Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики




страница1/18
Дата25.06.2017
Размер4.94 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики (учебное пособие)


Введение


История новейшей отечественной журналистики на всех этапах ее пути сложна и противоречива. Суть журналистики определя­ется не суммой выходящих изданий и публикаций, различных по характеру и содержанию, а динамичным, многообразным процессом, в котором издание, публицист и общество находятся в весьма сложных взаимоотношениях, в постоянном движении и развитии.

История средств массовой информации (СМИ) складывалась под воздействием многочисленных не только объективных, но и субъективных факторов, повлиявших на содержание, характер всех ее структурных звеньев. В течение десятилетий историчес­кая, в том числе и историко-журналистская, наука находилась под авторитарным прессом. Она выполняла апологетические функции, лишая себя научных принципов историзма, объектив­ности, правдивости. В историко-журналистской литературе за­малчивалось все то, что могло бросить тень на "непогреши­мость" партии, ее вождей, посеять сомнение в абсолютной пра­вильности их линии.

Строительству советской прессы, ее участию в социально-по­литических преобразованиях нашего общества посвящено нема­ло работ. В их числе "Партийная и советская печать в борьбе за построение социализма и коммунизма", вышедшая двумя изда­ниями в 1961 и 1966 гг., "Печать и строительство коммунизма" (М., 1969), "Советская журналистика и коммунистическое вос­питание трудящихся" (М., 1979), "Многонациональная советс­кая журналистика" (М., 1975). Заметное место в историографии новейшей отечественной журналистики заняли работы: Т. Ан­тропов. Газета "Правда" в борьбе за победу Октябрьской рево­люции (М., 1954); Р. Иванова. Партийно-советская печать в годы развернутого строительства социализма (1929—1937) (М., 1977); И. Кузнецов. Партийно-советская печать в годы социа­листической индустриализации страны (М., 1974); С. Матвиенко. Партийная и советская печать как орудие социалистического строительства (1926—1932) (Алма-Ата, 1975); А. Мишурис. Пе­чать, рожденная Октябрем (М., 1968) и др. Однако, неся в себе богатый фактологический материал, эти книги в большинстве своем написаны с утвердившихся в исторической науке позиций "Краткого курса истории ВКП(б)", директивных документов КПСС и не отражают сегодня реалий современной историчес­кой науки.

Авторы многих исследований были лишены доступа даже к полным комплектам газет, не говоря уже об архивных материа­лах. Объективные условия жизни советского общества лишали их возможности воссоздания правдивой картины исторического развития отечественной журналистики.

В книгах и исследованиях умалчивалось, что возникшее впервые в истории России в феврале 1917 г. буржуазно-демокра­тическое государство провозгласило свободу слова, печати и других проявлений демократии. Открывшиеся перспективы предоставили возможность социалистическим партиям России легализовать свою деятельность и взяться за организацию своей сети периодических изданий.

Надо восстановить правду о процессе становления новейшей отечественной журналистики в условиях многопартийной систе­мы, имевшей место после победы Октября в молодой Советской России.

Представления о деятельности прессы России в первое деся­тилетие Советской власти до последнего времени носили фраг­ментарный характер. Она не рассматривалась в контексте про­водившейся в то время социально-экономической политики и военно-коммунистической идеологии, скрывалось, что даже после победы Октябрьской революции продолжал действовать административный аппарат Временного правительства, помогая Советской власти избежать анархии и паралича в управлении страной, что принудительная продразверстка привела к серьез­ному изменению принципов распределения, натурализации за­работной платы, уравнительности. Принципы "военного комму­низма", пропагандировавшиеся прессой, представлялись в каче­стве определенного плана ускоренного перехода к коммунисти­ческому производству и распределению. Слепо пропагандируя сталинизм как высшее достижение марксистской теоретической мысли, она оправдывала репрессии против тех, кто подозревал­ся в отступничестве и обвинялся в измене делу коммунистичес­кого строительства. Углубленное осмысление реально происхо­дивших исторических процессов помогает понять ту роль, кото­рую сыграла пресса в исключительно быстром формировании военно-коммунистической идеологии, оказавшей пагубное вли­яние на формы и методы управления страной на протяжении всех последующих десятилетий.

Начало перестройке политического сознания положил доклад Н.С. Хрущева на состоявшемся в 1956 г. XX съезде КПСС "О культе личности и его последствиях". Однако период "отте­пели" оказался кратковременным. Анализ прессы конца 60-х и 70-х гг. все больше утверждает в мысли, что приход к руковод­ству страной Л.И. Брежнева повлек за собой ужесточение поли­тического климата, нетерпимость властей к проявлениям свобо­домыслия. Журналистика уходила от реальной оценки прояв­лявшихся социально-политических противоречий.

1985 г. принес советскому обществу сложные и до сих пор не решенные проблемы. Журналистика в условиях демократизации жизни общества, гласности, открывшей дверь в малоизвестное прошлое, обрела новые качества и возможности. Возрождение многопартийной прессы стало реальностью. Под воздействием демократизации и гласности в публикациях, увидевших свет после 1985 г., многое тайное стало явным. Возможность объек­тивной оценки прошлого позволила сделать достоянием истори­ческой и историко-журналистской науки то, что раньше умалчивалось или искажалось.

Много нового, поучительного содержат сборники публицис­тических материалов: "Если по совести" (1988), "Иного не дано" (1988), "Возвращенные имена", в двух кн. (1989), "Стра­ницы истории КПСС. Факты. Проблемы. Уроки" (1988), "Они не молчали" (1989), "Наше Отечество. Опыт политической ис­тории", в двух т. (1991), книга Н. Верта "История советского го­сударства: 1900—1991" (1995), учебное пособие "История новей­шей отечественной журналистики. Февраль 1917 — начало 90-х годов" (1996), "Журналистика конца XX столетия: уроки и пер­спективы" (1998) и др.

Историография отечественной журналистики в демократи­чески ориентированном обществе только складывается. И все же за последние годы вышло немало работ, авторы которых дают объективную картину процессов, происходивших в 90-е гг. в средствах массовой информации. Речь, в частности, идет о книгах: "Система средств массовой информации России" (1994), "Нравственные принципы тележурналистики (опыт этического кодекса)" (1994), "История новейшей отечественной журналисти­ки. Переходный период (середина 80-х — 90-е годы)" (1996), "Пять лет свободы печати" (1996), "Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления" (1996), "Судеб­ная реформа: проблемы анализа и освещения. Дискуссии о пра­вовой журналистике" (1996), "Средства массовой информации: системные характеристики" (1996), "Журналистика в переход­ный период: проблемы и перспективы" (1996) и др.

Переосмысление ряда проблем истории новейшей отече­ственной журналистики обусловило необходимость преодоления элементов догматического подхода к рассмотрению характера и содержания советской прессы на всех этапах ее деятельности. Решительный отказ от сложившихся в историко-журналистской науке субъективистских толкований процессов формирования и развития новейшей отечественной журналистики открывает но­вые горизонты на этом пути.

Новое прочтение и осмысление многих документов и фактов, непредвзятый анализ газетного листа позволили возвратить оте­чественной журналистике незаслуженно забытые имена публи­цистов, познакомиться с их деятельностью и литературным мас­терством. В истории новейшей отечественной журналистики до­стойное место должна занять редакторская и публицистическая деятельность Н. Бердяева, Н. Бухарина, Г. Плеханова, П. Струве, Н. Устрялова, Л. Троцкого, В. Чернова, М. Зощенко, К. Радека, П. Милюкова и других политических деятелей и литераторов.


Периодическая печать России в начале XX в.


Февральская революция 1917 г. привела к падению российского самодержавия, а вместе с ним и к прекращению выпуска монар­хической прессы. Пришедшее к власти Временное правительст­во, встав на путь буржуазно-демократических преобразований, заявило об амнистии политическим заключенным, провозгласи­ло свободу слова, печати, декларировало другие проявления де­мократии. Реальное их осуществление предоставило возмож­ность социалистическим партиям России — РСДРП, эсерам, анархистам — легализовать свою деятельность и заняться подго­товкой своих изданий.

Новые исторические условия жизни России открыли период новейшей истории отечественной журналистики. Рассмотрение ее правомерно начинать с тех проявлений, которые дали о себе знать в российской прессе на рубеже двух веков.

В 90-х гг. XIX в., в условиях интенсивного развития капита­лизма, обострения классовой борьбы в России возросла роль пе­риодической печати в идейно-политической борьбе, экономи­ческой, научной и культурной жизни. В 1900 г. в стране выхо­дило 1002 периодических издания различного типа, различных направлений. Но общественно-политические органы печати со­ставляли в них примерно пятую часть — 202 издания[1].

Основными центрами журналистики в конце XIX в. и до 1917 г. были Петербург и Москва, что вполне отвечало их роли в экономической, политической и культурной жизни России. В течение 1901—1916 гг. в стране выходило более 14 тыс. периоди­ческих изданий. Из них свыше 6 тыс. — в Москве и Петербурге.

Заметное развитие получила и региональная печать. В 1901 — 1916 гг. в Харькове, Нижнем Новгороде, Тифлисе, Баку, Таш­кенте и многих других городах выходили газеты и журналы раз­личных типов, официальные и частные, органы различных партий и общественных групп. Только в Киеве, Одессе, Сарато­ве, Иркутске выходило около 1400 изданий[2].

В 1895—1917 гг. русская периодическая печать, с точки зре­ния идейно-политического направления, представляла весьма пеструю картину.

Большая часть периодических изданий в 1890-х гг. — начале 1900-х гг. выражала и поддерживала правительственный курс, внешнюю и внутреннюю политику царизма. К числу таких газет и журналов относились прежде всего официальные издания типа "Губернских ведомостей" и в первую очередь "Правитель­ственный вестник". Охранительным духом были проникнуты крайне реакционные "Московские ведомости", многие частные издания, являвшиеся рупором высших слоев общества, — "Гражданин", "Новое время" и др.

К началу 1900-х гг. для русской печати стало характерно про­никновение в прессу частного капитала, появление крупных га­зетных предприятий. В их числе "Русское слово", газета, изда­вавшаяся издательским объединением И. Сытина, многочислен­ные "Листки", рассчитанные на вкусы непритязательного чита­теля. Возрастало влияние на буржуазную печать банков, трестов, которые становились держателями акций и газетных предпри­ятий, подчинявших их своим интересам. Одним из таких изда­ний являлись "Биржевые ведомости".

И все же это была лишь часть газетного мира России, далеко не адекватная процессам, происходившим в обществе.

Умеренную оппозиционность русской буржуазии выражала весьма распространенная в начале XX в. либеральная журналис­тика: газеты "Русские ведомости", "Россия", журнал "Русская мысль" и др. Главным их идеалом являлась конституционная монархия, а реформы объявлялись единственно законным путем необходимых, с точки зрения буржуазии, преобразований.

В то же время в среде радикальных либералов все заметнее стало увлечение марксистскими идеями. Не остались в стороне и легальные либерально-буржуазные издания — "Новое слово", "Жизнь", "Мир божий" и др. Они пытались соединить марк­сизм с либеральной теорией реформирования буржуазного об­щества, использовать отдельные положения марксистской эко­номической теории для обоснования развития капитализма в России, критиковали народничество, выступали за буржуаз­но-демократические свободы. Так появился "легальный марк­сизм" — одно из течений русской либерально-буржуазной об­щественной мысли.

В 1897 г. увидел свет журнал "легальных марксистов" "Жизнь". В его литературном отделе ведущую роль играл М. Горький, на­печатавший здесь такие произведения, как "Фома Гордеев", "Кирилка", "Двадцать шесть и одна", "Трое". Горький привлек к участию в журнале А.П. Чехова, который опубликовал одну из лучших своих повестей "В овраге". В журнале выступали также B. Вересаев, Л. Украинка. Однако в июне 1901 г. издание было закрыто властями.

С печатью "легальных марксистов" связано имя Петра Стру­ве, испытывавшего в начале 90-х гг. сильное влияние марксиз­ма. В 1899 г. Струве был одним из редакторов вновь созданного ежемесячного журнала литературы, науки и политики "Начало". К этому времени Струве — один из идеологов "легального марк­сизма" — переходит от идеи классовой борьбы, гегемонии про­летариата и революционного захвата власти к эволюционной концепции, делающей упор на необходимости демократических реформ, гарантирующий основные свободы и парламентскую систему государственного правления.

Несмотря на принципиальные расхождения во взглядах П. Струве и видных российских сторонников марксизма Георгия Плеханова и Владимира Ульянова, последние получили возмож­ность использовать журналы "легальных марксистов" "Жизнь" и "Начало" для пропаганды революционной теории Маркса. В результате каждый из вышедших четырех номеров журнала "На­чало" подвергался цензурным искажениям. Четвертый номер "Начала", в котором была опубликована статья В. Ульянова о книге К. Каутского "Аграрный вопрос", был уничтожен властя­ми. В конце 1899 г. журнал был закрыт и все номера изъяты.

П. Струве, не помышлявший ранее о "великом перевороте русской жизни", был возмущен действиями царской администра­ции. Вскоре он выехал за границу и в Штутгарте в июне 1902 г. вместе с группой радикальных либералов основал журнал "Ос­вобождение", который видел свою задачу в замене "произвола самодержавной бюрократии правами личности и общества". Журнал открыто заявил о своем стремлении предотвратить рево­люционный взрыв в России и утверждал, что целью его деятель­ности является "конституционная Россия, постепенные рефор­мы". Таким образом, Струве порвал с "легальным марксизмом" и полностью перешел на позиции буржуазного либерализма.

В октябре 1902 г. издание журнала было перенесено в Париж. Вокруг журнала в 1904 г. сложился союз "Освобождение", из которого выросла кадетская партия. В октябре 1905 г. журнал перестал выходить.

К началу XX в. относится организационное сплочение пар­тии либеральной буржуазии. В 1902 г. возникло первое издание кадетского толка. Им стала либерально-буржуазная газета "Глас­ность", вышедшая в 1902 г. в Петербурге. С 1903 г. она стала выпускаться под названием "Русь". Ее редактором-издателем был А. Суворин, с именем которого связано также издание и финансирование других газет, стоявших на охранительных по­зициях: "Московский телеграф", "Русская земля", "Новое вре­мя" и др.

В конце 90-х гг. XIX в. в общественной жизни России возник­ло такое политическое течение, как "экономисты". Одним из значительных их изданий стала газета "Рабочая мысль", начав­шая выходить с октября 1897 г. Она отражала мировоззрение той части рабочего класса, которая не отдавала приоритет поли­тической борьбе. В России удалось напечатать лишь два номера "Рабочей мысли". Затем ее издание было перенесено в Варшаву, а затем в Берлин. Выходила до конца 1902 г.

В апреле 1899 г. в Женеве вышел журнал "экономистов" "Ра­бочее дело" как орган "Союза русских социал-демократов за границей". Его редактировали лидеры "экономистов" Б. Кричевский, А. Мартынов и др. Журнал очень настороженно относился к революционной теории Маркса, практически отрицая ее, и настойчиво провозглашал стихийность рабочего движения. Жур­нал издавался до февраля 1902 г., всего вышло 12 номеров.

На рубеже двух веков в оппозиционном движении России стала набирать силу российская социал-демократия. Интенсив­ный процесс перехода от кружковщины к формированию поли­тических партий революционного толка отчетливо говорил о том, что российская социал-демократия вступала в качественно новую стадию своего развития.

До октября 1905 г. в России существовали только подпольные партии — социалистов-революционеров и социал-демократов.

Наибольшим авторитетом и признанием в среде российских социал-демократов пользовалось так называемое ортодоксальное направление, начало которому было положено Г.В. Плехановым и его группой "Освобождение труда". Порвав с народничеством и газетой "Земля и воля", Плеханов целиком посвятил себя не только пропаганде марксизма и изданию теоретических трудов по социализму, но и созданию политической организации, при­званной распространять марксизм в России. Он выпускал сбор­ники "Социал-демократ" и "Работник", присылал из-за грани­цы, куда эмигрировал в 1880 г., публицистические статьи и ре­цензии в русские легальные журналы "Новое слово", "Начало", "Научное обозрение" и др.

Ортодоксальное направление в российской социал-демокра­тии получило дальнейшее развитие в деятельности Петербург­ского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", орга­низованного в 1896 г. Владимиром Ульяновым. Годом раньше он встречался в Швейцарии с Г.В. Плехановым и членами груп­пы "Освобождение труда", с целью договориться о слиянии сто­личных марксистских кружков с группой.

В 1895—1896 гг. В. Ульянов занимался выпуском подпольных "рабочих листков", готовил издание общероссийской полити­ческой газеты в России, вместе с Плехановым сотрудничал в марксистских сборниках за границей. Тюрьма (декабрь 1896 г.), а затем трехлетняя ссылка прервали эту деятельность, но в этот период им были разработаны теоретические основы революци­онной печати. В ссылке В. Ульянов начал подготовку марксист­ского теоретического журнала "Заря" и политической газеты "Искра".

В 1897 г. киевские социал-демократы предприняли издание нелегальной "Рабочей газеты". Вышло два номера — в августе и декабре. Плеханов положительно отзывался о газете, назвав ее "общерусским социал-демократическим органом".

"Рабочая газета" много сделала для подготовки I съезда РСДРП, который состоялся в марте 1898 г. Съезд утвердил "Ра­бочую газету" в качестве центрального органа партии. Однако сразу же после съезда восемь из девяти основателей новой пар­тии были арестованы, а типография газеты разгромлена поли­цией.

В 90-х гг. РСДРП пыталась преодолеть кризис — на это была нацелена и деятельность выходивших в конце 90-х — начале 900-х гг. социал-демократических изданий: "Санкт-Петербург­ский рабочий листок", "Вперед", "Южный рабочий". Однако они, как и "Рабочая газета", просуществовали недолго: типогра­фии были разгромлены, а сотрудники арестованы.

После сибирской ссылки В. Ульянов и его соратник по Пе­тербургскому "Союзу борьбы" Юлий Мартов эмигрируют за границу, чтобы объединиться с группой Плеханова в борьбе с экономизмом в российской социал-демократии и активно участ­вовать в ее организационном сплочении.

Важным этапом в создании партии революционного действия явился выход в декабре 1900 г. в Лейпциге газеты "Искра". Вскоре ее издание переносится в Мюнхен, затем в Лондон, от­туда — в Женеву. В редакцию "Искры" входили: Г. Плеханов, Ю. Мартов, П. Аксельрод, А. Потресов, В. Засулич, В. Ульянов-Ле­нин (псевдонимом Ленин В. Ульянов стал пользоваться с 1901 г.). Сначала все они были соредакторами газеты, но вскоре функ­ции главного редактора перешли к Ленину.

"Искра", став первой общерусской политической газетой, сыграла исключительную роль в идейно-политическом и орга­низационном оформлении разрозненных социал-демократичес­ких комитетов и групп, в созыве в 1903 г. II съезда РСДРП. Программа и Устав партии, обсуждавшиеся на страницах "Иск­ры", основывались на марксистской концепции классовой борь­бы пролетариата и пролетарской революции, обеспечивающей установление диктатуры пролетариата. Своей программой-максимум РСДРП провозглашала построение бесклассового комму­нистического общества. Ведущими публицистами газеты были: В. Ленин, опубликовавший здесь более 50 статей, Г. Плеханов, перу которого принадлежит свыше 40 статей, рецензий, заметок, Ю. Мартов, политическая судьба которого очень скоро превращает из единомышленника Ленина в его оппонента, А. Потресов и др.

И в процессе обсуждения основных документов партии, и в период работы съезда, и внутри только что созданной партии наметились глубокие тактические разногласия, которые каса­лись и вопросов движущих сил революции, их союзников, и членства в партии. Возникшие противоречия между лидерами партии В. Лениным, с одной стороны, и Г. Плехановым, Ю. Мар­товым и их сторонниками — с другой, привели к внутрипартий­ному расколу, образованию двух фракций, фактически двух партий — большевиков и меньшевиков.

На II съезде была утверждена редакция "Искры" в составе: В. Ленин, Г. Плеханов, Ю. Мартов. Мартов в силу принципиаль­ных расхождений во взглядах с Лениным на членство в партии отказался войти в редакцию и с тех пор он постоянно входил в состав центральных учреждений меньшевиков.

Последние номера "Искры" (№ 46—51) вышли под редак­цией Ленина и Плеханова. В дальнейшем Плеханов потребовал включения в состав редакции всех старых редакторов, оказав­шихся в числе меньшевиков. Ленин не согласился с этим, и в октябре 1903 г. вышел из редакции. После перехода "Искры" в руки меньшевиков Ю. Мартов стал фактически ее редактором и главным автором. До октября 1905 г. "Искра" продолжала выхо­дить как центральный орган меньшевиков.

После II съезда партии большевики, лишившись "Искры", оказались без своего печатного органа. Больше года понадоби­лось им, чтобы создать свою газету "Вперед", которая подгото­вила III съезд РСДРП. Решением съезда центральным органом партии утверждается "Пролетарий" (май—ноябрь 1905 г.).

Общая марксистская платформа создавала предпосылки к возможному объединению фракций РСДРП, но этого не про­изошло. С участием представителей той и другой сторон издава­лись некоторые газеты — "Наш голос", "Северный голос", а также центральный орган РСДРП газета "Социал-демократ". Но внутренний раскол в РСДРП преодолеть не удалось.

Противоречия между большевиками и меньшевиками в пол­ной мере проявились в ходе буржуазно-демократической рево­люции 1905—1907 гг.

В начале 900-х гг. довольно многочисленной в социал-демок­ратическом движении России была партия социалистов-револю­ционеров. Она, как и РСДРП, была нелегальной. Возникла в конце 1901 — начале 1902 г. в результате объединения разроз­ненных народнических групп и кружков, приняв главное в про­грамме и методах борьбы народников. Название партии не было случайным. Эсеры, являясь главной партией, выражавшей интересы крестьянской демократии, видели свою основную задачу в преобразовании общества на социалистических началах. Выразителем политических взглядов эсеров стала издаваемая с января 1901 г. "Союзом социалистов-революционеров" газета "Революционная Россия". В январе 1902 г. "Революционная Россия" опубликовала "Извещение" о создании партии социа­листов-революционеров. С той поры газета становится цен­тральным органом партии.

В своих выступлениях газета, ведущим автором которой был В. Чернов, выдвинувшийся в конце XIX в. в качестве наиболее крупного теоретика неонародничества, неоднократно подчерки­вала, что партия эсеров считает себя выразительницей крестьян­ских интересов и борется за их осуществление. Партия эсеров, заявляла газета, выдвигает задачу бесплатного наделения кресть­ян землей за счет национализации не только государственных и монастырских, но и помещичьих земель. Эсеры выступали за демократическую республику, всеобщее избирательное право, свободу слова и печати, бесплатное обучение, восьмичасовой рабочий день. Это была программа партии, и о ней "Революци­онная Россия" постоянно напоминала читателям.

Вместе с тем она лишь вскользь говорила о том, что в борьбе с монархическим строем эсеры используют террористические методы. В течение 1902—1911 гг. эсерами было совершено более 200 террористических актов, завершившихся убийствами царс­ких министров, губернаторов, генерал-губернаторов, градона­чальников, начальников охранных отделений и других царских сановников[3].

"Революционная Россия" выходила до декабря 1905 г. Официальным органом партии эсеров был также журнал "Вест­ник русской революции", вышедший в 1901 г. Он теоретически обосновывал взгляды эсеров и пропагандировал их революцион­ные устремления. Оба эсеровских издания выходили за рубежом.

Небывалый подъем революционного движения в России в начале XX в. привел к бурному развитию легальной периодичес­кой печати. Складывавшаяся система включала в себя различно­го типа издания: общественно-политические, специальные, от­раслевые, профессиональные, сатирические, иллюстрированные, научные и научно-популярные, информационные, массовые, религиозные, детские и юношеские и др. Только во время рево­люции 1905—1907 гг. в России было основано около 1500 об­щественно-политических органов[4].

Именно такого рода газеты и журналы выражали интересы общественных классов и политических партий, оказывали идей­ное, политическое, психологическое и организационно-практи­ческое воздействие на социально-экономическую и духовную жизнь народов России.

Первая российская буржуазно-демократическая революция привела в движение все слои общества, рождая общественно- политические предпосылки легализации социалистической жур­налистики. Поражение в войне с Японией не только усилило недовольство в массах, но и посеяло панику в придворных кру­гах. Законосовещательная булыгинская Дума не дала желаемых результатов.

Сентябрьская забастовка 1905 г., а затем октябрьская Всерос­сийская политическая стачка вынудили правительство пойти на уступки бастующим. Все шло к тому, что царское правительство вынуждено было дать свободу печати, собраний и союзов.

17 октября 1905 г. провозглашается Манифест, предоставляв­ший значительные политические свободы. Возвестивший о на­чале буржуазного конституционализма, Манифест легализовал деятельность всех политических партий и одновременно способ­ствовал формированию политических партий правительственно­го лагеря.

Ядро демократического лагеря, существовавшего к моменту принятия Манифеста 17 октября, составляли немногочисленные нелегальные политические партии. Однако с началом револю­ции в этот лагерь влилось массовое рабочее и крестьянское дви­жение. В демократическом лагере действовали различные силы. Их пресса отражала существовавшие серьезные программные и тактические разногласия, но провозглашала и общие цели: лик­видация самодержавно-феодальных пережитков, решение аграр­ного вопроса.

Лозунги, объединявшие интересы всех демократических сил, стали ведущими в легальной периодической печати социалисти­ческих партий России, возникшей после Манифеста 17 октября 1905 г.

Важное место в легальной журналистике России заняла пе­чать РСДРП, вошедшая в систему социалистической прессы страны периода буржуазно-демократической революции 1905— 1907 гг. И хотя сложившиеся после II съезда РСДРП внутри партии две фракции — большевистская и меньшевистская — резко отличались по своему характеру, политическим, стратеги­ческим, идеологическим, организационным принципам, обе они формально принадлежали к одной партии. Обе фракции во внутрипартийной борьбе опирались на свои издания, также формально считавшиеся органами РСДРП.

Появление в России в октябре 1905 г. легальной социал-де­мократической печати знаменовало собой дальнейшее развитие социалистической журналистики.

В период наивысшего подъема революции, в период перерас­тания Октябрьской политической стачки в вооруженное восста­ние, 27 октября 1905 г. в Петербурге вышла первая легальная ежедневная большевистская газета "Новая жизнь". Она освеща­ла революционную борьбу трудящихся, систематически агитиро­вала за введение революционным путем восьмичасового рабоче­го дня, пропагандировала лозунги о союзе рабочего класса с крестьянством.

Борясь за осуществление основных требований буржуазно-демократической революции, большевики считали движущей силой не буржуазию, а пролетариат. Они поддерживали воору­женные выступления рабочих, крестьян, солдат и матросов, вы­ступали за создание временного революционного правительства и Советов, вовлекали в политическую борьбу профессиональные союзы.

На страницах "Новой жизни" были опубликованы статьи Ле­нина о задачах партии в легальных условиях работы и отразив­шаяся на всей последующей деятельности партийной и советс­кой журналистики работа "Партийная организация и партийная литература".

С появлением "Новой жизни" начался период открытого су­ществования легальной революционной социал-демократичес­кой журналистики. В Москве выходит большевистская газета "Вперед", в Сибири — "Красноярский рабочий", в Киеве — "Работник", в Харькове — "Харьковский рабочий", в Тифлисе — "Кавказский рабочий листок", "Кайц" ("Искра") на армянском языке, "Дро" ("Время") на грузинском языке, в Эстонии — "Эдази" ("Вперед") на эстонском языке.

Весной и летом 1906 г., после закрытия "Новой жизни", в Петербурге издавались легальные большевистские газеты "Вол­на", "Вперед", "Эхо". За годы Первой Российской буржуазно-демократической революции большевики основали 197 газет, журналов и бюллетеней. Главная линия, проводившаяся всей большевистской печатью, — дальнейшее развитие революции, вооруженное восстание, перерастание буржуазно-демократичес­кой революции в социалистическую.

Выразителями другого, более умеренного направления в рос­сийской социал-демократии были меньшевики, представлявшие собой составную частью РСДРП. Их легальная и нелегальная пресса представляла собой также составную часть журналистики социалистических партий России.

Выходившая до октября 1905 г. "Искра" настойчиво разъяс­няла причины раскола в РСДРП, проводила мысль о "свобод­ной" партии, о плехановском понимании аграрной программы российской социал-демократии, о движущих силах революции и т. д.

Образование после II съезда РСДРП двух фракций со своими политическими платформами привело к тому, что уже в 1904 г. меньшевики выпустили газету "Правда", просуществовавшую до 1906 г., а с лета 1905 г., и особенно после обнародования Мани­феста 17 октября, выпустили еще около 20 легальных изданий — "Современная жизнь", "Московская газета", "Начало" и др.

Характер меньшевистской журналистики особенно ярко про­явился в легальных изданиях, основанных в конце 1906 — нача­ле 1907 г. Речь идет о газетах "Наше дело", "Невский вестник", "На очереди" и др. Критическое отношение меньшевиков к марксистской теории, к революционным пролетарским идеям и принципам проявилось в их взгляде на марксистскую концепцию пролетарской революции. Г. Плеханов, П. Аксельрод, Ю. Мар­тов и другие меньшевистские теоретики, идеологи, публицисты не отрицали, что первая российская революция по своему ха­рактеру была буржуазно-демократической. Но при этом они критически относились к экономической сущности революции 1905—1907 гг. Вопреки Ленину они не признавали за пролета­риатом роли гегемона революции в силу ряда и объективных и субъективных причин. Выступая в легальной прессе, меньшеви­ки обвиняли Ленина и большевистские издания в ревизионизме марксизма.

В меньшевистских газетах выступал и Л. Троцкий, порвав­ший с большевиками. Он выдвинул свою теорию парламентской революции, которая фактически отрицала буржуазно-демокра­тическую революцию как необходимый этап развития револю­ционного исторического процесса. Это противоречило марксист­ско-ленинской концепции непрерывности революции. По мне­нию Ленина и большевистской газеты "Пролетарий", это была крамола, отступничество от теории К. Маркса.

Главное усилие меньшевистской печати было направлено на то, чтобы укрепить в сознании российской социал-демократии меньшевистское понимание характера буржуазно-демократичес­кой революции, ее движущих сил и конечных целей.

В течение десятилетий в советской журналистике неоспори­мой оставалась мысль о том, что единственной жертвой пресле­дований царских властей были большевики и их печать. Объек­тивность требуется сказать о том, что при всей умеренности меньшевистской прессы, ее склонности к реформизму, она так­же выражала революционные идеи, особенно до поражения де­кабрьского вооруженного восстания, а поэтому, как и больше­вистская, подвергалась гонениям со стороны властей.

В годы первой российской буржуазно-демократической рево­люции в полную силу заявила о себе легальная печать партии эсеров. Ее лидеры называли свою партию "истинно народной социалистической партией". Они и выступали от имени различ­ных слоев крестьянства, так или иначе оказавшихся втянутыми в революционные события 1905—1907 гг.

В 1905 г. эсеры выдвинули из своей среды идеологов и пуб­лицистов, которые и составили ядро эсеровской журналистики, определяя ее направление, дух, характер и содержание.

Наиболее активно в этой революционно-демократической прессе сотрудничали В. Чернов, Н. Кудрин, М. Энгельгард и другие эсеровские литераторы. Они ставили перед собой задачу развить самосознание трудового народа и осуществить руковод­ство им в его борьбе за политическое и экономическое освобож­дение.

Эсеры явились представителями крайне левой фракции сло­жившейся в России в 1905 г. буржуазной демократии. Объектив­ное значение их деятельности сводилось к осуществлению задач революционной демократии. Этой цели фактически и служила создаваемая эсерами в Петербурге и других городах страны ле­гальная пресса, в частности такие издания, как "Сын отечест­ва", "Народный вестник", "Голос", "Дело народа" и др.

Воззрения эсеров особенно широко пропагандировались в "Голосе", вышедшем в конце апреля 1906 г. Газета выдавала себя горячей и искренней сторонницей представителей русской революции, русского и международного социализма, подлинной выразительницей интересов труда. И все же "Голос" основным своим содержанием отражал суть эсеровской идеологии, ориен­тированной на крестьянство.

С июня 1906 г. во главе газеты стал лидер эсеров В. Чернов, объединивший вокруг себя своих ближайших единомышленни­ков — А. Гуковского, Н. Максимова и др.

Вполне естественно, что над эсеровским "Голосом", выражав­шим в известной мере идеологию революционно-демократичес­кого крестьянства, стали сгущаться тучи. С начала июня 1906 г. каждый номер газеты конфисковывался. А 10 июня она была за­крыта.

Одновременно с "Голосом" эсеры предприняли издание в Петербурге газеты "Дело народа", с первого номера открыто вы­ражавшей свою ненависть к царизму и правительственным орга­нам. Газета призывала массы к беспощадной борьбе с самодер­жавием. В середине мая 1906 г. "Дело народа" было закрыто. Летом 1906 г. у эсеров выходит еще одна легальная газета "Мысль", а с июля 1907 г. центральным органом партии эсеров становится "Знамя труда".

В годы буржуазно-демократической революции выходили ле­гальные издания и других социалистических партий: народных социалистов, трудовиков, максималистов и др. Они выражали ненависть к самодержавию. Именно за эту революционно-де­мократическую направленность легальная пресса эсеров и тру­довиков подвергалась жестоким репрессиям со стороны царской цензуры.

В народнической печати периода первой российской револю­ции особое место занял журнал "Русское богатство", отметив­ший в 1905 г. свое 30-летие. Долгие годы его идейными руково­дителями были Н. Михайловский и В. Короленко. Последний к тому же являлся редактором и официальным издателем журна­ла. Начало революционных событий в стране издание встретило многочисленными публикациями, посвященными годовщине смерти Н. Михайловского — одного из главных основоположни­ков русской социологической школы. В них "Русское богатство" солидаризировалось со старой либерально-народнической доктри­ной, основу которой составляли отрицание капитализма, буржу­азного государства, вера в особый исторический путь России.

Сотрудники "Русского богатства" примыкали к эсерам, но занимали среди них самое правое крыло. В. Короленко, преодо­левший народнические влияния во второй половине 90-х гг., продолжал оставаться писателем-реалистом и крупнейшим де­мократическим публицистом. Большой интерес представляют его статьи, относящиеся к 900-м гг. и более позднему времени: "Девятое января в Петербурге", "Возвращение генерала Куропаткина" и др. Короленко занимал своеобразную позицию по отношению к большевикам и теории научного социализма. Многое он не принимал и со многим не соглашался. Но при всем этом он оставался правдивым писателем-реалистом, гума­нистом, непримиримым борцом против всякого угнетения.

В период подъема революционного движения осенью 1905 г. "Русское богатство" оказалось в лагере антиправительственной либерально-буржуазной прессы. В конце января 1906 г. его из­дание было приостановлено, и лишь спустя полгода запрет на журнал был снят. Но его курс остался прежним: основные сотруд­ники, за исключением В. Короленко, стали организаторами но­вой трудовой партии народных социалистов (энэсов). "Русское богатство", став ее органов, заняло промежуточное место между эсерами и кадетами.

С тем чтобы расширить свое влияние в массах, социалисти­ческие партии в период революции 1905—1907 гг. взяли курс на дифференциацию своей печати. Выходили газеты для рабочих, крестьян, солдат, молодежи, как органы партий, Советов, проф­союзов. Вся социалистическая журналистика сложилась в систе­му, включавшую в себя издания различного типа. При этом ха­рактер прессы приобретал все более многонациональную струк­туру: газеты и журналы выходили на грузинском, азербайджан­ском, армянском, осетинском, аварском, литовском, латыш­ском, эстонском, украинском и других языках.

В период поступательного развития революции в буржуазно-либеральном лагере произошли серьезные перемены. Либералы перешли в открытую оппозицию к самодержавию. Вместе с тем они боялись социального взрыва, предпочитали не радикальные преобразования, а компромиссные решения.

С начала августа 1905 г. на почве подготовки к предстоящим выборам в I Государственную думу в России началось формиро­вание буржуазных политических партий. В октябре возникли: конституционно-демократическая партия (кадеты), партия ок­тябристов ("Союз 17-го Октября"), прогрессивно-промышлен­ная партия и др. Эти буржуазные политические партии и союзы создавали в центре и на местах свою систему печати, призван­ную выразить интересы либерального политического лагеря.

Крайне правое крыло в этом лагере занимала легальная прес­са октябристов: "Слово", "Голос Москвы" и многие др. Главная цель этих изданий — сплочение политически сочувствующих элементов Манифесту 17 октября, проведение политики на ус­тановление конституционной монархии.

Среди возникших либеральных партий заметно выделялись конституционные демократы. В конце 1905 г. в Петербурге, Москве и других городах России кадеты создали много новых периодических изданий и захватили в свои руки немало уже функционировавших органов. Усиление влияния кадетов и их печати с весны 1906 г. объяснялось тем, что они оказались "са­мой левой партией", так как социалистические партии были ус­транены от политической деятельности правительством. Естест­венно, что все недовольные, озлобленные непредсказуемыми обстоятельствами, возникшими в период выборов, люди нашли сочувствие у кадетов и получили их поддержку.

В феврале 1906 г. в Петербурге вышла еженедельная кадет­ская газета "Вестник партии народной свободы". Однако это из­дание оказалось малопопулярным из-за своей перегруженности официальными партийными документами, теоретическими пуб­ликациями. Почти одновременно с "Вестником" кадетам удалось в Петербурге основать большую ежедневную политическую и ли­тературную газету "Речь". Идейными руководителями и факти­ческими ее редакторами были П. Милюков и И. Гессен — лидеры партии кадетов. Однако сама редакция никогда не признавала своей связи с этой партией, поэтому "Речь" выглядела как изда­ние общедемократического толка, сочувствующее партии кадетов.

Весной 1906 г. кадеты приступили к выпуску в Петербурге общедоступной газеты "Товарищ", редакция которой заверяла своих читателей, что данный орган будет служить интересам не какой-либо партии, а освободительному движению в целом. Тем не менее "Товарищ" оказался изданием левокадетского толка.

Кадеты выпускали и общедоступные народные издания — "Народное дело", "Народный путь", "Реформа" и др. Подобные издания получили дальнейшее развитие в либерально-буржуаз­ной журналистике.

Несмотря на убыточность общедоступных народных изданий, отдельные капиталисты или группы капиталистов брали на себя расходы по их выпуску. Это относится к кадетской газете "Со­временное слово", газете московского миллионера П. Рябушин-ского, банкира Г. Лесина и некоторых др.

Крупнейшее издательство "Копейка" в Петербурге было осно­вано в 1907 г. группой финансистов и сосредоточило в своих ру­ках ряд газет и журналов. В их числе: "Газета-копейка", "Журнал-копейка", юмористический "Листок-копейка", еженедельник "Всемирная панорама" и др., а "Петербургская газета-копейка" стала одной из газет, имевших самый большой тираж в стране.

Финансовые магнаты видели в журналистике не только сред­ство идеологического воздействия на массы, но и источник по­лучения огромных прибылей. Речь, в частности, идет о круп­нейших книжно-газетно-журнальных объединениях, получив­ших дальнейшее развитие в начале 900-х гг.

Книжно-газетное издательство концерна А. Суворина поло­жило начало огромному количеству справочных изданий. Кро­ме того, оно выпускало газеты "Новое время", "Московский те­леграф", "Русское знамя", "Земледельческую газету", журналы "Исторический вестник", "Наборщик и печатный мир". Другим крупным издательским объединением России явля­лось издательство И. Сытина. Оно также выпускало большое ко­личество периодических изданий, охватывающих интересы раз­личных групп читателей: журналы "Вестник спорта и туризма", "Вестник школы", "Вокруг света", "Для народного учителя", "Заря", "Модный журнал", "Нужды деревни" и др., газеты "Правда Божия", "Русская правда" и др.

В этой массе периодических изданий крупнейшим было "Русское слово", вышедшее в 1895 г., фактическим редактором его долгие годы оставался известный "король фельетонов", теат­ральный критик В. Дорошевич. Он сумел придать газете, вла­дельцем которой был Сытин, серьезный тон, осведомленность, абсолютную самостоятельность. Буржуазно-либеральная направ­ленность "Русского слова" была очевидной, оно было оппози­ционным, но при этом не выражало интересы той или иной партии. Газета замалчивала вопросы политической борьбы, но касалась самых злободневных вопросов социальной жизни, опе­ративно отражая все текущие события. Благодаря хорошо и чет­ко налаженной работе своих корреспондентов, "Русское слово" снискало себе славу "фабрики новостей". По форме и направле­нию газета представляла собой в определенной степени синтез, с одной стороны, бульварной прессы, с другой — буржуазно-респектабельного издания, которое всегда осторожничало и чут­ко прислушивалось к происходящим событиям.

Во второй половине 1907 г. полностью спала революционная волна. 3 июня 1907 г. II Государственная дума была разогнана, все социалистические партии России объявлены вне закона.

Между двумя буржуазно-демократическими революциями со­циалистические партии России находились на нелегальном или полулегальном положении, испытывая огромные трудности с изданием своей периодики.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

  • Периодическая печать России в начале XX в.