Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Портал имеет возможность напрямую спросить людей, которые в свое были ответственны за оперативное обеспечение Службы Безопасности Президента рф, чьи имена преподносятся в медийном пространстве как синонимы "Мерлинов" или "Колдунов"




страница4/6
Дата15.05.2017
Размер0.82 Mb.
1   2   3   4   5   6

Кремлевские экстрасенсы. Мифы и реальность. Часть 7


Факты, приведенные генерал–майором Георгием Георгиевичем Рогозиным, относятся к периоду его работы в контрразведке КГБ СССР. Более подробные результаты деятельности группы экспертов КГБ отражены в вышедшей в соавторстве с Борисом Константиновичем Ратниковым в 2008 году книге «За гранью познанного», из серии «Хроники реального мира» Академии НАСТ России. Эти факты вошли в новую книгу "Метаконтакт" из этой серии, которая готовится к изданию.


Скандинавский двойник.


Следующий случай произошел в июне 1991 года в Норвегии, когда Михаил Горбачев уже как первый (и последний) Президент СССР, был приглашен в Осло для вручения ежегодной нобелевской премии мира. «В знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества». 6 июня Президент СССР прибыл в Осло, чтобы прочитать свою нобелевскую лекцию.

В связи с этим, важно вспомнить, что заявление Нобелевского комитета по присуждению премий о решении присудить ее именно Михаилу Горбачеву было опубликовано 15 октября 1990 года. Именно после этого события 9 Управление КГБ СССР начало готовить будущий двухдневный визит главного охраняемого лица СССР в Скандинавию. 5 июня – Норвегия (Осло) и 6 июня Швеция (Стокгольм).

Вот что оставило след в неофициальной шведской хронике того события в СМИ.
«Зал, где вручали премию, был полон. Когда выступление приближалось к концу, в одном из рядов поднялась женщина. В ее руках был большой букет цветов. Женщина с цветами шла через зал по направлению к сцене, где заканчивал свое выступление советский президент.
Она шла уверенно, целенаправленно, и никто из сотрудников шведской охраны не остановил ее. И только когда женщина поравнялась с первым рядом, где сидели сотрудники личной охраны Горбачева, навстречу ей поднялся высокий стройный молодой человек в безукоризненно сидевшем на нем штатском костюме.
- Простите, мадам... Вы к кому?
Женщина остановилась и сказала, что хочет вручить цветы советскому президенту.
- Сожалею, мадам, но сейчас это невозможно. Придется подождать, пока президент закончит речь. Вы можете присесть рядом со мной...
Поняв по настойчивому голосу обаятельного молодого человека, что он ни за что не подпустит ее к трибуне, с которой выступал Горбачев, женщина вдруг преобразилась.
- Мерзавец! Подлец! Предатель! Будь ты проклят! - закричала она во весь голос.
- Горбачев - предатель! Сатана! Меченый! - поддержал ее мужской голос в другом конце зала.
В зале зашумели. Горбачев испуганно умолк.
Спохватившаяся охрана бросилась к мужчине и женщине и вывела их из зала. Они оказались супружеской парой. Из Афганистана. На допросе муж и жена признались, что они действовали заодно. Однако шведские спецслужбы так и не поделились с советскими коллегами подробностями о выведанных намерениях. Сказали только - женщина собиралась бросить цветы в лицо Горбачева. Что было в букете цветов - умолчали. Наверное, не хотели портить настроение гостям
»

Эта выдержка приведена для того, чтобы понимать в каких условиях находилась охрана Президента СССР в то время.

Но сама история началась задолго до этого. Известно, что многие дипломатические работники успешно совмещают официальные посольские должности со служебными обязанностями офицеров спецслужб и выполняют те задачи, которые перед ними поставлены. При этом, и ни находятся под неустанным контролем своих же коллег–контрразведчиков. Это закон жанра. Доверяй, но проверяй – это закон жизни.

Когда начинает готовиться визит руководителя страны и не обязательно за рубеж, то вся информация о месте его пребывания начинает аккумулироваться в справке по оперативной обстановке в месте его будущего пребывания. Это закон спецслужб.

Согласно этим законам в поле зрения конртразведчиков попал один из сотрудников посольства СССР в Норвегии офицер–разведчик, работавший в Скандинавии под дипломатическим прикрытием. КГБ насторожил тот факт, что этот дипломат, назовем его «В», имел несколько встреч с установленными сотрудниками спецслужб США, также работавшими в Скандинавии.

Нужно сказать, что к этому времени в распоряжении полковника Георгия Рогозина была группа специалистов, использующая в своей работе энергоинформационные методы получения информации. Было принято решение отозвать «В» в Москву и побеседовать с ним лично. Из беседы выяснилось, что эти встречи носили непринужденный характер и ничем особым для «В» не запомнились.

Однако, Георгий Георгиевич, прекрасно помнил о недавнем афганском пленнике и его «непринужденных» встречах с американцами в плену. Было решено провести с «В» сеанс регрессивного гипноза.

Информация, снятая с сознания «В» в состоянии глубокого транса, показала, что разговоры больше касались личных тем и в частности обсуждался факт присуждения Михаилу Горбачеву нобелевской премии.

После сеанса вновь продолжились беседы с «В». Его просили вспомнить любые значимые для него самого детали, события или происшествия, которые для него самого показались бы странными, непонятными или даже загадочными.
«В» вспомнил одну странную деталь. В одном из недавних перелетов, в самолете он заметил человека, удивительно похожего на себя. Он был также уверен, что видел этого человека еще не один раз, но где и при каких обстоятельствах он вспомнить не мог. На вопрос, может ему это показалось, «В» твердо ответил, что нет. Итак, в поле зрения контрразведчиков попал гипотетический двойник «В».

Было решено провести серьезный сеанс регрессивного гипноза. Но его результаты были более чем странными. «В» вспоминал до деталей события годичной давности, но несколько дней были полностью «закрыты» для него. Память как будто стерли. Более того, как только специалисты пытались более точно сканировать эти «черные дыры» в сознании «В» он моментально впадал в животное состояние и дальнейшая работа с ним представляла опасность его жизни и здоровью. То есть, что-то было заложено в его подсознании, но что это было точно, узнать не представлялось возможным.

Однако, визит начался, и Михаил Горбачев находился уже в Осло. Время на продолжение экспериментов с сознанием «В» и принятие какого-либо решения практически не оставалось. Георгий Рогозин попросил встречи с заместителем начальника 9 Управления КГБ СССР Вениамином Владимировичем Максенковым. (Генерал-майор Максенков в 1984 году вручал мне офицерские погоны, а в 1998 году я писал рапорт об увольнении на его имя).
Вениамин Максенков предложил Георгию Рогозину напрямую связаться с начальником личной охраны Президента СССР Борисом Голенцовым. (в 2007 году Борис Иванович Голенцов на 60-м году жизни умер при странных обстоятельствах).

Георгий Георгиевич сообщил Борису Ивановичу, что по неподтвержденной информации готовится провокация или теракт в отношении охраняемого лица. Примерно такое же послание было переправлено в Норвегию по дипломатическим каналам. Дело в том, что при заключении соглашений между государствами на международном уровне, к официальному тексту есть закрытое приложение. В частности СССР и Норвегия договорились не проводить никаких разведовательно-подрывных операций против друг-друга и сообщать о подобных акциях со стороны третьих стран. Что и было сделано. Информация и меры были своевременно приняты. С Президентом ничего не произошло, не считая инцидента в Швеции, о котором говорилось выше.

Напомним, что «В» находился в это время в Москве. После этого работа продолжилась уже с его загадочным двойником, которого видел «В». В дело вступили специалисты по Метаконтакту. Информация полученная канальным видением поразила своей конкретностью.
Спецслужбы США в свое время в одной из европейских стран нашли почти идеального двойника «В». Он находился как бы в резерве. По этой причине и происходили «непринужденные» встречи американцев с «В».

После 15 октября 1990 года, когда стало понятно, что Михаил Горбачев так или иначе, но приедет в Норвегию. Под гипнозом двойник «В» получил задание пользуясь визуальным сходством с советским дипломатом произвести публичный расстрел Президента СССР во время его Скандинавского визита. Он был сориентирован на наблюдение за своим объектом – советским дипломатом, чтобы копировать его манеры, поведение, стиль одежды, особенности речи и т.д.

Но и это было не все. По планам американских спецслужб после ареста двойник был должен выдать себя за реально существующего «В» - офицера КГБ, который «по идеологическим соображениям решил убить нобелевского лауреата премии мира». Самого «В» именно в это время планировалось нейтрализовать. Это означало, что «В» должен был исчезнуть без следа.

Если бы после покушения двойник дипломата «В» остался бы жив, то на допросах в Скандинавии он должен был заявить, что он – офицер КГБ. Нюансы языковой речи никого не волновали. Расследование вели бы шведы или норвежцы. Неизвестно, имел ли отношение к этому плану эпизод с цветами. Скорее нет, но кто знает? Как только Президент СССР вернулся, работа по «В» была свернута. Подробностей происходящего ему не сообщали, острых деталей он не знал. «В» остался в Москве, но был переведен на другую должность в иной сфере деятельности. Он и сегодня живет и работает в столице России.

Вся история напоминает остросюжетный детектив выдуманный в угоду заданной темы, но в течение двух месяцев после окончания визита несколько семейных пар из российских посольств в Скандинавии попросили политического убежища.

1   2   3   4   5   6

  • Скандинавский двойник.