Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Пояснительная записка: Энциклопедический словарь художников это научное издание, содержит биографическую информацию о художниках разных эпох




страница9/10
Дата06.01.2017
Размер1.43 Mb.
ТипПояснительная записка
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

СУРИКОВ Василий Иванович

Василий Иванович Суриков родился в 1848 году в Красноярске. Сильное стремление к обучению живописи заставило его сначала переехать в Санкт-Петербург, где в 1869-1875 годах он обучался в Петербургской Академии Художеств у знаменитого педагога Чистякова, который уже в те годы говорил о Сурикове, как о лучшем ученике школы. Начиная с 1877 года Cуриков живет и работает в Москве, позже вступив в Товарищество Передвижных Художественных Выставок. Здесь, в Москве, Cуриков создал свои наиболее значительные произведения - монументальные исторические картины "Утро стрелецкой казни" (1881), "Меншиков в Березове" (1883), "Боярыня Морозова" (1887). С глубиной и проницательностью истинного историка и духовидца художник раскрыл в них истоки трагических противоречий истории, внеземную логику ее движения, показал борьбу исторических сил в петровское время, в период раскола. Главным действующим лицом в этих картинах выступает народная масса, представленная разнообразными типами, раскрывающими национальный русский характер. Сурикова привлекают сильные яркие личности, концентрирующие в себе бунтарский дух народа - исполненный яростной решимости и неукротимого духа сопротивления рыжебородый стрелец в картине "Утро стрелецкой казни", проникнутая страстью и фанатичной убежденностью подвижничества боярыня Морозова в одноименной картине. С большим мастерством и любовью к созданному народным гением передает художник облик площадей и улиц старой Москвы, заполненных толпой народа, изображает одежду и утварь, вышивку, резьбу по дереву, религиозную архитектуру и деревенские сараи. В своих монументальных по форме картинах Суриков создал новаторский тип композиции, в которой движение людской массы, охваченной сложной гаммой переживаний, выражает глубокий внутренний смысл события. В его произведениях общий колорит, основанный на гармонии полнозвучных чистых красок, ритм цветовых пятен, фактура и манера наложения красочных мазков служат важным средством передачи общего настроения, атмосферы изображаемого события, психологической характеристики персонажей. В 1888 году, после неожиданной смерти жены, Суриков впал в острую депрессию и охладел к живописи. Никто не знает, какую боль и душевные терзания пришлось ему пережить. Но, как настоящий титан, Суриков не был сломлен. Своеобразным символом его тогдашнего просветления и возрождения служит гениальная картина "Исцеление слепорожденного Иисусом", в которой в облике прозревшего угадываются черты самого художника. Преодолев, после поездки в Сибирь в 1889-90 годах, это тяжелое душевное состояние, он создал необычайно яркое, жизнерадостное полотно "Взятие снежного городка" (1891 год), запечатлевшее обобщенный образ русского народа, полного удали, здоровья и веселья. В исторических картинах 1890-х годов Суриков вновь обращается к национальной истории, останавливаясь на событиях, в которых проявлялись исторический дух, единство и мощь русского народа. В картине "Покорение Сибири Ермаком" (1895 год) показан подвиг русских воинов во имя освобождения родной земли. Полотно "Переход Суворова через Альпы" (1899 год) воспевает мужество и отвагу русской армии. Но, надо заметить, что эти произведения уже не отличаются таким совершенством, как гениальные шедевры 1880-х годов. Следующая работа художника в историческом жанре - "Степан Разин" (1910 год). Помимо грандиозных произведений, написанных на сюжеты русской истории, Суриков создавал также прекрасные камерные портреты, в которых проявилось портретное дарование мастера, его глубокий интерес к душевному миру простого русского человека....

ТОЛСТОЙ Федор Петрович



Ф. П. Толстой принадлежал к знатному роду, и его ждала блестящая карьера. В 1802 г. он окончил Морской корпус со званием мичмана и тогда же поступил вольноприходящим учеником в АХ. Тяга к искусству оказалась непреодолимой, и он в 1804 г. ушел в отставку, пожертвовав не только карьерой, но и прочным положением в жизни. Творческие интересы Толстого были не совсем обычны. Его более всего увлекали те области искусства, которые в то время традиционно считались "побочными" или даже "несерьезными", однако, работая именно в них, Толстой достиг впечатляющих результатов и сделал известным свое имя. Еще в АХ он занялся лепкой рельефов из воска и создал серию небольших (11х11 см), но выразительных портретов (А. Ф. Дудиной, К. А. Леберехта, П. А. Толстого, автопортрет и др.), а также рельефов на античные темы ("Триумфальный въезд Александра Македонского в Вавилон", 1809, и др.). Успехи его были замечены, и в 1810 г. он получил назначение на петербургский Монетный двор для создания медалей. Толстой в совершенстве изучил и эту специальность, требующую умения на крохотном поле символически передать важную идею, а также владения трудоемкой и сложной техникой. Опыт, приобретенный на Монетном дворе, пригодился Толстому при создании одного из лучших его произведений - серии из 21 медальона, посвященной Отечественной войне 1812-14 гг. На дисках диаметром 16 см были запечатлены в аллегорической форме наиболее важные события этой войны. Медальоны были сделаны из воска на аспидных досках и позднее отлиты в гипсе. Другим капитальным произведением Толстого стала серия иллюстраций к поэме И. Ф. Богдановича "Душенька", перелагающей миф о любви Амура и Психеи (1820-е - начало 1830-х). В этом строгом и поэтичном творении, выполненном уверенной рукой мастера, отрази лось его увлечение античностью. Все 67 рисунков он повторил в гравюре резцом, для чего безукоризненно овладел новой для него техникой. Превосходных результатов Толстой достиг даже в силуэте - технике, распространенной главным образом среди любителей и почти не принимаемой всерьез профессионалами. Она послужила ему для создания сложных сцен народной и армейской жизни, а также батальных эпизодов Отечественной войны. Редкостное разнообразие творческих интересов отличало Толстого всю жизнь. Уже немолодым человеком, в 1838 г., он сочинил балет "Эолова флейта" - написал либретто, исполнил эскизы костюмов и более 60 рисунков, в которых определял хореографию балета; а через четыре года сочинил второй балет - "Эхо". Но, к сожалению, ни один из них не был поставлен на сцене. Толстой был энциклопедически образованным человеком, к тому же всем, за что он брался, стремился овладеть досконально, во все вносил нечто свое: изобретал рецепты новых красок и клеев, употреблял оригинальные технические приемы и усовершенствования. Долгий жизненный путь Толстого вполне благополучен. В 1828 г. он стал вице-президентом АХ, в 1842-м - профессором по медальерной части, в 1849-м - еще и по скульптуре, а в 1859-м - товарищем (то есть заместителем) президента. К концу жизни он, правда, начал слепнуть, потом совсем потерял зрение, но и тогда оставался таким же деятельным, мыслящим и привлекательным человеком, каким его знали с молодых лет.

ТРОПИНИН Василий Андреевич



Родился В. А. Тропинин в семье крепостных графа А. С. Миниха; позднее в качестве "приданого" за дочерью Миниха был отправлен во владение графа И. И. Моркова. Еще мальчиком Тропинин проявил способности к рисованию, однако барин отослал его в Петербург в обучение к кондитеру. Юноше все же иногда удавалось украдкой посещать бесплатные рисовальные классы АХ. Так продолжалось до 1799 г., когда вдруг хозяин посчитал выгодным для себя определить способного крепостного "посторонним учеником" АХ. Здесь Тропинин обучался портретному искусству у С. С. Щукина. На академической выставке 1804 г. его картина "Мальчик, тоскующий об умершей своей птичке" была замечена самой императрицей. Доброжелательно расположенный к юноше президент АХ А. С. Строганов собрался было хлопотать об освобождении талантливого крепостного, но не успел. Тропинин был срочно отозван своим хозяином из Петербурга: ему предписывалось ехать на Украину, в Подолье - в новое имение Морковых. Здесь Тропинину дали понять, что он всего лишь крепостной, и назначили на должность кондитера и лакея. Кроме того, в его обязанности входило выполнять копии с картин западноевропейских и русских художников, украсившие впоследствии дом Моркова, расписывать местную церковь и писать для нее иконы, а также работать над галереей семейных портретов своих хозяев. Незлобивый и добрый по натуре, Тропинин со смирением переносил превратности судьбы, не ожесточился, не впал в депрессию от сознания несоответствия собственного дарования и того положения, которое он занимал, напротив, воспринял пребывание на Украине как продолжение обучения, своего рода стажировку. "Я мало учился в Академии, но научился в Малороссии: я там без отдыха писал с натуры, и эти мои работы, кажется, лучшие из всех до сих пор мною написанных", - вспоминал он позднее. Среди работ этого периода сохранился групповой портрет семьи Морковых (1813), этюды с украинских парубков и пожилых крестьян, изображение сельской свадьбы. Красоту национального малороссийского типа запечатлел он, несколько идеализированно, в картинах "Украинская девушка с Подолья" (1800-е), "Мальчик с жалейкой" (1810-е), "Украинец с палкой", "Пряха" (обе 1820-е) и др. Стремясь создать живые, непринужденные образы, художник утверждает чистоту и цельность народных характеров. Колорит этих работ мягкий, приглушенный - преобладают сероватые, охристые, зеленые тона. В 1821 г. Тропинин вместе с семейством Морковых переселяется в Москву. Здесь многие знали о таланте живописца и уговаривали графа дать ему вольную. Лишь в 1823 г. сорокасемилетний художник обрел, наконец, долгожданную свободу. Ощутив себя незащищенным ни положением в обществе, ни состоянием, Тропинин спешил официально подтвердить звание художника. Благодаря ходатайству известного издателя П. П. Свиньина и своего старого академического учителя С. С. Щукина, он в сентябре 1823 г. представляет Совету Петербургской АХ картины "Кружевница", "Нищий старик" (обе 1823) и "Портрет художника Е. О. Скотникова" (1821) и получает звание назначенного, а в следующем году, написав "Портрет К. А. Леберехта", становится академиком. Тропинину предложили остаться преподавать в АХ, но, дорожа творческой свободой, художник отказался и вернулся в дорогую его сердцу Москву. Здесь его творчество достигло наивысшего расцвета. Вслед за "Кружевницей", принесшей ему популярность мастера женских образов, Тропинин пишет картины "Золотошвейка" (1825), "За прошивками" (1830), в которых воплотились представления художника о лучших качествах женщины - приветливости, мягкости, домовитости. Определенная идеализация этих образов объясняется не только эстетическими вкусами эпохи, но и особенностью дарования художника, воспринимавшего жизнь не критически, а поэтически, не обличавшего, а утверждавшего. Обаяние, привлекательность женских образов сохранятся и в последующих его жанровых портретах: "Девушка со свечой" (1830-е), "Женщина в окне (Казначейша)" (1841), "Девушка с горшком роз" (1850) и др. Однако, создавая мужские портреты-типы, Тропинин более трезво осмысливает действительность. Здесь невольно сказалось глубокое понимание им простого народа, той среды, откуда он вышел сам. Вот почему образам русских крестьян ("Старик крестьянин", 1825; "Ямщик, опирающийся на кнутовище", 1820-е; "Крестьянин, обстругивающий костыль", 1834; "Странник", 1847) художник уделял подчас больше внимания и тепла, чем своим великосветским "героям". В работах московского периода прежняя интимность образов сменяется вниманием к характеристике моделей, скульптурной четкостью форм. Колорит становится насыщенным, звучным, художник эффектно использует цветные тени. В 1830-е гг. портрет окончательно упрочился как основной жанр в творчестве Тропинина; определились образные и технические приемы, композиционные схемы - словом, все то, что делает тропининские произведения уникальными и узнаваемыми. Художник создал целую галерею образов своих современников. Не все эти работы равноценны по художественным достоинствам: имеются среди них добротно написанные, но скучноватые, а есть и подлинные шедевры - портреты К. Г. Равича (1823), В. М. Яковлева (начало 1830-х), молодого человека в зеленом халате (1839), П. С. Мосолова (1856) и др. Так, образ К. Г. Равича может служить воплощением типа москвича - человека добродушного, открытого и хлебосольного. Заключенная в нем жизненная сила хорошо передана крепкой пластической моделировкой форм, особенно головы. Полнокровности портретируемого, его жизнелюбивой натуре созвучен красный цвет халата. Об одежде в тропининских портретах следует сказать особо. Написав ряд так называемых портретов в халатах (портреты Ф. П. Крашенинникова, 1824; П. Ф. Соколова, 1838; П. Н. Зубова, 1839, и др.), Тронинин через достоверную бытовую деталь показал характер московской жизни, ее размеренность, неспешность; и вместе с тем эта деталь становится олицетворением свободного образа мыслей тех, кого запечатлел художник. Особенно выразителен в этом плане "Портрет А. С. Пушкина" (1827). Поэт изображен в белой сорочке, вокруг распахнутого ворота которой артистично перекинут черный шейный платок, и в просторном, коричневых тонов халате. Это вполне отвечает романтическому духу эпохи: художник противопоставил независимый образ мыслей Пушкина официальной идеологии, как халат противопоставил мундиру. Тропининский Пушкин вовсе не приземлен - он так царственно величав, что кажется невозможным потревожить его раздумья. Особую внушительность, почти монументальность сообщают образу поэта гордая осанка и устойчивая поза, благодаря чему его домашний халат уподобляется торжественной античной тоге. В наследии Тропинина самые разнообразные портреты: интимные и репрезентативные, однофигурные и групповые, крестьянские и купеческие, детские, костюмированные... Особое место в этом ряду занимают портреты друзей-художников. Некоторые из них показаны статично, на нейтральном фоне (портреты Е. О. Скотникова, 1821; П. Ф. Соколова, 1833; И. К. Айвазовского, 1853), другие изображены за работой (портреты Н. И. Уткина, 1824; Л. С. Бороздных, 1831; И. П. Витали, ок. 1833; К. П. Брюллова, 1836). Но все эти произведения относятся к новому жанру русского искусства, сложившемуся позднее в понятие "портреты интеллигенции". Этот ряд дополняют и тропининские автопортреты (1810-е, 1824, 1830-е), среди которых наиболее символичен "Автопортрет с кистями и палитрой на фоне окна с видом на Кремль" (1844). В нем Тропинин не только объявляет о своем жизненном призвании, но и утверждает творческое кредо истинно русского художника - не случайно он показывает себя па фоне Кремля, древнего национального памятника. Творчество Тропинина сыграло важную роль в развитии демократических тенденций русского искусства XIX в. и особенно в формировании художественных традиций Москвы.

ТРУБЕЦКОЙ Павел Петрович

Князь П. П. Трубецкой, проведший в России в общей сложности всего около десяти лет, прочно вошел в историю русского искусства как скульптор-импрессионист, автор ряда камерных портретов, жанровых статуэток и конного памятника императору Александру III. Сын русского князя и американки с восьмилетнего возраста начал лепить под наблюдением итальянского художника Д. Ранцони. Юношей он занимался в студиях скульпторов Дж. Гранди, Д. Баркальи и Э. Баццаро, но систематического художественного образования так и не получил. Когда в 1897 г. Трубецкой приехал в Россию, он был уже известен как автор нескольких скульптурных портретов, анималистических статуэток, памятника сенатору К. Кадорна в Палланце и как участник выставок в Италии, Франции и США. В 1898- 1906 гг. он преподавал скульптуру в МУЖВЗ. Молодые ваятели - А Т. Матвеев, Н. А. Андреев и другие - получили у него уроки мастерства, иные, как, например, В. Н. Домогацкий, испытали его влияние. За это время Трубецкой успел создать большое количество произведений, среди которых лучшие в его творчестве - портреты И. И. Левитана, Л. Н. Толстого, М. К Тенишевой (все 1899), Ф. И. Шаляпина (1899-1900), С. Ю. Витте (1901), С. С. Боткина (1906); статуэтки из бронзы либо тонированного гипса - "Московский извозчик" (1898), "Л. Н. Толстой на лошади" (1900), "Мать и сын", "Девочка с собакой (Друзья)" (обе 1901) и др. Остро и точно схватывая движение, жест, характер модели, скульптор умел добиться жизненной непосредственности образа. Талантливый портретист и одновременно наблюдательный анималист, Трубецкой часто объединял эти два жанра в одном произведении, создавая особый тип лирически-задушевной скульптурной группы. Такие группы отличаются выразительностью пластической композиции, экспрессивностью и одновременно мягкостью лепки, живой игрой светотени и фактурностью поверхности ("Анжелика Трубецкая с собакой", 1911; "О. Н. Якунчикова на лошади", 1914, и др.). В 1899-1906 гг. (с перерывами) скульптор работал в Петербурге над конным памятником Александру III, который был установлен на Знаменской площади (ныне площадь Восстания) и открыт, уже в отсутствие автора, в 1909 г. В конце 1930-х гг. памятник был снят и более полувека простоял в одном из внутренних дворов ГРМ; теперь он установлен на площадке перед входом в Мраморный дворец. Памятник этот является незаурядным и в определенном смысле даже уникальным явлением в мировой монументальной пластике: здесь скульптор пользуется критической заостренностью образа и приемом изобразительного гротеска. В выразительной группе - неповоротливого, упрямого, словно пятящегося назад коня и грузного, будто давящего собой не только коня, но и все окружающее пространство всадника - оказалась запечатленной целая эпоха российской истории, и в этом смысле памятник представляет собой историческое художественное произведение. Памятник Александру III вызвал в 1909 г. большой резонанс в прессе и шумные споры в обществе: одних он ужасал, шокировал, других приводил в восторг. В 1910 г. Трубецкой был избран почетным членом ТПХВ; помимо этого, являлся членом Миланской академии художеств и постоянным участником парижского Осеннего Салона. В 1906-38 гг. он жил в Париже, США, снова в Париже и в Италии. Там он создал ряд станковых портретов: С. А. Муромцева, О. Родена, А. Франса, Б. Шоу и др. По его проектам установлены памятники Данте в Сан-Франциско, генералу Отису в Лос-Анджелесе, композитору Дж. Пуччини в Торре-дель-Лаго, в Италии. Работы Трубецкого находятся в крупнейших музеях России, Европы и США.

ФЕДОТОВ Павел Андреевич



П. А. Федотов, великий художник, "одна из самых ярких и чарующих личностей русского искусства" (А. Н. Бенуа), не получил законченного художественного образования и может считаться самоучкой. Родился он в семье мелкого чиновника. В 1826 г. поступил в московский Кадетский корпус, где занимался настолько прилежно, что за успехи был при выпуске зачислен в гвардию. Начав службу в лейб-гвардии Финляндском полку (1834), он проявил себя как примерный офицер и мог рассчитывать на удачную карьеру, однако страсть к искусству перевернула его жизнь. Еще кадетом Федотов увлекся рисованием, но оно, наряду с сочинением стихов и пением под гитару, долго служило ему лишь средством скоротать досуг: он рисовал карикатуры и портреты друзей. Посещение вечерних классов при АХ и настойчивая самостоятельная работа расширили его возможности и пробудили желание стать художником. Некоторое время он пытался совмещать творчество со службой, исполняя картинки из жизни военных, но тяга к искусству стала непреодолимой, и после мучительных колебаний он вышел в отставку (1844). В результате своего отчаянного поступка Федотов лишался не только карьеры, но и надежного источника существования. На жизнь и немалые профессиональные расходы у него была только скромная пенсия, половину которой он отсылал родным, бедствовавшим в Москве. Живя в аскетическом уединении, трудясь без устали, он затеял серию сатирических нравоучительных рисунков, предполагая впоследствии перевести их в картины, по примеру английского художника У. Хогарта. Однако, охладев к своему замыслу, исполнил только 8 рисунков, а сюжет одного из них использовал в первой своей картине - "Свежий кавалер". Утро чиновника, получившего первый Крестик" (1846). Для этого он в течение года самостоятельно освоил технику масляной живописи. Необходимую практику он получал по-своему - делая очень маленькие (около 20 см по высоте) портреты друзей и знакомых. Здесь он интуитивно набрел на незнакомый тому времени жанр портрета-этюда, который распространится лишь в конце XIX в. Такие портреты он продолжал исполнять и позднее; некоторые из них, скажем "Портрет Н. П. Жданович за фортепьяно" (1849), признаны выдающимися. Картина "Свежий кавалер" - первое в русской живописи произведение бытового жанра, впоследствии породившее немало подражаний. Она примечательна реалистической точностью в изображении действительности. Все же в ее замысле еще заметна прямолинейная назидательность ("поучать обличая"), в построении - перегруженность и некоторая карикатурность, а в цвете - пестрота и перечерненность. Но уже в следующей картине - "Разборчивая невеста" (1847), - представляющей собою иллюстрацию к басне И. А. Крылова, Федотов продемонстрировал отличное владение живописью и тонкость психологических характеристик. К. П. Брюллов, чей авторитет был неоспорим, одобрил обе картины и помог Федотову ценными советами. Вершиной творчества Федотова и самым известным его произведением стала третья картина - "Сватовство майора" (1848). По-своему использовав опыт академической живописи, художник сумел так построить композицию, что изображенная сцена выглядела естественно и одновременно по театральному выразительно. Персонажи и отношения между ними были психологически точны и убедительны. Добрый юмор и сочувствие людям перекрывали ноту сатирического осуждения, а высочайшее совершенство живописи заставляло наслаждаться изображением. Метод работы над реалистической картиной, открытый Федотовым в "Сватовстве майора", надолго вошел в практику русских художников. Осенью 1848 г. Федотов представил эту картину Совету АХ и получил за нее звание академика "по живописи домашних сцен". Год спустя она была показана вместе с двумя первыми картинами на трехгодичной выставке АХ и имела поистине сенсационный успех, зрители не отходили от нее. Не меньший успех она имела и в Москве, где Федотов провел четыре месяца в начале 1850 г. Там же он успел закончить и свою следующую картину - "Не в пору гость" (или "Завтрак аристократа"). Триумф "Сватовства майора" был высшей точкой в жизни художника. Последние два года существования Федотова достаточно загадочны. Доброжелательный и общительный по природе, он замкнулся в одиночестве, безуспешно пытаясь бороться с нуждой. Потерпели неудачу попытки репродуцировать с помощью литографии собственные картины и издать серию своих великолеп2ных иронических рисунков на темы городской жизни. В то же время, как бы торопясь высказаться, Федотов лихорадочно работал над несколькими картинами, в которых ставил задачи, совершенно новые для него самого и для всей русской живописи. Большинство из них объединяло стремление художника выйти за пределы непосредственно видимого глазом и объяснимого рассудком. Вот почему к ним в той или иной мере приложимо понятие "фантастический реализм". Картину "Вдовушка" он исполнил в разных вариантах (1851-52), упорно и последовательно стремясь к волновавшей его цели - показать в сломленной несчастьем женщине неземное, подобное ангелу, существо, поднимающееся над земными страстями и страданиями. В картине "Анкор, еще анкор!" (1851-52) художник передал всю нелепость лишенного смысла существования, губящего человеческую душу. В картине "Игроки" (1852) Федотов попытался изобразить происходящее не объективно, а с точки зрения проигравшегося героя, которому его партнеры кажутся страшными фантомами. В подготовительных рисунках к этой работе он предвосхитил искания художников конца XIX и начала XX в. (в частности, М. А. Врубеля). Написав между делом прямо из окна комнаты свой единственный пейзаж "Зимний день. 20-я линия Васильевского острова", он и в нем явился вестником будущей реалистической пейзажной живописи. Постоянная нищета, многолетнее переутомление, нервное напряжение и крушение прекраснодушных иллюзий сказались роковым образом. Весной 1852 г. у Федотова обнаружились признаки психического расстройства. В июне его поместили в частную лечебницу, в сентябре перевели в казенную больницу, но здоровье ухудшалось, и 14 ноября художника не стало. Имя Федотова всегда почиталось высоко, но главным образом за ранние работы и особенно за "Сватовство майора", в котором он впервые решительно проложил реальности дорогу в русскую живопись, став родоначальником бытового жанра и предшественником художников-передвижников, явившихся четверть века спустя. В поздних же работах он так разительно обогнал свое время, что их долго не понимали - воспринимали сдержанно, недоуменно, даже скептически, - и лишь много позднее прояснился смысл, и определилось значение его удивительных прозрений.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • ТОЛСТОЙ Федор Петрович
  • ТРОПИНИН Василий Андреевич
  • Т РУБЕЦКОЙ Павел Петрович
  • ФЕДОТОВ Павел Андреевич