Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Персонажи: Антонида Ивановна Сермягина




Скачать 493.31 Kb.
страница1/3
Дата26.06.2017
Размер493.31 Kb.
  1   2   3
Сергей Файзрахманов Тел.: 8 919 786 3875 piokson@mail.ru Сейшельские острова Комедия в 2 актах октябрь 2015г. г. Москва ПЕРСОНАЖИ: Антонида Ивановна Сермягина, 40 лет, красивая, статная женщина. Сильная, решительная, привыкшая полагаться на себя. Диоген Павлович Воскресенский, 44 года. Изобретатель-самоучка, самородок, помешан на технике, рассеян, к быту равнодушен и приспособлен плохо. На свой облик не обращает внимания, соответственно, вид имеет запущенный. Валентин Дерюга, 45 лет, крепкий, хозяйственный мужик, напористый, себе на уме. Сосед Сермягиной. Надежда Сироткина, около 50, подруга Антониды, махнувшая на себя рукой и смирившаяся со своим одиночеством, обидчивая, вспыльчивая, но отходчивая. Соседка Диогена. Судья, 50 – 55 лет, невзрачная женщина, уставшая от своей работы, в меру бестактная и циничная. АКТ ПЕРВЫЙ. Сцена 1 Зал суда. Заходят участники процесса: Истец - Антонида Сермягина. Ответчик - Диоген Воскресенский. Два свидетеля – Надежда Сироткина и Валентин Дерюга. Голос за сценой: Встать, суд идет. Все встают, входит судья. СУДЬЯ. Прошу садиться. (Читает) Слушается дело по иску Сермягиной Антониды Ивановны к Воскресенскому (вчитывается в имя) Дио-гену Это имя такое ДИОГЕН. Да, это мое имя! СУДЬЯ (усмехается). Н-да! За что это вас так родители Диоген оставляет вопрос судьи без ответа. СУДЬЯ. Итак, иск Сермягиной Антониды Ивановны к Воскресенскому Диогену Павловичу, о возврате денег, переданных ею на изобретение паровой посудомоечной машины. (После паузы переспрашивает) Паровой посудомойки АНТОНИДА. Да, все правильно! СУДЬЯ. Ну, дела… Сумма иска десять тысяч рублей… АНТОНИДА. Еще за разбитую посуду… СУДЬЯ (продолжает читать). Также Истец требует возмещения ущерба за разбитую посуду в размере 5 тысяч рублей… АНТОНИДА. И моральный вред… СУДЬЯ. Истец, не надо бежать впереди паровоза… А также морального вреда на сумму десять тысяч рублей. ДИОГЕН (вскакивает). Двадцать пять тыщ! Вы чё, с ума посходили! СУДЬЯ. Судя по вашей реакции, Ответчик, с иском вы не согласны ДИОГЕН. Категорически! Я ей ничего не должен! Это поклёп, инсинуация! АНТОНИДА (встает). Че-го! СУДЬЯ. Все успокоились и сели. Мы для этого и собрались, чтобы выяснить, кто прав, а кто виноват. ДИОГЕН. Знаю я, как вы выясняете! СУДЬЯ. Это что за намеки Хотите обвинить суд в необъективности ДИОГЕН (машет рукой). Да чего с вами разговаривать! Все равно засудите! СУДЬЯ. Ответчик, вы бы последили за словами, пока не привлекла вас за неуважение к суду. Итак, Истец, что вы можете сообщить по существу дела АНТОНИДА (встает). Все могу сообщить, как есть… СУДЬЯ (монотонно). Предупреждаю вас об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. АНТОНИДА. Зачем мне врать Мне скрывать нечего, (тычет пальцем в Ответчика) пусть он вертится, как уж на сковородке… СУДЬЯ. Хорошо, переходите к делу. АНТОНИДА. С чего начать СУДЬЯ. Начните сначала. АНТОНИДА. Ага. Я, Сермягина Антонида Ивановна, родилась в семьдесят седьмом году, в деревне Распутица, где проживаю до сих пор… СУДЬЯ. Детство можете пропустить. АНТОНИДА (кивает головой). Пропускаю… Ну, значит, закончила среднюю школу, поехала в город, поступила в ПТУ, хотела на швею выучиться, но через год забеременела … СУДЬЯ. Антонида Ивановна, ваша биография для данного судебного процесса не имеет значения. Еще раз спрашиваю, - что вы можете сообщить суду по существу иска АНТОНИДА (растеряна). Я и так по существу… Парень мой, как узнал, что я беременна, полетел за букетом с шампанским, и… больше я его не видела. В общем, учебу пришлось бросить, родила, осталась одна, с дочкой на руках, – какая учеба Вернулась в деревню, устроилась в интернат прачкой и там отгорбатила почти четверть века… Дочь, слава богу, вырастила, все у нас как у людей было,…в общем, не о чем не жалею… СУДЬЯ (нетерпеливо). Послушайте, Истец, у меня сегодня шесть дел, я не хочу здесь до ночи торчать. У меня, знаете ли, тоже личная жизнь... Давайте ближе к делу. ДИОГЕН. Вот, вот! Ваша честь, сами видите, как с этой полоумной общаться! СУДЬЯ. Ответчик, вам слово не давали! За оскорбление Истца я могу наложить на вас штраф. АНТОНИДА. Сам ты козел! СУДБЯ (повышает голос). Истец, к вам это тоже относится! АНТОНИДА. Чего я-то! Он первый меня обозвал! СУДЬЯ (стучит молотком). Тишина! Истец, переходите, наконец, к делу! АНТОНИДА (с обидой). Да перехожу я. На чем остановилась Сбил меня, Эдик несчастный… СУДЬЯ. Какой Эдик АНТОНИДА (показывает на Диогена). Этот Эдик. СУДЬЯ (обращается к Диогену). Я чего-то не поняла, вы - Эдуард ДИОГЕН (с гордостью). Я – Диоген. АНТОНИДА. Это кличка. Его в деревне Эдисоном дразнят, сокращенно – Эдик. ДИОГЕН (с сарказмом). Дразнят Эдисоном! Эдисон был гением! Это комплимент, а не кличка! Деревня неасфальтированная! АНТОНИДА. Вот, видите, уважаемая судья, он опять оскорбляет! Хмырь косорукий! СУДЬЯ (стучит деревянным молотком). Я вас обоих оштрафую! Это последнее предупреждение! Продолжайте, Истец. АНТОНИДА. Ага, продолжаю. Значит, двадцать пять лет при интернате прачкой, все руками, - трешь-мнешь, кипятишь…Полоскать – на речку. Ладно, летом, а зимой – вода ледяная, - наполощешься так, что суставы выворачивает! Все руки покончала, - красные, опухшие, смотреть было страшно. Мужики стороной обходили… СУДЬЯ. Сермягина, переходите к своей посудомоечной машине. АНТОНИДА. Я к ней и веду! Два года назад в интернат, наконец, провели водопровод. Семь лет ждали! Сразу поставили стиральную машину. Я, конечно, по-первости, ее побаивалась. Потом освоилась и, знаете, почувствовала себя царицей! Белье положишь, порошка насыпешь, кнопку нажмешь, - все! Красота! Сидишь, отдыхаешь. Курорт, а не работа! Руки в порядок привела, ну и всю себя немного. Мужики замечать стали. Сосед, вон он (пальцем показывает на свидетеля Валентина) даже, типа, замуж позвал… Сцена 2 Реконструкция событий до суда. Улица. Валентин, опершись на забор, кого-то поджидает. Появляется Антонида. ВАЛЕНТИН. О, Антонида! Поди-ка сюда! АНТОНИДА. Чего тебе ВАЛЕНТИН. Да подойди, не бойся, не кусаюсь. АНТОНИДА (подходит). Я и не боюсь! Я могу и по зубам съездить. ВАЛЕНТИН (примиряюще). Знаю, знаю. Ты - баба самостоятельная. Нравишься ты мне, Тоня! АНТОНИДА. Упасть, не встать! Шишнадцать лет не нравилась, а тут понравилась! Говори, чего надо ВАЛЕНТИН. Да нет, честно, ты как-то похорошела. АНТОНИДА (кокетливо). Какая была, такая и есть. ВАЛЕНТИН. Нет! Раньше смотреть было не на что, а сейчас - глаз не оторвать, смотрел бы и смотрел. АНТОНИДА (польщена). Смотри, не жалко, за просмотр денег не берем. ВАЛЕНТИН. А пощупать АНТОНИДА. А в лоб! ВАЛЕНТИН. Прямо расцвела! Часом, не влюбилась АНТОНИДА. Ага, втрескалась по уши! ВАЛЕНТИН (становиться серьезным). Че, серьезно АНТОНИДА. С любовью не шутят! ВАЛЕНТИН. В кого! АНТОНИДА. В себя, в кого еще. Мужики-то нормальные вывелись, одни ханурики, да тунеядцы. ВАЛЕНТИН (улыбается). Точно, вывелись. Я последний нормальный остался. АНТОНИДА. Ты Ну, не знаю. Я тебя с этой стороны, как-то не рассматривала. ВАЛЕНТИН. А ты присмотрись. АНТОНИДА. Ладно, некогда мне тут с тобой балаболить. Говори, чего хотел. ВАЛЕНТИН (серьезно). Хочешь разбогатеть АНТОНИДА. Кто ж не хочет. ВАЛЕНТИН. Могу помочь. Есть у меня одна затея. АНТОНИДА. Какая ВАЛЕНТИН (оглядывается по сторонам). Клянись, что не растрезвонишь! АНТОНИДА. Может, тебе еще под письку дать… о неразглашении ВАЛЕНТИН. Шутишь, а дело серьезное, тишина нужна, – зачем нам конкуренты! АНТОНИДА. Короче, мне твои тайны не нужны. Хочешь – рассказывай, не хочешь – я пошла. (Уходит) ВАЛЕНТИН. Да, стой ты! Ладно, слушай. Хочу страусов разводить. АНТОНИДА. Кого! ВАЛЕНТИН. Африканских страусов! АНТОНИДА. У тебя все дома Посмотри, где Африка, и где мы. Какие страусы! ВАЛЕНТИН. Я тоже так думал, пока своими глазами не увидел. Ездил в гости к сыну на Алтай, там один мужик уже пять лет их разводит. Начинал с двух, теперь у него целый табун! Высокие, глазастые… АНТОНИДА. И чего с ними делать ВАЛЕНТИН. Как чего! Страусиное яйцо заменяет десять куриных. С одного страуса мяса больше, чем с барана, и цена выше. Рестораны с руками оторвут. Кожа вообще золотая, одна шкура - 2 000 баксов! За перьями модницы в очередь стоят. Экстремалы на страусах верхом ездят, бега устраивают. Золотое дно! Деньги лопатой можно грести! Просекаешь АНТОНИДА. Ну, не знаю. ВАЛЕНТИН. Не веришь! АНТОНИДА. Да мне какое дело! Разводи кого хочешь. От меня-то чего надо ВАЛЕНТИН. Смотри: у меня 12 соток… АНТОНИДА. Из которых две у меня отхапал. ВАЛЕНТИН. Сейчас не об этом. У тебя 8 соток… АНТОНИДА. Плюс две, которые ты оттяпал, - всего 10. ВАЛЕНТИН (морщится с досадой). Подожди… Страусы – птицы крупные, им простор нужен. На моих двенадцати тесновато будет… АНТОНИДА. На твоих десяти… ВАЛЕНТИН. Ну, что ты все о своем, ты дослушай! Так вот, для разведения площадь большая нужна. Вот если б ты мне свой участок в аренду сдала, стало бы 20 соток - другой разговор! АНТОНИДА. Щас! Разбежалась! А где я картошку садить буду ВАЛЕНТИН. Какую картошку! Я за аренду столько заплачу, что купишь, сколько захочешь и картошки, и ананасов в шампанском! АНТОНИДА (с недоверием). Ой, не знаю, что-то слишком мягко стелешь. Обманешь же. ВАЛЕНТИН. Не доверяешь! Правильно! Молодец, Анна! Уважаю! В этой жизни никому верить нельзя, кроме себя! И то не всегда. Хорошо. Предлагаю стать партнерами. Но тогда риски, затраты, прибыль - все пополам. Я прикинул, для начала лимон нужен. АНТОНИДА. То есть с меня пол лимона! Охренел ты, что ли! Где я столько возьму ВАЛЕНТИН. Кредит возьми. АНТОНИДА. Ага, потом твои страусы сдохнут, а я на улицу ВАЛЕНТИН. Согласен, риск есть. Ладно, есть другое предложение, - давай поженимся, у супругов по закону все пополам, если прогорим, без жилья не останешься. АНТОНИДА. Ты, это предложение мне делаешь ВАЛЕНТИН. Ну, типа, да. Сцена 3 Зал суда. Продолжение заседания. АНТОНИДА. Вот так, первый раз в жизни замуж позвали. СУДЬЯ (закатывает глаза). О, господи! Сермягина, давайте уже ближе к сути... АНТОНИДА. Почти подошла... В общем, со стиралкой появилось у меня свободное время. Стала книжки читать. Мне особенно исторические нравятся, и про любовь…у самой-то ничего такого не было, так хоть узнать, как у людей бывает… СУДЬЯ. Вы что, издеваетесь! АНТОНИДА. Нет, я правду говорю… СУДЬЯ (теряет терпение). Вы зачем в суд пришли АНТОНИДА (испуганно). Как, зачем Чтоб деньги вернуть. СУДЬЯ. Какие деньги АНТОНИДА. Свои, которые я Эдику…то есть, обвиняемому дала… СУДЬЯ. Он не обвиняемый, а ответчик… АНТОНИДА. Ну да, ответчику… СУДЬЯ. Деньги для чего дали АНТОНИДА. Сэкономить решила, он обещал посудомойку подешевле сделать. СУДЬЯ. И вы поверили АНТОНИДА. Да….так-то он мужчина положительный, со странностями, конечно, но у всех свои тараканы… и в технике разбирается… СУДЬЯ. Хорошо, деньги сами отдали АНТОНИДА. Сама… СУДЬЯ. Добровольно АНТОНИДА. Ну, да. СУДЬЯ. Теперь хотите, чтобы он деньги вернул, так АНТОНИДА. Так. СУДЬЯ. Вот и рассказывайте, почему сначала дали, а теперь вернуть хотите. АНТОНИДА. Да, потому что я эти деньги два года копила на посудомойку. Стиралка-то у меня уже есть, хоть и на работе, но я пользуюсь, не запрещают, вот и решила посудомойку приобрести. Чем мы деревенские хуже городских Почему им можно, а нам нет! Уже в город собралась, сидела на остановке, автобус ждала…и дернул же черт этого…ответчика, мимо пройти! Вернее, пробежать… Сцена 4 Реконструкция событий до суда. Автобусная остановка. Антонида сидит на лавочке в ожидании автобуса. Подбегает Диоген, завидев Антониду, останавливается, восстанавливает дыхание. ДИОГЕН (задыхаясь). Фф-у-у…Привет, Антонида! АНТОНИДА. От собак бежишь ДИОГЕН (тяжело дыша, держится за сердце). Не, это…решил маленько спортом заняться, сейчас модно от инфаркта бегать. АНТОНИДА (насмешливо). Так чего встал, беги дальше, а то догонит. ДИОГЕН. Уф-ф, кажется, уже догнал…надо отдышаться, можно рядом присесть АНТОНИДА. Садись, места бесплатные. Что-то рановато за сердечко хвататься стал. Ты же, вроде, не пьющий ДИОГЕН (садится рядом с Антонидой). Мне нельзя. Мозг изобретателя всегда должен быть трезв и ясен. АНТОНИДА. Значит, психуешь много, изобретатель. Валерьяночки попей, пустырничка. Хотя, чего тебе психовать, ты же вольный казак, - ни жены, ни детей. Никто за штаны не дергает, - папка, дай на мороженое! Свободен, как таракан! Хочешь – на диване валяешься, хочешь – от инфаркта бегаешь. Красота! ДИОГЕН. Да, не жалуюсь. Сама-то как АННА. Ничего. Пока не окочурилась. ДИОГЕН (приглядывается к Анне). А ты похорошела. АНТОНИДА. Ага, цвету и пахну, с годами все краше, к пенсии вообще красоткой стану. ДИОГЕН. Правда, не узнать. Давно тебя не видел. АНТОНИДА. Давно Ну, ты даешь! Вчера в магазине чуть лбами не стукнулись. ДИОГЕН. Вчера Я вчера в магазин не ходил. АНТОНИДА. Значит, твой брат-близнец был. ДИОГЕН. Нет у меня близ…шутишь АНТОНИДА. Ну, ты даешь! Я еще с тобой поздоровалась, а ты сквозь меня посмотрел и вышел. ДИОГЕН (озадачен). Точно я был АНТОНИДА. Я пока с ума не сошла, в отличие от некоторых, (тычет пальцем в Диогена) - не буду пальцем показывать. Не веришь, спроси у Зинки-продавщицы. ДИОГЕН. Хоть убей, не помню. Ну, прости. Со мной бывает – иногда непроизвольно выпадаю из реальности, ухожу в прострацию. АНТОНИДА. Куда ДИОГЕН (неопределенно машет над головой). В прострацию! Это как медитация. АНТОНИДА. Чего ДИОГЕН. Ну, это процесс, при котором мысли замирают, а сознание погружается, я бы сказал, в состояние перманентного творческого озарения и созерцания. АНТОНИДА. Ты - точно ненормальный. ДИОГЕН (вздыхает). Сейчас, попробую проще сказать... АНТОНИДА. Да, ладно, не мучайся. Мне твоя мутация, как корове каблуки. Где же автобус ДИОГЕН. Медитация, а не мутация…Ты не понимаешь. Творческое озарение, это…это счастье! АНТОНИДА. Счастье – это когда ничего не болит и дети голодными глазами не смотрят. Уж поверь! ДИОГЕН. Это так, но ты говоришь о земном, а я (показывает вверх) о высшем. АНТОНИДА. Ты где живешь – на земле, вот и думай о земном. ДИОГЕН. Но над головой небо. АНТОНИДА. Вот когда туда попадешь, тогда и будешь о небесном переживать. В общем, живи по обстоятельствам. ДИОГЕН. Ты не понимаешь. Без творчества нельзя, иначе в животное превратишься. АНТОНИДА. Вона! Значит, я, по-твоему, животное ДИОГЕН (опешил). Ты! Нет! АНТОНИДА. А чего нет В театрах не играю, ничего не сочиняю, не изобретаю. Живу, как жизнь заставит. Выходит, превращаюсь в скотину ДИОГЕН (не знает, что ответить). Ну, зачем ты так. Я, вообще-то, тебя не имел в виду… АНТОНИДА. Чем я отличаюсь Все живут, как могут. Все пашут. А творчество – от безделья, когда заняться не чем. Тебе, бобылю, делать нечего, вот сиди, да твори. ДИОГЕН. Я и творю… АНТОНИДА. Правильно, я и говорю! А у кого семеро по лавкам, те про творчество не рассуждают, а пашут с утра до зари, - ни вздохнуть, не пукнуть. Расскажи им про медитацию и послушай, куда пошлют! ДИОГЕН. Ладно, это длинный разговор…В город-то по какой нужде собралась АНТОНИДА. Ты как узнал, что я в город ДИОГЕН. Догадался, - кофта модная, губы накрасила, ногти… АНТОНИДА (кокетливо пожимает плечами). Я всегда такая. ДИОГЕН. Нет, ты изменилась. Прямо расцвела! Куда мужики смотрят! АНТОНИДА (польщена). О, еще один прозрел! ДИОГЕН. Кто еще АНТОНИДА. На меня многие оглядываются. Вон Валька вообще замуж зовет. ДИОГЕН. Замуж, Валька Какая Валька АНТОНИДА. Сосед мой, Валентин. ДИОГЕН. А-а-а! Я уж черт знает, что подумал... АНТОНИДА (крутит палец у виска). Совсем того! ДИОГЕН. Ну, а ты что АНТОНИДА. Тебе-то какое дело ДИОГЕН. Да, так спросил, для поддержки разговора. АНТОНИДА (вздыхает). Думаю... Вот ты бы чего посоветовал ДИОГЕН. Не знаю, я в таких делах пенек. А чего тебе, плохо одной Я живу один и радуюсь. АНТОНИДА. Мужикам проще. А бабе опора нужна, чтоб можно было прислониться, дух перевести… и снова в бой. ДИОГЕН. Какой бой, ты же не на войне. АНТОНИДА. А где же я Вся жизнь – война за выживание. Куда автобус пропал Давно уж должен быть. ДИОГЕН (улыбается). Боец в губной помаде. АНТОНИДА. Да, помада, маникюрчик! Раньше была, как белье застиранное, а теперь вот – кофта новая и туфельки. И всегда такая буду! ДИОГЕН. С чего такие перемены АНТОНИДА. С того, что открытие сделала – когда живешь для других, никто тебя не ценит, а когда для себя, все тобой интересуются. Короче, полюби себя и толпа обернется. ДИОГЕН. Ну, не знаю… АНТОНИДА. Точно говорю, проверено на практике. Жить надо для себя! Вот я – всю жизнь ишачила, дочь подняла, - никто ни разу не помог, а в ответ - ни грамма благодарности! Только слышу, - мать надо то, надо се, мать вынь, да положь. Хоть бы раз спросила, - мама, может, чем помочь Не дождешься! Только о себе и о своем. Я раньше психовала, а потом поняла, - время такое, все так живут. И правильно! Я теперь, как все – живу для себя. Дочь звонит, - мама, выручай. Нет, - говорю, - не имею возможности. Обиделась. А мне плевать! Сейчас поеду посудомойку себе куплю, потом пылесос моющий, телик большой, собаку заведу. Заживу, как английская королева. И никто мне больше не нужен… ДИОГЕН. Так ты в город за посудомойкой поехала АНТОНИДА. Да! У меня первой в деревне посудомойка будет. Слушай, ты же в технике разбираешься. Подскажи, какую марку взять Чтоб понадежнее. ДИОГЕН. Понадежнее Любую. Все равно деньги на ветер. АНТОНИДА. Почему это ДИОГЕН. Потому, что все современные бытовые приборы - утиль. АНТОНИДА. Ты не понял, я новую хочу купить. ДИОГЕН. Все новое – уже утиль. АНТОНИДА. Да, как так ДИОГЕН. Вот так! Глобализация! Сговор мировых производителей. Чем быстрее товар выходит из строя, тем чаще народ его покупает, тем выше у них прибыль. Капитализм! Вон у меня швейная машинка стоит «Зингер», 1921 года выпуска, до сих пор работает! Вот это качество! Сейчас такого нет, забудь! АНТОНИДА (расстроена). Спасибо, посоветовал. ДИОГЕН. Кому другому бы не сказал, а ты женщина умная, должна понять. АНТОНИДА. Они же гарантию дают ДИОГЕН. На один год. А ровно через год отнесешь ее на свалку. Готова каждый год по двадцать тысяч за посудомойку выкладывать АНТОНИДА. Не готова. ДИОГЕН. То-то и оно! И это не все. Мало купить, ее же содержать надо. За электричество плати, а оно каждый год дорожает. Таблетки купи, а покупать придется только дорогие, потому что от дешевых она из строя выйдет, а пачка хороших, как спортивные штаны стоит. Так штаны три года проносишь, а пачки на месяц едва хватит! Еще всякие антинакипины, фильтры, - вода-то у нас не очень. В общем, останешься без штанов! А если сломается, а она точно сломается, чинить некому, мастеров в деревне нет, повезешь в город – опять растраты. АНТОНИДА. Ты же у нас мастер. ДИОГЕН. Нет, я таким дерьмом не занимаюсь – бессмысленное и неблагодарное занятие. Современные приборы устроены так: один раз сломался – выкидывай, чинить бесполезно. АНТОНИДА. Но, люди же покупают. ДИОГЕН. Покупают, выкидывают, опять копят, экономят, недоедают, во всем себе отказывают, и снова, как бараны, бегут в магазины за очередным барахлом! Ума-то нет! Все от необразованности. АНТОНИДА (вздыхает). Два года откладывала. Расстроил ты меня, Эдисон несчастный! ДИОГЕН. Се ля ви, - как говорят французы, - смотри правде в глаза! АНТОНИДА (встает). Где этот автобус хренов! Так чего делать-то! Отказаться ДИОГЕН. Не знаю, решай сама. АНТОНИДА. Не хочется деньги профукать! ДИОГЕН. Ну, я дальше побежал…(бежит на месте, останавливается, после паузы продолжает) Вообще-то могу помочь. АНТОНИДА. Чем ДИОГЕН. Есть у меня один отложенный проект, практически готовый, осталось только воплотить в форме. АНТОНИДА. Говори яснее. ДИОГЕН (вдохновенно). П-П-М - 1! Паровая посудомоечная машина! У меня этот проект итальянцы хотели купить, - отказал! Сам соберу, запатентую и буду продавать по всему миру. Олигархом стану. (Через паузу) Эх, была, не была! Везучая ты, Антонида! Так и быть - соберу ее для тебя! АНТОНИДА. За дуру меня держишь ДИОГЕН. Я же говорю, - итальянцы умоляли продать! Итальянцы не дураки! АНТОНИДА. Значит, им отказал, а мне просто так подаришь ДИОГЕН. Не просто так. Тысяч десять на детали понадобятся. АНТОНИДА. И че, за десять тысяч соберешь посудомойку ДИОГЕН. Не просто посудомойку, а паровую! АНТОНИДА. Первый раз о такой слышу. ДИОГЕН. Естественно! Я же говорю – ППМ 1 – Первая Паровая Посудомоечная машина! Такой ни у кого нет, это мое ноу-хау! АНТОНИДА. Не знаю я… ДИОГЕН. Сейчас объясню! Пар – наше будущее! Чистая диалектика, закон «Отрицание отрицания». Развитие техники началось с пара и сейчас, в эпоху истощения природных ресурсов, человечество снова обратиться к пару. Моя ППМ, это - бомба, настоящий прорыв в бытовой технике! Суди сама: во-первых, экономия - никакого электричества, работать будет на дровах, на одной полешке гору посуды перемоешь, во-вторых - небывалая надежность и долговечность! Дам пожизненную гарантию! Еще твоим внукам останется! И, в-третьих, абсолютная экологичность! Защита природы – важнейшая задача 21-го века! Думай, Антонида, дважды предлагать не буду. Сцена 5 Зал суда. Продолжение заседания. АНТОНИДА. В общем, так красиво напел, что никуда я не поехала, а как последняя лохуша, развесила уши и отдала ему десять тысяч рублей на три месяца. СУДЬЯ. Которые теперь требуете обратно АНТОНИДА. Разумеется! СУДЬЯ. Наконец-то, доползли до сути! Хорошо, Сермягина, садитесь. Вот теперь, Ответчик, можете высказать все, что думаете по поводу предъявленного Вам иска. ДИОГЕН (встает). Я могу сказать только одно – по утверждениям ученых, нефть на земле заканчивается, поэтому паровая энергия – это наше будущее! И моя ППМ 1, паровая посудомоечная машина, как раз разработана в русле концепции создания перспективных, энергосберегающих и экологически безвредных технических устройств! Да, она была далека от совершенства, требовала доработки, надо же понимать, это был опытный образец! Но с блестящими перспективами! Также мною создан опытный образец парового газогенератора, который дает увеличение КПД в два с половиной раза! Доказано опытным путем. Представляете – машина на дровах! Для лесников и лесорубов – это золотое дно! Потрясающая экономия! К этой разработке уже проявили интерес финские и канадские производители лесной спецтехники… ВАЛЕНТИН (громко). Вот заливает! Трепло! ДИОГЕН. Я говорю правду! Более того, у меня в чертежах уже существует целая линейка различных пародвижителей!.. СУДЬЯ. Диоген Петрович, все, что вы рассказываете, крайне интересно, но давайте вернемся к нашим баранам. Вы взяли деньги на изготовление паровой посудомоечной машины и обещали создать ее за три месяца ДИОГЕН. Да, обещал. СУДЬЯ. Фантастика! Садитесь, Ответчик. Истец. Антонида встает. СУДЬЯ. Вот смотрю на вас и диву даюсь! Вам сорок лет, и вы позволяете так легко собой манипулировать. Это же очевидное мошенничество! АНТОНИДА. Вообще – то он мужчина технически грамотный, и руки золотые, у кого что сломается, все к нему бегут. Мне пылесос отремонтировал и утюг, до сих пор работают. И, кстати, обещание он сдержал: за три месяца посудомойку собрал, демонстрацию у себя во дворе устроил… СУДЬЯ. Отлично! В чем тогда ваша претензия АННА. Как в чем Посудомойки-то нет, а деньги возвращать он отказывается! СУДЬЯ. Вы же только что сказали, что он вам ее продемонстрировал АННА. Ну, да, показал,… а потом…можно свидетельницу пригласить, я-то не все видела, на меня Диоген упал, а она эту демонстрацию от начала до конца наблюдала. СУДЬЯ. Диоген на вас упал Что это значит АННА. Ну, толкнул, а сам сверху, как бревно навалился. СУДЬЯ. Ничего не понимаю. Зачем АННА. Ну…чтобы…пусть лучше свидетельница расскажет, Сироткина… СУДЬЯ (пожимает плечами). Хорошо. Кто Сироткина Антонида садится, Надежда встает, держит в руке манометр. НАДЕЖДА. Я! СУДЬЯ. Вы можете рассказать, что происходило во дворе Воскресенского НАДЕЖДА. Конечно, могу. Да, все могут, там пол деревни собралось. СУДЬЯ. Хорошо, рассказывайте. НАДЕЖДА. Меня Тоня позвала. У тебя, говорит, есть грязная посуда Бери, пойдем мою посудомойку испытывать. Ну, взяла чешский сервиз, давно без дела стоял, запылился, и пошла. Интересно же, и недалеко. Я с Диогеном через забор живу. В общем, пришли, смотрим: посреди двора стоит, не знаю, как назвать, конструкция – не конструкция, в общем, «буржуйка», на ней бочка ржавая с крышкой, какие-то шланги, ремни, приборы. Где, - спрашиваю, - посудомойка, куда посуду Он пальцем на эту кучу металлолома тычет. Я чуть не упала! Я же посудомойки в магазинах видела, но эта совсем не похожа была. Я уже тогда засомневалась. Шепчу Тоне, - не кажется, что он тебя дурит А у нее самой челюсть отвисла, ничего сказать не может. Диоген нашу посуду в бочку загрузил, крышку завинтил, полешко в печь бросил, дверцу топки закрыл, чего-то подкрутил, смотрим пар пошел, и бочка потихоньку закрутилась. Этот, аж захохотал от радости, - работает, - кричит, - и никакого электричества! Через полчаса получите стерильную посуду! Какие полчаса! Бочка – то сначала еле вращалась, а минут через пятнадцать вдруг раскрутилась, как бешенная, все затряслось, зашипело! Диоген подскочил, на приборы взглянул, да как заорет, - Ложись!!! Тоня ближе всех стояла. Он ее повалил, сам сверху рухнул. В общем, все попадали…(замолкает, на ее лазах наворачиваются слезы) только Боря мой не упал. Тут, ка-а-ак хлопнет!! И ему вот этой хреновиной (трясет манометром) прямо в ухо прилетело! СУДЬЯ. И что! НАДЕЖДА (плачет). Сразу насмерть! СУДЬЯ (ошарашена). Кошмар! Так там человек погиб НАДЕЖДА (испуганно). Человек! Вроде, нет. Я не слышала. СУДЬЯ. Вы сами только что сказали, что погиб какой-то Борис. ДИОГЕН. Борька, это хряк ее! Еще его на меня повесьте! НАДЕЖДА. А на кого мне его повесить! Ты его убил, киллер! СУДЬЯ. Стойте! Борис, это свинья НАДЕЖДА. Ну не собака же! Бедный, как стоял, так и упал, даже не хрюкнул! (Плачет) Такой славный был! А умный какой! (Обращается к Диогену) Ответишь за него, не отвертишься, Мудисон проклятый! СУДЬЯ (бьет молотком по столу). Свидетель, следите за языком! Здесь суд, а не базарная площадь! НАДЕЖДА. А чего я сказала, его все Мудисоном зовут! ДИОГЕН. Э-ди-сон! Великого изобретателя звали Э-ди-сон! НАДЕЖДА. Да плевать мне, как его звали, а ты, гад, ответишь, и за Борьку и за посуду! Чешский сервиз за три тыщи брала! СУДЬЯ. Вы меня до кондрашки доведете. Свидетель, мы здесь рассматриваем иск Сермягиной к Воскресенскому! При чем здесь ваша свинья и сервизы НАДЕЖДА. Как «при чем»! Его же посудомойка моего Борьку убила! ДИОГЕН. Прогресс требует жертв! Это же непреднамеренно! Несчастный случай! СУДЬЯ. Тихо! Свидетель, вы имеете полное право подать иск о возмещении ущерба. Но сегодня мы рассматриваем дело Сермягиной против Воскресенского. У вас есть, что еще сказать по этому делу НАДЕЖДА. Ничего я больше не скажу, если вам не интересно меня слушать! Надежда возвращается на свое место. СУДЬЯ. Сермягина, встаньте! Антонида встает. СУДЬЯ. Насколько я поняла, демонстрация прошла не вполне удачно АНТОНИДА. Я бы сказала, совсем не удачно. СУДЬЯ. И после этого вы продолжаете думать, что он не жулик АНТОНИДА (пожимает плечами). Не знаю. СУДЬЯ. Что тут знать! Нельзя позволять так себя обманывать! Надо же хоть немного мозгами шевелить! ДИОГЕН. Протестую! Я не жулик! СУДЬЯ. Ответчик, помолчали бы! Вы понимаете, что вопрос уже не о 25 тысячах, вам статья «Мошенничество» светит, а это до двух лет! АНТОНИДА. О, господи! ВАЛЕНТИН. Правильно! По всей строгости закона! Нечего миндальничать! СУДЬЯ. Хотите что-нибудь сказать в свое оправдание ДИОГЕН. Какое мошенничество Все же спонтанно произошло, просто пробегал мимо… ВАЛЕНТИН (вскакивает). Врет! Ваша честь, позвольте мне добавить СУДЬЯ. Вы кто ВАЛЕНТИН. Я, Валентин Дерюга, свидетель со стороны Антониды. СУДЬЯ. Что у вас ВАЛЕНТИН. Мимо он пробегал! Типа, случайная встреча! Врет! Он знал, что Антонида едет в город и у нее с собой деньги. Значит, его преступление было не случайным, а преднамеренным и заранее спланированным! Диоген сокрушенно качает опущенной головой. СУДЬЯ. Знал о поездке Откуда вам известно ВАЛЕНТИН. Я ему об этом сказал. СУДЬЯ. Вы АНТОНИДА. Ты! ВАЛЕНТИН. Я. СУДЬЯ. А вы как узнали ВАЛЕНТИН. Мне Тоня накануне хвастала, что собирается в город за посудомойкой. СУДЬЯ. Позвольте уточнить. Вы знали, что Сермягина с деньгами едет в город, и рассказали об этом Воскресенскому ВАЛЕНТИН. Да, так и было. АНТОНИДА. Зачем! СУДЬЯ. Истец, помолчите. Зачем ВАЛЕНТИН. Я попросил, чтобы он отговорил Тоню покупать посудомойку. Надежда толкает Антониду в бок. НАДЕЖДА. Ты поняла! АНТОНИДА. Я фигею! СУДЬЯ. Вы не хотели, чтобы Сермягина покупала посудомойку ВАЛЕНТИН. Да, не хотел. СУДЬЯ. Почему ВАЛЕНТИН. У нас с Тоней другие планы. АНТОНИДА. У кого – у нас! Я тебе еще ни – «да», ни – «нет» не сказала, а ты уже мои деньги планируешь СУДЬЯ. Прекратите диалог! Я хочу разобраться. Почему вы напрямую не поговорили с Сермягиной, зачем привлекли Воскресенского ВАЛЕНТИН. Меня бы она не послушала, а ему доверяет. Он же, типа, главный механизатор у нас в деревне. АНТОНИДА. Вот, пройдоха! ВАЛЕНТИН. Тонечка, зря ты так, я забочусь о нашем будущем… СУДЬЯ. Стоп! В своих отношениях будете разбираться за стенами суда. Все, свидетель, спасибо, садитесь. В общем, картина ясная. Истец, давайте ваши документы. АНТОНИДА. Какие документы СУДЬЯ. Любые, подтверждающие то, что вы давали деньги Воскресенскому - договор, расписка. Что у вас есть Пауза. АНТОНИДА. Ничего нет. СУДЬЯ. Не поняла, - вы отдали деньги под честное слово! АНТОНИДА. Ну, да. СУДЬЯ. Свидетели были при заключении сделки АНТОНИДА. Нет. СУДЬЯ. Мать честная! Вы в своем уме! Вот он сейчас заявит, что не брал у вас деньги, и что будете делать Диоген поднимает голову, внимательно прислушивается. АНТОНИДА. Как не брал! (Диогену) Ты же брал! СУДЬЯ. Господи, святая простота! (Переводит взгляд на Диогена) Ответчик, вы признаете, что брали десять тысяч рублей у Сермягиной Антониды Диоген несколько раз переводит взгляд с Судьи на Антониду. Опускает голову, говорит тихо. ДИОГЕН. Нет. СУДЬЯ. Не слышу, громче, пожалуйста! ДИОГЕН (через паузу). Нет, не брал! НАДЕЖДА. Ни хрена себе! СУДЬЯ. Что и требовалось доказать! Антонида Ивановна, вам сорок лет, пора уже начать разбираться в людях. (Стучит молотком по столу) Заседание окончено, нет доказательств - нет дела! Все свободны. Антонида бросается на Диогена с кулаками. АНТОНИДА. Ах, ты сволочь!! ВАЛЕНТИН. Тоня, не здесь! Затемнение. В темноте истошный крик Судьи: СУДЬЯ. Прекратите драку! Ох-ра-на!!
  1   2   3

  • Диоген Павлович Воскресенский
  • Валентин Дерюга
  • Судья
  • Два свидетеля – Надежда Сироткина и Валентин Дерюга.
  • Сцена 2 Реконструкция событий до суда. Улица. Валентин, опершись на забор, кого-то поджидает. Появляется Антонида.
  • Сцена 3 Зал суда. Продолжение заседания.
  • Реконструкция событий до суда. Автобусная остановка. Антонида сидит на лавочке в ожидании автобуса. Подбегает Диоген, завидев Антониду, останавливается, восстанавливает дыхание.
  • Сцена 5 Зал суда. Продолжение заседания.