Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Порочащий проступок как основание ограничения права занимать должность судьи




Скачать 69.13 Kb.
Дата04.07.2017
Размер69.13 Kb.
ТипСтатья
Порочащий проступок как основание ограничения права занимать должность судьи (статья) / М.П. Франскевич // Уголовное право. 2008. № 1. С.
Порочащий поступок как основание

ограничения права занимать должность судьи


М.П. Франскевич, помощник судьи

Верховного Суда Республики Хакасия

Н.В. Щедрин, заведующий кафедрой

деликтологии и криминологии

Сибирского федерального

университета, член

квалификационной коллегии судей

Красноярского края, доктор

юридических наук, профессор,
Власть, в том числе и судебная, является одновременно объектом усиленной охраны и источником повышенной опасности. Следовательно, к лицам, которые допускаются к «обслуживанию» власти должны предъявляться особые требования1. Очевидно, из этих соображений исходил законодатель, сформулировавший в ст. 119 Конституции Российской Федерации правила безопасности: «Судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет. Федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации».

В настоящей статье речь пойдет о таком дополнительном требовании к судье как отсутствие у него порочащего прошлого. Практика исходит из того, что совершение претендентом на должность судьи преступления или иного общественно опасного деяния является безусловным основанием для отказа в рекомендации или назначении на должность судьи, а также прекращения его полномочий.

Как известно, право равного доступа к государственной службе является одним из важнейших конституционных прав (п. 4 ст. 32 Конституции РФ) и, следовательно, в соответствии с п. 3 ст. 55 Конституции подобное ограничение должно быть предусмотрено федеральным законом.

Однако прямого запрета занимать должность судьи для лиц с криминальным прошлым в настоящее время нет ни в одном федеральном законе. Это выглядит, по меньшей мере, странно. Почему законодатель упустил такую важную деталь? Ведь, например, в п. 2 ст. 3 Закона «О присяжных заседателях Федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имеется прямое указание на то, что присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость, признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.

Если в прежней редакции Закона «О статусе судей РФ» было указано, что судьей может быть гражданин Российской Федерации, достигший 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей, то в нынешней редакции нет даже упоминания о порочащих поступках. Может быть, законодатель решил отказаться от расплывчатого и неюридического и слишком оценочного термина «порочащий поступок». Но почему тогда этот подход сохранен по отношению к представителям общественности в квалификационных коллегиях судей? Согласно п. 8 ст. 11 Закона «Об органах судейского сообщества в РФ» представителями общественности и представителями Президента Российской Федерации в квалификационных коллегиях судей могут быть граждане Российской Федерации, не совершившие порочащих их поступков.

Наличие ограничения на должность судьи для лиц, имеющих криминальное прошлое косвенно просматривается в положениях, регламентирующих порядок проверки кандидатов на должность судьи. В соответствии с п. 7 ст. 5 Закона «О статусе судей РФ» Квалификационная коллегия судей организует проверку достоверности документов и сведений, предоставляемых кандидатом. В п. 6 ст. 5 вышеуказанного закона говорится о том, что в анкете, которую заполняет кандидат на должность судьи, он должен указать наличие судимости, если таковая имеется. А как быть претенденту, если он привлекался к уголовной ответственности, но до судимости дело не дошло? Или судимость снята или погашена?

Квалификационная коллегия судей вправе обратиться с требованием о проверке достоверности представленных ей документов и сведений в соответствующие органы, которые обязаны сообщить о результатах проверки в установленный коллегией срок, но не позднее чем через два месяца со дня поступления указанного требования. Согласно п. 4 ст. 19 Закона «Об органах судейского сообщества в РФ» Квалификационная коллегия судей организует проверку достоверности биографических и иных сведений, представленных кандидатами на вакантные должности.

Квалификационная коллегия направляет запрос в соответствующие органы (исчерпывающего перечня которых нет), истребует характеристику претендента за время работы по юридической профессии, при необходимости должностные инструкции по занимаемым должностям, требующим юридического образования, сведения из ГИАЦ МВД России об отсутствии судимости у него и его близких родственников, а также сведения об отсутствии обстоятельств, препятствующих назначению на должность судьи.

Детализация этих требований осуществляется в совместном Приказе Судебного Департамента при Верховном суде РФ и МВД РФ от 26 февраля 2006 г. «О порядке исполнения запросов судебного Департамента при Верховном суде РФ» по реализации положений ст. 5 Закона РФ «О статусе судей в РФ» от 26 июня 1992 г. В соответствии с этим приказом в ГИАЦ МВД РФ, МВД, УВД субъектов РФ подаются запросы о наличии (отсутствии) сведений о судимостях и совершенных административных правонарушениях:

- кандидатов в федеральные, мировые судьи

- руководящих работников системы судебного департамента;

- супруга, супруги, детей, отца матери, родных братьев и родных сестер кандидата и его супруги.

Таким образом, здесь оговорен и круг близких родственников, о которых также в законах ничего не сказано, но которые проверяются на наличие у них криминального прошлого наряду с кандидатом.

В письме председателям квалификационных коллегий от 29 декабря 2006 г. № ВКК-ин 1278/06 Председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ разъяснил, что «судимость близких родственников сама по себе не является безусловным препятствием для рекомендации кандидата на должность судьи (председателя, заместителя председателя суда); факт судимости должен оцениваться с учетом конкретных данных о личности кандидата, виде и степени родства (свойства) составе преступления и иных обстоятельств, имеющих значение для вывода о том, не повлечет ли назначение данного кандидата умаления авторитета судебной власти».

Однако неясными остаются вопросы: как следует поступать, если, например один из близких родственников совершил преступление во время пребывания судьи на должности и осуществления полномочий? Стоит ли учитывать информацию об административных правонарушениях? Если да, то учитывать ли их количественные и качественные характеристики? Является ли, например, расторжение брака порочащим поступком? А пять разводов? На все эти вопросы невозможно найти ответ ни в одном нормативном акте. На практике окончательное решение остается на усмотрение квалификационной коллегии судей. Квалификационная коллегия определяет степень тяжести совершенного проступка. В каждом конкретном случае индивидуально в отношении кандидата рассматривается вопрос, являются или являлись ли действия кандидата порочащими и умаляющими авторитет судебной власти. Как правило, более порочащим является не совершение преступления кандидатом (например, если преступление совершено до достижения лицом возраста уголовной ответственности), а сокрытие этой информации. Это относится и к сокрытию сведений о других правонарушениях, порочащих поступках, судимостях близких родственников и т. д.

Таким образом, можно констатировать, что в федеральном законе отсутствует прямой запрет на занятие должности судьи для лиц, имеющих криминальное прошлое, и тем более для лиц, совершавших в прошлом иные правонарушения, а также лиц, у которых судимы близкие родственники и супруги. Отказ по этому основанию в рекомендации или назначении на должность судьи противоречит п. 3 с. 55 Конституции Российской Федерации.

Нередко в квалификационные коллегии предоставляются сведения о правонарушениях претендентов, сроки наложения взысканий за которые истекли десятки лет назад. При проверках выясняется, что предоставленная информация не соответствует действительности, и протоколы в стародавние времена составлялись «для галочки». Бывает, что «следы» якобы совершенного правонарушения сохранились только в компьютере, а письменного протоколов и постановлений нет. Порядок, сроки хранения подобной информации и ответственность за предоставление недостоверной информации в законодательстве не определены.

В этой связи нам представляется правильным:

Внести изменения в ст. 4 (требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи) «Закона о статусе судей» и сформулировать п. 1 в следующей редакции: «Судьей может быть гражданин Российской Федерации, имеющий высшее юридическое образование, не совершавший общественно-опасное деяние, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации или иных порочащих поступков, порочащих и умаляющих авторитет судебной власти…».

После всестороннего обсуждения нужно закрепить в законе перечень тех порочащих проступков, за совершение которых действующий судья должен быть отстранен от должности, а кандидат не допущен к ней. К таким проступкам, как минимум, следует отнести: совершение кандидатом преступления или общественно опасного деяния, за которое он был осужден или освобожден от уголовной ответственности или наказания по нереабилитирующим основаниям; сокрытие информации о наличии у кандидата и его близких родственников судимости или фактов совершения ими общественно опасного деяния. Решение вопроса в отношении кандидатов привлекавшихся к ответственности за иные правонарушения можно оставить на усмотрение квалификационной коллегии судей.



Поскольку сведения о совершении преступлений и правонарушений относятся к персональным данным, было бы правильным урегулировать порядок их сбора, хранения и выдачи, а также ответственность за злоупотребления в этой сфере не в ведомственных нормативных актах, а в федеральном законодательстве.

1 Подробнее см.: Щедрин Н.В., Кылина О.М. Меры безопасности для охраны власти и защиты от нее / Юрид. ин-т КрасГУ. – Красноярск: РУМЦ ЮО, 2006. С. 19 – 40.