Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Практика семейной




страница10/33
Дата15.05.2017
Размер5.07 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   33

108


ются значимые лица из родительской семьи или же работа вообще ведется с сокращенной системой, например, только с матерью и ребенком или с клиентом и его болезнью или смертью.

Если с самого начала должно быть выбрано много заместителей, нужно следить за тем, чтобы каждый из них сразу знал, кого из членов семьи представляет он, а кого другие заместители. Иначе нередко еще во время процесса выбора заместители начинают перешептываться, выяснять, кто есть кто, и таким образом отвлекаться. Лучше всего, выбирая заместителя, громко и четко называть того, кого он будет представлять. Иногда бывает полезно, чтобы терапевт установил среди выбранных заместителей временный порядок, например, ясно показывающий ряд братьев и сестер.

5. Процесс расстановки

Расставляющий свою систему делает это без учета времени, причин и без заранее сформированного образа. Если у терапевта возникает подозрение, что он действует схематично или ориентируется на заранее намеченный образ, он говорит ему об этом и просит начать расстановку сначала или же прекращает ее. Если клиент спрашивает, как надо расставлять семью: такой, какая она сейчас, или такой, какая она была раньше, терапевт не пускается в объяснения, а лишь подчеркивает «отсутствие времени» в расстановке. То, что в своей динамике она переходит временные границы, относится к сути души, а вместе с тем и расстановки. Здесь равным образом присутствуют и живые, и мертвые, и мы часто не знаем, какие события и судьбы в семье по-прежнему действуют, а какие нет.

Чаще всего клиенты расставляют семью «правильно», так что терапевту не приходится много объяснять и говорить. Иногда могут потребоваться вводные указания, такие, как: «Расставляй, не думая о времени, причинах,- заранее придуманном образе. Поставь членов семьи по отношению друг к другу так, как это происходит в семье, как это отвечает твоему внутреннему образу. Следуй своему чувству, доверься своему сердцу и душе». Может быть, следует сказать кое-что о самом процессе расстановки, например: «Лучше всего обеими руками взять заместителей спереди или сзади за предплечья или плечи и молча поставить их на место, не придавая им никакой формы в духе скульптуры и не давая никаких других указаний». Затем терапевт отходит назад, предоставляя клиента процессу расстановки, а самого себя — сопровождающему этот процесс восприятию. Он следит за тем, чтобы клиент производил расстановку тщательно и с любовью,

109


чтобы с самого начала силы поля могли проявиться в «силе» расстановки. Реакция группы, ее внимание или беспокойство очень быстро дают понять, идет ли речь в расстановке о чем-то важном и сосредоточен ли расставляющий.

Если клиент расставляет свою семью без любви, забывает кого-то поставить, уверяет заместителей, что то место, на котором они случайно оказались после выбора, правильное, не знает, куда поставить некоторых членов семьи или сомневается в им же самим расставленном образе, то иногда терапевт может вмешаться, внося ясность и ободряя клиента. Но чаще всего в этом случае он должен прервать работу уже на фазе расстановки заместителей. Может быть, пока еще не настал подходящий момент для расстановки или выбрана не та система. Расстановку могла парализовать лояльность по отношению к кому-то из членов семьи или отсутствие в ней кого-то вследствие недостатка информации. Некоторые делают расстановку, хотя они, возможно, слишком «сыты». Или слишком «голодны» и слишком ожесточены или боятся того, что может обнаружиться. А может быть, к расстановке их подталкивает кто-то другой, хотя собственного импульса сделать расстановку у них нет.

Приведу пример

Молодая женщина через посредничество матери принимала участие в группе, чтобы сделать расстановку своей семьи. Из-за ее страхов матери пришлось вместе с ней приехать из Гамбурга в Мюнхен, чтобы она вообще смогла принять участие в семинаре. Делая расстановку, женщина сначала казалась очень растерянной и не знала, куда ей ставить членов своей семьи. Терапевт сразу же прервал эту работу. Женщина испытала одновременно и разочарование, и облегчение. На следующий день во время первого круга она сказала, что вечером из-за прерванной расстановки у нее был тяжелый спор с матерью. Мать хотела, чтобы она избавилась от своих страхов, но ее собственный запрос был совсем другим, ее желанием было установить наконец удовлетворительные отношения с мужчиной. Когда она об этом говорила, в ее голосе было очень много энергии, и терапевт сразу же попросил ее еще раз расставить семью. На этот раз она действовала очень четко, с хорошей энергией. В расстановке произошла очень волнующая и принесшая ей облегчение встреча с рано умершим отцом. Косвенно прояснилось и кое-что с ее страхами. Основой этой второй расстановки стала ее собственная сила и внутренняя ориентация.

6. Дать образу расстановки подействовать

Расставив систему отношений, клиент садится так, чтобы хорошо видеть происходящее в расстановке. Терапевт тоже садится или про-

110

[ сто выходит из поля расстановки. Теперь начинается более или менее длительная фаза тишины, пока заместители вчувствуются и сконцен-



( трируются на возникающих у них чувствах. Терапевт дает возможность образу расстановки подействовать на себя. Точнее говоря, он дает подействовать на себя полю или душе расставленной семьи. Не останавливаясь на деталях, он обращает внимание на первые, часто тонкие телесные реакции заместителей, импульс к совершению какого-либо движения, беспокойные движения тела, перевод взгляда с одних членов семьи на других, взгляд, направленный в пол, в потолок или вдаль и т. д. Одновременно он следит за собственными внутренними, а иногда и телесными реакциями, за возникающими у него самого «образами» и первыми проблесками «истины». Насколько получится, он «опустошает» себя и позволяет вести себя тому, что видит, тому, что трогает его душу.

Часто это самый трудный момент для терапевта. Поскольку здесь он ничего не может сделать, он еще не знает, куда пойдет динамика расстановки. Он испытывает искушение начать размышлять, привести расстановку в соответствие с уже имеющейся у него информацией или думать о том, как он будет действовать. На него может давить мысль о том, что теперь успех расстановки зависит от него. Он может также испытать страх перед тем, что обнаруживается или не обнаруживается в расстановке. Или он преждевременно уверяется в том, что знает, как можно быстро достичь решения. Здесь важно то, что Берт Хеллингер называет феноменологическим взглядом: созерцанием «без знания», «без намерений», «без страха». Но в то же время это момент глубокого участия в том, что затрагивает самое нутро семьи, и созерцание терапевта, его восприятие (как и восприятие заместителей) сопровождается своего рода благоговением и благодарностью за право такого участия. Этот первый тихий момент расстановки до опроса заместителей имеет огромное значение. Он необходим для того, чтобы «обнаружить», что душа группы готова себя проявить.

В большинстве случаев терапевт очень точно чувствует, как долго должна сохраняться эта тишина. Она проникнута выстраивающейся силой и напряжением, а иногда уже и первым глубоким контактом, зарождающимся в расстановке, захватывающим терапевта и группу. Если терапевт начнет опрос слишком рано, это «захватывающее» не сможет раскрыться и дальнейший процесс расстановки останется поверхностным или пойдет с трудом. При этом терапевты часто не доверяют собственному наблюдению. Тогда им «нужны» заместители и их высказывания. Но это может подорвать доверие ктерапевту. Если же терапевт ждет слишком долго, то энергия снова уходит, заместите -

111


ли становятся беспокойными и нетерпеливыми или вовлекаются в процесс, «вынимающий» их из динамики чужой семьи и погружающий в их собственную динамику, которая может фальсифицировать процесс расстановки.

Правда, не всегда это первое стремление «дать подействовать» расстановке наполняется энергичной динамикой. Некоторые расстановки раскрывают свою силу и динамику только со следующими шагами. Так бывает прежде всего в тех случаях, когда в расстановку еще не были введены лица, имеющие решающее значение для семейной динамики, или отсутствует какая-то важная информация. Если образ расстановки не уходит вглубь сразу же, нельзя позволить себе растеряться или упасть духом. Хотя иногда и рекомендуется прерывать расстановку уже в начале, но в первую очередь следует упорно «идти» в расстановку дальше и верить в ее удачу.

Иногда уже в самом начале расстановки у заместителей возникают своеобразные реакции. Так, например, когда один мужчина делал расстановку родительской семьи, то едва он расставил заместителей, как они начали хихикать, пересмеиваться, и их было невозможно остановить. Мужчину это очень задело и смутило, и терапевт уже было подумал, что ему следует прекратить расстановку. Но некий голос побудил его понаблюдать за этим смехом некоторое время. Потом он спросил мужчину: «Так что произошло на свадьбе твоих родителей?» — поскольку у него почему-то возник образ свадьбы. Мужчина ответил: «Мне однажды рассказывали о том, что на свадьбе моих родителей вдруг появилась какая-то женщина со своей двадцатилетней дочерью и у всех на глазах встала перед моей матерью. Она указала на руку своей дочери и сказала: «Эти кольца на руке моей дочери подарил ей ваш муж с обещанием на ней жениться». Среди заместителей моментально установилась полная тишина. Терапевт поставил заместительниц этой женщины и ее дочери перед группой, и теперь на тех, над которыми тогда предположительно посмеялись, смотрели смущенно.

7. Опрос заместителей

Если заместители внимательны, а так бывает почти всегда, терапевт начинает спрашивать их, какие чувства они испытывают на отведенных им местах. Возможно (особенно когда заместители еще не знакомы с работой методом расстановки), ему следует поощрить их доверять тому, что они чувствуют, и не бояться открыто об этом говорить. Но большинству заместителей, по крайней мере, в нашем культурном пространстве, без труда удается выражать свои чувства. Иногда

112


случается так, что кто-то говорит не из своей роли, а рассказывает о том, что он думает о подобной ситуации независимо от расстановки. Или он говорит то, что, на его взгляд, он должен говорить. Обычно терапевту бывает достаточно кратко прояснить ситуацию и помочь участнику стать заместителем. Но бывает и так, что заместители не выражают свои чувства, а передают то, что видят. Их взгляд остается поверхностным и привязанным к описанию позиции в расстановке. Обычно это тоже легко поправить, коротко указав участнику на «службу» заместителя в расстановке.

С кого терапевт начинает опрос? Если в начале расстановки динамика ярко не выражена, то обычно он начинает с отца и матери, а затем переходит к детям. Если же кто-то из заместителей уже в самом начале демонстрирует необычную реакцию, то уже в опросе терапевт следует за этой динамикой и обращается к тем заместителям, которые явно в эту динамику вовлечены.

Нет никакой необходимости опрашивать сразу всех заместителей, а зачастую это может даже помешать (в первую очередь в больших системах). Если у кого-то обнаруживается значимая динамика, терапевт сразу же идет вместе с ней и в духе этой динамики предпринимает первые изменения позиций. Действуя таким образом, он идет вместе с силой и течением энергии расстановки. Если он поступит иначе и продолжит опрос, то энергия, по крайней мере сначала, снова уйдет. Если оказывается, что следование первой динамике не ведет к решению или что это вообще ложный путь, это легко поправить в дальнейшем ходе расстановки.

Иногда кто-то из заместителей ничего не чувствует, но этим нечувствием он сообщает что-то верное. Некоторых заместителей нужно слегка притормозить в потоке их речи, чтобы они не отходили от главного, которое может быть выражено очень просто и коротко. Если кто-то из заместителей выказывает сильное чувство или спонтанную телесную реакцию, то терапевт остается с этой невербальной реакцией, а не «вытаскивает» из нее заместителя, прося его описать ее, потому что выявление глубокой душевной динамики в семье гораздо важнее, чем слова. Если заместитель говорит то, что противоречит впечатлению терапевта от увиденной им динамики, тогда он доверяет собственному чувству и сообщает о нем. Часто это способствует прояснению важных и отвечающих реальности моментов в высказываниях заместителей. Терапевт следит за тем, чтобы готовность заместителей к сообщению не реализовывалась ими по собственному усмотрению. В некоторых расстановках заместители, как, может быть, и в реальной семье, вступают друг с другом в диспут. Это отвлекает от

8 ^ 3705 113

II

главного, и терапевт должен вернуть заместителей к тишине, в которой может проявиться и раскрыть себя Подлинное.



Если кому-то из заместителей терапевт не задает вопросов сразу, этот человек может почувствовать себя обойденным и вмешаться в процесс следования терапевтом течению расстановки. В этом случае терапевт тоже просит заместителей быть сдержанными и заверяет их, что возможность высказать то, что важно, получит каждый. Как бы ни были важны чувства и сообщения отдельных заместителей, находясь внутри системы, они не в состоянии сохранять общую перспективу и ориентированность на всю систему и решение. Такая возможность есть у терапевта, и это входит в число его задач.

В ходе опроса заместителей терапевт постоянно держит в поле зрения клиента, о семье которого идет речь (в большинстве случаев клиент в это время наблюдает и слушает, находясь вне расстановки). Он как бы краем глаза следит за его реакциями и время от времени может задавать ему вопросы в связи с высказываниями заместителей и выяснять, имеют ли их слова для него смысл. Влияние расстановки на решение проблем не в последнюю очередь состоит в том, что расставляющий заново обнаруживает себя и свою семью в реакциях заместителей, так что, даже находясь снаружи, он может быть в резонансе с процессом расстановки.

8. Обнаружение семейной динамики

Ядром каждой расстановочной работы является следование за реакциями заместителей, за тем, что терапевт «видит» и чувствует, а также соответствующие перестановки и дополнения. Здесь шаг за шагом проявляется то, что отягощает душу группы и держит семью в тисках скверной судьбы, а также то, что способно развязать узел переплетения и привести незавершенные процессы в семье к избавительному завершению. Для терапевта каждая расстановка уникальна и нова, здесь каждый раз нужно заново не позволять себе руководствоваться застывшими правилами, а только любовью, силой и истиной самой системы. Если терапевт теряет контакт с потоком расстановки, то это не так страшно, если он сумеет своевременно к нему вернуться.

Есть доверять процессу расстановки, реакциям заместителей и собственным чувствам, то заблуждения обнаруживаются быстро и чаще всего поддаются корректировке. Если процесс застопоривается, то в большинстве случаев здесь нужна новая информация и включение в расстановку значимых членов системы.

114


Дальше я приведу несколько важных вопросов, которые могут направить процесс обнаружения семейной динамики.

Эти вопросы похожи на те, которые я привел в разделе об информационном процессе. Они указывают на полноту и многослойность происходящих в душе процессов, которые здесь могут быть только обозначены:

• Что в образе расставки непосредственно указывает на процесс, происходящий в групповой душе, например, чей-то направленный в могилу взгляд или физическая дрожь? Первый образ расстановки является основой для всего дальнейшего. Связь с ним нельзя терять в ходе всего процесса. Если первый образ ничего не дает, расстановку нужно прекратить.

• Какие указания дают слова заместителей, например: «Я не чувствую никакого контакта со своими детьми»?

• Кого в системе не хватает и необходимо включить в нее?

• Кого тянет выйти из системы и куда его тянет? Обусловлена ли эта тяга его собственной судьбой, или это стремление последовать за кем-то или вместо кого-то, или этим он искупает чью-то вину?

• Кто пытается помешать уйти кому-то другому?

• Чье действие в системе разделяет или соединяет других ее членов, например, родителей?

• Кто не может занять подлежащее ему место в системе? Кто занимает место не по рангу?

• Кто находится в плену тяжелого воспоминания, например, о том, как был обнаружен покончивший с собой отец, и что нужно для того, чтобы он смог из него освободиться?

• С кем не было достигнуто примирения, например, с бывшей невестой отца, и что нужно, чтобы этот человек смог примириться?

• Кто не был оплакан? Какие процессы прощания между живыми и между живыми и мертвыми (с обеих сторон) должны быть завершены?

• Какие перестановки и изменения в системе способствуют свободному течению любви, позволяют чему-то закончиться, чему-то исцелиться, встать на свои места, обрести покой?

• Что в системе оставалось вне поля зрения и должно быть в него включено, что не было и должно быть названо?

• Кого не уважают, чьей судьбе не отдают должного?

• Как мужчины могут быть мужчинами, женщины — женщинами, родители — родителями, а дети — детьми?

115

Способы изменений в процессе расстановки:



• позволить реализовать имеющийся импульс к какому-то действию;

• повернуть друг к другу или развернуть друг от друга членов системы;

• включить в расстановку или вывести из нее (иногда даже за дверь) кого-то из членов системы;

• поставить напротив или рядом;

• установить порядок внутри одной системы согласно базовому иерархическому порядку или среди различных систем согласно правилу приоритета новой системы;

• велеть кому-то из членов системы лечь (в случае смерти, имеющей большое значение с точки зрения судьбы) и попросить заместителя расставляющего лечь рядом;

• обняться;

• склониться или поклониться;

• включить в поле зрения;

• произнести фразы, проливающие свет на что-то скрытое и называющие это, а также фразы, освобождающие и исцеляющие.

Предприняв или попросив предпринять подобные изменения позиций, после соответствующей фазы вчувствования терапевт снова опрашивает заместителей, чтобы проверить воздействие этих изменений. Так постепенно развивается процесс, обнаруживающий в ходе расстановки те душевные процессы, которые завязывают узлы переплетений, и те, которые эти узлы развязывают. Этот процесс открывает человеку глаза и позволяет понять происходящее.

Есть моменты, на которые в процессе обнаружения динамики и движения к решению следует обратить особое внимание.

Терапевт не может идти за каждой динамикой системы. Он должен ограничиться тем, что в расстановке проявляет себя как самое главное и является наиболее действенным с точки зрения запроса клиента. То есть он сосредоточивается на решении, важном прежде всего для клиента, и отказывается от стремления найти хорошее решение для всех членов данной системы, например, для всех братьев и сестер. Какие-то моменты, которые в расстановке были только обозначены, но которыми не было возможности заняться, душа разъяснит себе со временем сама. Иногда эти аспекты нужно рассмотреть в следующей, проведенной позднее расстановке.

В процессе расстановки терапевт продолжает идти по какому-то следу только в том случае, если заместители могут идти вместе с ним.

11R

Несмотря на то, что он ведет заместителей и самого клиента, работать вопреки им, вопреки их ощущениям и энергии он не может. Расстановка делается не для того, чтобы кого-то в чем-то убедить. Она должна сама из себя говорить и убеждать. Иногда бывает важно пойти за образами, которые сами собой возникают у терапевта, заместителей или расставляющего. Нередко они раскрывают самую суть. Но их обязательно нужно проверять и, судя по ситуации, отказываться от них или поправлять их.



Если то, как были поставлены некоторые члены семьи, скрывает важную динамику (например, динамику между родителями), то здесь может помочь частичное упорядочивание системы (например, можно поставить в ряд братьев и сестер детей, стоящих между родителями). В результате станет яснее происходящее между родителями и с этим можно будет работать. Если в расстановку включено больше лиц, чем оказалось необходимо, можно попросить того или иного заместителя снова сесть на свое место. Прежде всего это относится к предыдущим партнерам в нынешней и родительской сис-, темах, значение которых оказывается не очень существенным. То есть лучше «идти вглубь» с меньшим количеством персонажей, чем исследовать все возможные душевные потребности семьи. Попытка охватить все душевные процессы лишает расстановку и решения силы, направленности и эффективности. Не меньшую опасность представляет попытка втиснуть расстановку и происходящие в ней процессы в логические схемы и причинно-следственные объяснения. Ибо целью здесь является ясность, а не объяснимость. Берт Хеллингер часто приводит высказывание Вернера Хейзенберга, который на вопрос «Что является антиподом ясности?» ответил: «Точность».

Расстановка должна быть ясной, но не обязательно точной. Она не отображает истину, но в ней происходит что-то из истины данной семьи. Обычно клиенту без труда удается воспринять ясную расстановку в душу и согласовать ее с внутренней и внешней реальностью своей семьи, даже если расстановка, как хорошая картина, не просто отображает действительность, а в специфической форме на что-то действительное указывает, причем именно потому, что это не сама действительность. Речь идет не о «это так», а о «это оно». Речь в большей степени идет о целительном контексте действия, чем о причинно-следственном анализе действительности. Будучи системным методом, расстановка обретает свою действительность из некой большей целостности, которую нельзя раскрыть, в которой можно лишь участвовать.

117

9. Установление порядка внутри системы



В большинстве случаев расстановка ведет к созданию нового порядка в системе, скорее внешнего нового порядка, проявляющегося в образе-решении и указывающего каждому правильное и «разрешающее» место в системе, и скорее внутреннего нового порядка, следующего из фраз или жестов, которыми обмениваются члены системы.

Упорядочивание расстановки и приведение ее к образу-решению происходит по определенным правилам, которые доказали свою эффективность для решения в очень многих расстановках. Я назову некоторые стандартные правила, допускающие, разумеется, множество вариаций:

• Дети стоят напротив родителей. В большинстве случаев четкое разделение уровней детей и родителей и возможность при этом видеть друг друга оказывает самое «разрешающее» воздействие.

• Дети ставятся рядом друг с другом, согласно базовому порядку, то есть сначала идет старший ребенок, за ним — второй и т. д.

• В образе-решении базовый порядок проявляется в расстановке членов системы по часовой стрелке. Вошедшие в систему раньше стоят справа, вошедшие позже по старшинству — слева.

• Первое место (справа) занимает тот из родителей, кто в большей степени отвечает за безопасность семьи, или тот, кто особенно много (в смысле судьбы или собственности) приносит в нынешнюю семью из своей родительской семьи, или тот, у кого уже есть дети из предыдущих отношений.

• Иногда, если для одного из родителей существует опасность самоубийства, нужно, чтобы другой гарантировал детям безопасность. В этом случае детей ставят рядом с тем из родителей, кто может обеспечить им безопасность.

• В случаях разрыва между родителями место детей часто находится между родителями. Первое место получает тот из родителей, кто остался.

• Иногда родителям бывает нужно получить «подкрепление» от предков, прежде всего в том случае, если они рано умерли; за родителями можно поставить бабушку и дедушку, иногда и других предков.

• Иногда большое значение для решения имеют стоящие рядом с одним из родителей или с ними обоими их рано умершие родители, или братья и сестры, или другие родственники, и прежде всего в том случае, когда нужно снова дать течь потоку любви и еще на некоторое время дать место рядом с живыми тем членам семьи, на которых раньше не смотрели.

118

• Если у родителей раньше были другие стабильные отношения без совместных детей, отец встает между предыдущим партнером матери и матерью, а мать — между прежней партнершей отца и отцом. Это оказывается невозможным, если прежняя любовь еще очень сильна. Такая позиция «между» невозможна и в том случае, если от предыдущих связей есть дети. Если муж, например, разошелся с первой женой, от которой у него двое детей, снова женился и от второй жены у него тоже есть ребенок, тогда порядок будет такой: сначала идет первая жена, затем дети от первого брака, отец, его вторая жена и потом ребенок от второго брака. При этом не следует забывать о том, что первая жена, хотя и занимает в системе более высокое место, по отношению ко второй жене она рангом ниже. Дети от первого брака занимают более высокое место и обладают более высоким рангом.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   33