Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Последний круг П. Болотников




страница8/9
Дата03.07.2017
Размер1.88 Mb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава XII. Бег ради жизни – Еще в самом начале своей карьеры ты с большим сочувствием относился к известным спортсменам, которым пришло время прощаться. Теперь наступил твой час. Как ты его пережил – С большим удивлением я обнаружил, что со стороны это расставание выглядит гораздо более драматичным. Я не плакал по ночам, не рвал на себе волосы. Неприлично сказать, но я испытывал даже некоторое облегчение. Должно быть, постоянная необходимость держать себя в напряжении, снова и снова заряжать себя на острую борьбу стала уже тяготить меня. За все долгие годы моей спортивной жизни не упомню случая, чтобы мне не хотелось бежать: тренироваться или выступать – все равно. Разве что в 63-м году был короткий период апатии. А обычно я всегда просыпался с радостным чувством: сегодня бег. Однако после последних стартов 65-го года желание бегать испарилось. Я просыпался утром и думал: как хорошо, что сегодня не нужно бежать. – Ты счастливый человек. Необходимость у тебя всегда совпадала с желаниями. А может быть, наоборот – желания с необходимостью – Наверное, это одно и то же. Но время ухода из спорта было выбрано действительно очень удачно. Не мучили мысли о том, что что-то не успел сделать, что из-за роковой ошибки несчастливо сложилась судьба. Совесть была спокойна. И в то же время чисто физически я уже не испытывал потребности в привычных тренировках, в борьбе. У меня не было сытого самодовольства, я понимал, что по разным причинам не достиг многого, чего мог достигнуть, однако вместе с тем оставалось спокойное сознание, что главное сделано – я был олимпийским чемпионом, рекордсменом мира, одержал немало важных побед, многим стадионам мира дал послушать гимн моей Родины, друзьям и незнакомым людям (да и себе самому) я принес больше радости, чем огорчений. Что еще человеку нужно – И никогда у тебя больше не возникало желания соревноваться – Смотря в чем соревноваться. Ты же знаешь, я и сейчас все время состязаюсь – то в подтягивании, то в беге, то в прыжках, в чем придется. Но это уже другие состязания, борьба, похожая на спор, а не на спорт. Но один раз было жгучее, неудержимое желание выйти на старт. В 66-м, через год после моего ухода, в Одессе проходил Мемориал Знаменских. Наши бегуны до обидного бездарно проиграли все три главных приза. Особенно переживал я, сидя на трибуне, оба забега на стайерских дистанциях. Бельгиец Гастон Рулантс и японец Кейсуки Саваки очень легко, словно играючи, опередили наших ребят. И того и другого я обыгрывал не раз, особенно спокойно побеждал японца, которого, честно сказать, считал вполне заурядным бегуном. Вот в этот день мне страшно хотелось на дорожку и казалось, что еще хотя бы годик следовало побегать. Но это только так казалось. Вовремя я ушел. – Когда, по-твоему, надо уходить – Сейчас я точно знаю ответ на этот вопрос: тогда, когда пропадает желание выступать в соревнованиях. Проверь себя: если апатия носит не временный характер, если она устойчива, уходи без колебаний – ни ты спорту, ни он тебе дать ничего уже не сможет. Нет свежести, нет вспышки – ты не спортсмен, вешай шиповки на гвоздик. – Чем же ты занялся, повесив свои шиповки – Институт надо было кончать. Чем занимаются студенты, тем и я занимался. В свободное время бегал. – Бегал – А как же. Подвести себя к спортивной форме трудно, а выйти из нее тоже надо с умом. Брось я бег сразу после огромных нагрузок – инвалидом стал бы. Приходилось разгружаться постепенно. Всю ту лестницу, по которой я поднялся, пришлось пройти снова, чтобы не подорвать собственный организм. Но спускаться, конечно, легче, чем карабкаться вверх. Каждое утро я пробегал 8–10 километров, понемногу снижая темп и длину дистанции. Следил за весом. Боевой мой вес 62–63 килограмма. К концу 65-го года стало 65 килограммов, еще через год – 69. Потом четыре года вес был стабильным: 69–70. А с 1970 года снова начал понемногу набирать вес. Старался не переедать, в бане парился. Баньку я люблю. В Сандунах, на Селезневке или в Центральных банях часа три могу просидеть. Полезное это дело и приятное. К тому же люблю я банные разговоры. Хорошо в баньке побалакать – и со своими, и с незнакомыми. Разговоры шли в основном о беге трусцой. Подходили толстые дядечки и расспрашивали, стоит ли им бегать, а если стоит, то как это лучше делать. Вот я и ораторствовал. – Скажи, что вы, спортсмены, называете бегом трусцой – Бег для отдыха от скоростной работы. Легкий такой, семенящий бег, когда расслаблены все мышцы, руки почти опущены, ноги едва поднимаются. – Совершенно верно. Это и есть самый настоящий бег трусцой. Любой человек, решивший бегать ее для побед в соревнованиях, а для собственного оздоровления, с такого бега и начинает. Когда организм адаптируется к нагрузке, новоявленный спортсмен постепенно, порой даже не замечая этого, переходит на самый нормальный обычный бег. Адаптация может длиться неделю, а может и год, в зависимости от физического состояния бегуна. Мне кажется, что бег (не как способ передвижения, а как физическое упражнение) следует подразделять на спортивный, оздоровительный и лечебный. Спортивный бег – это то, чем всю жизнь занимался ты. Оздоровительный – бег для практически здоровых людей в целях профилактики сердечно-сосудистых и многих других заболеваний, для повышения жизненного тонуса, избавления от лишнего веса и т. п. Лечебный бег – бег как лекарственное средство в руках медиков самой различной специальности. Что же касается бега трусцой, то это словосочетание лишь характеризует технику бега, применяемую на определенных этапах бега спортивного, оздоровительного или лечебного. Правда, в лингвистике случается, что слово обозначает лишь часть понятия. С бегом трусцой происходит, мне кажется, нечто подобное. Частота употреб­ления подменила смысловую значимость. Поэтому я не удивлюсь, если со временем этот самый бег трусцой привьется как узаконенный лингвистический эквивалент оздоровительного бега. Хотя это и ошибка. – Моду на оздоровительный бег связывают у нас с именем Гарта Гилмора, с его книгой «Бег ради жизни», где впервые прозвучали слова новозеландского тренера Артура Лидьярда: «бег от инфаркта». Так ли это – Если говорить о моде, то это именно так. Бегом в оздоровительных целях занимались у нас давно. И свойства этого бега были хорошо известны. Не хватало лишь пропагандистского импульса, чтобы привлечь всеобщее внимание к оздоровительному бегу. Таким импульсом стала прекрасно написанная книга новозеландского журналиста Гилмора, перевод которой на русский язык появился в 1963 году. У этой книги счастливая судьба. За очень короткий срок она выдержала три издания, и все равно спрос удовлетворен не был. Сейчас, по-моему, Гилмор самый читаемый в Советском Союзе новозеландский автор. Такой популярности у себя на родине он, конечно же, не имеет. Не слышали о Гилморе и во многих странах, где оздоровительный бег широко распространен... Смотри, как пишет Гилмор: «Почти исключительно от вас самих зависит, будете ли вы наслаждаться здоровой энергичной жизнью до старости или впадете в неряшливое вялое существование и преждевременно разрушите свое здоровье, как это случилось с большинством людей, живущих в странах с высоким жизненным уровнем». Такие слова производят сильное впечатление, заставляют задуматься. Они воздействуют несомненно более сильнее, чем придуманная равнодушным халтурщиком псевдонародная мудрость: «Со спортом дружить – здоровым быть». У нас и до появления книги Гилмора писали, конечно, о пользе бега, но, видимо, слов подходящих не находили. Они если и не всех оставляли равнодушными, но побуждали к беговым тренировкам лишь немногих. Но на пороге семидесятых годов в пропаганду оздоровительного бега включилась массовая неспортивная пресса – «Литературная газета», «Неделя», «Наука и жизнь». «Советский спорт» создал на своих страницах ежемесячный «Клуб любителей бега». Несмотря на определенные методические ошибки и перегибы в первых выпусках, несмотря на плоский (на мой взгляд) юмор мертворожденного персонажа Тофика Тапочкина и компилятивную структуру самого «клуба», пытающегося копировать клуб «Двенадцать стульев» «Литературной газеты», эти ежемесячные странички сделали большое пропагандистское дело. Очень скоро бег приобрел огромную популярность. В первое время фигура бегущего неспортивного человека в спортивном костюме вызывала насмешки прохожих и была одной из излюбленных тем для карикатуристов и сатириков. Помню смешной рассказ «Бег трусцой с чайником» о человеке, который тренировался с пустым чайником в руках. Встречным он объяснял на ходу: «Бегу за квасом!» А теперь бывает так, что в кругу интеллигентных людей небегающему человеку стыдно признаться в том, что он не бегает. Всякие публичные высказывания сомнений в целесообразности бега мгновенно рождают поток гневных писем в редакции газет и журналов. Впрочем, скептические высказывания, как правило, принадлежат людям, не бегавшим никогда. Обиднее всего, что они порой исходят, к сожалению, от медиков. – Ты сказал, что во многих странах, где бег широко распространен, совсем не знают Гилмора. Значит, оздоровительный бег может приобрести популярность и без новозеландской книги. Тогда чем же объяснить так неожиданно распространившуюся по всему миру моду на бег и другие системы оздоровления – Интересный вопрос. Я думаю, что это реакция на негативное влияние комфорта. Облегчив жизнь, комфорт в значительной мере парализовал приспособительные механизмы у современного человека. Недостаток двигательной активности, так называемая гипокинезия, грозит вырождением. Наиболее доступный .путь борьбы с гипокинезией – бег, который легко утоляет двигательный голод. Позволю себе провести такую параллель. Человек всегда с удовольствием пользовался такими элементарными благами природы, как чистый воздух, ничем не замутненная вода, густой лес. Но только в середине двадцатого века прозвучали слова об охране природы от отрицательного воздействия цивилизации. Экологические проблемы и проблемы гипокинезии, на мой взгляд, стоят рядом. Недаром они возникли практически одновременно. Но охране окружающей среды пока уделяется значительно больше внимания, чем охране «внутренней среды» человека с помощью такого эффективного оздоровительного средства, как бег. Мне кажется, уже сейчас необходимо всерьез заняться капитальным изучением влияния бега на здорового и больного человека, распространением методики беговых тренировок для людей различного состояния здоровья и различной степени подготовленности, организацией повсеместного и квалифицированного медицинского контроля. – Много ли людей бегает у нас – Точно подсчитать невозможно. Многие бегуны объединены во всевозможные клубы, а большинство бегают самостоятельно. По статистическим выкладкам, каждый третий, занимающийся физкультурой, – бегун. В масштабах нашей огромной страны – это многие миллионы, а может быть, и десятки миллионов. – Как ты, журналист, ответишь на такой вопрос: почему именно врачи против бега – Не все врачи, конечно, далеко не все. Очень многие из них успешно используют бег в своей работе, страстно пропагандируют его. Но профессии врача (это придумал не я, такая точка зрения высказана давно, и ее поддерживают сами медики) свойствен некоторый консерватизм. Я думаю, это реакция на всевозможных шарлатанов и попов, лечивших святой водичкой и прочей мурой. К тому же современный врач плохо подготовлен к восприятию профилактического и лечебного воздействия бега. В шестилетнем курсе медицинского института изучению лечебной физкультуры уделено лишь сорок часов. – Интересно было бы послушать доводы тех, кто против бега. Чем они объясняют свое отрицание бега – В свое время я беседовал с одним из таких скептиков. Это очень уважаемый человек, крупный кардиолог, доктор медицинских наук, ленинградский профессор Александр Григорьевич Дембо. Вот запись нашей беседы. Диалог со скептиком – Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к бегу – К лечебному бегу отрицательно. К бегу оздоровительному – индифферентно. Здоровым людям бег в качестве профилактики не повредит. Но я не вижу, чем бег лучше плавания, тенниса или лыж. С древних времен известна польза физических упражнений. Так почему же сейчас нужно усиленно пропагандировать бег, а, скажем, не прыжки Такая пропаганда неизбежно ведет к перегибам. Я уж не говорю о том, какой вред приносит бег больным; даже здоровые люди могут пострадать от чрезмерного увлечения бегом. Надо призывать людей не к бегу, а к физической активности в соответствии с их индивидуальными возможностями. Боюсь, что мода на бег пройдет, как прошла мода на скипидарные и содовые ванны, на так называемое «дыхание Бутейко» и прочие «чудодейственные» средства. – А вот академик Н. М. Амосов считает, что нам как раз не хватает моды на бег, что необходимо добиться такой популярности бега, когда люди не бегающие стеснялись бы в этом признаться. Вы спрашиваете, почему именно бег Потому что длительный и медленный бег – нагрузка равномерная, способствующая улучшению коллатерального кровообращения, укреплению сердечной мышцы, увеличению кислородной емкости крови. Бег легко дозируется и является естественным физическим упражнением. – Дозировать ходьбу еще легче. К тому же бег, на мой взгляд, не физиологичен. В повседневной жизни мы ведь не бегаем, разве что на работу. – Когда эволюция формировала человека, наши далекие предки только и делали, что бегали. Отказавшись от такого наследства, мы неосмотрительно бросили вызов природе. Теперь она мстит нам «болезнями цивилизации» – инфарктом, гипертонией, склерозом, диабетом. – И тем не менее я не представляю, чем лыжи и плавание, тоже циклические виды спорта, развивающие выносливость, хуже бега – Ваш здоровый скептицизм понятен. Плавание и лыжи, может быть, даже лучше, чем бег. Впрочем, насколько я знаю, сравнительного изучения пользы лыж, плавания и бега не проводилось. Но бассейнов все-таки еще маловато, на лыжах далеко не всегда и не везде покатаешься. Бегать же можно где угодно, даже в комнате. В отличие от других циклических видов спорта бег наиболее доступен, я бы сказал – демократичен. Вы правы, конечно, когда говорите об опасности чрезмерного увлечения бегом. Неумеренность может принести вред. Всякий здоровый человек, начинающий заниматься бегом, должен руководствоваться принципами педагогики – постепенность, последовательность, посильность. – Вот видите, а что же тогда говорить о больных! – Но ведь просто больных не бывает. Болезнь всегда конкретна. И очень многие недуги поддаются лечению с помощью бега, как составной части целого комплекса мер. Пятигорский врач 3. Б. Эйдельман успешно лечит страдающих ожирением и сопутствующими заболеваниями – гипертонией, полиартритом и т. п. – при помощи лечебного комплекса, который состоит из дыхательной гимнастики, аутогенной тренировки, дозированного бега и лечебного голодания. Сочинский профессор К. Ф. Никитин лечит различные неврозы (включая бессонницу, отсутствием аппетита, импотенцию) также комплексом из четырех составных – ходьбы, бега, гимнастики и плавания. Врач из Бийска В. К. Дурыманов добился отличных результатов в лечении гипертонии и астмы благодаря особой дыхательной гимнастике и дозированному бегу. Есть данные о положительном влиянии дозированного бега на состояние людей, страдающих многими заболеваниями. – Кто-то из ваших читателей писал даже, что избавился от язвы желудка. – А почему бы не допустить, что после занятий бегом у него окреп организм, улучшилось общее состояние, нормализовалась нервная система и на этом фоне исчезли болезненные явления – Это, знаете, как повернется. На научной конференции в Риге в одном докладе рассказывалось, как лечить бегом мерцательную аритмию, а в другом .– как пациент из-за бега приобрел мерцательную аритмию. Вы писали в журнале «Физкультура и спорт» о том, что академик Н. М. Амосов после операции на сердце назначает своим больным дозированную ходьбу, а затем и бег. А я слышал, как практически здоровые люди, начав бегать, получали инфаркт. – Да, был один такой случай. Некто из Таллина, человек лет пятидесяти, никогда не занимавшийся спортом, решил начать бегать. Он слышал, что бег полезен, но не потрудился узнать, как надо бегать. Взяв отпуск, он отправился на побережье и целыми днями бегал по дюнам, бегал до полного изнеможения. Полтора месяца такой сумасшедшей работы дали то, что и должны были дать, – инфаркт. Но думаю, что этот случай вовсе не свидетельствует против бега. Можно ведь заболеть, объевшись яблоками, что отнюдь не посчитают доказательством вреда фруктов. Бег – острое средство, и пользоваться им надо разумно. – И уж во всяком случае, консультироваться с врачом. К тому же пора четко определить, при каких болезнях бег противопоказан. Скажем, при инфарктах, инсультах, аневризмах, сердечной недостаточности бегать нельзя ни в коем случае. При пороке сердца в стадии компенсации – пожалуйста, бегайте, но с большой осторожностью. При пороках с явлениями сердечной недостаточности – воздержитесь. Разумеется, нельзя бегать в период обострения любого заболевания, даже при насморке. Особенно важно знать; больной человек не должен бегать бесконтрольно. Только лечащий врач может решить вопрос о целесообразности таких занятий. С большим сожалением должен заметить, что пропаганда бега нанесла большой урон авторитету врача. Ваши читатели порой гордо пишут, что, пренебрегая советами медиков, бегают и чувствуют себя прекрасно. А ведь субъективная оценка своего состояния может быть очень обманчивой. Если бы вы через полгода или год проверили самочувствие кое-кого из тех больных, кто пишет восторженные письма о беге, то, боюсь, были бы разочарованы. Такое самолечение, тем более без достаточных знаний, очень опасно. Я бы сказал, что оно находится на грани знахарства. Вряд ли стоит его пропагандировать. – Немецкие специалисты считают, что, прежде чем начать беговые тренировки, следует обращаться к врачу в трех случаях: если человек чем-то болен, если он десять лет не занимался спортом и если ему за сорок. Но, признавая справедливость всего этого, нельзя не заметить одного очень важного обстоятельства: подавляющее большинство лечащих врачей имеет еще очень смутное представление о беге. Не мешало бы им знать хотя бы то, что уже изучено и обобщено специалистами, исследовавшими этот вопрос. Не могу согласиться с позицией врача, который на всякий вопрос о целесообразности занятий бегом отвечает категорическим отказом. Если это добросовестный врач, то он должен ответить: «Не знаю!» И поинтересоваться соответствующей литературой. – Современная медицина и без бега располагает достаточно эффективными средствами борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Вспомните прогремевшие на весь мир блестящие операции на сердце, вспомните реанимацию, трансплантацию. А вы предлагаете нам изучать бег! Зачем кардиологам заниматься модной книгой новозеландца Гилмора – Успехи успехами, а сердечно-сосудистые заболевания все-таки держат печальную пальму первенства среди других заболеваний. И речь идет не о книге Гилмора, а о человеческом сердце. Кардиологи научились делать виртуозные операции, а тысячи людей умирают сидя в кресле, лежа в постели, просто на улице, не успев даже вызвать врача. Медицина в большом долгу. Так что не стоит отказываться от средства, которое приносит большую пользу. Для начала надо его, по крайней мере, изучить. – Практический врач должен считаться с фактором риска. У него нет дозатора, точно определяющего возможности больного человека. Кто гарантирует, что после бега человек перенесший инфаркт, не умрет На мой взгляд, всякая пробежка больного человека – эксперимент. А эксперименты на больном сердце недопустимы. Тем более что несчастные случаи уже бывали. Например, в Кисловодске. Там, говорят, по этому поводу провели специальный симпозиум. – Я присутствовал на этом симпозиуме. Он был посвящен в основном терренкуру и ходьбе. Там ни слова не говорилось о несчастном случае, который вы имеете в виду. Да и сам несчастный случай, по-моему, не связан с бегом. Насколько я знаю, умер пожилой человек, который у себя дома бегал, а потом приехал в Кисловодск, хотя пребывание в среднегорье ему было противопоказано. Других неприятностей я не знаю. Киевский профессор В. С. Нестеров рассказывал, что специально изучил всю статистику по инфарк­там на Украине. А в этой республике, между прочим, оздоровительный бег очень популярен. – И что же – Ни одного несчастного случая, связанного с бегом. Сейчас больше людей начинают заниматься бегом. Но мы все не вечны. Когда-нибудь умрут и те, кто бегает. Так что же, всякая такая смерть будет обвинительным актом против бега Давайте поступим иначе, попробуем подсчитать, скольким людям бег продлил жизнь, укрепил здоровье, дал бодрость, радость бытия! – Итог нашей беседы я сформулировал бы так: здоровым людям бег, особенно в сочетании с другими физическими упражнениями, полезен в качестве профилактического средства против сердечно-сосудистых заболеваний; бег – отнюдь не универсальное средство, словно волшебная палочка, избавляющее людей от всех недугов; всякий человек, страдающий какой-либо болезнью, до начала занятий бегом должен посовето­ваться с врачом; самолечение бегом и пропаганда самолечения недопустимы; особой осторожности требуют те, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. – Давайте же отметим и еще одно: врачи должны принять на вооружение бег как один из компонентов лечения, изучать его и пользоваться им в своей работе. – Твои доводы в этом споре показались мне более убедительными. Но в одном я согласен с профессором Дембо: какое-то время спортивная печать была переполнена рассказами людей о том, как они избавились от самых неизлечимых болезней с помощью бега. Слишком частое повторение чуть было не сделало серьезный разговор о беге смешным. – Да, было такое. Врачи говорят, что самый надежный путь дискредитировать любое лекарство – это объявить, будто оно излечивает все болезни. К сожалению, болезни слишком разнообразны, чтобы найти одно-единственное средство, избавляющее от всех напастей. На мой взгляд, бесконтрольная пропаганда бега как универсального лекарства, с одной стороны, принесла вред, вызвав раздражение у врачей и посеяв надежды, сбыться которым было не суждено, но с другой стороны – приобщила к тренировкам многих из тех, кто поспешил махнуть на себя рукой. Рассуждать здесь не приходится – оздоровительным и лечебным свойствам бега не надо приписывать лишнего, хватит и тех достоинств, которые можно считать бесспорными. Перегиб был, конечно, и в отношении к медикам. Большинство писем, приходящих в редакции от бегающих пожилых людей, начинаются примерно так: «Врачи сказали, что бегать мне нельзя, но я решился...» И далее рассказ о том, как отлично чувствует себя бывший больной. При таком отношении к медицине, честно сказать, можно удивляться, что не было несчастных случаев. Какие-то врачи перестраховывались, конечно, но есть немало заболеваний, бегать при которых действительно нельзя. А потом надо еще знать, как бегать, надо уметь контролировать себя. Короче, к врачам ходить, конечно, необходимо. Я хотел бы попросить тебя очень коротко рассказать о методике оздоровительного бега. – Лечить с помощью бега я не отважусь, я же не специалист. – Разумеется. Я тем более не даю рекомендаций больным людям. Самое большое – подсказываю адрес врача, успешно применяющего бег для лечения. Речь сейчас об ином – о беге для практически здорового, но совсем нетренированного человека. – Это другое дело. Принципы такие: начинать тренировки в минимальном темпе, в темпе быстрой ходьбы; постепенно увеличивать продолжительность бега, а не скорость; не мучить себя – бежать, пока бежится; тренироваться регулярно – не менее трех раз в неделю. – Ты, Петр Григорьевич, говоришь: не мучить себя. Но ведь совсем уж легкая пробежка, когда даже не успеваешь вспотеть, мало что дает. Физические качества улучшаются, если беговая нагрузка заставляет организм работать очень интенсивно. Это известно и из спортивной тренировки – качественный скачок происходит при околопредельных нагрузках. – У спортсменов этим околопредельным нагрузкам предшествует долгая мягкая работа. Надо плавно подвести организм к интенсивному бегу. Но вообще эта проблема непростая. В свое время у нас на всех перекрестках шумели о всевозможных пятиминутках здоровья. Но скоро стало ясно, что десять упражнений, сделанных за пять минут, вопрос о здоровье не решат. Нужны более солидные нагрузки, примерно на час в день. Но, на мой взгляд, следует подходить к этому делу очень индивидуально. Пятиминутная зарядка хорошо тренированному человеку мало что даст – только сон прогонит. Она служит гигиеническим целям. Необходима организму, как умывание или чистка зубов. А для вялого толстяка – это хорошая работа. Вот он пусть и начнет с пятиминутки, пока сам не почувствует, что его организм уже готов для более серьезных занятий. Надо прислушиваться к своему состоянию, оно само должно подсказать примерную норму нагрузки. Пусть каждый бегает столько, сколько может, до наступления легкой, но приятной усталости. А объективные показатели такие: пульс во время бега не должен превышать 120–140 ударов в минуту и через десять минут после бега должен прийти в норму. Насколько я знаю, очень многие из тех людей среднего и пожилого возраста, кто приступил к регулярным занятиям оздоровительным бегом, имеют какие-то отклонения: расшатанные нервы или ожирение, плоскостопие или повышенное давление. Это, между прочим, удел всякого, кто не следит за собой. По мере врабатывания – значит, месяца через 3–4, наступает улучшение состояния организма. Однако коренные изменения придут только через год-полтора, когда темп возрастет до 5 минут на километр и когда можно будет делать небольшие ускорения по ходу бега. Только такой режим занятий гарантирует крепкое здоровье. – Ты, конечно, знаменитый бегун, но мне не хотелось, чтобы твои, а тем более мои советы воспринимались с абсолютной буквальностью. Человек – слишком сложное существо, чтобы одна рекомендация годилась для всех. В последние годы мы с тобой довольно часто вместе бегали. Темп, как ты помнишь, совсем невысок – километр примерно за 5 минут. Однако я мучился с самого начала. Стыдно признаться, но мне было тяжело уже через несколько сотен метров. Ты легко бежал, а я к исходу четвертого километра чуть ли не умирал. Однако весь день после этого испытывал необыкновенный физический и душевный подъем. А вот после совсем легкого бега состояние мое ничем не примечательное. – Примерно в таком же положении бывают и сверхмарафонцы среднего возраста, которых сейчас становится все больше и больше. Бежать, скажем, от Ленинграда до Москвы – трудная задача. Они и мучаются. Но жить без этого не могут. Их организм требует все новых и новых нагрузок, а эти нагрузки очень высоки – до 50–70 километров в день. – Но и остановиться им, Петр Григорьевич, где-то надо. Они ведь могут довести себя до такого состояния, что будут плохо себя чувствовать, если придется хотя бы час провести без бега. Наверное, нужно и им находить оптимальный вариант нагрузки. – Да, я не очень одобряю непрерывное повышение беговой нормы, особенно для людей пожилого возраста. Но опять-таки свое слово должна сказать наука. Бег поставил перед ней немало интереснейших вопросов...
1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Диалог со скептиком