Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Последний круг П. Болотников




страница9/9
Дата03.07.2017
Размер1.88 Mb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава XIII. Время подумать – После твоего ухода из спорта прошло немало лет. Теперь ты можешь оценивать положение со стайерским бегом уже не как непосредственный участник соревнований, а как зритель, умудренный опытом участия в состязаниях самого крупного масштаба. Хотелось, чтобы ты дал характеристику современного мирового и нашего стайерского бега. – Давай для начала вспомним крупнейшие соревнования последних лет. Чемпионат Европы 1966 года в Будапеште. Тройка призеров на 5000 метров: француз Жази (13.42,8); немцы Харольд Норпот и Берндт Диоснер. Наш Геннадий Хлыстов – тринадцатый. 1000 метров: Юрген Хаазе из ГДР (28.26,0), венгр Лайош Мечер и наш Леонид Микитенко. Олимпийские игры 1968 года в Мехико. 5000 метров: туцисец Мохамед Гаммуди (14.05,0), кенийцы Кипчого Кейно и Нафтали Тему. Николай Свиридов – седьмой. 10 000 метров. Нафтали Тему (29.27,4), абиссинец Мамо Волде и Мохамед Гаммуди. Свиридов – пятый. Чемпионат Европы 1969 года в Афинах. 5000 метров: англичанин Иан Стьюарт (13.44,8), наш Рашид Шарафетдинов и англичанин Алан Блинстон. 10 000 метров: Юрген Хаазе (28.41,6), англичанин Майкл Тэгг, Николай Свиридов. Чемпионат Европы 1971 года в Хельсинки. 5000 метров: финн Юха Вяятайнен (13.32,6), француз Жан Ваду, немец Харольд Норпот. Наш Петрас Шимонелис – десятый. 10 000 метров: Юха Вяятайнен (27.52,8), Юрген Хаазе, Рашид Шарафетдинов. Чемпионат Европы 1974 года в Риме. 5000 метров: англичанин Б. Фостер (13.72,2), М. Кушман из ГДР, финн Л. Вирен. 10 000 метров: М. Кушман (28.25,8), англичанин А. Симмонс, итальянец Д. Киндоло. Олимпийские игры 1972 года в Мюнхене. 5000 метров: финн Лассе Вирен (13.26,4), Мохамед Гаммуди, Иан Стьюарт. Николай Свиридов – восьмой. 10 000 метров: Лассе Вирен (27.38,4), бельгиец Эмиль Путтеманс, абиссинец Миреус Ифтер. Павел Андреев – одиннадцатый. В призерах больше всего африканцев, финнов, англичан, немцев, французов и наших. На Олимпийских мы не выиграли ничего, на чемпионатах Европы – одно серебро и три бронзы. Негусто! Мне кажется, что и в ближайшие годы будут доминировать бегуны из Африки. Они на редкость щедро одарены природой, прежде всего выносливостью. Европейские тренеры, побывавшие в Африке, отмечают эту особенность у подавляющего большинства африканской молодежи. «Бег – часть нашей жизни, – писал конголезский тренер И. Телемано. – Наш быт устроен так, что ежедневно едва ли не каждому из нас приходится пробегать десятки километров. Столетиями африканские охотники обходились без ружей, даже сейчас они могут часами преследовать диких коз, чтобы добить свою добычу копьями. При соответствующей тренировке очень многие жители африканских деревень могли бы стать выдающимися чемпионами». В последнее десятилетие во многих африканских странах спорту уделяется повышенное внимание. В Кении осуществляется трехлетний план олимпийской подготовки, в Эфиопии создана сеть беговых клубов, в Алжире введены обязательные уроки физкультуры в начальной школе. К работе с сильнейшими легкоатлетами привлечены зарубежные тренеры, готовятся и местные тренерские кадры. Мне кажется, негры вообще очень предрасположены к спорту. Особенно ярко выражена у них природная способность к мгновенному расслаблению. Это помогло многим из них стать выдающимися спринтерами, боксерами, футболистами, баскетболистами. Умение расслабляться в нужный момент очень важно и для стайера, так как позволяет экономно расходовать силы на дистанции. – Не может получиться так, что со временем негритянские спортсмены вообще вытеснят всех соперников с олимпийского пьедестала почета – Расовые различия слишком малы, чтобы сыграть решающую роль в спорте. Спортивный потенциал любой страны так велик, неиспользованные резервы так огромны, что, мне кажется, шансы на олимпийский успех Финляндии, Бельгии или Кении будут примерно равны и через десять, и через сто лет. Стайер, какого бы цвета ни была его кожа, не исчерпал и малой доли своих возможностей. Олимпийские чемпионы современности – это лишь таланты, лежащие на поверхности. Со временем, я думаю, начнутся глубинные процессы, где решающую роль сыграют, с одной стороны, социальные изменения и как их следствие – приобщение к спорту всего молодого поколения, а с другой – достижения науки, которая сумеет на генетическом и молекулярном уровне проникнуть в сущности явлений, происходящих в организме человека. – Это проблемы завтрашнего и послезавтрашнего дня. А сейчас, когда мы ведем разговор о современных бегунах, было бы интересно знать твое мнение о знаменитых индейцах племени тарахумара. Они, судя по рассказам очевидцев, способны бегать сутками. – Да, я специально интересовался тарахумарами. Их выносливость фантастична. Но бегут они хоть и долго, но очень медленно. А потом замкнутость этого племени привела к тому, что тарахумарам до сих пор не сумели внушить смысла спортивных соревнований. Еще в тридцатых годах мексиканцы включали представителей племени тарахумара в свою олимпийскую команду марафонцев. Но тарахумары и не собирались бороться за победу. Они бежали в своем привычном, веками выработанном темпе и финишировали совершенно свежими в третьем десятке марафонцев. – Успехи стайеров Финляндии, ГДР, Великобритании, Франции и ФРГ достаточно традиционный Победы легкоатлетов этих стран, думаю, можно объяснить чем угодно, но только не открытиями в области методики тренировки. Да и вообще в последние годы методика подготовки бегунов разных стран становится все более сходной. Решающую роль, мне кажется, начинают играть организационные меры, а также умение тренеров и спортивных руководителей создать у бегунов психологический фон, необходимый для побед в крупных соревнованиях. – Совершенно верно. Олимпийский чемпион Лассе Вирен ничуть не лучше подготовлен, чем такие наши бегуны, как Николай Свиридов, Рашид Шарафетдинов, Павел Андреев или Анатолий Бодранков. После Олимпиады он выступал на наших стадионах и проиграл всем, кому мог. Главная беда наших тренеров, работающих со стайерами, неумение воспитывать бойцов, отважно сражающихся с любым противником на соревнованиях любого уровня. Все остальные причины неудач хотя и важны, но имеют меньшее значение. Наши стайеры-олимпийцы в сильной компании спокойно выбегают из 28 минут на «десятке», но у них не хватает духа выиграть ни в таком забеге, ни даже в том, где борьба идет на уровне 28.30, если решается вопрос о золотых медалях Олимпийских игр или первенства Европы. – Можешь ли ты назвать бегуна, который, на твой взгляд, проявил высшую степень целеустремленности в борьбе за звание олимпийского чемпиона – Славных имен мы называли с тобой много. Мне хотелось бы сказать об Эллиоте. Он произвел на меня очень большое впечатление на Олимпиаде в Риме. В финальном забеге на 1500 метров австралиец Герберт Эллиот всех соперников задавил невероятным темпом. Он установил тогда мировой рекорд. Еще на дистанции он ушел далеко от всех. Но несмотря на то, что победа была уже обеспечена, Эллиот на последней прямой вы­жимал из себя, как будто рядом находился невидимый противник, с которым он ведет яростную борьбу. В моих глазах этот темп на финишной прямой свидетельствовал о невероятных волевых качествах австралийского бегуна. Позднее я познакомился с методами подготовки Эллиота, которые разработал знаменитый тренер Перси Черутти. Когда Эллиот был уже в хорошей форме, тренер предлагал ему выполнять работу необычной тяжести: многократно в высочайшем темпе взбегать на холмы, упражняться со штангой большого веса, часами до полного изнеможения бегать по зыбкому песку и в волнах океанского прибоя. Эллиот приучался постоянно преодолевать себя. Знаменитый новозеландский тренер Артур Лидьярд, когда узнал о методах Черутти, воскликнул: «Это ошибка. Бегуну нужны мышцы оленя, а не льва». На что Черутти резонно возразил: «Ему нужны мышцы оленя и сердце льва». – Хочу задать тебе весьма щепетильный вопрос. Насколько я знаю, Григорий Исаевич Никифоров мечтал сделать тебя своим преемником. Тебе он уделял времени, сил и внимания, пожалуй, больше, чем любому другому своему ученику. Тебе он пытался передать весь свой богатейший тренерский опыт. Почему же мы ничего не слышим о Болотникове-тренере Почему ты не стал воспитателем бегунов с «мышцами оленей и сердцем льва» – Вопрос действительно очень трудный. Как ответить на него По должности я главный тренер Центрального совета ДСО «Спартак». Но заниматься мне приходится больше всего административными делами – организацией соревнований и сборов, комплектованием и обеспечением команд, координацией работы республиканских и городских советов «Спартака». Дел столько, что хватило бы на троих. Но я люблю эту хлопотную работу. Она соответствует моему характеру. Есть у меня и ученики. Не воспитанники, а ученики – это все-таки разные понятия. Я консультирую нескольких спартаковских стайеров и марафонцев из разных городов, помогаю им составлять планы тренировок, намечаю пути подведения формы к главным соревнованиям сезона, работаю с ними на сборах. Не уверен, что из них получатся выдающиеся бегуны, но кое-кто уже выполнил норматив мастера спорта. Тем не менее я чувствую, что не стал тренером в полном смысле этого слова. Может быть, и не стану никогда. Чего-то не хватает во мне, видно. Мало обладать олимпийским опытом, мало теоретически и практически пройти всю школу подготовки стайера высокого класса, мало даже понимать все тонкости психологии бегуна. Нужен еще талант педагога. Как видно, я им обделен. Хотя и люблю возиться с молодыми. Много раз я спрашивал себя: не пора ли взяться за углубленную тренерскую работу Но чувствую, что еще не готов я для нее. Кто знает, может быть, в одно пре­красное утро проснусь и почувствую, что мне позарез необходимо набрать группу молодых парней и начать с ними многолетний тяжелый путь к Олимпу. Пока острой потребности в этом еще не ощущаю. – Часто ты бываешь на соревнованиях – Реже, чем в прошлые годы. Но все же довольно регулярно. – И что ты можешь сказать о стайерском беге как зритель – Настоящий бег стайеров (правда, видеть его приходится нечасто) интереснее любого запутанного детектива. Погоня! Не представляю зрелища более захватывающего! Человек, догоняющий человека. Убежит или не убежит Догонит или не догонит Тебе предлагают экспромт, что всегда драматичнее заранее продуманной и отрепетированной сцены с заданным исходом. К тому же действуют не образы – плод чьей-то фантазии, а живые люди, страдающие, радующиеся, волнующиеся. Но авторы инсценированного детектива успевают рассказать нам о своих героях, порой даже заставляют нас полюбить их. А на дорожку выбегает три десятка пронумерованных ребят, о которых ты не знаешь абсолютно ничего. Пожалуй, лишь несколько фамилий тебе известны. Естественно, что их переживания не очень тебя трогают, а драматизм борьбы увлекает далеко не в полной мере. Зритель прежде всего должен хорошо знать участников спортивного зрелища. Представить их должна пресса. Когда-нибудь, я уверен, стайеры будут состязаться так: через неделю – забег с участием десяти мастеров. О каждом из них много написано и рассказано, взвешены шансы, проанализированы результаты, создано настроение. Все! Стадион полон: «Нет ли лишнего билетика» Эффект достигнут. Гораздо больший воспитательный и эстетический эффект, чем от любого хоккейного матча: эмоции, пробужденные бегом, я считаю более чистыми и благородными, так как они не связаны с силовым подавлением соперника. Мое мнение совершенно субъективно: я сам бывший бегун. – Не собираюсь спорить с тобой. Предоставим читателю право на иную точку зрения относительно достоинств разных видов спорта, а сами перейдем к другому вопросу. Скажи, пожалуйста, кем стали твои бывшие соперники – Кем стали мои бывшие соперники – Куц, Пудов, Чернявский, Дутов работают тренерами, неплохо работают. Артынюк, Десятчиков, Тюрин ушли в науку. Женя Жуков на административной работе. Кажется, все остались в спорте. И я считаю это правильным. Даже если спортсмен высокого класса получил специальность, далекую от спорта, он, думаю я, принесет больше пользы, переключившись на спортивную работу, где приобрел неоценимый опыт. Он просто обязан в том или ином виде использовать свои знания для пользы спорта. Эти знания, как правило, более уникальны, чем те, которые он приобрел в неспортивном вузе. Поэтому спортсмен, поступая в неспортивный вуз, должен очень серьезно подумать о своем будущем: если он чувствует, что привязанность к спорту возьмет верх над иными привязанностями, то нет смысла занимать чье-то место в техническом вузе, заставлять государство выбрасывать огромные средства на учебу, которая заведомо не принесет плодов. – Ответь, пожалуйста, еще на один вопрос, связанный с твоей послеспортивной деятельностью. Обычно олимпийские чемпионы выступают перед молодежью, встречаются с юными спортсменами. В какой мере ты занимался этой общественной деятельностью – Почему же занимался Я не прекращаю ее до сих пор. Еще в 62-м году мы с Валерием Брумелем и Игорем Тер-Ованесяном по путевке ЦК ВЛКСМ ездили в Ворошиловград, были в гостях у шахтеров Донбасса. Позднее такие поездки стали для меня регулярными. Я объездил едва ли не все ударные комсомольские стройки страны. Выступал перед молодежью Камчатки и КамАЗа, перед строителями Красноярской ГЭС и Аркалыка, перед воинами Советской Армии и пионерами. Молодежь тянется к известным спортсменам, интересуется их жизнью, учебой, тренировками, соревнованиями. Я люблю такие встречи. Общаясь с комсомольцами ударных строек, с производственниками, воинами, студентами, школьниками, чувствуешь, как зарождаешь в молодых людях любовь к спорту, гордость за успехи советских спортсменов, стремление к упорному труду и победам. Да и сам во время таких встреч впитываешь чистоту помыслов советской молодежи, их патриотические чувства, трудовой энтузиазм. Я стараюсь не только словом, но и делом помочь молодежи приобщиться к спорту. Очень часто беседы заканчиваются на стадионах многолюдной тренировкой, соревнованиями или сдачей нормативов ГТО. Я счастлив, что вношу свой вклад в дело огромной важности: помощь комсомола спорту. Эту помощь переоценить трудно, она эффективна и многообразна. Приятно, что комсомольцы ценят мою работу: я избирался делегатом XV и XVI съездов ВЛКСМ, член оргкомитета финальных соревнований по многоборью ГТО, проведение которых взяла на себя «Комсомольская правда». Было время – я рвался к рекордам, к медалям. Это я считал главным, я понимал, что, побеждая, приношу пользу своей Родине, своему народу. Теперь для меня другое время – время подумать о том, как принести пользу каждодневным трудом, не связанным с привычными тренировками. Пусть главное мое дело – победы, медали, рекорды – уже позади, но я стремлюсь каждый свой шаг, каждую свою минуту прожить достойно, с максимальной пользой для людей, для общества. Последний круг продолжается...
1   2   3   4   5   6   7   8   9