Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


П. И. Поварнин советский альпинизм в 1952 году




страница1/34
Дата05.07.2017
Размер6.86 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34








П.И. ПОВАРНИН

СОВЕТСКИЙ АЛЬПИНИЗМ

в 1952 году

Советский народ, руководимый Комму­нистической партией, добился в про­шедшем, 1952 году новых успехов. Страна победившего социализма в глазах всего передового человече­ства стала символом прогресса и культуры, великой державой, возглавляющей лагерь миролюбивых наро­дов. Народ страны победившего социализма под руко­водством Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства ведет неустанную созидательную работу по построению коммунистиче­ского общества.

По всей стране развернулось и ширится с каждым днем всенародное социалистическое соревнование за выполнение величественных планов, намеченных XIX съездом партии. Новые успехи достигнуты в социа­листической промышленности, в сельском хозяйстве, во всех областях культуры. Непрестанный подъем мате­риального благосостояния советских людей создает новые возможности для еще более широкого развития физкультуры и спорта.

Вместе со всем народом советские спортсмены вдох­новенно борются за дальнейший расцвет социалистиче­ской культуры, за новые достижения в развитии физ­культуры и спорта, за вершины спортивного мастерства, успешно защищая спортивную честь Советского Союза на международной арене.

Для советских альпинистов 1952 год характеризо­вался неуклонным развитием основных черт советской школы альпинизма — высокого идейного уровня, массо­вости, спортивного мастерства при высокой культуре восхождений. Летний сезон был отмечен новыми побе­дами. Неизмеримо выросло число людей, особенно мо­лодежи, с увлечением занимающихся этим ценным ви­дом спорта.

Сеть массовых альпинистских лагерей, организация занятий без отрыва от производства по специальным программам, утвержденным для горных районов, со­здали прочную базу для широкого вовлечения многих тысяч людей в альпинизм. Достаточно указать, что если в 1946 г. по всем горным районам работало 9 лагерей, то в минувшем сезоне только в одном из районов Кав­каза, вблизи Эльбруса, было открыто 7 лагерей, не го­воря уже о курсах инструкторов ВЦСПС и проводив­шихся здесь же спортивных сборах и альпиниадах.

Особенно отрадно отметить неуклонное развитие альпинизма в горных республиках, где он имеет все воз­можности стать подлинно народным видом спорта. Сотни участников привлекли альпиниады, походы и спортивные восхождения, организованные Грузинским, Казахским и Киргизским республиканскими комитетами физкультуры и спорта. В течение значительной части года проходили массовые походы в горах Армянской ССР и Северо-Осетинской АССР. В Армении, Таджики­стане, Азербайджане, Узбекистане, Киргизии и Даге­стане работали подвижные лагери, в которых успешно изучали «азбуку альпинизма» сотни новых молодых спортсменов. Плодотворно поработали и альпинисты Украины, которые сумели наладить массовую предлагерную и зимнюю горнолыжную подготовку. Широкое развитие получила новая разновидность физкультуры — тесно связанное с альпинизмом спортивное скалолазание. Тысячи людей приняли участие в соревнованиях по скалолазанию в Сибири и на Украине, в горных респуб­ликах Кавказа и Средней Азии.

Наряду с заметным ростом в последние годы мас­сового развития альпинизма советские спортсмены в 1952 г. особенно упорно боролись за дальнейшее по­вышение качества спортивной подготовки, за достиже­ние новых высот спортивного мастерства. Необходимо отметить, что в 1952 г. ощутимо выросло число восхож­дений на вершины высших категорий трудности: был пройден 41 маршрут V и больше 150 маршрутов IV ка­тегории трудности, что ровно вдвое больше, чем в 1949 году. Особенно успешными были восхождения по технически сложным «стенным» маршрутам.

Среди таких маршрутов в 1952 г. впервые пройдены две труднейшие «стены», подъем на которые убедитель­но свидетельствует о возросшем техническом классе всего советского альпинизма.

Спортивная команда альпиниады Московского госу­дарственного университета под руководством мастера спорта Б.А. Гарфа в течение четырех дней успешно штурмовала казавшуюся неприступной стену Чатын-тау.

Восхождение по этому маршруту представляло сложную спортивную задачу. Оно требовало боль­шого мастерства, упорства и силы воли. И нужно ска­зать, что спортсмены-альпинисты с честью выпол­нили его. Прекрасное восхождение! Оно особенно характерно тем, что, кроме известного альпиниста Б. Гарфа, в команде участвовали молодые альпинисты, показавшие себя вполне подготовленными к таким сложным восхождениям.

Спортивная команда мастеров «Спартака» под руководством заслуженного мастера спорта В.С. Пеле­вина поднялась по северной стене Мижирги. Этот мар­шрут является одним из сложнейших на Кавказе. По­мимо большой протяженности (2000 м) и ряда слож­ных участков, стена Мижирги находится на большой абсолютной высоте над уровнем моря (около 5000 м). Достаточно сказать, что восходители имели четыре но­чевки на стене, что им пришлось забить свыше 60 скаль­ных и до 50 ледовых крючьев.

В Цейском районе группа молодых восходителей лагеря «Медик» под руководством мастера спорта С.А. Фролова совершила интересное восхождение по северной стене Адай-хох, оцененное V-A категорией трудности. Вторая группа мастеров «Спартака» во гла­ве с мастером спорта В.А. Кизелем прошла сравни­тельно короткий (600 м), но достаточно трудный (V-A категории трудности) подъем по северо-восточ­ной стене пика Вольной Испании. В Домбайском районе команда ЦДСА под руководством мастера спорта А.Н. Волжина успешно штурмовала западную стену Белала-каи. Альпинисты Казахстана, руководимые ма­стером спорта К.Я. Александровым, прошли трудней­ший северо-восточный гребень пика Комсомола, обога­тив этот район еще одной классифицированной верши­ной V-A категории трудности.

По классу траверсов значительные успехи снова были завоеваны восходителями Грузии. Группа ма­стера спорта А.А. Немсицверидзе проделала небыва­лый по протяженности и сложности маршрут. В течение 16 суток отважные альпинисты преодолели громадный участок наиболее труднодоступной части Главного Кавказского хребта от Цурунгала до Тетнульда, вклю­чающий до 20 вершин. О трудности этого маршрута можно судить хотя бы потому, что составными частями входят в него такие участки высшей V-Б категории трудности, как траверс Цурунгал — Айлама или пол­ный траверс всей Безингийской стены.

Другая группа грузинских альпинистов под руковод­ством славного представителя колхозных спортсменов, заслуженного мастера спорта Б.В. Хергиани поднялась на Центральную Шхару по никем еще не пройденной южной стене, совершив затем полный траверс Безингий­ской стены до Тетнульда.

Из первопрохождений необходимо также отметить маршруты V категории трудности: траверс Аксаута, со­вершенный группой ленинградцев под руководством ма­стера спорта С.К. Калинкина, траверс восточного гребня Мазери, проделанный группой спортивного об­щества «Искра» под руководством И.В. Солодуева. Кроме того, были дважды повторены траверсы Шхельды группами грузинских спортсменов под руководством В.Н. Кирикашвили и Д.П. Оболадзе и три траверса Ушбы, совершенные членами спортивных обществ «Шахтер», «Красная звезда» и Грузинского альпинист­ского клуба.

Из других стенных восхождений надо упомянуть о повторном прохождении маршрутов по северной стене Улу-тау-чаны (группа лагеря «Химик» под руковод­ством Е.М. Манучарова) и северо-западной стене пика Щуровского (группа альпиниады Московского универ­ситета под руководством Ю.М. Широкова). Оба вос­хождения вновь подтвердили чрезвычайную сложность маршрутов и были пройдены за более короткий срок, чем первовосходителями.

Для всех этих восхождений характерно широкое участие в них молодежи, являвшееся результатом той напряженной работы по воспитанию и подготовке кад­ров, которую проводили в послевоенные годы секции и лагери «Науки», «Спартака», «Буревестника», «Хи­мика», «Медика» и других спортивных обществ. Отрад­но отметить, что не отдельные мастера, а широкая масса молодых спортсменов овладевает вершинами мастер­ства и успешно борется за новые достижения.

Некоторые сдвиги можно отметить и в области вы­сотного альпинизма. На Памире проводились следую­щие мероприятия: команда «Спартака» под руковод­ством заслуженного мастера спорта В.М. Абалакова, высотный сбор ВЦСПС под руководством Д.М. Затуловского, горнотуристская экскурсия профессора В.В. Немыцкого. Проведение этой работы, несомненно, способствовало ознакомлению с новыми альпинист­скими районами Средней Азии и росту рядов высотни­ков. Вместе с тем нельзя пройти мимо того факта, что как спартаковцы, так и участники сбора ВЦСПС факти­чески ограничились тренировочными восхождениями на вершины, не превышающие по высоте 6 500 м, а по трудности IV-Б категории, а также обследованием при­легающих к ним районов.

Спортивная команда ЦДСА, руководимая заслужен­ным мастером спорта И. В. Юхиным, выполнила поста­вленные перед ней задачи, завершив свою работу восхождением на пик Чапаева (6 640 м, V-A). Но эта команда могла сделать значительно больше. Восхожде­ние армейских высотников на пик Чапаева, после их серьезнейшего восхождения на пик Ленина, не является шагом вперед.

В минувшем сезоне продолжалась, хотя и в недоста­точных масштабах, научно-исследовательская работа альпинистов, проводившаяся попутно с основными спор­тивными мероприятиями. В альпиниаде сибирских аль­пинистов на Алтае, возглавлявшейся заслуженным ма­стером спорта Е.А. Казаковой и завершившейся вос­хождением на Белуху, проводились по заданию Томского университета исследования на леднике в исто­ках р. Катунь. Были сделаны новые засечки положения различных частей ледника, определялись скорости тая­ния и движения поверхности, составлены гербарии и энтомологические коллекции. Ряд новых интересных материалов о леднике Гармо собрал профессор В.В. Немыцкий. А.А. Бундель производил плодотворные иссле­дования в Алайском хребте, собрав весьма ценные энто­мологические коллекции. Довольно обширные географи­ческие и гляциологические исследования в Заилийском хребте и в Кунгей-ала-тау продолжали альпинисты Ка­захстана под руководством старшего инструктора М.Э. Грудзинского. Новые данные по орографии от­дельных районов Тянь-шаня собрали альпинисты Кир­гизской ССР. Большой интерес представляет многолет­няя работа географа, мастера спорта П. В. Ковалева по изучению геоморфологии Кабардинской АССР.

Вместе с тем нельзя не отметить, что вся эта работа проводилась лишь усилиями отдельных энтузиастов. Назрела насущная необходимость при организации спортивных экспедиций в отдаленные и недостаточно исследованные районы ставить перед ними определен­ные научные задачи, разрешая их в процессе высоко­горного похода.

Анализ итогов прошедшего сезона вновь и вновь подчеркивает справедливость того положения, что успех в учебной и спортивной работе по альпинизму прихо­дит там, где имеет место четкая организация, где люди работают «с душой», где подготовка к походам в горах начинается задолго до начала спортивного сезона. И са­мое главное: успех мы видим там, где повседневно за­ботятся о росте молодых кадров, где созданы дружные коллективы альпинистов, опирающиеся на широкий общественный актив.

Северная стена Адай-хоха.

Фото Ю. ШХВАЦАБАЯ.

Вид на массив пика Мазери с Южного Шхельдинского плато

Фото И. СОЛОДУЕВА.

Вершина Уилпата и река Цей-дон

Фото В. ГРЕКОВА
Лагери спортивных обществ «Наука», «Химик», «Буревестник», «Спартак», «Медик» (в Домбае) откры­лись своевременно, испытывая лишь незначительные затруднения с подбором инструкторов. Отнюдь не слу­чайно, что эти спортивные коллективы, а также группы Грузинского альпинистского клуба совершили наиболь­шее количество интересных и сложных восхождений, за­воевавших лучшие места. Здесь сказалась прежде всего многолетняя упорная работа по подготовке смены «старым» мастерам. В спортивных школах «Буревест­ника» и «Медика», в альпиниаде Московского универ­ситета, на спортивных сборах Московского Высшего технического училища, «Химика» и «Спартака» за по­следние годы были выращены коллективы молодежи, которая из года в год организованно поднималась к бо­лее высоким спортивным разрядам и в конечном итоге смогла принять участие в самых сложных восхожде­ниях.

Некоторые же руководители спортивных обществ проявляют безразличное отношение к работе с моло­дежью, смотрят на альпинистские лагери, как на своего рода дома отдыха, а на альпинизм, как на дополни­тельную нагрузку; в таких коллективах организация спортивных восхождений идет самотеком, планомер­ная работа не налажена. Таков, например, лагерь «Тор­педо» в Цейском районе: он из года в год открывается неподготовленным, здесь всегда не хватает инструкторов, и значительная часть приехавших либо вынуждена за­ниматься туризмом, либо находиться на положении отдыхающих. Учебно-спортивный лагерь фактически превращен в посредственный дом отдыха.

Крупные недостатки наблюдались в текущем сезоне и в лагере «Локомотив» в Туюк-су, который был даже временно закрыт из-за отсутствия инструкторов, в лагере «Медик» в Цейском районе, в лагере «Шахтер» в Эльбрусском районе.

Нельзя пройти мимо того, что Центральный совет общества «Локомотив» фактически сорвал проведение спортивного сбора разрядников на Кавказе и своими действиями развалил способный молодой коллектив «Метростроя», суживая тем самым на будущее свою базу подготовки инструкторов альпинизма, свои воз­можности достичь высоких спортивных результатов.

Большое значение для развития местного альпи­низма имеет создание подвижных лагерей в горных рес­публиках. Однако в сезоне 1952 г. эти лагери действо­вали недостаточно продуктивно. Успешнее других рабо­тали лагери спортивного общества «Искра» в Киргизской ССР и в Таджикистане и лагерь спортив­ного общества «Наука» в Азербайджане. Хуже обстояло дело в лагере «Химик» (Армянская ССР) и в дагестан­ском лагере «Искра». Полным провалом закончилась деятельность лагеря «Урожай» в Узбекистане, началь­ника которого Губермана пришлось срочно отстранить от руководства.

Слабая работа подвижных лагерей объясняется прежде всего тем, что местные организации фактически самоустранились от всякой заботы о лагерях, созданных в их же республиках, не сделали их центрами своей альпинистской деятельности. Комитет по делам физ­культуры и спорта Армянской ССР не уделял внимания работе лагеря «Химик», предпочитая готовить значки­стов «Альпинист СССР» 1-й ступени в отдельных аль­пиниадах по «облегченной» программе в обход стабиль­ных программ подготовки, утвержденных Всесоюзным комитетом по делам физической культуры и спорта.

Подвижные лагери имели также наибольшие за­труднения с обеспечением работы инструкторским со­ставом. Это обстоятельство в значительной мере объяс­няется неудачным расположением большинства из них в районах (Армения, Азербайджан, Дагестан), которые не представляют спортивного интереса и не могут обес­печить технического роста инструкторов, работающих в этих районах.

Местные комитеты физкультуры, которые всерьез желают сохранения и развития базы массового альпи­низма, должны либо отыскать более удачные места для лагерей (так, например, в Таджикской ССР перенести лагерь в верховья р. Оби-хингоу), либо заняться орга­низацией спортивных команд, в составе которых ин­структоры, отработав в лагере, могли бы иметь возмож­ность повышения своего спортивного мастерства (пред­ложение альпинистской секции г. Баку).

Нужно помнить, что правильная организация под­вижных лагерей, при деловой поддержке и заботе мест­ных организаций и местного актива, открывает широкие возможности в освоении новых районов, создании кол­лективов спортсменов-альпинистов, массового вовлече­ния молодежи горных республик в альпинизм. Подвиж­ные лагери должны стать центрами всей работы по альпинизму в каждой республике.

Обращаясь к дальнейшему развитию альпинизма, мы должны наряду с борьбой за массовость решить также неотложные проблемы роста и совершенствова­ния спортивного и высотного альпинизма. Альпинист­ские учебные лагери обычного типа готовят новичков на значок «Альпинист СССР» 1-й ступени и значки­стов-альпинистов на III спортивный разряд. Подготовка же восходителей более высоких спортивных разрядов не предусмотрена, и каждое спортивное общество решает этот важный вопрос по-своему; в таких же коллективах, как «Торпедо», «Красная звезда», «Локомотив» и от­части «Искра», на организацию спортивных восхожде­ний не обращается должного внимания. Каждый год наблюдаем мы, как для того или иного восхождения за­ново комплектуются случайные группы, нередко из лю­дей, мало знающих друг друга, сплошь и рядом из чи­сла тех инструкторов, которых можно на это время отпустить из лагеря. При такой «системе» рост спор­тивных кадров замедляется, многие молодые способные альпинисты останавливаются на достигнутом, либо переходят в другой спортивный коллектив в поисках такого общества, где уделяется больше внимания по­вышению спортивного мастерства советских альпини­стов.

Вместе с тем мало распространен опыт удачного организационного решения тех же задач. В спортивном обществе «Наука» в десятый раз была проведена ставшая традиционной альпиниада Московского государ­ственного университета имени М.В. Ломоносова1. Если в первых альпиниадах готовили лишь значкистов, то в последние годы в ее рядах выросло немало спорт­сменов II и I разрядов, а спортивные достижения ми­нувшего сезона позволили присвоить звание «Мастер спорта СССР» целой группе молодежи.

Такую же задачу и столь же успешно решили участ­ники спортивных сборов Московского Высшего техни­ческого училища имени Баумана, где также выросло много молодых мастеров спорта. В спортивных обще­ствах «Буревестник» и «Медик» при лагерях работают спортивные школы, которые подготовили немало высоко­квалифицированных молодых альпинистов. Несколько менее удачно решается этот вопрос в обществе «Химик», где вся учебная и спортивная работа целиком возло­жена на учебную часть лагеря. Возглавляющий ее ма­стер спорта Г.П. Коленов наряду с обычной работой лагеря вынужден также руководить организацией спортивных восхождений, что по своему объему не меньше отдельно проводимых сборов и школ других обществ.

Высокая квалификация и большой опыт спорт­смена-альпиниста приобретаются лишь в результате длительной практической работы в горах, углубленного изучения техники и опыта предшествующих восхожде­ний. Первостепенное значение имеют здесь советы стар­ших товарищей, их помощь в организации и проведении восхождений и, наконец, непосредственный показ в реальных условиях прохождения трудного маршрута. Весь опыт работы последних лет убеждает нас в том, что подготовку альпинистов высших разрядов, вплоть до мастера спорта, нельзя пускать на самотек, необхо­димо ввести ее в четко определенные организационные рамки. Эту работу никак нельзя совмещать с обычной учебной деятельностью лагеря, направленной на обуче­ние новичков и значкистов. Необходимы новые формы подготовки.

В этом свете заслуживает внимания опыт спортив­ного общества «Спартак», которое превратило свой ла­герь в ущелье Шхельды в комплексную альпинистскую базу. Здесь объединены в хозяйственном отношении ла­герь обычного типа и постоянный спортивный сбор по подготовке альпинистов второго и более высоких раз­рядов со своим тренерским составом, независимым от начальника учебной части лагеря. Кроме того, в состав базы входит спортивная команда мастеров и первораз­рядников, которая организованно тренируется и гото­вится к сложным восхождениям. Такая организация обеспечивает чрезвычайное разнообразие проводимой работы и планомерный спортивный рост коллектива. В то же время благодаря четкому разграничению функ­ций начальник учебной части лагеря избавлен от руко­водства теми мероприятиями, которые по своим зада­чам отличны от обычной работы лагеря.

Руководящим спортивным организациям давно пора обобщить успешные результаты работы спортивных обществ по альпинизму, сделать их общим достоянием. В дальнейшей деятельности учебных лагерей надо предусмотреть подготовку альпинистов высших спортив­ных разрядов, наметив четкие организационные формы и порядок подготовки.

Тесно связан с проблемой подготовки альпинистов-спортсменов и вопрос об инструкторах. До настоящего времени вся работа альпинистских лагерей базируется на кадрах инструкторов-общественников, которые могут отдавать альпинизму лишь небольшую часть своего вре­мени, обусловленную прежде всего продолжитель­ностью отпуска на их основной работе. Кроме того, из этого небольшого срока надо исключить время, необхо­димое для собственных восхождений инструктора-альпиниста, для его спортивного роста. Нет ничего уди­вительного в том, что альпинистские лагери испыты­вают все возрастающие с каждым годом затруднения в обеспечении своих мероприятий инструкторским соста­вом. Проблема инструктора становится тормозом даль­нейшего роста массовости советского альпинизма. Много говорилось о создании кадров постоянных ин­структоров с использованием! для их подготовки тренерских школ и институтов физической культуры. Однако дело не столько в подготовке новых кадров, сколько в обеспечении их постоянной работой. Альпинизм остается еще сезонным видом спорта. Альпинистские лагери ра­ботают всего лишь три месяца в году, не во всех спор­тивных обществах согласны держать на своем бюджете круглый год людей, занятых только летом. Подобные возражения являются, по нашему мнению, результатом недоразумения и недостаточно продуманной организа­ции. Для обеспечения нормальной работы лагеря вполне достаточно иметь на постоянной работе неболь­шое ядро ведущих работников: начальника учебной части, начальника спасательного отряда и трех-четырех инструкторов, способных руководить отрядами или от­делениями значкистов. Вокруг этого ядра летом легче собрать весь остальной коллектив из числа инструкто­ров-общественников. При надлежащей организации можно загрузить работой эти 5-6 человек в течение всего года. Прежде всего срок работы лагерей в боль­шинстве районов можно увеличить до 4 месяцев, а перед сезоном проводить учебно-методические сборы инст­рукторов. Кроме того, при наличии постоянного штата инструкторов легко организовать зимнюю работу лагеря в течение 2-3 месяцев. Мы не говорим уже о зимней внелагерной подготовке в секциях, проведение которой пока что затруднено из-за отсутствия руководителей.

Предлагаемая схема явилась бы, возможно, наибо­лее полным решением возникших затруднений, обеспе­чивающим дальнейшее развитие массового альпинизма надежными кадрами руководителей. К сказанному хо­телось бы добавить, что если для любых видов спорта важно наличие опытных тренеров, постоянно совершен­ствующих свой опыт и навыки, то тем более это суще­ственно для альпинизма, где от опыта и знаний руково­дителя в значительной мере зависят жизнь и здоровье советских людей, впервые попавших в горы.

Ряд серьезных вопросов следует поставить в обла­сти высотного альпинизма.

Нельзя не признать, что высотный альпинизм, т.е. вос­хождения на вершины выше 6000 м, отстает от уровня, достигнутого спортивным альпинизмом на Кавказе.

Высотный альпинизм значительно отличается не только от обычной учебной работы лагерей, но и от спортивных восхождений в условиях Кавказа. Высотные восхождения неизбежно связаны с организацией даль­них экспедиций, поскольку все высочайшие вершины СССР расположены в отдаленных, труднодоступных местах Памира и Тянь-шаня. Такие экспедиции требуют длительной подготовки, специального снаряжения, боль­ших сроков (2-3 месяца), что сильно суживает воз­можный круг участников этих мероприятий. В то же время само восхождение, даже на наиболее сложные вершины, требует не более 20-30 дней вместе с устрой­ством промежуточных лагерей, все остальное время ухо­дит на переезды по железной дороге и на автомобиле, организацию каравана и передвижение к месту соб­ственно восхождения. Практика высотных экспедиций послевоенного периода показала, что отдельным спортивным обществам нелегко справиться с их органи­зацией. Подготовка экспедиций нередко затягивается, участники выезжают в горы с запозданием, много вре­мени отнимает организация каравана. Нередко при­ближение осенних холодов оставляет мало времени на само восхождение, из-за чего некоторые экспедиции вместо намеченных до выезда больших спортивных и ис­следовательских задач ограничиваются решением лишь второстепенных. Кроме того, попытки отдельных спор­тивных обществ организовывать экспедиции на свой страх и риск заставляют каждый раз заново заниматься изготовлением снаряжения, заново решать вопросы снабжения, транспорта и т.п.

Назрела необходимость в организации планомерной подготовки альпинистов-высотников, объединении уси­лий советских альпинистов на решении таких больших задач, как восхождение на пик Победы, покорение мно­гих «шеститысячников», на которые еще не ступала нога человека.

Решение всех этих сложных проблем невозможно без надлежащей, серьезно продуманной организации. Для подготовки молодежи можно было бы рекомендо­вать создание базы или подвижного лагеря в одном из наиболее интересных альпинистских районов Памира. На этой базе можно было бы подобрать необходимый ассортимент снаряжения, вьючного и хозяйственного инвентаря, заготовить к началу сезона питание, решить вопросы организации транспорта.

Наличие подобных баз и лагерей позволило бы суще­ственно сократить подготовительный период любой экспедиции или сбора. Кроме того, опираясь на такую базу, можно было бы осуществить в широких масшта­бах освоение нового района, заложив прочную основу для подготовки кадров высотников, особенно в сильней­ших спортивных обществах.

В виде другого возможного варианта можно было бы рекомендовать организацию круглогодичной высот­ной экспедиции с постоянным бюджетом, фондом сна­ряжения и небольшим штатом (2-3 человека). Такая система также значительно сократила бы расходы на организацию очередных экспедиций (одной из наиболее существенных статей расхода которых является приоб­ретение снаряжения), а постоянное финансирование по­зволило бы начинать подготовку задолго до выезда в горы, для наиболее сложных объектов и за несколько лет.

Каждый из предлагаемых вариантов имеет свои пре­имущества. Организация базы откроет возможности для более широкой подготовки кадров и увеличения срока пребывания в горах за счет сокращения времени, уходящего обычно на преодоление подходов. Вместе с тем такая база неизбежно будет связана с одним опре­деленным районом, способствуя освоению только этого района, в то время как экспедиция, базирующаяся на Москву, позволит планировать восхождения в любом районе, но будет связана с потерей времени на орга­низацию транспорта. Возможно, что наиболее жела­тельно сочетание обеих форм работы.

***


Ни в одной стране мира физическая культура и спорт, в частности альпинизм, не окружены такой забо­той и таким вниманием со стороны правительства, как в Советском Союзе. Ежегодно у нас отпускаются огромные средства на работу альпинистских лагерей, в которых проводят свои отпуска и получают спортивную под­готовку тысячи и тысячи трудящихся. Вместе с тем организованное обучение в лагерях отнюдь не исклю­чает широкого развития самодеятельного альпинизма и высокогорного туризма. В то время как в учебной и спортивной работе по альпинизму значительно превзой­ден довоенный уровень, состояние самодеятельного альпинизма оставляет желать лучшего, а развитие вы­сокогорного туризма требует неотложного разрешения вопросов безопасности хождения в горах.

Все изготовляемое снаряжение распределяется ныне между лагерями, в то время как нужды самодеятель­ных групп не предусмотрены, без специального же сна­ряжения передвижение в горах невозможно. Помимо расширения производства, назрела необходимость в со­здании специальных прокатных фондов, хотя бы для самодеятельных групп тех обществ, которым принадле­жат лагери.

Такие группы нуждаются и в авторитетной консуль­тации по маршрутам, в иных случаях в помощи ин­структора для обеспечения полной безопасности похода. При существующей же структуре лагерей забота об этом может быть возложена только на начальника учебной части, который и без того достаточно загружен. В связи с этим следует продумать назревшие вопросы реорганизации альпинистских лагерей, приспособления их к тем задачам, которые выдвигаются самой жизнью. Если самодеятельные альпинистские группы орга­низуются обычно теми обществами, которые распола­гают своими лагерями, то значительно сложнее обстоит с самодеятельным высокогорным туризмом.

Практика последних лет показывает неизменную тенденцию увеличения числа групп, которые не ставят перед собой спортивных целей, а просто хотят пройти по интересному горному маршруту, пересечь перевалы, посетить красивые ущелья, пройти к морю. Даже такие группы встречают на своем пути немало трудностей, преодоление которых требует знания техники хожде­ния в горах. Трещины на ледниках, переправы че­рез горные реки, переход по лавиноопасным или камнепадным склонам — все это требует соблюдения тех правил безопасности, того контроля, которым сопро­вождается каждый шаг альпиниста. Однако некоторые группы высокогорных туристов оказываются предостав­ленными самим себе, они выходят в горы, практически никого об этом не извещая, так как свой маршрут они утверждают в городах, находящихся далеко от гор, и могут попасть в сложные условия.

В минувшем сезоне основной поток туристов на­правлялся от Минераловодской группы курортов через перевалы Главного Кавказского хребта к морю, где в районе Хосты происходил традиционный слет туристов. Группы нигде не оставляли своих контрольных сроков, а их регистрация на туристских базах носила чисто формальный характер. Даже уполномоченные Всесоюз­ного комитета по делам физической культуры и спорта нередко узнавали о происшествиях с такими группами из совершенно случайных источников.

Нельзя впредь мириться с такими фактами, когда люди могут оказаться в опасном положении только из-за организационных недочетов.

***

Походы альпинистов, особенно высотников, часто связаны с проникновением в малоисследованные рай­оны. При этом им представляется возможность наряду с решением чисто спортивных задач внести свой вклад в географию, геологию, не говоря уже о том, что они могут собрать ботанические, зоологические, энтомоло­гические коллекции. Ведь альпинисты проникают в та­кие места, куда не могут добраться участники обычных научных экспедиций, не имеющие альпинистских навы­ков и специального снаряжения. Этим открывается ши­рокое поле для исследований, которые могли бы суще­ственно пополнить наши сведения о различных районах необъятной советской земли. Как и всякий советский человек, альпинист не может равнодушно проходить мимо возможностей расширить наши знания, которые могут быть затем с пользой применены для науки и дальнейшего развития народного хозяйства.



Однако более широкому развертыванию такой ра­боты, помимо организационных недостатков, мешает прежде всего недостаток знаний у самих альпинистов. Даже самые простые научные наблюдения и исследова­ния требуют известной подготовки в той области, в ко­торой они производятся. А в горы приезжают люди са­мых различных профессий, нередко далеких от затраги­ваемых вопросов. Необходима поэтому широкая популяризация среди альпинистов простейших приемов научного исследования и того минимума специальных знаний, который доступен для всякого. В одном из Еже­годников1 была помещена своего рода памятка по про­стейшим гляциологическим наблюдениям, производи­мым на базе стационарного лагеря. Нужно продолжить эту работу, разработать и опубликовать совместно с Географическим обществом Союза ССР памятки по геологии, географическому описанию новых районов, геоморфологии, минералогии и т.д.

При организации спортивных экспедиций необхо­димо разрабатывать краткие, но четкие программы ис­следования, сначала по сравнительно узкому кругу во­просов, чтобы затем по мере накопления сведений рас­ширять круг исследований. При подведении итогов экспедиций наряду со спортивными успехами необ­ходимо учитывать и их научные результаты, успешность выполнения намеченных программ.

Альпинистские секции, уделяя немалое внимание повышению спортивной квалификации, вместе с тем не знакомят инструкторов с последними достижениями отечественной науки.

Реализация намечаемой нами программы, без сом­нения, значительно поднимет ценность предпринимае­мых экспедиций и наряду с известным вкладом в науку и народное хозяйство принесет значительную пользу и самим участникам, расширяя их кругозор, заставляя более внимательно, по-хозяйски изучать природу.

***

Альпинизм, как и другие виды спорта в СССР, при­зван воспитывать сильного, здорового, волевого чело­века, инициативного хозяина, строителя новой жизни, величественного здания коммунизма. Советскому аль­пинисту чужд и непонятен дух голого рекордсменства, рекорда ради рекорда, столь распространенный в ка­питалистическом спорте. Советский альпинизм, как и всякое живое дело, не терпит застоя, он непрерывно развивается: сама жизнь, практика повседневной работы выдвигают новые формы организации учебы и роста коллектива. Нужно чутко прислушиваться, во­время подхватывать и развивать здоровую инициативу, отметая чуждое и уродливое. Нужно смело заменять устаревшие организационные формы новыми, более со­вершенными. Надо неустанно расширять ряды моло­дежи, стремящейся в горы, открывая перед ней пер­спективы роста, обеспечивая его возможности. Береж­но воспитывая каждого спортсмена, мы должны обере­гать его от ошибок, облегчая тем самым путь к верши­нам мастерства, к борьбе за новые достижения во славу нашей любимой Родины.



Решение всех этих вопросов позволит еще выше под­нять знамя советского альпинизма, обеспечить дальней­шее расширение массовой базы, улучшить организацию безопасности работы в горах.

Непрерывный рост советской культуры, та забота, которую проявляют Партия и Правительство о совет­ских спортсменах, служат залогом того, что и эти задачи будут успешно разрешены и советский высокогорный спорт будет расти и достигнет еще более высокой сте­пени совершенства.




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34