судороги прерывают поток, тревога мешает ощущать себя самого, кто-то из участников еще не совсем «здесь» и т. д. Цель состоит в том, чтобы как можно больше присутствующих чувствовали себя конкретно телесно-центрированными и, таким образом, были лично живо связаны с сиюминутной реальностью в себе и вокруг себя. Системная работа позволяет увидеть, что каждый человек находится внутри чего-то большего. Берт Хеллингер называет это Большой душой, Шелдрейк говорит о морфическом поле. Полезные предложения по ходу семейной расстановки В этой связи важна следующая основная позиция: внимание каждого постоянно сосредоточено на себе самом, на изменениях, происходящих у него по отношению: • к поставленному вопросу, • к системе, в которую он позволяет себя включить в качестве заместителя, • внутри системы, в связи с изменениями позиций или выполнением определенных действий. Итак, мы подошли к предложениям и вопросам, доказавшим свою полезность во время семейной расстановки: • «Как ты себя чувствуешь» и «Что изменилось» — эти вопросы задают заместителям чаще всего. «Где ты чувствуешь это физически» и «Какие ощущения это вызывает» — эти вопросы могут помочь конкретизировать восприятие. • «Не возникло ли какого-нибудь внутреннего импульса», «Нет ли желания что-то сделать», «Что возникает» и т. д. — эти вопросы Ю-3705 145 помогают обнаружить направления, по которым расстановка стремится развиваться дальше. Во время самого разрешающего действия можно помочь действующему присутствовать в нем максимально полно, быть проницаемым или пребывать «в потоке» и тем самым дать ему подействовать как можно более глубоко и полно. Потом в восприятии последующих ощущений можно оставить место проявлениям произошедшего и снова помочь конкретизировать восприятие. Вопрос «У кого произошло еще что-нибудь существенное» позволяет выяснить воздействие на других, тех, кто не был непосредственным участником и все же, может быть, тоже был затронут (например, происходила идентификация с человеком, к которому относилось разрешающее действие). Телесный резонанс ведущего Важным аспектом работы является терапевтическая позиция. Берт Хеллингер говорит, в частности, о позициях «быть пустым», «не иметь намерений», что на физически ощутимом уровне можно определить как «быть в себе» и «позволить себе быть». В своей позиции терапевт (телесно, эмоционально, социально и духовно) центрирован в себе по отношению к происходящему сейчас: что меняется, когда ведущий контактирует с тем или иным заместителем, например, проходит за его спиной (чтобы лучше вчувствоваться), физически выходит из системы и т. д. «Телесный резонанс» ведущего может служить в таких случаях непосредственным средством восприятия. В этом резонансе постоянно находит дополнительное отражение происходящее в группе, что позволяет найти вопросы, импульсы или «разрешающие» фразы. Кроме того, телесный резонанс помогает обнаружить, куда стремится энергия, и найти момент ее максимальной концентрации. Хорошее завершение семейной расстановки В завершение работы с семейной расстановкой происходят индивидуальные действия: тот, чья система была расставлена, может полностью воспринять в себя все, что было обнаружено и изменено, вобрать это в себя, чтобы оно могло продолжить свое воздействие. Как он воспринимает себя теперь Какие изменения на уровне тела 146 вызвал измененный на эмоциональном, социальном и духовном уровнях внутренний образ Это ощущение может послужить своего рода якорем, позволяющим повторить опыт на глубоком уровне. Так, можно укрепить доверие к ощущениям «приводить в движение» и «быть движимым», «делать» и «оставлять», «всплывать» и «снова погружаться». Возможно, то или иное из обнаружившихся ощущений снова стремится уйти в тень, чтобы иметь возможность (на бессознательном уровне) действовать, тогда можно положиться на то, что душа хорошо с этим поработает. А если что-то пока еще важно для сознания, душа сделает это настолько явным, что не заметить будет невозможно. Лучше всего с надеждой оставить открытым вопрос, как и что будет происходить дальше, где и какие произойдут изменения и т. д. Заместители оставляют все, что они на себя взяли, и все, что они ощутили, там, где они под конец находились в системе, и осторожно возвращаются в свою собственную жизнь и на свое место, с уважением отдавая должное системе, членами которой они стали на время расстановки. Если динамика была очень интенсивной, если она глубоко затронула их лично, то, чтобы выйти из ролей, заместителям может понадобиться особая помощь. (Они могут, например, с каким-нибудь звуком отряхнуться, похлопать по себе, чтобы снова живо ощутить собственные границы, попрыгать, чтобы выйти из тяжелого настроения, или слегка склонить голову в знак уважения к судьбе других и т. д.) Затем, до или после небольшого перерыва, можно опять помочь участникам полностью сосредоточиться на себе и ощутить, что сейчас на самом деле происходит. Как я себя сейчас здесь чувствую Что продолжает во мне звучать Что меня волнует Чего мне сейчас хочется И так далее. Тут всем участникам можно предложить то или иное специальное упражнение. Можно выделить и дополнительно проработать четко обозначившиеся во время работы аспекты и трудности, чтобы сделать их доступными для всех присутствующих и подтолкнуть к обнаружению путей обращения с ними: • уважительный поклон перед... (судя по ситуации, обращение с тем, что сопротивляется); • любящее обращение к... (возможно, через боль); • благодарное принятие от... (следить за мерой, когда будет достаточно); • отойти назад от... (с уважением и любовью); 147 • оставить прошлое позади (оно втекает в нас и через нас течет дальше); • иметь перед собой будущее (интерес и надежда); • занять собственное место и, соответственно, отвечать за себя со всем, что сюда относится, в том числе и нелюбимым; • полная ориентация в «теперь» (бодро, по отношению к себе и тому, что вокруг, ничего не желая); • позволять себе и отдавать себя (доверие к...) и т. д. Каждое из этих упражнений можно сделать еще более наглядным, попросив присутствующих найти для себя в каждом случае нечто противоположное (противоположное поклону, принятию и т. д.), попробовать сделать это и проследить, какие ощущения такое действие вызывает в душе и теле. После этого упражнение оказывает намного более глубокое воздействие, так как в этом случае принимаются во внимание и получают свое место в том числе и тенденции сопротивления. Общие черты Оба метода, семейная расстановка и функциональная релаксация: • являются целостными (включают все уровни и принимают во внимание всех участвующих); • являются индивидуальными и ситуационно-обусловленными (каждый раз новый поиск); • относятся конкретно к «сейчас», действию и его результатам; • ищут интегрирующие, оздоровляющие, ведущие дальше решения; • включают и сознание, и бессознательное; • полностью включают в дальнейшую работу возникающие трудности; • ищут верный порядок; • являются жизненными позициями (а не методами, которые то применяются, то нет). Семейная расстановка конкретизирует системные связи индивидуума и тем самым делает их доступными измененяющим действиям. Функциональная релаксация конкретизирует отношение индивидуума к себе и своему внутреннему миру — и вместе с тем косвенно к системам, в которых он живет. Возможно, этой близостью и дополняемостью объясняется то, что комбинация этих методов представляется особенно плодотворной. 148 Сказки как указание на жизненный сценарий, идентификации и другие перенятые чувства Бригитте Гросс В этой статье я хотела бы рассказать о своем опыте работы со сказками (историями, песнями и т. д.) на семинарах (и индивидуальных сессиях) по системно-ориентированной работе со сценариями и семейной расстановке. О том, что сказки могут указывать на сценарий, мне было известно еще с середины 1970-х годов из трансактного анализа по Эрику Берну. Причем в основе его идеи жизненного сценария лежит концепция стиля жизни Альфреда Адлера, дополненная анализом сказок. Под сценарием Берн понимает неосознанный жизненный план, книгу ролей, по которой человек на основании приобретенного в детстве опыта строит потом свою жизнь. Местом, где ребенок приобретает основной формирующий опыт восприятия себя и окружающего мира и разрабатывает для себя некую жизненную концепцию, является семья. В ней ребенок познает принадлежность и исключенность, соотношения «давать» и «брать» и учится правильно с этим обращаться, там он узнает справедливость и несправедливость, разные судьбы, жизнь и смерть, вину и невиновность, брак и расставание, радость, страдание и т. д. Ребенок накапливает опыт, классифицируя новый на основании приобретенного раньше, причем на всем этом лежит печать детского мышления, детских выводов и детских иллюзий. Накопленный опыт обобщается в сжатом образе, который не осознается и действует как очки, через которые фильтруется новый опыт; то есть он служит для ориентации в новых, но также и в привычных ситуациях, он придает опыту определенное направление и структуру. К этому образу относятся определенные чувства, убеждения, внутренние фразы и интимная информация о себе самом по отношению к другим, к окружающему миру и жизни вообще. Сценарный анализ Берта Хеллингера В начале 1980-х годов у Берта Хеллингера я познакомилась с системно-ориентированным сценарным анализом, выходящим за рамки того, о чем говорит Берн. Если для Берна важнейшими элементами сценария 149 являются трансакции и интеракции между родителями и детьми, а также родительские послания, то Хеллингер рассматривает всю семью и род, их судьбы и их влияние на отдельного человека. После того как Хеллингером были обнаружены действующие в системах силы и существующие в них заданные условия (базовые потребности в связи, уравновешивании, порядке и иерархическом порядке, полносоставности и признании невечности), стало ясно, что внутренний образ, по которому человек выстраивает свою жизнь, не обязательно должен быть связан с пережитым им лично — он может отражать судьбы других членов семьи или рода и тем самым указывать, какое или чье место занял ребенок в своей семье ради сохранения «равновесия» в семье или роде. Сказки, которые (в детстве) особенно трогают Сказка, которая особенно тронула (в отличие от очаровавшей или любимой) в детстве, как правило, примерно до седьмого года жизни, может использоваться в этой связи как проводник к ведущему внутреннему образу (сценарию). Сердце ребенка трогает сказка, в которой находит отражение либо его собственная судьба (потеря одного из родителей, длительное вынужденное пребывание вне дома...), либо судьба другого члена семьи или рода. При этом не имеет значения, знал он ребенком это лицо или нет. Так же необязательно наличие вербально переданной информации. Итак, значимыми вопросами, которые ставит перед собой терапевт, являются следующие: 1) Что является «темой» сказки (с точки зрения ребенка) 2) Имеет ли эта «тема» важную связь с чем-то, что человек пережил в детстве, или она относится к другому члену его семьи или рода Если да, то к кому Тематическая матрица некоторых сказок Теперь я на нескольких примерах опишу некоторые типичные сценарные сказки в сочетании с историями жизни тех клиентов, которые их называли. 1. Сказка «Гензель и Гретель» Основная тема этой сказки: ребенок, вынужденный (на некоторое время) покинуть дом. Таким образом, она указывает на ранние 150 разлуки, связанные с этим выводы и жизненные планы. Причиной здесь может быть, например: • ранняя госпитализация ребенка, • ребенок рос у бабушкидедушки, • оставался с приходящей няней или • в раннем возрасте был отдан в интернат. Чем младше на тот момент был ребенок, тем короче может быть отрезок времени, в течение которого он находился вне дома, чтобы привести к прерванному движению любви к матери. В результате возникает чувство покинутости, утрачивается доверие и формируются такие базовые убеждения, как «меня не любят», «меня выталкивают прочь», «я чувствую себя непонятым, одиноким, покинутым». Эти убеждения сопровождаются соответствующими чувствами. Пример 1 Рената, 37 лет, врач, не замужем. Своей проблемой называет несложившиеся отношения и одиночество. Она трижды состояла в длительных партнерских отношениях, кроме того, у нее было несколько связей, продолжавшихся не более двух-шести месяцев. Она старшая из трех дочерей. Своих родителей описывает в основном как очень любящих. Мать была домохозяйкой и потому большую часть времени находилась дома с детьми. У отца, служащего, по вечерам и по выходным было более чем достаточно времени для того, чтобы быть с семьей. Описывая родителей как пару, она говорит об их взаимном уважении и любящем внимании друг к другу. По сути, Рената не может объяснить, откуда взялось ее «внутреннее предубеждение» против матери и почему она так «вцепляется» в своих партнеров, из-за чего они, по их словам, чувствуют себя «перегруженными» и расстаются с ней. Согласно анамнезу, она родилась восьмимесячной и первые шесть недель жизни провела в больнице. В девять месяцев в связи с кишечным заболеванием она снова оказалась в больнице и пролежала там три недели. Следующая госпитализация из-за той же симптоматики произошла в возрасте около 18 месяцев и продолжалась три недели. Сама Рената об этом ничего не помнит. В ее памяти осталось только одно приятное лето. Ей тогда было пять лет, и она вместе с матерью и сестрой была в гостях у тети в доме на озере. Ей там очень понравилось, и она попросила разрешения побыть там еще. Но уже через два дня после отъезда матери она почувствовала сильную тоску по дому, и время, которое она оставалась там, пока мать не смогла ее забрать (пять дней), казалось ей грустным и бесконечным. 151 Пример 2 Кристоф, 41 год, инженер-строитель, холост. Его проблемы — нарушение сердечного ритма и страх отношений. В 21 год Кристоф женился. После 10 лет брака его жена подала на развод. После этого у него было несколько коротких связей, но каждый раз женщины его бросали. В течение последних четырех лет партнерских отношений у него не было. Кристоф — единственный ребенок в семье. Когда он появился на свет, его родители были еще студентами. С восьми месяцев (сразу после отнятия от груди) он со второй половины дня в понедельник до середины дня в пятницу находился у бабушки по материнской линии. Сам он об этом не помнит и знает только со слов матери. Когда ему было два года, бабушка в течение двух недель умирает от пищевого отравления. Два месяца он остается с родителями, затем его отдают в детский сад, где он находится целыми днями. То же происходит и в период учебы в начальной школе (школа и группа продленного дня). С поступлением в гимназию Кристоф стал приходить после уроков домой, где сам о себе заботился, а родители возвращались с работы поздно вечером. Та же тема, что в «Гензелъ и Гретель», звучит в сказках «Рапунцель» и «Хадши Братши Воздушный шар». 2. Сказка «Волк и семеро козлят» Темой этой сказки является исключенный из системы отец. Основой для такого сценария могли послужить следующие события: • отец рано умер; • отец хотя и живет в семье, но отвергается матерью (мать плохо говорит о нем в присутствии детей); • отец по каким-то причинам долгое время находился вне дома и уже не смог по-настоящему найти свое место в семье; • отец не живет с матерью и ребенком, и мать его не уважает. Это приводит к нарушению контакта ребенка с отцом и одновременно с матерью, поскольку та препятствует или мешает его отношениям с отцом. Отсюда вытекают неосознанные базовые убеждения в том, что значит «быть женщиной» и «быть мужчиной» и каковы должны быть отношения в паре со всеми сопутствующими чувствами. Все это оказывает соответствующее влияние на формирование отношений в партнерстве. Пример Ханна. 26 лет, студентка, не замужем. Ее проблема — сильные приступы ярости, сопровождающиеся физическими атаками на партнеров. Это приве- 152 ло к разрыву двух важных для нее отношений. После второго разрыва у нее начался длительный период депрессии. Ханна — старшая из двух детей. Ее мать в 20 лет была влюблена в своего коллегу по работе. Они больше года поддерживали дружеские отношения, вместе играли в теннис, но он ее «не услышал». Разочаровавшись и желая «отомстить», она вышла замуж за отца Ханны, который уже давно был ее тайным поклонником. Но с самого начала супружества он ни в чем не мог ей угодить. По отношению к отцу Ханна видела одно лишь вечное недовольство матери, и сама она стала все больше смотреть на отца глазами матери, то есть видеть в нем просто неудачника. Иногда она безумно злилась из-за того, что он никак себя не защищал, — но только для того, чтобы потом еще больше укрепиться в материнском мнении на его счет. 3. Сказка «Бэмби» Темой этой сказки является отсутствие одного (или обоих) родителей. Опыт ребенка может быть таким: • родители умерли; • у ребенка по другим причинам с раннего детства нет с ними контакта. Таким образом, движение любви либо было вообще невозможно, либо оно очень рано было прервано. Пример 1 Ганс, 39 лет, руководящий сотрудник, женат, двое детей. Его проблема — угроза самоубийства. Он старший из двух детей. Его мать погибла в автомобильной аварии, когда ему было четыре года. Пример 2 Ютта, 45 лет, учительница, замужем, трое детей. Ее проблема — постоянно возвращающиеся периоды депрессии. В ее биографии нет никаких указаний на события, которые могли бы быть их причиной. Однако отец Ютты в возрасте трех лет потерял обоих родителей и попал в детский дом. Ютта очень любит своего отца и вспоминает о том, как в детстве у нее иногда по-настоящему болело сердце, потому что отец часто так «печально смотрел». В этом случае речь совершенно очевидно идет о чувстве, перенятом У отца.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   33