Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Поэты серебряного века




Скачать 190.69 Kb.
Дата17.03.2017
Размер190.69 Kb.
ПОЭТЫ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

(встреча в литературно-музыкальной гостиной)

(слайд 1) Слышите? Звон… Серебряный звон… Звенит он тихо, а голос его мелодичный, звонкий, чистый. Он надолго останется в наших сердцах, даже если мы зажмем маленький серебряный колокольчик в кулаке.

Поэты Серебряного века! Не потому ли назван этот век серебряным, что звон голосов поэтов через толщу лет, месяцев, дней до сих пор до нас доносится, при чем все громче и громче.

В последние годы к нам «пришли» не напечатанные в свое время книги. Еще не все имена и произведения вернулись к нам, еще спорят о том, не слишком ли мы возвеличиваем казненных и замученных художников, и все-таки понимаешь, насколько это запоздалое «вчера» обогащает безудержное «сегодня».

Мы много раз повторяли: «никто не забыт, ничто не забыто», а на самом деле предали глубочайшему забвению миллионы наших сограждан. Мы с комом в горле слушали «Бухенвальдский набат», но не слышали набат Колымы, Печоры, Соловков, Куропат, Быковянского леса…

Мы снова и снова задаем себе одни и те же вопросы: почему, неужели не могло быть иначе, кто виноват? И читаем (слайд 2): «Кто же виноват в дьявольском обмане, в создании правового хаоса? Не будем искать виновных в стороне от самих себя, скажем горькую правду: все виноваты в этом преступлении – все и каждый…» Это написал М.Горький в 1918 году как отклик на русскую революцию.

Писатель (слайд 3) предвидел, что «несчастную Русь тащат и толкают не Голгофу…» В том далеком восемнадцатом писатель предостерегал и пророчествовал: «Тысячами жизней, потоками крови будет заплачено за ошибки и преступления вождей».

Многие поэты и писатели в своих произведениях поведали о тех страшных страданиях и муках, пережитых нашей Родиной в период становления советской власти.

(слайд 4)

«Брали на мушку», «ставили к стенке»,

«Списывали в расход» -

Так изменялись из года в год

Быта и речи оттенки…

… Сколько понадобилось лжи

В эти проклятые годы,

Чтоб разъярить и поднять на ножи

Армии, царства, народы… -

читаем мы у М.Волошина.

В борьбе с собственным народом мы потеряли миллионы людей, среди которых тысячи и тысячи литераторов. Только в 30-е годы в стране было репрессировано более 15-ти тысяч поэтов и писателей. Цифра эта потрясает, кажется дикой, чудовищной, невозможной, неподдающейся осмыслению. Истреблены лучшие из лучших. Их не просто репрессировали. Их физическому уничтожению предшествовало уничтожение моральное: бешеные кампании по истреблению талантов включали в себя процессы исключений, проработок, запретов на печатные произведения, прямую травлю.

Все эти поэты считались врагами народа, а их литературная деятельность не только бесполезной, а вредной и пагубно влияющей на умы советских людей.

(слайд 5)

Те запрещенные поэты,

Что исчезли без следа,

Те запрещенные поэты –

Как затонувшие суда.

О как пытались, как пытались

Упрятать в море их навек,

А водолазы опускались

И поднимали их наверх…

И вот они вдали скрываются,

Опять идут на край земли,

А водолазы опускаются

Искать другие корабли.

Петр Вегин.

Судьба литературы Серебряного века трагична: кровь, хаос и беспредел революционных лет и гражданской войны уничтожали духовную основу ее существования. Не простой оказалась биография большинства писателей.

Покинули родину (слайд 6): Дмитрий Мережковский (click)1, Зинаида Гиппиус (click), Константин Бальмонт (click), Александр Куприн (click), (слайд 7) Евгений Замятин (click), Игорь Северянин (click), Николай Гумилев (click), Осип Мандельштам (click) и многие другие.

Покончили жизнь самоубийством (слайд 8): Сергей Есенин (click), Владимир Маяковский (click), Марина Цветаева (click).

Четверо (слайд 9) доживают до собственной смерти совсем молодыми, измученные голодом и болезнями – Игорь Северянин (click), Велимир Хлебников (click), Владислав Ходасевич (click), Александр Блок (click).

И только двое (слайд 10) – Ахматова (click) и Пастернак (click), доживают до преклонных лет сопровождаемые травлей.

Сегодня мы подробней остановимся только на некоторых именах.

Кто они (слайд 11)? Марина Цветаева (click), Анна Ахматова (click), Николай Гумилев (click), Борис Пастернак (click).

Их судьба трагична, трагична тем, что Родина, которую они любили страстно, самозабвенно, перестала их понимать, она не хотела их понимать, но, не смотря на это, эти люди отдали себя до капельки, до последнего дыхания, своей прекрасной Отчизне.

(Звучит музыка. На сцену выходит участник вечера, зажигает свечу у портрета Ахматовой).

(слайд 12) Анна Андреевна Ахматова.

Кто сейчас не знает этого имени? В одном из стихотворений она писала:

(слайд 13)

Одни глядели в ласковые взоры,

Другие пьют до солнечных лучей,

А я всю ночь веду переговоры

С неукротимой совестью моей.

Неукротимая совесть… Именно она – главное содержание, герой и музыка многих произведений Анны Андреевны Ахматовой. В нем выразилась незаурядная сила воли, свойственная прекраснейшей женщине нашего столетия, ее непоколебимая, вплоть до возможной гибели, до подвига, до сгорания в костре, убежденность. Анна Ахматова – поэт, пострадавший за свою веру, свободу и не боязнь сказать правду (click).

А муза и глохла и слепла,

В земле истлевала зерном,

Чтоб после, как Феникс из пепла,

В эфире восстать голубом.

Это написано ею в 30-е годы (слайд 14), отмеченные жестокими беззакониями, арестами, казнями, которые вошли в ее жизнь огромной бедой. По ложному обвинению арестован и сослан сын (click) – Лев Гумилев, а она еще не успела выплакать всех слез по расстрелянному в 1921 году мужу (click) – Николаю Гумилеву. Пытаясь получить хоть какую-то весточку об арестованном сыне, она, как и многие, сама ждала ареста (click).

Я тогда была с моим народом

Там, где мой народ, к несчастью, был! –

напишет позднее А.Ахматова.

(click) «В страшные годы «ежовщины» я провела 17 месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина с голубыми глазами, которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):

- А это вы можете описать?

И я сказала:

- Могу.


Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом».

(слайд 15)

Перед этим горем гнутся горы,

Не течет великая река,

Но крепки тюремные затворы,

А за ними «каторжные норы»

И смертельная тоска.

Для кого-то веет ветер свежий,

Для кого-то нежится закат –

Мы не знаем, мы по всюду те же,

Слышим лишь ключей постылый скрежет

Да шаги тяжелые солдат.

Подымались, как к обедне ранней,

По столице одичалой шли,

Там встречались, мертвых бездыханней,

Солнце ниже, и Нева туманней,

А надежда все поет вдали.

(слайд 16)

Приговор… И сразу слезы хлынут,

Ото всех уже отделена,

Словно с болью жизнь из сердца вынут,

Словно грубо навзничь опрокинут,

Но идет… Шатается... Одна…

Где теперь невольные подруги

Двух моих осатанелых лет?

Что им чудится в сибирской вьюге,

Что мерещится им в лунном круге?

Им я шлю прощальный свой привет.

В этих очередях проводили дни, месяцы и годы матери, сестры, жены многих писателей, произведения которых мы теперь относим к золотому фонду нашей литературы.

(слайд 17) Ахматова прожила на свете не 35 лет, как Гумилев, и не 40, как Блок, и не 47, как Мандельштам, а почти 77, дольше, кстати, и Цветаевой, и Пастернака, и вообще едва ли не всех других поэтов.

(слайд 18)

А вы, друзья мои, последнего призыва!

Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена,

Над нашей памятью не стыть плакучей ивой,

А крикнуть на весь мир все ваши имена!

Да что там имена!

Ведь все равно – вы с нами!

Все на колени, все!

Багряный хлынул свет!

И ленинградцы вновь идут сквозь дым рядами –

Живые с мертвыми: для славы мертвых нет.

(слайд 19) - «Я хочу, чтобы Ахматова оставалась человеком, а не легендой, потому что человеком она была необычным, - говорила Аманда Хейт, - я хочу помнить ее глухой. Страдающей сердцем, сидящей в маленьких комнатах в чужих московских квартирах и читающей свои стихи».

(Звучат стихи А.Ахматовой).

(слайд 20) Николай Степанович Гумилев.

(Ученица выходит к портрету Гумилева и зажигает свечу)

Поэзия Серебряного века не мыслима без имени Н.С.Гумилева. Он прожил очень яркую, но короткую, насильственно прерванную жизнь. Создатель акмеизма (в русской литературе XXв. Течение, провозгласившее освобождение от символизма), он завоевал интерес читателей не только талантом, оригинальностью стихов, но необычной судьбой, страстной любовью к путешествиям. Когда-то молодой поэт поставил перед собой цель – стать героем, смельчаком, выбирающим трудные и опасные пути. От природы робкий, физически слабый, он приказал себе стать сильным и решительным. Пришлось ломать свой характер и отправляться в длинные путешествия по джунглям Африки, пескам Сахары. Добровольцем он уходил на фронт в Первую мировую войну, где за храбрость был удостоен награды: двух Георгиевских крестов, которые давались за исключительное мужество.

(слайд 21) Гумилев – поэт еще не прочитанный. Визионер и пророк. Он предсказал свою смерть с подробностями вплоть до осенней травы.

Поэзия и любовь были для Гумилева всегда трагедией, а война была для него эпосом. 3 августа 1921 года Гумилев был арестован по подозрению в участии в контрреволюционном Таганцевском заговоре.

Выписка из протокола заседания Президиума Петроградского ГубЧ.К. от 24 августа 1921 года:

(слайд 22) Гумилев Николай Степанович 35 лет, бывший дворянин, филолог, член коллегии издательства «Всемирная литература», женат, бывший офицер, участник Петроградской боевой контрреволюционной группировки, активно содействовал составлению прокламаций контрреволюционного содержания. Готовил группу интеллигентов, кадровых офицеров к восстанию. Получил от организации деньги на технические надобности. (click)

Приговорить к высшей мере наказания – расстрелу. (click)

Приговор приведен в исполнение.

«Это ошибка. Зря его расстреляли. Он ни одного слова не напечатал против Советской власти», - скажет потом Николай Тихонов.

(Стихотворение Гумилева «Рабочий»)

(слайд 23)

Он стоит пред раскаленным горном,

Невысокий старый человек.

Взгляд покорный кажется спокойным

От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,

Только он один еще не спит:

Все он занят отливаньем пули,

Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели,

Возвращается. Блестит луна.

Дома ждет его в большой постели

Сонная и теплая жена.

Пуля, им отлитая, просвищет

Над седою, вспененной Двиной,

Пуля, им отлитая, отыщет

Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,

Прошлое увижу наяву,

Кровь ключом захлещет на сухую,

Пыльную и мятую траву.

И господь воздаст мне полной мерой

За недолгий мой и горький век.

Это сделал в блузе светло-серой

Невысокий старый человек.

Все, что было наговорено на Гумилева, было опровергнуто. В журнале «Новый мир» появилось сообщение юриста Г.А.Терихова, который изучал по долгу службы все материалы по делу Гумилева, находящиеся в архиве. Преступление Гумилева заключалось в том, что он не донес органам советской власти о том, что ему предлагали вступить в заговорщицкую организацию, от чего он категорически отказался. Никаких обвинительных материалов в том деле, по которому он осужден, больше нет. Поэт, дворянин, русский офицер Николай Степанович Гумилев погиб, потому что был невольником чести. Только с 1986 года стали появляться в периодической печати его стихи. (Звучит песня на слова Н. Гумилева, Музыка Щукина «Храм твой, Господи, в небесах»)

(слайд 24) Марина Ивановна Цветаева.

(Зажигают свечу у портрета Цветаевой)

«Она была наделена огромным талантом поэта, именно поэта. Но этот талант господь вложил в хрупкую оболочку, и эта оболочка не выдержала».

Марина Ивановна Цветаева – имя, которое мы знаем и помним, любовь к которому навеки укрепилась, а когда-то была запрещена, преследовалась, не понималась.

Говорят, судьбу не выбирают. (слайд 25) У М.Цветаевой сложилось так, что счастье и горе постоянно шли рядом. В 1906 году умерла горячо любимая мать (click), через 7 лет – затравленный властями отец (click).

(слайд 26) В январе 1912 года Марина выходит замуж за Сергея Эфрона. Их семейная жизнь, в которую они вошли совсем юными (Марине исполнилось 19, Сергею на год меньше), сначала была безоблачной. Первые 5-6 лет были, вероятно, самыми счастливыми по сравнению со всеми последующими годами. Она много писала, вдохновленная Эфроном, потому что не просто любила, она боготворила мужа.

В 1914 году Сергей, студент 1 курса Московского университета, отправляется на фронт в качестве брата милосердия. На несколько лет – томительная разлука.

(Исполняется романс на стихи М.Цветаевой)

Шла война, и ей не виделось конца. Мир корчился в неисчислимых страданиях, позоре, унижении. Жалость, боль и печаль переполняли сердце поэтессы; бедствие народа – вот что пронзало её душу.

(слайд 27) 1917 год – это ещё и год рождения второй дочери, а затем гражданская война, снова надолго разлучившая Марину и Сергея. Вскоре Эфрон уехал на Дон, где формировались первые части Белой Армии. А Марина почти три года жила в голодной красной Москве, не получая вестей от Сергея. Терпела не просто нужду, а нищету.

Она билась, старалась, как могла, но не все у нее получалось как у всех. Марина была слишком неумела в быту.

(на фоне музыки Рахманинова, 3-й концерт) Осенью 1919 года, в самое тяжёлое, голодное время, Марина по совету знакомых отдала своих девочек в подмосковный приют, но вскоре забрала оттуда тяжело заболевшую Алю, а в феврале 20-го потеряла маленькую Иру, погибшую в приюте от голода и тоски.

С 1912 по 1920 годы Цветаева пишет непрерывно, но ни одной книги не вышло. Знали её лишь завзятые любители поэзии. Для поэта это подлинная трагедия.

Спустя время выяснилось, что Сергея волной отступления армии Корнилова унесло в Чехию, он стал эмигрантом. Белый офицер Сергей Эфрон отныне превратился для Марины в мечту, в прекрасного «белого лебедя», героического и обречённого. Он не мог вернуться в Россию. (слайд 28) Марина делает решительный шаг: в 1922 году едет с дочерью к мужу, взваливая на свои хрупкие плечи непомерную ношу русской беженки.

Так началась её 17-летняя Одиссея за рубежом – сначала недолго – Германия, потом – Чехия, где они прожили более трёх лет. Здесь, в Чехии, в 1925 году родился у них сын Георгий (click).

(Исполняется романс на стихи М.Цветаевой)

В 1936-37 годах Цветаева уже готовилась к отъезду на Родину. Летом 1939 года она вместе с сыном вернулась в Россию, в Москву. Муж и дочь – двумя годами раньше. Но этой Москве она была не нужна, ей угрожает гибель. Именно тогда в нашей стране наступило время жестокого и беспощадного террора. Сергей Яковлевич и Аля были обвинены в измене Родине и арестованы.

В 1941 году в октябре был расстрелян вместе со своими друзьями Сергей Яковлевич Эфрон, дочь его Ариадна Сергеевна Эфрон была приговорена к 8 годам лагеря. Обвинялись они якобы в шпионской деятельности на французскую разведку. Марина Цветаева не дождалась смерти мужа и грубая, жестокая петля заставила навечно замолчать великий, сильный, волнующий голос поэтессы.

(слайд 29) «Я постепенно утрачиваю чувство реальности: меня – всё меньше и меньше. Никто не видит, не знает, что я год ищу глазами – крюк… Я год примеряю смерть. Всё уродливо и страшно… Я не хочу умереть. Я хочу не быть…»

Состояние безысходности привело её к гибели. 31 августа1941 года она покончила с собой. (click) «Ничто не держит меня, не за что держаться – простите мне эту печальную, суровую игру слов».

(на фоне музыки Баха «Аве Мария»)

(слайд 30)

Знаю, умру на заре! На которой из двух?

Вместе с которой из двух – не решить по заказу!

Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!

Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу.

(Исполняются романсы на стихи М.Цветаевой)

(слайд 31) Борис Леонидович Пастернак.

(Звучит вступление к сюите Градского на стихи Пастернака. Стих «Зимняя ночь». Зажигается свеча).

Как заклинание повторяемое – «свеча горела на столе, свеча горела…». Много соединено в этом образе. Свеча горит как бы изнутри не пополняемой извне силы, а собою, своей сутью: и ее жизнь – это горение. Она светит, не может не светить, пока живет.

Жизнь – как свеча, которая не может гореть внутри, для себя. Именно такой мне представляется жизнь Б.Л.Пастернака. О Пастернаке написано и сказано многое. Но, по сути, этот творческий материк еще только разгадывается.

Давайте и мы попробуем вступить в мир поэзии Пастернака, попытаемся понять, в чем же феномен Пастернака.

(слайд 32) Б.Л.Пастернак родился 29 января 1890г. в Москве. Его отец – академик живописи, мать поэта – одаренная профессиональная пианистка. Родители дружили с Л.Н.Толстым. Мальчик рос в высокоинтеллигентной московской среде, где искусство – живопись, музыка, литература – насыщало собой всю атмосферу жизни.

(слайд 33) Будущий поэт учился в классической гимназии и на философском отделении историко-филологического факультета Московского университета. Здесь Пастернак начинает свои занятия поэзией.

Преданность искусству станет главной, определяющей чертой личности Пастернака. Интересным кажется здесь воспоминание сына – Евгения Борисовича Пастернака:

(слайд 34) «Отец трудился ежедневно по 10 часов... Да, это была каторжная работа. Он считал, что ценность человеческой жизни заключается в том, чтобы полностью себя в чем-то воплотить... И задача каждого человека заключается в том, чтобы суметь отказаться от временных удобств, от положения, карьеры и все, что ему дано, вложить в дело».

В дни войны Пастернак выезжал с писательской бригадой на фронт, писал патриотические стихи, очерки, занимался переводами.

После войны выходит ряд поэтических сборников, долгие годы писатель работает над романом «Доктор Живаго», который был издан в Италии. Там эта книга была поднята на щит буржуазной прессой и принята на вооружение международной реакцией.

(слайд 35) Вслед за этим присуждение Пастернаку Нобелевской премии по литературе осенью 1958 года получило скандальную известность. Это окрасило глубоким трагизмом, сократило и отравило горечью остаток его дней. И премию ему в результате присудили не за роман, а «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы». (click)

«Я знаю, что под давлением общественности будет поставлен вопрос о моем исключении из Союза писателей. Я не ожидаю от вас справедливости. Вы можете меня расстрелять, выслать, сделать все, что вам угодно. Я вас заранее прощаю. Но не торопитесь. Это не прибавит вам ни счастья, ни славы. И помните, все равно через несколько лет вам придется меня реабилитировать. В вашей практике это не в первый раз» - писал Борис Пастернак.

Пастернак был исключен из Союза писателей, ему было предложено покинуть Родину. Он был вынужден отказаться от Нобелевской премии, потому что перед ним был поставлен выбор – либо Нобелевская премия, либо Родина. Пастернак выбрал Родину.

(Стихотворение «Нобелевская премия»).

(слайд 36)

Я пропал, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мною шум погони,

Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда,

Ели сваленной бревно.

Путь отрезан отовсюду.

Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость?

Я, убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,

Верю я, придет пора –

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

Гордая и независимая позиция помогала Пастернаку в течение первой недели выдерживать все оскорбления, угрозы.

29 октября, приехав в Москву, Пастернак пошел на телеграф (слайд 37) и отправил телеграмму в Стокгольм (click): «В силу того значения, которое получило присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться, не примите за оскорбление мой добровольный отказ». Другая телеграмма (click) была послана в ЦК: «Верните Ивинской работу, я отказался от премии».

(слайд 38) Из воспоминаний сына Бориса Пастернака: «Приехав вечером в Переделкино, я не узнал отца. Серое, без кровинки лицо, измученные, несчастные глаза, и на все рассказы – одно: «Теперь это все не важно, я отказался от премии».

Прошли годы. 9 декабря 1989 года нобелевская медаль Бориса Пастернака была передана его сыну.

(слайд 39) (Исполняется песня «Никого не будет в доме…»)

Это судьба самых известных. А сколько менее знакомых нам?! (слайд 40)

Да, можно убить человека (click): уничтожить всякую возможность вспоминать о нем (click), но нельзя убить или заставить замолчать живое слово потомков.

Поклонимся низко московскому журналисту Эдуарду Николаевичу Белтову, который собрал многочисленные материалы о репрессированных писателях, журналистах, представителях интеллигенции. Этим делом он занимается около двадцати лет.

Поклонимся и молодому Дмитрию Юрасову, который хочет вернуть людям право на память… В его картотеке почти 140 тысяч имен погибших и репрессированных.

Хотелось бы всех поименно назвать,

Да отняли список, и негде узнать.

Теперь мы можем сказать, что скорбный список этот есть. Собран по крупицам, с большим трудом, за долгие годы, но собран.

(Звучит стихотворение Бориса Слуцкого «Отложенные тайны»)

(слайд 41)

Прячет история в воду концы.

Спрячет, укроет и тихо ликует.

Но то, что спрятали в воду отцы,

Дети выуживают и публикуют.

Опыт истории ей показал:

Прячешь – не прячешь,

Топишь – не топишь,

Кто бы об этом ни приказал,

Тайну не замедляешь – торопишь.

Годы проходят, быстрые годы,

Медленные протекают года –

Тайны выводят на чистую воду,

Мутная их не укрыла вода.

И не в законы уже,

А в декреты,

Криком кричащие с каждой стены,

Тайны отложенные

И секреты

Скрытые


Превратиться должны.

Мы должны осмыслить трагедию нашей расстрелянной культуры и литературы. И не столько во имя памяти невинно погибших, но и ради живущих сегодня и выходящих в жизнь завтра. Ведь без прошлого нет настоящего и будущего. А еще должны верить (слайд 42) в то, что:

Пусть зло во все века сильней,

Но доброта неистребима,

Идет безвестным пилигримом

Она дорогою своей.

Давно уж слуха нет о ней…

И вдруг…


Вдруг, как с икон Рублева,

Она глядит – сама основа

И оправданье жизни всей.

Семен Виленский.

Помните их имена (слайд 43), имена людей широкого кругозора, огромного интеллекта, людей с большим, горячим сердцем, с пылкими светлыми мечтами.

Помните их имена: Марина Цветаева (click), Анна Ахматова (click), Борис Пастернак (click), Николай Гумилев (click) и сотни других имен, имен людей, которые в суровые несправедливые годы, сумели остаться сами собою, даже если многим из них пришлось сложить головы. Они остались на своей Родине.

(Тихо гаснут свечи, зажигается свет)

Хотим сказать большое спасибо нашим гостям, которые познакомили нас с романсами, написанными на стихи поэтов Серебряного века.




1 click – щелчок левой кнопкой «мыши».