Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Перспективы и пути повышения гуманистической ценности современного спорта и олимпийского движения




страница9/22
Дата13.02.2018
Размер4.7 Mb.
ТипСборник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Факторы, влияющие на гуманистическую ценность

современного спорта

Предметом анализа в данном разделе работы будут следующие вопросы: какие факторы влияют на реализацию культурного гуманистического потенциала современного спорта, определяют направление и характер использования данного потенциала? Какие социальные барьеры препятствуют его полной и эффективной реализации? Чем объясняются дисфункциональные проявления в сфере современного спорта и олимпийского движения?

Если давать самую общую характеристику факторов, влияющих на спорт, «спортивную систему», то, пожалуй, можно согласиться с концепцией, которую представил Семотюк [1985], выделив экономические, экологические, демографические, воспитательные, исторические, политические, религиозные факторы, а также общественные и культурные ценности. Однако в связи с обсуждаемой проблемой попытаемся конкретизировать эти факторы и их влияние на спорт, на его гуманистическую культурную ценность.

Исходя из этой задачи обратим внимание прежде всего на то, что гуманистическая культурная ценность спорта, направление и характер его влияния на личность и социальные отношения людей самым существенным образом зависит от сознательной, целенаправленной деятельности людей, от их поведения, от того, какие цели и задачи они ставят перед собой, на что ориентируются, что для них является наиболее важным, значимым в спортивных соревнованиях, в процессе подготовки к ним. Например, миротворческая функция спорта, интеграционный эффект спортивных соревнований, особенно международных, во многом зависит от ориентации и сознательной целенаправленной деятельности организаторов этих соревнований. Одно дело, если в первую очередь и главным образом их усилия направлены на то, чтобы эти соревнования помогли установить дружеские контакты, наладить общение различных стран и народов, дали возможность этим странам и народам лучше узнать друг друга. Такая ориентация организаторов международных спортивных соревнований, безусловно, содействует тому, чтобы эти соревнования выступали как фактор единения, интеграции и сближения различных стран и народов, укрепления мира, дружбы и взаимопонимания между ними. Совсем другое дело, если организаторы международных спортивных соревнований на первый план выдвигают задачу сделать эти соревнования предельно острыми, напряженными (в частности, для того, чтобы повысить интерес к ним со стороны зрителей и средств массовой информации) или если над ними довлеют какие-то коммерческие соображения. При таком подходе международные спортивные соревнования скорее всего будут содействовать конфронтации в межгосударственных отношениях, не столько объединять, интегрировать, сколько разъединять различные страны и народы, противопоставлять их друг другу.

Характер воздействия спорта на эстетическое сознание спортсменов, зрителей, болельщиков также существенным образом зависит от системы их ценностных ориентаций. Именно последние определяют, на что в спорте направлен интерес человека, что он желает увидеть в спорте, получить от него. Если, к примеру, зрителя в спорте интересует только возбуждающий страсти и щекочущий нервы азарт соревнований, если главное, что движет спортсменом в занятиях спортом – его тщеславие, стремление любыми средствами победить соперника, то во всех этих случаях спорт вряд ли будет стимулировать развитие эстетических вкусов такого зрителя и спортсмена. На первый план здесь выступает развитие других, сугубо прагматических, утилитарных, а отнюдь не эстетических потребностей. Напротив, если зритель обращается к спорту для того, чтобы еще раз насладиться такими эстетическими ценностями, как прекрасное тело спортсмена, его совершенные движения, прекрасные и возвышенные поступки и др., он получает возможность не только испытать эстетическое наслаждение, но и потренировать свою способность к эстетической оценке явлений. Если спортсмен стремится не просто добиться победы над противником, используя любые средства, а старается при этом доставить и себе и зрителям эстетическое наслаждение своими действиями, если он активно включен в различные формы эстетической деятельности в спорте, стремится действовать "по законам красоты", он опять-таки тренирует свою эстетическую способность.

Немаловажное значение имеет и поведение зрителей: одобрение или неодобрение тех или иных поступков спортсменов и тренеров (их агрессивных, недружелюбных действий или, наоборот, высоконравственного поведения).



Зависимость гуманистической культурной ценности спорта от субъективного фактора достаточно четко осознается многими исследователями, общественными и государственными деятелями. Так, Heinila [1985] обосновывает в своих работах зависимость социального гуманистического эффекта международного спорта «от умов людей и значения, которое они придают международному спорту», т.е. от сознательной, целенаправленной деятельности людей, причастных к этой сфере. Исходя из этой зависимости, Huxley [1937] писал: «Спорт, как и всякое другое орудие, изобретенное человеком, может использоваться для добрых или плохих целей. Хорошо используемый, он может учить стойкости и мужеству, чувству fair play и уважению правил, совместным усилиям и подчинению личных интересов групповым. Используемый плохо, он может формировать личное и групповое тщеславие, острое желание победы и ненависти к соперникам, дух нетерпимости и презрения к народам, которые выносятся за произвольно выбираемую границу» [цит. по: Fleming, 1973, p. 82]. К такому заключению пришел и президент Международного Совета спорта и физического воспитания Баннистер в заключительном выступлении на международном конгрессе «Спорт и международное взаимопонимание», подводя итоги дискуссии о воздействии спорта на международные отношения: «Спорт, как и многое другое в жизни, сам по себе ни хорош, ни плох, но мы, люди, можем использовать его либо для хороших, либо для плохих целей» [Вannister, 1984, р. 368].

Майер отмечает существенное влияние поведения спортсменов, тренеров и зрителей на миротворческую функцию спорта: «степень соблюдения принципа честной игры спортсменами и тренерами во время подготовки и проведения соревнования или поведение публики на трибунах мало что говорят об отношении этих участников спортивного мероприятия к политике мира вообще. Однако агрессивное поведение перед соревнованиями, во время соревнований и после них получает чрезвычайно сильный общественный резонанс, вызывает даже презрение со стороны множества людей по отношению к виновному или виновным. Формы поведения в спорте могут эффективно выполнять функцию образца для подражания только при том условии, что все, так или иначе связанное с соревнованием, будет укладываться в понятие «спортивность» т.е. обязательно носить мирный характер» [Майер, 1984, с. 21]. Визитей обращает внимание на то, что сложившиеся у зрителей эмоционально-волевые установки восприятия спортивного зрелища определяют и их отношение к международным спортивным соревнованиям. «Если, например, спортивное состязание являлось для зрителя прежде всего моделью жесткого соревнования, где противостоящие друг другу стороны действуют в соответствии с сугубо эгоцентристскими установками, то и спортивное соревнование между командами, представляющими разные государства, само по себе, в силу только того, что теперь это именно международное соревнование, не будет с очень большой вероятностью для зрителя тем, что укрепит в его сознании идеи мира и дружбы между народами» [Визитей, 1990, с. 66-67]. Guldenpfennig считает, что гуманистическая символическая роль и культурно-воспитательное значение Олимпийских игр существенно зависят от поведения спортсменов, тренеров, устроителей и организаторов Игр, а также зрителей и профессиональных корреспондентов: «От того, как они выполняют свои функции в рамках Олимпийских игр, в какой степени они сами олицетворяют содержащиеся в этих целях возможности, выполняют их и демонстрируют на практике, зависит то, в какой степени Олимпийские игры проявляют на практике свое потенциальное символическое содержание и как они практически могут проявить свои связанные с этим воспитательные возможности» [Guldenpfennig, 1981, pp. 49-50].

С этой точки зрения важно отметить, что, как показывают исследования, не только у многих спортсменов и зрителей, но также и у педагогов, тренеров, спортивных функционеров весьма слабо выражена, а иногда и совсем отсутствует ориентация на духовно-нравственные и другие гуманистические ценности, связанные со спортом. На спортивных тренировках основное внимание обычно уделяется лишь физическому воспитанию занимающихся. Занятия спортом редко используются для формирования и совершенствования творческих, эстетических и других духовных способностей человека, его нравственной, коммуникативной, экологической культуры. У детей и молодежи, активно занимающейся спортом, не развивается интерес к различным видам интеллектуальной и художественной деятельности, в том числе к отображению спорта средствами искусства (музыки, живописи, фотографии и т.д.), спортивные мероприятия недостаточно полно и эффективно используются их организаторами для пробуждения интереса к искусству, к эстетическим и художественным ценностям, к духовной, творческой деятельности во всех ее разновидностях.

Эти положения подтверждают и данные социологических исследований. Опрос учителей физкультуры, преподавателей вузов и тренеров показал, в частности, что большинство из них не стремится использовать занятия спортом и спортивные соревнования для формирования и повышения коммуникативной, эстетической, экологической и нравственной культуры у своих учеников, не проводит постоянной и целенаправленной работы по формированию гуманистически ориентированного ценностного отношения к физкультурно-спортивной деятельности. Многие из них вообще не считают такую работу необходимой. Об этом свидетельствуют, в частности, ответы преподавателей физического воспитания на вопрос о том, какие основные задачи, по их мнению, должны ставиться и решаться на занятиях по физическому воспитанию в вузе. Практически все респонденты отмечают необходимость проведения работы, направленной на укрепление здоровья студентов и их физическое совершенствование, причем, 96% считает, что именно этим надо заниматься в первую очередь. А вместе с тем, только 52% убеждены в серьезной значимости работы по развитию эстетических способностей студентов, их умения разбираться в красоте, действовать по законам красоты в ходе занятий физическими упражнениями и спортом. Только 54% считает, что на этих занятиях серьезное внимание следует уделить формированию нравственных убеждений и нравственного поведения студентов в спортивных соревнованиях [см. Стопникова, 1992]. При этом следует учитывать, что многие тренеры, учителя, преподаватели, стремящиеся сформировать нравственные убеждения у своих учеников, судят о результатах этой работы по добросовестному выполнению ими учебно-тренировочных заданий, успешному выступлению в соревнованиях [см. Момот, 1987, с.7], а значит, смешивают нравственные и прагматические аспекты спорта.

Поскольку культурная гуманистическая ценность спорта существенным образом зависит от поведения, установок, ценностных ориентаций тех лиц и социальных групп, которые вовлечены в эту сферу, крайне важно учитывать те факторы, которые влияют на это поведение, на эти установки и ценностные ориентации.

Ценностные ориентации личности, как известно, формируются под стихийным воздействием социальной и культурной среды (реальных условий жизни, системы принятых здесь ценностей, морального и материального поощрения определенных поступков и действий, сложившихся культурных обычаев и традиций и т.д.), а также в результате сознательного, целенаправленного воздействия на личность других лиц и ее самой – в ходе самовоспитания, саморазвития.

Стихийное воздействие социально-культурной среды на ценностные ориентации организаторов спортивных соревнований, тренеров, спортсменов и зрителей в свою очередь, можно подразделить на внешние (лежащие вне сферы спорта) и внутренние, связанные с самим спортом.

Внешние факторы – это прежде всего та общая социально-экономическая, политическая и культурная ситуация, которая существует в обществе, система принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения, морального и материального поощрения определенных поступков и действий.

Необходимо учитывать, что область спорта не изолирована от других сфер социальной жизни – политики, идеологии, экономики, культуры и др. Как отметил министр образования Финляндии Кивисто в своей речи на открытии международного конгресса, посвященного обсуждению вопроса о роли спорта в укреплении международного взаимопонимания, «международный спорт никогда не существовал в вакууме и всегда отражал в себе существующую социально-политическую реальность» [Kivisto, 1984, p. 3].



Guldenpfennig [1981] в книге «Международные спортивные отношения между разрядкой и конфронтацией» убедительно показал, в частности, что «климат общеполитических международных отношений в значительной степени определяет сферу и характер тех возможностей, которые существуют для спорта с точки зрения формирования его относительной автономии и тем самым также с точки зрения международных спортивных связей в данный момент» [p. 227].

Известно, что для социальной жизни Восточной и Центральной Европе последних лет характерны следующие процессы: демократизация общества; введение многопартийных систем; переход от плановой экономики к экономике свободного рынка, к многообразию форм собственности, включая частную, в экономической, социальной и культурной сферах; существенное снижение уровня политической и, особенно, идеологической конфронтации в международных отношениях и т.д. Как отмечает Родиченко [1996], эти процессы обновления оказали существенное воздействие на спорт: «Это нашло отражение в административном и правовом признании социального и юридического статуса профессиональной деятельности высококвалифицированных спортсменов, а также в демократизации управления спортом, т.е. в передаче определенных прав от государственных органов управления к общественным организациям, в частности, олимпийским комитетам и спортивным федерациям» [с. 3-4].

Влияние внешних социальных факторов на систему спорта наглядно видно и на примере олимпийского движения. Ни по своему содержанию, ни по своим методам, как отмечалось выше, оно не адекватно тем идеалам, с провозглашения которых началось его возрождение в конце XIX – начале XX вв. Как справедливо отмечает Сараф [1990], «дело, конечно, не в том, что кто-то по злой воле извратил эти идеалы или отказался от них. Объективное развитие спорта в ХХ в. в условиях быстрой и жесткой политизации общественной жизни, научно-технической революции и обусловленного новейшими средствами массовой информации взрыва популярности, превратившейся, по сути, в разновидность конвертируемой валюты, кардинальным образом изменило не только смысл и содержание спортивной деятельности, но и сам дух спорта. Спорт высших достижений в значительной мере перестал быть самоцелью, все более и более обретая характер средства для достижения целей, находившихся вне его, таких как успех, карьера, деньги» [с. 30].

В современном обществе и различных его сферах, как известно, до сих пор господствует (не декларативно, а реально) ориентация на сугубо прагматические, технократические, а не на гуманистические, духовно-нравственные ценности, на узкопрофессиональное, одностороннее, а не на гармоничное и разностороннее развитие личности, преобладает стремление к достижению успеха любой ценой. Естественно, это самым существенным образом влияет и на сферу спорта, на приоритет в этой сфере тех или иных ценностей. И здесь стремление к достижению успеха любой ценой приводит, в частности, к тому, что не только духовно-нравственные, но даже эстетические ценности не являются приоритетными (по крайней мере там, где они не связаны явно и очевидно со спортивным результатом).

Показательна в этом плане позиция ряда футбольных тренеров. Для иллюстрации сошлемся на Валерия Лобановского. Он неоднократно заявлял, например, в своих интервью, что его абсолютно не интересует красота или какие-то другие эстетические ценности действий игроков, важен лишь результат. Вот лишь некоторые примеры таких заявлений: "... сборная должна играть не красиво, а эффективно"; "... я не оцениваю игру по эмоциональным признакам. Для меня нет понятия красивая или интересная игра. Оценка идет с точки зрения эффективности. Спорт – это не шоу, а прежде всего борьба, где важен результат" [газета "Правда", 22 и 26 июня 1988 г. ].

Помимо указанных выше внешних факторов существенное влияние на ценностные ориентации людей оказывают внутренние факторы сферы спорта. Прежде всего речь идет о реальных особенностях самого спорта. Например, его эстетическая значимость зависит прежде всего от того, в какой мере в нем реально представлены те или иные эстетические ценности. Если спортивное соревнование проходит так, что в нем отсутствуют достаточно яркие проявления прекрасного, возвышенного, героического и других эстетических ценностей, зрители вряд ли будут испытывать эстетические переживания от наблюдения за такими соревнованиями. И наоборот, если спортивное состязание помимо прочего строится и по законам красоты, оно заключает в себе возможность существенного эстетического воздействия на человека. Можно с интересом наблюдать за соревнованием машин, играющих в шахматы. Но если играют в шахматы игроки, которые отличаются от "умеющей" играть в шахматы машины не только способностью интуитивного поиска наиболее результативного решения задачи, но и стремлением к изяществу и остроумию этого решения, их партии доставят зрителям дополнительную эстетическую радость.

В связи с этим еще раз обратим внимание на то, что спорт как гуманная, игровая модель соревновательных ситуаций реальной жизни формируется и развивается на основе преобразования этих ситуаций в более гуманные, игровые. И духовно-нравственная ценность спорта во многом зависит от того, в какой мере в нем удается «гуманизировать» соревновательные ситуации реальной жизни.

В этом плане разные виды спорта имеют различную ценность. Так например, бокс или кикбоксинг в указанном отношении, по-видимому, уступают такому виду спорта, как художественная гимнастика. В них сохраняется опасность серьезных повреждений для участников соревнования, а самое главное – это единственные виды спорта, где по условиям и правилам спортивной борьбы для достижения победы нужно лишить соперника сознания, нокаутировав его.

Степень «гуманизации» в спорте реальных соревновательных ситуаций (а значит, и его гуманистическая ценность) зависит и от того, какие соревнования и каким образом проводятся, как организована подготовка к ним, какие ценности, нормы и образцы поведения поощряются в ходе соревнований и подготовки к ним, каков характер этих поощрений (моральный, материальный и т.д.), кто участвует в соревнованиях и т.д., т.е. от формы (модели) организации спорта.

Если, допустим, спортивные тренировки и соревнования строятся таким образом, что от спортсменов требуется продемонстрировать не только физическое совершенство и спортивное мастерство, но также высоконравственное поведение, эстетическую культуру, здоровье, разностороннее и гармоничное развитие личности, и именно эти гуманистические ценности поощряются в первую очередь, это, разумеется, существенно усиливает ориентацию на них спортсменов. Если же на тренировках и соревнованиях моральные и материальные стимулы используются прежде всего для поощрения физического превосходства, высоких результатов, победы над соперником любой ценой (даже за счет здоровья, нарушения нравственных норм и принципов), на первый план выдвигаются какие-то коммерческие соображения, стремление доказать превосходство одной нации над другой или иные антигуманные цели, это, бесспорно, снижает ориентацию спортсменов на гуманистические ценности.

В связи с этим важно учитывать особенности той модели организации спортивных, включая олимпийские, соревнований, которая получила особенно широкое развитие в ХХ столетии и наиболее часто используется на практике, причем, не только в рамках спорта высших достижений, олимпийского спорта, но и в так называемом «массовом спорте», «спорте для всех». Эта модель, мы называем ее «жесткой», используя термин, который ввел Юнгк [1981], директор Института по вопросам футурологии в Вене, является соревновательной. В самом соревновании на первый план выдвигается острое соперничество, жесткая конкуренция участников. Ставится задача на основе предельно точных измерений сравнить их результаты и учитывая разницу (даже минимальную) по каким-то показателям, обязательно выяснить, у кого результат лучше, а у кого – хуже. В ходе этой оценки учитывается лишь соблюдение правил, принятых в данном виде спорта, и не принимаются во внимание нравственные и иные аспекты их поведения.

На основе такой процедуры участники соревнования расставляются «по местам». Причем, лица, занявшие первое место или несколько первых мест (как правило, три первых места), всемерно восхваляются и поощряются (в том числе призами и наградами, имеющими большую материальную ценность), тогда как другим обычно достаются лишь упреки, насмешки и т.п. Для создания равных условий участникам соревнования они распределяются по различным группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовки и т.д.), и соревнования проводятся раздельно в этих группах (например, инвалиды соревнуются отдельно от других). В командных соревнованиях на основе традиционной модели каждая команда, как правило, составляется из представителей определенной страны, региона, города, национальности и т.д. При проведении соревнований на основе «жесткой» модели обычно устанавливаются правила, которые жестко определяют, какие предметы (мяч, шайба, ракетка и т.п.) и каким образом могут использоваться в соревновании. Еще одна особенность этой модели спорта состоит в том, что она предполагает проведение только спортивных соревнований (в каком-то одном виде или нескольких видах спорта), хотя они и могут дополняться культурной программой (концертами и т.п.), научными мероприятиями (симпозиумами, конференциями и т.п.) и т.д. Эта модель, следовательно, изолирует спортивное соревнование от художественных и других творческих конкурсов.

Указанная выше «жесткая» модель соревнований, используемая в рамках спортивного и олимпийского движения, позволяет успешно решать ряд социальных задач: она стимулирует активность участников, вырабатывает у них стремление к постоянному повышению результатов, и т.д. Именно поэтому эта модель эффективно используется в спорте высших достижений. Вместе с тем она имеет достаточно серьезные "минусы», особенно при использовании в работе с детьми, инвалидами и т.д. «Жесткая» модель выдвигает на первый план не внутренние, а внешние для человека стимулы – победу в соревновании над противником и связанные с этой победой ценные призы, награды, другие материальные блага, славу и т.п. Она стимулирует насилие, агрессивное поведение, проявление национализма. У спортсмена развивается желание любой ценой – даже за счет здоровья, одностороннего развития, нарушения нравственных принципов – добиться победы, продемонстрировать свое превосходство над другими. Нередко спортсмен теряет контроль над своими действиями, видит в сопернике врага, которого нужно уничтожить, а в судье – подкупленного мошенника.

Преимущественная ориентация на победу, результат в спортивном соревновании, организуемом на основе «жесткой» модели, приводит и к тому, что хотя оно сохраняет связь с игровой деятельностью, но во многом перестает быть игрой*. Ведь, один из существенных признаков последней состоит в том, что человека интересует не результат деятельности, а те эмоции, которые она вызывает, удовольствие, получаемое от занятия этой деятельностью (в этом смысле принято говорить, что мотив игрового действия лежит не в результате действия, а в самом процессе). Еще один негативный момент указанной модели состоит в том, что связанная с ней жесткая, порой жестокая, система отбора и спортивной иерархии ("звезды"; "зачетники", обеспечивающие призовые места "звездам"; "неудачники" и др.), приводит, с одной стороны, к переживанию многими спортсменами своей незначительности, даже ничтожности, отверженности ("комплекс вины"), а с другой стороны, к возникающему у ряда спортсменов чувству исключительности, незаменимости, вседозволенности (так называемая "звездная болезнь") [см. Ганюшкин, Приставкина, с. 75].

Поскольку победителей соревнования ждут награды, слава, почести, а проигравших – упреки, насмешки и т.п., то люди, слабо физически развитые, психологически неустойчивые из-за этого боятся принимать участие в спортивных соревнованиях, опасаясь проигрыша и связанных с ним негативных явлений. Данная проблема крайне актуальна для инвалидов – для лиц с ограниченными возможностями здоровья, с нарушениями в двигательной или интеллектуальной функциях. Она является одной из важнейших причин, препятствующих их социальной интеграции на основе спортивной активности.

В целях обеспечения сравнимости результатов «жесткая» модель предполагает также разделение спортсменов на группы в зависимости от их возраста, пола, уровня результатов, физического и психического состояния и т.д. При таком подходе люди с нарушениями в двигательной или интеллектуальной функциях, даже если они и включаются в спорт, выделяются в особую, самостоятельную, обособленную от других группу спортсменов-инвалидов. Они соревнуются отдельно от других, что подчеркивает их "ущербность" и содействует их социальному отчуждению. Такое разделение, обособление происходит и в рамках самой этой группы (например, дети отделяются от взрослых, лица, имеющие нарушения в опорно-двигательном аппарате, выделяются в одну группу, а те, кто имеет ограничения в зрении или в слухе – в другую). Значит, и в этом смысле «жесткая» модель затрудняет социальную интеграцию лиц с ограниченными возможностями здоровья, поскольку сужает сферу их социальных контактов, изолирует их от лиц, не имеющих таких ограничений.

Вследствие отграничения (в указанном смысле) спорта от искусства и других видов творческой деятельности «жесткая» модель содействует одностороннему развитию участников, снижает зрелищность соревнований, их привлекательность для многих людей и т.д., а также – в силу жестких правил – ограничивает проявление творческих способностей участников.

В связи с этим обратим внимание на весьма широко распространенное представление о том, что гуманистическая ценность спорта целиком и полностью зависит от того, кто и как его использует. Полагают, что по природе своей спорт – хороший», а вот использовать его могут и в «плохих» целях. «Подлинный спорт не разъединяет, а объединяет людей, служит делу мирных отношений и сотрудничества народов» [Починкин, 1985, с. 102]. Премьер-министр Туниса и член МОК Mzali [1985], полагает, что «нельзя считать, будто спорт – плохой... Не спорт сам по себе ведет к сумасшествию, а спорт в руках определенных «лидеров», которые сами крайне нуждаются в олимпийском воспитании» [p. 42]. Чаще всего дисфункциональные проявления в спортивной сфере объясняют использованием спорта в коммерческих и политико-идеологических целях, при котором искажается «подлинная сущность спорта» [см. например, Пономарев, 1974, с. 262]. На широкое распространение такого подхода обращает внимание Нидерман (Австрия) [1986]. Он указывает на то, при анализе обсуждаемой проблемы довольно часто «осознанно или неосознанно аргументируется убежденность в том, что «спорт» в основе своей – «хороший», а плохая политика и плохая коммерция пользуются спортом и развращают его» [с. 26]. Такие взгляды упрощают реальную проблему, не учитывают противоречивого характера самого спорта, создающего возможность для негативного влияния на личность и отношения людей [см. Столяров, 1997 б], и, что особенно важно, особенностей той модели спорта, которая традиционно используется при организации спортивных, в том числе олимпийских, соревнований.

Ценностные ориентации личности, как было отмечено выше, формируются не только под стихийным влиянием социальной и культурной среды, но и в результате сознательного, целенаправленного воздействия на личность других лиц и ее самой (в ходе самовоспитания, саморазвития). Это воздействие включает в себя как общую систему образования и воспитания, так и специальную система образовательно-воспитательной работы, которая призвана сформировать систему знаний, интересов, потребностей, умений и навыков, связанных со спортом и его использованием для тех или иных целей.

Для формирования ориентации всех субъектов спортивной деятельности на гуманистические ценности особенно важное значение имеет спортивно-гуманистическое и олимпийское воспитание. Цель этой воспитательной работы состоит в том, чтобы сформировать у спортсменов, тренеров, организаторов спортивных соревнований, зрителей и т.д. знания о тех гуманистических, духовно-культурных ценностях и идеалах олимпизма, которые могут быть реализованы в спорте и посредством спорта, о роли олимпийского движения и других гуманистических движений в их реализации. Она должна вызвать интерес к этим ценностям, идеалам и идеалам, стремление их реализовать, чувство ответственности за использование спорта в гуманистических целях, а также сформировать такие умения, навыки, эмоциональные реакции, которые действительно позволяют это сделать [см. Столяров, 1989 в; Столяров, Петлеваный, 1997].

К сожалению, как показывают многочисленные исследования, в организации работы по спортивно-гуманистическому и олимпийскому воспитанию имеются существенные недостатки. До сих пор не создана достаточно эффективная система средств, форм и методов такой работы, обеспечивающая высокий уровень знаний детей и молодежи об олимпийском движении, об основополагающих принципах, идеалах и ценностях олимпизма.

При опросе в ходе проведенного под нашим руководством международного социологического исследования школьников и студентов затруднения вызывали даже простые вопросы о месте и сроках проведения Олимпийских игр. Опрос школьников проводился в промежутке между зимними и летними Олимпийскими играми. Тем не менее правильно назвать дату последних летних Олимпийских игр сумели лишь 28,6%, а зимних – 33,1% респондентов, место их проведения – 25,2% и 35,4% соответственно. Только 23% юношей и 14,1% девушек смогли правильно назвать олимпийский девиз, а лауреатов приза "Фэйр Плэй" не указал никто. 1/3 юношей и 2/3 девушек, судя по их ответам, вообще не знают о существовании этого приза, а почти 57% юношей и 77% девушек – об Олимпийской хартии. 77% юношей и 88% девушек заявили, что они крайне мало знают об олимпийском движении, а 7%, что вообще ничего не знают о нем [см. Сегал, 1989, с. 87-88]. При опросе студентов 16,3% юношей и 10% девушек указали на то, что они практически ничего не знают об олимпийском движении, его целях и задачах. Другие респонденты, судя по их ответам, если и имеют, то крайне слабые знания об олимпийском движении. так например, только 4,6% студентов сообщили о том, что они читали Олимпийскую хартию. Остальные либо вообще ничего не знают о ней, либо только "кое-что" слышала (читали) о ней. Кстати, в этом отношении опрос не выявил какой-либо существенной разницы между студентами нашей страны и Югославии. При опросе последних также обнаружилось, что лишь 5% респондентов имеют более или менее полную информацию об олимпизме. 78% не располагают таковой [см. Живанович, Драгутинович, 1992, с. 33; Стопникова, 1992, с. 76-77]. Из числа опрошенных юных футболистов 74% не знали о существовании Олимпийской хартии. 40% не смогли назвать девиз олимпийского движения. 20% испытывали затруднения даже при ответе на вопрос о том, когда и в какой стране проводились последние Олимпийские игры или дали неправильный ответ на данный вопрос. 17,3% юных футболистов не смогли назвать ни одного отечественного, а 21,3% – ни одного зарубежного олимпийского чемпиона. Большинство (97%) высказало мнение о том, что Олимпийские игры очень нужны. Однако у основной массы юных спортсменов отсутствует четкое представление о целях и задачах Олимпийских игр, об их отличии от других спортивных соревнований. 60,8% считают, что Олимпийские игры – самые крупные по количеству участников международные соревнования; 4,4% видят их отличие в том, что они проводятся реже других соревнований и, только по мнению 34,9%, Олимпийские игры имеют совсем иные цели, нежели другие спортивные соревнования. Причем, 17,5% вообще затруднились назвать эти цели Олимпийских игр, а 66,3% – усматривают их в достижении максимально высоких спортивных результатов. Только 8,7% полагают, что основная цель Олимпийских игр – укрепление дружбы между народами, а 6,3% – укрепление мира [Самусенков, 1989, с. 67-68 ].

Опросы показывают, что дети и подростки часто не относят принципы "Фэйр и Плэй" и идеал гармонично развитой личности к числу наиболее важных ценностей современного олимпизма. Так например, большинство (55,2%) старшеклассников, опрошенных в ходе указанного выше международного социологического исследования, видят в Олимпийских играх лишь очень крупные соревнования. Только 1,9% упомянули честную, справедливую игру и гармоничное развитие личности спортсмена как важный принцип олимпизма.

Для сравнения отметим, что в ходе опроса западногерманских школьников в возрасте 10-19 лет, проведенном НОК ФРГ в 1987 году, на вопрос: "Что такое олимпизм?" школьники чаще всего отвечали: "соревнование" или "международная встреча". Это связано с тем, что из всех "ипостасей" олимпизма у школьников лучше всего запечатлелись Олимпийские игры; другие его аспекты им мало знакомы. Поэтому в ответах на вопрос лишь изредка встречались слова "идея", "традиция", "честная игра" и т .п. Менее 10% опрошенных указали на связь между олимпизмом и "честной игрой" [ 276 ]. Опрос различных групп населения (включая молодежь) Будапешта и Варшавы, который провели Фельдеши и Кравчик [1984], показал, что меньше 27% жителей Будапешта и меньше 43% жителей Варшавы отнесли принципы "Фэйр Плэй" к числу основных ценностей олимпизма [p. 16].

Социологические исследования выявляют также весьма ограниченное представление молодых людей о гуманистическом, социально-культурном потенциале спорта. Наиболее высоко оцениваются его возможности для сохранения и укрепления здоровья человека, а также для его физического совершенствования.

Так, большинство опрошенных студентов (82,5%), старшеклассников (93,7%) и юных спортсменов (95%) признает возможность существенного позитивного воздействия занятий физическими упражнениями и спортом на физическое развитие человека, на его физические качества и двигательные способности. При ответе на вопрос об оздоровительной значимости занятий физическими упражнениями и спортом только 6,6% студентов считает эти занятия необязательными для сохранения хорошего физического состояния и здоровья. Лишь 9,5% придерживается мнения о том, что эти занятия не нужны тем людям, которые получают существенную физическую нагрузку на производстве или в домашних условиях. 94% юных спортсменов придерживаются мнения, что нельзя в течение длительного времени сохранять хорошую физическую форму, самочувствие и здоровье, не занимаясь физическими упражнениями и спортом. Такого же мнения придерживаются 64,9% юношей и 58,8% девушек из числа опрошенных школьников.

Значительно ниже молодые люди оценивают возможности этих занятий в плане их воздействия на духовное (интеллектуальное, нравственное, эстетическое и т.п.) развитие человека.

Лишь четверть опрошенных студентов признает возможность интеллектуального и нравственного совершенствования на основе занятий спортом. Одна треть – не уверена в возможности развития интеллектуальных способностей, а одна пятая – в совершенствовании нравственных качеств с помощью спорта. 13,5% считает это невозможным применительно к интеллекту, а 23% – к нравственным качествам. 12,8% не только признает возможность развития негативных нравственных качеств в результате занятий спортом, но и считает это неизбежным. Примерно таким же образом опрошенные студенты оценивают потенциал спорта в развитии общей культуры личности. 21,5% сомневаются в том, что спорт обладает такими возможностями. Еще 15% уверены в том, что на основе активных занятий спортом невозможно повысить общую культуру человека. 64,5% придерживаются мнения о том, что занятия спортом приводят к понижению общей культуры тех, кто включен в эти занятия. 53,6% считают, что этого негативного влияния занятий спортом можно избежать, а по мнению 33,1%, – это очень трудно (практически невозможно) сделать. Примерно такое же распределение ответов характерно и для югославских студентов. 32% студентов сомневаются в положительном воздействии занятий спортом на эстетические способности человека. Почти половина считает, что не все виды спорта могут позитивно влиять на эти способности, а 9% – что спорт вообще не может оказывать такое воздействие. Почти половина студентов признает существование "неэстетичных" видов спорта. В их число чаще всего включают бокс, женский футбол, карате, атлетическую гимнастику.

Из числа опрошенных старшеклассников 64,4% девушек и 57,5% юношей не уверены в возможности с помощью спорта развить интеллектуальные способности личности. 15,4% и 17,2% соответственно считают это невозможным. По отношению к развитию нравственных качеств в процессе спортивных занятий и соревнований сомнение высказали 60,6% юношей и 60,8% девушек, отрицательное мнение – 18,9% юношей и 24,3% девушек. Около 6% старшеклассников придерживаются мнения о неизбежном негативном влиянии занятий спортом на нравственность. Аналогичным образом они оценивают потенциал спорта в развитии общей культуры личности. 44,2% юношей и 50,8% девушек сомневаются в наличии у спорта такого потенциала; еще 21,1% юношей и 19,6% девушек уверены в том, средствами спорта невозможно повысить общую культуру.

Для сравнения отметим, что согласно данным, полученным при опросе учащихся средних учебных заведений ВНР и ПНР в начале 80-х гг. (было опрошено по 1 тыс. учащихся в каждой стране), 124 учащихся в ВНР и 70 – в ПНР высказали мнение, согласно которому занятия физическими упражнениями и спортом не способствуют развитию личности, а 352 школьника ВНР и 355 школьников ПНР – мнение о том, что эти занятия могут как способствовать, так и не способствовать развитию личности [см. Фельдеши Д., 1988, с. 126].

Из числа опрошенных юных футболистов лишь половина признает возможность положительного воздействия занятий футболом на эстетические способности, причем, 17,5% считает, что занятия футболом негативно влияют на эти способности, а 32,5% придерживаются мнения о "нейтральной позиции" занятий футболом в этом плане. Возможность положительного воздействия занятий футболом на нравственный облик признает лишь 77,5% юных спортсменов, а на уровень культуры – только 63%, причем, 7,5% (соответственно 10%) из них придерживаются мнения о негативном воздействии занятий футболом в этом плане, а 15% (соответственно 25%) – об отсутствии какого-либо влияния занятий футболом на эти стороны личности. По мнению большинства (92,5%) юных спортсменов, такой эффект воздействия занятий футболом не случаен. С их точки зрения, такое же воздействие на личность человека имеет место и применительно к другим видам спорта.

Отмеченная выше оценка влияния занятий спортом на нравственные качества личности проявляется и в том, что подавляющее большинство опрошенных молодых людей (около 80% студентов, 75% старшеклассников и 70% юных спортсменов) частично или полностью разделяет мнение о спортсмене высокого класса (олимпийце) как о человеке, который прекрасно физически развит, способен показывать высокие спортивные результаты, а вместе с тем имеет низкий уровень общей культуры, высокое самомнение, слабо развитый интеллект, чаще допускает аморальные и безнравственные поступки. Поэтому для многих из молодых людей спортсмены-олимпийцы вовсе не являются идеалом для подражания.

Так, лишь 1/3 школьников старших классов находит себе образец для подражания среди спортсменов. Причем, для 46,2% юношей и 36,2% девушек наиболее привлекательными в этих спортсменах являются их внешние черты. Около 11% юношей и 14% девушек вообще не смогли сформулировать, что именно их привлекает в идеале-спортсмене. Примерно у половины (52,8%) студентов (из них почти одинаковое число студентов и студенток, студентов и студенток 1 и 4 курсов) известные им спортсмены и олимпийцы вызывают восхищение. Причем, для 18% (почти для 25% студентов и 17% студенток) они являются даже кумиром, образцом для подражания. Однако, большинству студентов (34,5%) и студенток (33,8%) в тех спортсменах, которые являются для них идеалом, образцом для подражания, нравятся в первую очередь их способность показывать необычайно высокие спортивные результаты и их профессиональное мастерство. У 19% восхищение вызывает внешний вид спортсменов. Лишь 15% восхищается их гармоничным развитием и 13% – высокой нравственностью и культурой.

Ограниченное представление детей, молодежи, взрослых о потенциале спорта, естественно, отражается на тех целях, которые они ставят перед собой в ходе занятий спортом. Большинство занимающихся спортом ограничивают свои цели и задачи стремлением сохранить и укрепить свое здоровье, стать более физически развитыми. Значительно реже ставится задача использовать эти занятия для формирования и развития духовных (нравственных, эстетических, творческих, интеллектуальных и других) качеств и способностей, общения с другими людьми и с природой и т.п. Такая заниженная оценка возможностей спорта не только существенно препятствует полноценной реализации его гуманистического культурного потенциала, но является одним из главных факторов, определяющих пассивное отношение людей к этой важной области культуры.

Значительные барьеры на пути полного использования гуманистического культурного потенциала спорта связаны с весьма существенными недостатками в подготовленности специалистов. Об этом свидетельствуют и результаты проведенного в рамках международного исследования "Олимпийское и спортивно-гуманистическое воспитание детей и молодежи" опроса 400 преподавателей физического воспитания вузов страны (Алма-Атинского архитектурно-строительного института, Донецкого медицинского института, Кишеневского и Харьковского университетов и др.), студентов последнего курса 6 институтов физкультуры (т.е. будущих специалистов в области физического воспитания и спорта) и тренеров юных спортсменов.

Опрос преподавателей физического воспитания и тренеров показал, в частности, что они считают себя слабо подготовленными к работе по формированию и совершенствованию у своих учеников гуманистически ориентированного ценностного отношения к спорту: по разъяснению им всего спектра гуманистических ценностей, связанных с этим видом деятельности, и формированию у них ориентации на эти ценности. В частности, большинство респондентов указало на недостаток (или даже полное отсутствие) у них знаний о культурном потенциале спорта и путях его реализации в современных условиях, о влиянии спорта на интеллектуальные и другие духовные способности человека, об экологических аспектах занятий спортом, о том, как научить спортсменов видеть и понимать красоту спорта, действовать по "законам красоты" в ходе тренировок и соревнований и т.д

Правильность этой субъективной оценки специалистами в области физической культуры и спорта их подготовленности к работе по формированию и совершенствованию у своих учеников адекватного гуманистическим принципам ценностного отношения к спорту подтверждают многие факты, выявленные в ходе опроса этих специалистов. Многие из них недооценивают гуманистический, социально-культурный потенциал занятий и спортом. Так, лишь половина опрошенных тренеров полагает, что она основе этих занятий можно добиться гармоничного развития человека, а меньше половины –, что таким путем можно развить эстетические и интеллектуальные способности, повысить уровень культуры. К числу важных средство формирования и развития эстетической культуры личности все опрошенные тренеры отнесли просмотр фильмов и спектаклей, но только 52% – занятия спортом и наблюдение за спортивными соревнованиями. По мнению 73%, не все виды спорта могут позитивно воздействовать на эстетические способности и эстетическую культуру человека.. Лишь 28% признает возможность нравственного совершенствования на основе активных занятий спортом.

В связи с этим у многих специалистов отсутствует ярко выраженная ориентация на целый ряд социально-культурных ценностей, связанных с занятиями спортом. В основном их интересует влияние этих занятий на спортивные достижения, иногда также на здоровье и физическое развитие своих учеников. Лишь небольшую часть специалистов волнует воздействие тренировок и соревнований на личность и культуру занимающихся. При просмотре спортивных соревнований (по телевидению или на стадионе) большинство специалистов интересуют главным образом результаты этих соревнований. Часть из них, хотя и небольшую (6%), особенно интересуют драки, споры спортсменов друг с другом или с судьей. Лишь немного больше половины (56%) респондентов глубоко возмущает "выяснение отношений" спортсменов друг с другом во время спортивных поединков. Мало их интересует также олимпийское движение, его цели и задачи, идеалы и ценности олимпизма, связь спорта с искусством, отображение спорта в живописи и фотографиях и т.п. Показательна и оценка, которую опрошенные преподаватели физического воспитания и тренеры дали поведению спортсменов в тех или иных ситуациях. При ответе на вопрос, какова будет их реакция на действия воспитанника, который во время соревнования добивается успеха, нарушая правила спортивной этики, 16% преподавателей ответили, что они не собираются каким-либо образом реагировать на это, а 24% затруднились дать ответ. Более одной трети тренеров заявили, что основной акцент они сделают на успех спортсмена, а не на нарушение им правил спортивной этики. С точки зрения 16% преподавателей и 25% тренеров, на грубую и нечестную игру соперников команда должна отвечать тем же. 5% преподавателей и 50% тренеров полагает, что спортсмен может притворяться, симулировать травму, нарушать правила, если это способствует победе. При ответе на вопрос о том, какие черты известных спортсменов (олимпийцев) наиболее привлекательны для них, 70% преподавателей и 83% тренеров указали на способность показывать высокие спортивные результаты, профессиональное мастерство. Лишь 36% преподавателей и 66% тренеров отметили высокую нравственность и культуру поведения спортсмена, а 44% преподавателей и 30% тренеров – разностороннее и гармоничное развитие его личности.



Эти данные коррелируется с результатами других исследователей. Многие из них [см. Визитей, 1982; Вишневский, 1987; Момот, 1987; Решетень, Барвинова, 198; Филиппова, Файбишевич, 1991] отмечают низкий общекультурный уровень специалистов в области спорта, а также их слабую подготовленность к проведению работы по формированию эстетической, нравственной, экологической, коммуникативной культуры у своих воспитанников. Проведенный Винник [1989] опрос участников командного чемпионата СССР по настольному теннису (70 спортсменов) и 25 тренеров, в том числе всех тренеров сборных команд СССР, показал, что интересы не только спортсменов, но и тренеров, как правило, замыкаются на индивидуальном пассивном потреблении культуры, внимание в основном привлекают спортивные события и развлекательные передачи, в том время как интерес к проблемам науки и техники, литературы и искусства довольно низок [с. 86-87].

Косяк и Сластенин на основе опроса будущих и работающих учителей физкультуры, а также преподавателей физического воспитания ряда вузов, пришли к выводу о крайне слабой их эстетической подготовленности и низком общекультурном уровне. По данным, которые получил Косяк [1990], лишь 5% респондентов имеют сравнительно высокий уровень эстетической эрудиции в области общих вопросов искусства и эстетики, эстетики спорта, литературы, музыки, изобразительного искусства, кино и театра, 23% – средний уровень, а 63% – начальный (поверхностный) [с. 76]. Особенно тревожным является слабая подготовленность (будущих) специалистов в области физической культуры и спорта в вопросах эстетики спорта. Даже на вопрос о сходстве спорта с искусством не смогли ответить 30% респондентов, а 20% дали неправильные ответы. На вопрос о том, чем существенно отличаются друг от друга спорт и искусство, не смогли ответить 38% и дали неправильный ответ 30% [с. 82]. По данным Сластенина [1976], 63,3% опрошенных им выпускников педагогических вузов – будущих учителей физкультуры – поверхностно знают русское классическое, западноевропейское и современное изобразительное искусство. В опросе, который провел Косяк, [1990] таковых оказалось 78% [с. 100]. Исследование Головина и Никитиной [1989] показало, что тренеры детско-юношеских спортивных школ, школ олимпийского резерва, высшего спортивного мастерства, спортивных обществ практически не оказывают содействие спортсменам в самовоспитании и не обладают теми знаниями и умениями., которые необходимы для проведения такой работы. Они не могут дать спортсменам информацию о том, с какой литературой по самовоспитанию им следует ознакомиться, рассказать о процессе и организации самовоспитания, его средствах, методах и формах (индекс умения информировать спортсменов по вопросам самовоспитания равен 0,019). Тренеры затрудняются составить программу самовоспитания спортсмена в постановке целей и их конкретизации, в определении возможных сроков достижения поставленных целей (индекс умения оказать помощь спортсмену в составлении программы равен 0,050), и т.д. [с. 95-96].

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что по крайней мере значительная часть специалистов в области физической культуры и спорта, а также будущих специалистов этой сферы, и по своим знаниям и по своей ориентации слабо подготовлена к тому, чтобы в полной мере и максимально эффективно использовать социально-культурный гуманистический потенциал спорта.

Этому препятствуют и те педагогические принципы, на которых построена сложившаяся система работы с населением в области спорта: вся активность обычно исходит лишь от педагога (преподавателя, тренера, организатора), а ученики выступают как пассивный объект их педагогического воздействия; не учитываются в полной мере индивидуальные личностные особенности тех, на кого направлено данное воздействие и т.д. Эти принципы не позволяют в полной мере осуществить гуманистическое воздействие на личность и являются весьма существенными социальными барьерами на пути полной и эффективной реализации гуманистического потенциала спорта.

Немаловажное значение имеет и тот факт, что формы работы, сложившиеся в рамках современной социально-педагогической системы, предполагают активное включение человека либо в занятия спортом, либо в какие-то виды духовной деятельности – искусство (занятия музыкой, живописью и т.п.), науку, техническое творчество и т.д. Вследствие этого спортивная деятельность, искусство и другие виды духовно-творческой деятельности, способные органично дополнить друг друга в системе социально-педагогического воздействия на человека, оказываются оторванными, изолированными друг от друга [подр. см. Столяров, 1993; Столяров, Самусенкова, 1996 а и др.].

Огромную роль в той или иной ориентации субъектов спортивной деятельности имеют средства массовой информации. Это подробно обосновано, в частности, в «Декларации по фундаментальным принципам относительно вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в защиту прав человека, осуждение расизма, апартеида и подстрекательство к новой войне» [Declaration, 1978], которая была принята 22 ноября 1978 г. на 20-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в Париже, и в специальном бюллетене «Спорт – это коммуникация» 11-го Олимпийского конгресса в Баден-Бадене [Bulletin, 1981]. Вот почему роль средств массовой информации в развитии спорта и олимпийского движения специально обсуждалась и на юбилейном Олимпийском конгрессе в Париже [см. Centennial Olympic Congress..., 1994, pp. 337-402.

Средства массовой информации осуществляют массовую коммуникацию – один из важнейших видов социального общения, под воздействием которого у человека формируются определенные знания и стереотипы поведения, ему прививается система ценностей, задаются нормативы поступков. Эти средства обладают широким диапазоном педагогического и психологического воздействия на людей: от простого ознакомления и обучения до убеждения. От направления, содержания, объема и качества продукции средств массовой информации во многом зависят структура и содержание общественного мнения о спорте, характер и степень ценностного отношения к нему. Общий подход средств массовой информации к освещению соревнований, акценты на те или иные моменты, соответствующие комментарии и разъяснения и т.д. формируют ценностные ориентации, стереотипы поведения спортсменов, тренеров, организаторов международных спортивных соревнований. Важно учитывать, что огромная масса людей приобщается к спорту в качестве зрителей только через посредство средств массовой информации – радио, телевидение, газеты, журналы. И последние оказываются теми «очками», которые определяют не только то, что эти люди видят в спорте, но и то, что они хотят увидеть.

К сожалению, как отмечают Виноградов [1990], Пац-Помарнацкий и Седов [1982], Седов [1985], Kaniuk [1973], Kirsh и Preising [1984], Mcgregor [1989], McIntosh, 1984 b; Smith [1976], а также другие исследователи и общественные деятели, в настоящее время средства массовой информации содействуют не столько гуманистической, сколько антигуманной ориентации субъектов спортивного действия. Основное внимание в средствах массовой информации уделяется лишь спорту высших достижений, а в рамках последнего – результатам спортивных соревнований, и нередко дается такое освещение спортивных событий, что это не содействует формированию и развитию гуманистической ориентации у читателей и зрителей.

Вот что по данному вопросу писал, например, Жак Маршан, спортивный журналист из Франции: «На журналистах лежит часть ответственности за рост насилия в спорте. Следует, однако, проводить различие между прессой и журналистами. Будем реалистами: пресса – это не филантропическая организация. Средства массовой коммуникации, как письменной, так и аудио-визуальной, занимаются, в конечном счете, коммерческой деятельностью, сбытом товара. Поэтому они подчинены всем правилам рыночной конкуренции. Даже если радио и телевидение подчинены государственным органам, они все же не свободны от законов рынка, потому что вынуждены конкурировать в борьбе за аудиторию. А когда речь идет о сбыте товара, мы обязаны удовлетворять клиента, оберегать его, обязаны потакать читателям, слушателям, зрителям. Именно поэтому пресса стимулирует местный, региональный и, конечно, национальный шовинизм, тем самым автоматически способствуя насилию.

Пресса потакает публике, укрывая факты, маскируя техническую слабость проигравшей команды, возлагая вину за поражение на судью или на грубость противника. Она изображает тех, кого мы любим, героями, когда они побеждают, и жертвами, когда они проигрывают. Такой подход, на котором строятся ежедневные газетные и телевизионные мелодрамы, слишком соответствует человеческой природе. А отсюда автоматически следует, что»мы» никогда не виновны в поражении: виноват всегда противник или судья. Журналист оказывается в ловушке: он считает себя обязанным защищать ту команду, от которой зависит тираж его газеты, число зрителей и слушателей. Никто, конечно, не обязывает журналиста так поступать; но когда он поступает иначе, у него начинаются неприятности. Во-первых, неприятности со спортсменами, которые не желают иметь с ним дела, со спортивными деятелями, которые осыпают его упреками, а то и захлопывают перед ним дверь, отрезая его от источников информации. Во-вторых, неприятности с болельщиками, которые протестуют, а иногда и оскорбляют журналиста, который думает и видит ситуацию не так, как они» [цит. по: Певцевич, 1983, с. 23].

McIntosh [1986 b], а также Kirsh и Preising [1984] свои доклады на международном конгрессе в Хельсинки в 1982 г. «Спорт и международное взаимопонимание» специально посвятили вопросу о влиянии средств массовой информации, освещающих спортивные события, на международное взаимопонимание. В них убедительно показано, что «информация о спорте нередко передается таким образом, что средства массовой информации скорее препятствуют международному взаимопониманию, чем ему способствуют» [Kirsh, Preising, 1984, p. 285]. Smith [1976] на основе проведенного им анализа функционирования средств массовой информации, освещающих спорт, в Канаде делает вывод о том, что спортивные журналисты не столько выполняют свои социально-служебные роли, сколько стремятся удовлетворить потребности «спортивных покровителей», организаторов спортивных соревнований, спортивных руководителей.

Во многом именно под влиянием средств массовой информации складываются и отмеченные выше стереотипы общественного сознания – представление о том, что вся ценность занятий спортом сводится лишь к их воздействию на здоровье и физическое развитие человека, мнение о негативном влиянии спорта на духовную культуру людей, укоренившийся в общественном сознании образ "пана-спортсмена" (физически крепкого, здорового человека с накачанными в результате занятий физическими упражнениями мышцами, но с ограниченным интеллектом, узким культурным кругозором и т.д.), представление о неизбежности разрыва между физическим и духовным развитием человека, о невозможности достижения высоких результатов в различных видах деятельности и др.

Акцент чаще всего они делают лишь на оздоровительном эффекте занятий спортом, на их роли в физическом совершенствовании. Упускается из виду их огромный духовный потенциал. Редко пропагандируется возможность позитивного влияния спорта на личность человека, на его культуру, либо это делается абстрактно и неубедительно. Часто внимание концентрируется на нарушениях нравственных норм спортсменами. Средства массовой информации практически не знакомят читателей, слушателей, зрителей с такими спортсменами, которые демонстрируют высокий уровень не только спортивного мастерства и физического совершенства, но и духовной культуры, добиваются высоких результатов как в спорте, так и в искусстве, в других видах творческой деятельности.

Существенное влияние на систему ценностных ориентаций организаторов спортивных соревнований, тренеров и спортсменов оказывает позиция государственных деятелей, определяющих общее направление, стратегию социальной политики, характер ее реализации в различных сферах общественной жизни, в том числе в области спорта. Это связано не только с авторитетом этих государственных деятелей, с огромными возможностями, которыми они располагают для пропаганды своих идей, взглядов, но и с тем, что, как правило, от них зависит сама возможность и уровень тех или иных социальных контактов (в том числе спортивных), особенно международных, степень их финансового обеспечения и т.д. Многие отмеченные выше факты негативного влияние спорта на межгосударственные отношения связаны именно с желанием государственных деятелей использовать международные спортивные контакты (или их недопущение) в своих узкокорыстных политических или экономических целях.

И вообще в настоящее время наблюдается все более активное стремление различных социальных групп (в том числе реакционных – милитаристских, националистических, шовинистических и т.д.), а также отдельных лиц – политиков, предпринимателей и т.д. – использовать спорт, все больший интерес, проявляемый к нему со стороны миллионов людей, в своих корыстных экономических, политических, идеологических целях.

В этой ситуации полнота и эффективность реализации гуманистических культурных ценностей в спорте и посредством спорта во многом зависит от олимпийского движения. Общепризнанно, что это движение возникло в первую очередь для того, чтобы объединить тех людей, которые учитывают огромный гуманистический, социально-культурный потенциал спорта, направляют свои усилия на развитие спорта как важного элемента человеческой культуры, на максимально полную реализацию в спорте и посредством спорта общечеловеческих гуманистических идеалов и ценностей и предотвращение возможности его использования в антигуманных целях.

При оценке деятельности современного олимпийского движения с этой точки зрения выясняется весьма противоречивая картина.

С одной стороны, в рамках этого движения предпринимались и предпринимаются определенные шаги, направленные на повышение роли спорта в укреплении мира и международного взаимопонимания, в реализации других гуманистических культурных ценностей. Немалую роль в этом отношении играл и играет Международный олимпийский комитет. Например, в последнее время по его инициативе активизировалась работа по олимпийскому образованию детей и молодежи, усилена борьба с допингом, с применением медикаментозных средств, наносящих вред здоровью спортсменов. Активизировалась деятельность в этих направлениях национальных олимпийских комитетов, а также их всемирной организации (АНОК) и континентальных объединений НОКов [см. Khotochkin, 1985].

Произошли некоторые организационные изменения и в самом МОК. Значительно обновился и увеличился его состав. Впервые в МОК появились женщины. Увеличилось число постоянных комиссий МОК, причем появились такие, как комиссия атлетов, комиссия по «спорту для всех», комиссия «Апартеид и олимпизм» и др. [см. Ратнер, 1990]. В последние десятилетия МОК сделал важные шаги, направленные на запрещение политической и расовой дискриминации. В частности, он вынес решение о поручении организации Олимпийских игр только тем странам, где гарантируется свободное участие всех олимпийских комитетов. Предпринимаются значительные усилия (прежде всего в рамках программы «Олимпийская солидарность»), направленные на преодоление разрыва между богатыми, развитыми, и развивающимися странами [см. Anthony, 1983; Landry, 1985, pp. 151-153 и др.], на укрепление связи спорта с искусством [см. Столяров В.И., Самусенкова, 1996; Daume, 1981; Samaranch, 1990]. Значительный вклад в усиление гуманистической направленности олимпийского движения вносят НОКи, Международная олимпийская академия и Олимпийские академии, созданные в различных странах, международная организация Специальных Олимпийских игр (для лиц с нарушением интеллекта), Международный Олимпийский центр за мир и культуру (Греция), Олимпийский музей в Лозанне и т.д.

Эти и некоторые другие факты, как отмечает, Родиченко [1996], дают основание для вывода о том, что в рамках олимпийского движения, начиная с 90-х гг. прослеживается тенденция «уменьшения количества противоречий и проблем» и «акцент в оценках ситуации внутри движения все более переходит с негативной на позитивную» [с. 3. 7].

Однако, с нашей точки зрения, это лишь одна сторона, характеризующая отношение олимпийского движения к гуманистическим ценностям, отраженным в идеалах олимпизма. Другая, не менее важная сторона: непоследовательность и некоторая противоречивость политики олимпийского движения в практической реализации (по крайней мере в полном объеме) гуманистического культурного потенциала спорта. На эту сторону дела обращают внимание в своих публикациях Визитей [1988, 1990], Исаев [1996], Кахигал [1983], Петушкова [1988], Сараф [1990], Столяров [1984 в, 1988 д, ж, 1990 б и др], Фромм [1986], Caillat и Brohm [1984], Heinila [1973, 1974, 1982

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22