Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Павел Алексеевич Астахов Рейдер




страница19/28
Дата15.05.2017
Размер5.01 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   28
Утопленник Бугров приехал на «Микроточмаш» лично, уже после шести. – А почему предварительно не позвонил – насторожился Колесов. – Не телефонный разговор, – поджал губы оперативник и мотнул головой в сторону Коровякова переулка: – Пошли погуляем. Сердце Сергея Михайловича оборвалось. – Ну, хорошо… пошли, – принял он приглашение и не ошибся: дело было – хуже некуда. – Короче, Сереж, – прямо сказал Бугров, – эксперты уперлись: они считают, что на самом деле в спецчасти произошло убийство с последующей имитацией самоубийства. – Но ты же обещал! – обомлел Колесов. – Ты же сам говорил, что у них база – хуже некуда! Ты же, бл…, деньги с меня взял! – Ты думаешь, мне легко! – взорвался Бугров. – Если эти козлы на меня капнут… Отчаянно зазвонил телефон, и потрясенный Колесов сунул руку в карман. – Да! – свирепо отозвался он. – Что там еще! – Павлов вернулся в гостиницу, – сообщил так и не снятый им с поста возле «Олимпии» «клещ», – только что в номер поднялся. – Как! – опешил Колесов. – Как он мог вернуться! – А я почем знаю – хмыкнул «клещ». – Вы сказали, я… Колесов отключил телефон и поднял глаза на Бугрова. Оперативник хмуро ждал продолжения разговора. – Павлов жив, – с ненавистью бросил ему в лицо Сергей Михайлович. – Ну, и как ты мне это объяснишь Бугров побледнел: – Я… я не знаю. – Он же первым делом смертью Пахомова займется! – даже не Бугрову, себе сказал Колесов. – Он же от нас мокрого места не оставит! – Я тут ни при чем, – выставил руки оперативник. – Да – саркастично скривился Колесов. – А кто его уральцам заказал – Ты, – непреклонно парировал Бугров. – Я тебе сразу сказал: это не мое дело. Колесов тихо матюгнулся и покачал головой: – Тебе не отмазаться. Если Павлов утопит меня, я утоплю тебя. Ты меня понял Бугров поджал губы. Он все прекрасно понимал. Иннокентий Артем оставил стажеров оформляться в гостиницу, а сам взлетел на четвертый этаж, улыбнулся оторопевшей от его помятого вида дежурной, взял ключ и стремительно скрылся в номере. Принял холодный душ, оглядел жуткий синяк на груди, налепил на ссадины несколько свежих пластырей, быстро надел дожидавшийся его на вешалке новый костюм и тщательно ощупал карманы брошенной на пол испорченной одежды: бумажник, новый телефон, какая то мелочь, мятая визитка… – Ну ка, ну ка… Это была визитка капитана Бугрова Савелия Ильича, полученная им от Прошкина. Артем поморщился: ему было жаль мальчишку, «за грехи отцов своих» сидящего в столь малоприятном месте, как изолятор. Но ничего, кроме как послать Прошкину стажера Сашу, он пока сделать не мог. Павлов рассовал извлеченные из испорченного костюма вещи по карманам, выскочил из номера, кинул ключ дежурной и стремительно сбежал по ступенькам на первый этаж. – Едем – с готовностью предложил водитель «галоши». – Нет, Павлик, здесь у меня своя машина, – отказался Артем. «Смотаться домой к Пахомычу» Телефон Пахомова не отвечал, и это означало, что однокурсник отсыпается дома. Либо, что тоже возможно, сидит в «клетке» за чью нибудь сломанную при «сдаче» челюсть. «Нет, сначала к Батракову», – решил он и двинулся к стоянке: для дела нанести визит директору захваченного НИИ было важнее. Артем забрался в машину, и «Ягуар» фыркнул и заурчал, как ласковая кошка, встретившая вернувшегося хозяина. Его мерное умиротворенное мурлыканье успокаивало. Однако Павлов нервничал: охотнее всего он бы сейчас посетил свой любимый спортклуб и под руководством Юры сенсея избавил себя от напряжения на целом взводе тугих резиновых манекенов, с удовольствием поглощающих энергию сколь угодно мощных ударов. Но, как сказал Фрид, Петр Спирский уже появился в Тригорске, и это означало, что финальная фаза всего рейда не за горами. Павлов нажал кнопку электрического стояночного тормоза, отметил, что красный значок предупреждение погас, и потянулся к рычагу передач. И тут же задняя левая дверь дернулась, а автомобиль качнулся. Кто то явно пытался открыть машину и отчаянно дергал закрытую дверь. Артем обернулся и слегка приоткрыл боковое стекло: – Эй, вы там! Что за шутки Снизу на Артема взглянули два испуганных глаза в роговых очках с толстыми линзами: – Простите, ради Бога, простите. Это я вас, так сказать, потревожил. Меня зовут Иннокентий Германович. Я, как говорится, сотрудник лаборатории микроприборов. Пожалуйста, откройте мне, у меня к вам, так сказать, пакет от, понимаете ли, Пахомова… Артем насторожился. После того, что случилось на Среднем Урале, имело смысл поберечься. – Ну, пустите же меня, – взмолился очкарик, – а то, как говорится, не дай Бог, кто увидит, что я, понимаете ли, с вами здесь, так сказать, беседую… Артем на секунду задумался. – Хорошо. Встаньте и протяните руки ко мне! – приказал он. Иннокентий Германович повиновался, хотя для этого ему пришлось положить на землю увесистый сверток, тут же отозвавшийся металлическим стуком. – Это, понимаете ли, наш новый прибор, – пояснил очкарик, – за ним, понимаете ли, идет, как говорится, настоящая охота. Пахомов поручил вам передать… «Какая тупая подстава! – поморщился Павлов и тут же сосредоточился. – Но это значит, что то произошло!» Наивная настойчивость, с которой ему пытались всучить «прибор», говорила о том, что рейдеры в панике. Разумеется, он мог задать пару вопросов об обстоятельствах «поручения» от Пахомова, и очкарик наверняка бы засыпался. Но тогда был риск обнаружить этот пакет подброшенным в гостиничный номер или в багажник. «И все усложнится еще больше…» – признал Артем и тут же принял решение и открыл дверь: – Залезайте на заднее сиденье. Иннокентий Германович быстро шмыгнул в салон и моментально захлопнул дверцу. – Давайте ваш пакет, – протянул руку Артем и тронул машину с места. Иннокентий молча подчинился. – Я могу посмотреть, что там – развернулся к нему Артем. – Лучше не надо, – испугался Иннокентий, – прибор секретный; просто передайте, куда положено. Артем еще раз оглядел Иннокентия Германовича с ног до головы. Стоптанные башмаки со стесанными внутрь каблуками, коротковатые брюки, давно не знавшие утюга, застиранная несвежая рубашка с обтрепанными рукавами, бесформенный пиджак и нелепый галстук на резинке. Этого мог сломать даже дворовый хулиган подросток. – Ладно, Иннокентий Германович, я все понял, – бросил пакет на сиденье Артем. – Куда вас подвезти – Не стоит беспокоиться, я недалеко живу, – с явным облегчением выдохнул ученый, – остановите прямо здесь. Павлов притормозил, и очкарик выскочил из автомобиля так же проворно, как и сел в него. Артем тронул машину с места и тут же невесело рассмеялся. В зеркале заднего вида вспыхнули два желтых огня следующей за ним машины. По форме фар и блеклому свечению отечественной оптики опознавалась «девятка» или «восьмерка». Артем двигался не слишком быстро, и провожающие прочно держались на хвосте. «И когда они будут меня «брать» – прищурился Артем. – М да… вряд ли они будут затягивать». И тогда он сделал все в точности так, как учили в «вышке»: сбросил скорость, дотащился до ближайшего поворота, вяло вяло повернул и, как только скрылся за придорожными кустами, выдавил из своего зверя все его триста лошадей. Долетел до следующего поворота, повернул, свернул еще и еще раз и прижался к обочине возле жилого дома. Втиснулся между «Газелью» и «тридцать первой» «Волгой» и погасил фонари. «Ну что ж, минут семь восемь у меня есть…» Артем потянул за кончик клейкой ленты, аккуратно ее размотал, раздвинул оберточную бумагу и обнаружил картонную коробку вполовину меньше стандартной обувной. Он аккуратно приоткрыл крышку и увидел пистолет Макарова. – Ого! Вот это размах… – Адвокат коробку взял, Савелий Ильич, – отчитался оперативник, едва Иннокентий вывалился из машины Павлова – уже с пустыми руками. – Начинаем, – жестко распорядился Бугров. Его категорически не устраивала вся эта схема. Он знал, что эксперты от своих выводов о времени смерти Пахомова не отступятся, а у Павлова наверняка обнаружится алиби на все последние сутки, и повесить убийство на него не получится. Однако он, как оперативник, имел право на рабочую версию, а там, глядишь, и уральцы подъедут. Капитан Бугров тяжело вздохнул. Разговор уже оплатившего работу Колесова с исполнителями заказа вышел трудным: уральцы никак не могли поверить, что адвокат выбрался из рухнувшей в карьер, а затем полностью сгоревшей машины. Но загнанный в угол Колесов привел факты, и уральцы согласились, что его требования справедливы, а работу следует исполнить до конца. – Он оторвался! – взволнованно сообщил оперативник по рации. – Мы его потеряли! – Значит, ищите! – взорвался Бугров. Для него было главным удержать адвоката под контролем хотя бы пару часов – до прилета уральцев, а там… Бугров усмехнулся… а там он с легкой душой снимет с покойного «почтальона» все подозрения и повесит гибель Пахомова на кого нибудь из «клещей». А уж кому именно из них придется застрелиться в предчувствии возмездия за убийство особиста, пусть решает Сергей Михайлович. 777 На улице было безлюдно и темно, а преследователи, видимо, крутились по ближайшим дворам. Артем вышел из машины, поднял прибитую ветром к колесу страничку «Тригорской правды», обернул ею пистолет и огляделся. Проблему следовало решать, и немедленно. – Ну что ж, ребятишки… хотите поиграть – поиграем. Артем тренировался долгие годы, а по молодости и вовсе умышленно создавал себе тяжелые ситуации. Например, выходил с утра на работу без копейки в кармане и ходил так целый день, оставляя себя без обеда, не делая покупок, не заглядывая в магазины и столовые до тех пор, пока не зарабатывал на это денег. Порой на это уходило несколько дней, и ему действительно приходилось туго. И тогда молодой, никому еще не известный адвокат заходил в ресторан и после сытного обеда подзывал метрдотеля и начинал долгий обстоятельный разговор о качестве обслуживания, блюдах и соответствии их заявленным в меню. Иногда приходилось наизусть зачитывать закон о защите прав потребителей с правилами обслуживания посетителей ресторанов, кафе и других предприятий общепита, и, как правило, ресторанные работники сдавались еще на этапе обсуждения качества обслуживания. Впрочем, и среди них попадались действительно талантливые и стойкие бойцы. Но вот разговора на тему налогов и неучтенной наличности не выдерживал уже никто, даже самые закаленные профессионалы. Именно так судьба и свела начинающего адвоката Павлова с таким же начинающим ресторатором Аркадием Новиковым. Аркадий только только открыл на Тишинке непритязательный ресторан «Елки Палки» с недорогой и вкусной русской кухней. Адвокат и ресторатор провели за напряженной беседой более двух часов и поняли, что нуждаются во взаимной поддержке. «Так, чего это я» – остановил поток мыслей Артем и рассмеялся: вспомнил, что последний раз поел еще на Среднем Урале. – Вот она… Он еще раз огляделся и решительно двинулся к новенькой «Волге» с синими милицейскими номерами, видимо, поставленной здесь живущим в соседнем доме работником местной правоохранительной системы. Павлов мимоходом нажал на кнопку багажника, и она подалась, а багажник открылся. «Наивные непуганые аборигены!» Адвокат быстро сунул сверток с пистолетом внутрь, прикрыл багажник и так же деловито и быстро вернулся к «Ягуару», завел и – теперь уже не спеша – выехал на дорогу. – Ну, где же вы, бойцы.. Управляя одной рукой, Артем сунул в коробку из под пистолета банку «Колы», тщательно обернул коробку в ту же самую оберточную бумагу и кое как налепил клейкую ленту. В зеркале заднего вида уже показались знакомые огни машины преследователей. Все шло просто и предсказуемо: ему несколько раз мигнули фарами, затем дважды откашлялись в мегафон и, наконец, обогнали и перегородили и без того узкую проезжую часть. Павлов послушно прижался к обочине и принялся терпеливо ждать. Они приблизились к «Ягуару» с двух сторон и одновременно наклонились к передним окнам автомобиля, и оба были вооружены. Ближний к Артему оперативник, придерживая одной рукой невидимую кобуру, предъявил зажатое во второй руке удостоверение и заговорил: – Господин Павлов, прошу вас выйти из машины. Вам придется проехать с нами для допроса и опознания. – Вот как – широко улыбнулся Павлов. – Простите, а с кем я, собственно говоря, должен ехать и куда, позвольте полюбопытствовать – Вы должны проехать в убойный отдел криминальной милиции Тригорска к капитану Бугрову. Удостоверение вы видели. Еще вопросы есть – Да, в общем и целом, нет! – еще шире улыбнулся Артем. – Проехать я готов, но только в своей машине. Оперативники переглянулись. – Я не оставлю свой «Ягуар» ночью на улице города, где даже оперативники убойного отдела вынуждены держать руку на кобуре, – пояснил Артем. – А потому предлагаю вам, капитан Селиванов Сергей Сергеевич, присесть ко мне в автомобиль. Павлов знал, что впечатление будет произведено уже тем, что он разглядел и запомнил имя и звание старшего. И оперативники действительно пристыженно убрали руки с оружия и безропотно влезли в автомобиль адвоката. – Ну, показывайте путь, друзья Харона! – нарочито пафосно продекламировал Павлов. – Какие похороны! – недоуменно переглянулись оперативники. Но Павлов уже выжимал акселератор. – Let start your engines! – скомандовал он, и автомобиль в который раз за этот вечер взревел во весь свой дикий кошачий голос. – Он не вышел из машины, – доложили Бугрову из второй машины. – Как не вышел – оторопел Савелий Ильич. – К себе в машину посадил. Обоих. Но едут к нам… Бугров смачно выругался. – Вот недоумки! Учишь их, учишь… Теперь адвокат мог начать валить все на его работников: по хамски забрались в машину, бросили на сиденье какую то коробку, а затем ее же мне и вменили! – Слушай, Костя, – распорядился он по рации, – помоги этим двоим – там, на месте; я так чую, этот адвокат их точно вокруг пальцев обведет! – Ладно, Савелий Ильич, помогу, – легко согласился оперативник. – И не беспокойтесь вы так: адвокат, не адвокат, – а никуда он теперь не выскочит. – Мне бы твой оптимизм, – выдохнул Бугров. Через пять минут гонки по темным закоулкам Тригорска вся компания была на месте. А едва они, все трое, выбрались из автомобиля, подошел еще один – явно старший по званию. – Господин Павлов, нет ли у вас в автомобиле предметов, принадлежащих другим лицам – взял он инициативу на себя. – Да вроде все мое, – пожал плечами Артем. – Тогда попрошу забрать с собой все ваши вещи. – Все – прищурился Павлов. – Может, проще досмотреть автомобиль прямо здесь Оперативники – все трое – переглянулись. – Нет нет, – решительно замотал головой старший. – Берите все, и пройдемте. – Ну, как хотите, я вас за язык не тянул, – рассмеялся Павлов и принялся вынимать из салона все, что можно было достать, не повредив обшивки салона и стационарного оборудования. Он вынул из бардачка сервисный набор в кожаной папке с логотипом «Ягуара», затем протянул оперативникам пачку журналов и газет, две бутылки воды, выложил на капот свой портфель и демонстративно положил в него сверток, полученный от Лже Иннокентия. Оперативники, естественно, переглянулись. Затем Павлов двинулся к багажнику и, сосредоточенно копаясь, принялся передавать в руки бедолаг все новые и новые предметы: портплед с костюмами, мешок с запасной обувью, кофр с бумагами, набор гаечных ключей и монтажных приспособлений для смены колес. А в самом финале выкрутил крепежный болт, достал на глазах совершенно обалдевших оперативников запасное колесо и протянул его ближайшему оперативнику: – Берите, берите. Я так понимаю – все, значит все! Ну, а теперь – к шефу! Артем захлопнул багажник и, подхватив портфель и дорожный кофр, двинулся ко входу в отдел, где уже переговаривались вполголоса два охранника в бронежилетах и с автоматами наперевес. – Добрый вечер, сержант, – тепло поприветствовал Павлов одного из охранников и сделал серьезное лицо: – Мы идем к капитану Бугрову, пропустите этих двоих такелажников, они со мной… Сержант прыснул, но, увидев зверское лицо нагруженного запаской капитана, прикусил язык. А еще через минуту все трое стояли у двери с аккуратно выписанной от руки вывеской: «Начальник отдела по расследованию убийств и разбойных нападений капитан милиции Бугров Савелий Ильич». Савелий Ильич поднял голову от бумаг и посмотрел на Павлова немигающим заинтересованным взглядом. Вот так – лицом к лицу – он видел известного адвоката впервые, но выглядел он куда хуже, чем по телевизору: глаза усталые, улыбка – через силу. «Тоже ни фига не спал… – понял оперативник, – причем давно…» – Ну что, Артемий Андреевич, – поднялся из за стола Бугров, – прошу вас выдать предметы, которые вы удерживаете незаконно. – У меня нет таковых, уважаемый господин капитан, – не опуская взгляда, уверенно сказал адвокат. Бугров на секунду опешил. Начало разговора было на удивление простым. Адвокат не потребовал разъяснить сути происходящего, не пытался козырять статьями… он вообще чувствовал себя здесь, как дома! «Ладно, это только твои проблемы…» – решил наконец Бугров. – Что ж, раз вы так уверены в этом, попрошу предъявить для осмотра все ваши вещи. – Тогда начинайте с запасной покрышки, инструментов и прочей дряни, – издевательски улыбнулся адвокат. – Я сам знаю, с чего начинать, – буркнул Савелий Ильич и развернул стоящий на столе адвокатский портфель к себе. – Какой код – А вы вспомните курсантскую юность, господин капитан, – весело предложил адвокат. – Что больше всего мешало учебе Бугров насторожился. Этой нахальной «телезвезде» и впрямь было смешно. – Три семерки, – легко пояснил адвокат, – неужели забыли Оперативники заржали. – Цыц! – рявкнул Бугров и набрал название дешевого советского портвейна – 777. Расстегнул замок и вытащил заветный пакет. Еще не понимающий, как он глубоко попал, адвокат улыбался. – Это что, господин Павлов – кивнул в сторону пакета Бугров. – Если честно, не имею понятия, – мотнул головой адвокат, – но думаю, вам это лучше известно. – Поясните! – потребовал Савелий Ильич. – Да, очень просто… это ведь ваш сверток, и вы мне его передали. Бугров опешил и посмотрел на адвоката, но тот ни глаз не отводил, ни улыбаться не переставал. – Поясните, Павлов! – почти приказал Бугров. – А что пояснять – пожал плечами адвокат. – Просто делайте свою работу. Могу продиктовать, что следует занести в протокол: «По словам допрашиваемого, сверток ему был передан от капитана убойного отдела Бугрова Савелия Ильича». Адвокат нахально подмигнул, и в груди у Бугрова начало закипать. – Валера, – обратился он к самому молодому оперу, – приведи двух понятых. Там, в обезьяннике, поищи более менее приличных. Оперативник исчез и спустя полторы две минуты напряженного молчания привел с собой двух задержанных торговцев фруктами. Азербайджанцы не имели при себе документов и теперь дожидались, когда знакомые подвезут из общаги, где они все обитали, паспорта и регистрацию. Бугров тщательно объяснил торговцам, для чего их пригласили, выложил на стол почти готовый протокол и кивнул Валере: – Открывай и говори, что видишь, – и для меня, я записываю, и для понятых, они должны и слышать, и видеть. Азербайджанцы испуганно склонились над коробкой. Опер кивнул, потянул за липкую ленту и в считаные секунды сорвал крышку. – Газировка. Целая банка, – он достал банку «Колы». Бугров растерянно моргнул. – Еще смотри! Внимательнее! Что там Оперативник поглядел в коробку, затем на шефа, затем на скучающего адвоката Павлова и, наконец, на ожидающих от него чуда в духе циркового фокусника Кио азербайджанцев. – Пусто… – Ага… пуста! – хором, как по команде, с абсолютно одинаковым акцентом сказали понятые. Бугров привстал в кресле. – Смотри дальше! Совершенно растерявшийся опер лихорадочно пошарил рукой: – А, нет! Вот бумажка какая то, билет в кино, что ли Или нет Это визитка. Валера вытянул двумя пальцами визитку и оторопело посмотрел на нее, читая про себя и шевеля толстыми красными губами. – Читай ты скорее, что там! Бугров уже совсем потерял терпение. Он выскочил из за стола, подбежал к оперативнику и вырвал мятую визитную карточку. – Ну ка дай сюда! – Он поднес визитку к глазам и оторопел. На визитке значилось: «МВД РОССИИ ГУВД г. Тригорска отдел по расследованию убийств и разбойных нападений Савелий Ильич Бугров».
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   28

  • Иннокентий