Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Овчинникова Е. А. Санкт-Петербург




страница4/9
Дата03.07.2017
Размер1.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава 3. Стратегии современного воспитания. 3.1. Эмпирическое исследование «Воспитание в семье: стратегические ориентации». Воспитание всегда несет в себе временную протяженность, потому что предполагает целенаправленный процесс. В широком смысле, это некоторый долгосрочный план действий, ориентированный единой целью. Социальная практика воспитания реализуется, главным образом, через семью и образование. В границах семейного воспитания «план действий» относительно формирования личности складывается из ценностей социальной среды, которые включают семью, как в ячейку, в общество. Т.е. с позиции семьи как института, семья готовит личность способную включиться в общество, разделять его базовые цели-ценности, актуальные в данных культурно-исторических условиях. Те ценности, которые воспитываются в семье, условно можно назвать стратегией или стратегической ориентацией по включению индивида в общество посредством семьи. В рамках диссертационной работы было проведено социологическое исследование на базе Всемирного исследования ценностей за 2005 год (World Values Survey, WVS) выявляющее ценностные ориентации современного социума в вопросах воспитания в семье82. Такие ориентации в рамках исследования были названы стратегиями, поскольку группировались в специфичные смысловые единицы и предполагали временную протяженность. Респонденты отвечали о качествах, воспитываемых в институте семьи, который не может иметь «стратегию» в привычном понимании как некоторого долгосрочного плана по достижению цели: относительно семейного воспитания под стратегиями понимались ценностные ориентиры, способные планомерно включить человека в культурно-исторические условия. Респондентам разного возраста, социального положения и с разными ценностными ориентациями (осторожное - доверительное отношение к миру) было предложено выбрать из 10 качеств, которые можно воспитывать в семье, 5 наиболее, по их мнению, важных. Среди этих качеств были: послушание, трудолюбие, независимость, чувство ответственности, толерантность, бережливость (бережное отношение к деньгам и вещам), воображение, бескорыстие, религиозность, решительность (настойчивость). Вслед за Инглхартом, эти качества были распределены нами по двум категориям: качества, основанные на традиционных ценностях и ценностях выживания и качества, основанные на ценностях секулярно-рационального характера и ценностях самовыражения83, в соответствии с чем, выделилось 2 стратегии воспитания - современная и традиционная. Современная воспитательная стратегия ориентируется на такие качества: независимость, воображение, ответственность, терпимость и уважение к другим людям, решительность, настойчивость. Традиционная воспитательная стратегия характеризуется ориентацией на такие качества как религиозность, послушание, трудолюбие, бережливость, бескорыстие. Современная и традиционная стратегии воспитания не исключают друг друга, а показывают ориентацию общества и его конкретных индивидов на те или иные качества личности, которые необходимо воспитывать. На первом этапе исследования был проведен анализ таблиц сопряженности показывающий зависимость выбора тех или иных качеств , которые можно воспитывать у детей в семье , от ценностной ориентации доверительного или осторожного отношения к людям респондентов, уровня дохода, образования и возраста. Анализ таблиц сопряженности показал : факторы, которые определяют выбор той или иной стратегии, сводятся главным образом, к уровню доходов респондентов, их образованию, а также склонностью к осторожной или доверительной установке по отношению к большинству людей. Так, например, осторожные по отношению к другим людям респонденты с низкими доходами и уровнем образования, при выборе желаемых качеств личности в процессе воспитания, чаще всего указывают послушание, религиозность и трудолюбие. Респонденты считающие, что большинству людей можно доверять, имеющие образование и доходы выше средних выбирают такие качества как независимость, ответственность, терпимость и уважение к другим людям. Уровень доходов, образования, доверительное или осторожное отношение к другим людям определяют возможности, условия и ограничения человека в его жизнедеятельности. Человек, имеющий низкий уровень доходов и образования потенциально имеет меньше возможностей и шансов самореализации в современном обществе. Поскольку возможностей меньше, человек ориентирован скорее на сохранение своего существующего положения, нежели на самореализацию. Сохранение существующего положения связано с потенциальной опасностью от «другого», откуда возникает осторожное отношение к большинству людей. Для «охранной установки» поведения (сохранение существующего положения) актуальны такие качества личности как послушание, трудолюбие и религиозность, так как они не связаны с риском, а руководствуются проверенными сценариями взаимодействия с окружающим миром. Поэтому, люди с низкими доходами и образованием, осторожным отношением к большинству транслируют детям приоритетные для себя качества, качества, которые обеспечат им некоторый «базис» выживания. Наоборот, респонденты доверительно относящиеся к другим, имеющие высокий уровень образования и дохода ориентированы на самореализацию, поскольку имеют для этого больше возможностей и средств, меньше ограничений. К тому же, самореализация предполагает независимость от другого. Если «я» признает эту независимость за собой, то аналогичным способом переносит этот принцип на «другого», отсюда, необходимым качеством самореализации выступает терпимость и уважение к другому (возможность самореализации порождает многообразие форм), а принцип ответственности возникает как следствие секуляризации индивида от религии, традиции и авторитета «Другого». На втором этапе исследования был проведен анализ ценностных приоритетов к современной или традиционной стратегии воспитания на межстрановом уровне. Анализ показал, что каждая страна имеет специфичную структуру ценностных приоритетов в воспитании. Главным образом, на это влияют экономическое развитие страны (уровень жизни в стране) и наличие верующих в ней. Качества, относящиеся к современной стратегии воспитания, более склонны выбирать в странах с высоким уровнем экономического развития, высоким уровнем жизни и низким процентом верующих (Норвегия, Швеция, Япония и др.), а в странах с низким уровнем экономического развития и высоким процентом верующих, респонденты склонны ориентироваться на традиционную парадигму воспитания (Руанда, Буркина – Фасо, Замбия). Интересной представляется ситуация в светских развивающихся странах и в странах с переходным типом экономики (Россия, Бразилия, Индонезия, Мексика и др.). В данных странах респонденты склонны выбирать качества, относящиеся к разным стратегиям воспитания, например, в Мексике наряду с послушанием, респонденты также выбирают такие качества как чувство ответственности, толерантность. Исламские страны, уклад жизни которых определяется главным образом религией (Египет, Ирак, Иран) ориентируются на традиционную стратегию воспитания, которая подразумевает религиозность, послушание и трудолюбие. В наименее развитых странах условия жизни респондентов низкие - они настроены на сохранение существующего положения; в странах с высоким уровнем жизни, где несколько поколений выросло обеспеченным основными благами, т.е. в странах в которых произошел посмодернизационный сдвиг - ориентируются на ценности самообновления, которые представлены современной парадигмой воспитания. Развивающиеся страны в условиях глобализации социально-экономической сферы склонны ориентироваться на некоторые качества, которые транслируются более развитыми странами и являются необходимыми для функционирования рыночной экономической системы : например, в большинстве стран выбирается такое качество как ответственность ( Мексика, Бразилия, Индонезия, Россия и др.), которое, как указывает Э. Гид-денс84 является необходимым условием глобальной рыночной экономики, поскольку на первый план в ней выходит понятие «риска» и «страхования рисков», что неразрывно связано с понятием «ответственность». Тем не менее, в данных странах, ценности самообновления и самовыражения еще не стали частью ценностных ориентаций людей, т.к. долгое время в этих странах преобладала традиционная парадигма ценностей (ценности самосохранения, а не самовыражения). Поэтому наряду с такими качествами как ответственность и независимость респонденты также ориентируются на бережливость (Индонезия), трудолюбие (Бразилия, Россия) и т.п. Традиционные ценности в развивающихся странах сдвигаются к секулярно-рациональным, т.к. в них, выражаясь терминологией Инглхарта, уже произошел модернизационный сдвиг. Также необходимо учесть, что при опросе, необходимо было указать наиболее значимые, по мнению респондентов качества, которые можно воспитывать у детей в семье, следовательно, для каждой страны есть свой набор актуальных качеств личности, которые «в идеале» респонденты хотели бы видеть, что говорит об их внутренних ценностных ориентациях, а не о реальном наличие или отсутствии ценностей в той или иной стране. Прежде чем сделать обобщающий вывод по проведенному исследованию необходимо обозначить концептуальные положения теории Р. Инглхарта, на которое опиралось данное социологическое исследование. В работе «Модернизация, культурные изменения и демократия: последовательность человеческого развития» Рональд Инглхарт и Кристиан Вельцель рассматривают теорию модернизации соединяющую в себе анализ социально-экономического развития, изменений в сфере культуры и демократизации. Социологи убеждены, что развитие «общества знаний» повысило роль «личной независимости» индивида, его самовыражения и свободы выбора. Утверждение ценностей самовыражения «преобразует модернизацию в процесс человеческого развития, формируя тем самым гуманистическое общество нового типа – в центре его находится человек»85. На огромном пласте эмпирических данных Инглхарт и Вельцель показали, что ценностные ориентации общества играют ведущую роль в развитии демократии и демократических институтов. Развитию и укоренению ценностей самовыражения, столь необходимым, для функционирования демократии, способствует экономическое благосостояние представителей общества и государства в целом. Экономическое благосостояние, о котором говорят исследователи должно быть средой нескольких поколений, чтобы измерение ценностей индустриального общества (секулярно –рациональные ценности - традиционные ценности) перешло на новое измерение ценностей общества, в котором происходит процесс единого человеческого развития (ценности самовыражения – выживания). Помимо экономического состояния, на ценности может оказывать влияние ее культурная традиция и историческая самобытность. Традиционные ценности в теории социологов обозначают важность религии, детско-родительских связей, власти и традиционных семейных ценностей. В общества, мотивированные секулярно-рациональными ценностями не придают большого значения религии, детско-родительским отношениям. Разводы, аборты, эвтаназия здесь, в отличие от традиционно ориентированных обществ, признаются как допустимые. Ценности выживания в теории предполагают экономическую и физическую безопасность, низкий уровень доверия и толерантности. Ценности самореализации опираются на приоритет защиты окружающей среды, толерантность, гендерное равенство, участие в принятии решений в сфере экономики и политики86. Так, Россия, Болгария, Эстония, Украина и др. это общества с высокими показателями ценностей выживания и секулярно-рациональных ценностей. США, Ирландия, страны Латинской Америки - общества с высоким показателем ценностей самовыражения и традиционных ценностей, и т.д. Основной пафос работы сводится к тому, что модернизация общества, развитие гуманистических ценностей, а вместе с тем и развитие демократических институтов представляют собой закономерный процесс перехода ценностей: от ценностей традиционных к секулярно-рациональным, от ценностей выживания к ценностям самовыражения. Возвращаясь непосредственно к теме социологического исследования, проведенного в рамках диссертационной работы, можно заключить: то, какие ценностные ориентации поддерживаются в институте семьи зависит от социально-экономического положения государства, доступа его членов к различным социальным благам и от степени доверия в обществе. Для того, чтобы эти стратегические ориентации изменялись в соответствии с демократическими принципами, «формируя тем самым гуманистическое общество нового типа – в центре которого находится человек»87 необходим комплекс мер по улучшению экономического положения общества, доступности для различных слоев населения социальных благ, таких как образование, а также меры по повышению уровня доверия в обществе. Проблема укрепления доверия в обществе посредством института воспитания может стать предметом анализа этики воспитания. 3.2 Современная доктрина воспитания в «Стратегии развития воспитания в РФ на период до 2025 года». Воспитание, естественным образом, определяется не только институтом семьи. В рамках политики государства в сфере образования разрабатываются различные долгосрочные стратегии развития института воспитания. Наглядным примером может служить распоряжение Правительства РФ от 29 мая 2015 г. № 996-р. Г. Москва «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025года»88 . Для того, чтобы продемонстрировать интенцию стратегий развития воспитания современного российского общества предпримем анализ данного документа. Стратегия имеет следующую структуру: Общие положения. Цель, задачи, приоритеты. Основные направления развития воспитания. Развитие социальных институтов воспитания. Поддержка семейного воспитания. Развитие воспитания в системе образования. Обновление воспитательного процесса с учетом современных достижений науки и на основе отечественных традиций. Гражданское воспитание. Патриотическое воспитание и формирование российской идентичности. Духовное и нравственное воспитание на основе российских традиционных ценностей . Приобщение детей к культурному наследию. Популяризация научных знаний. Физическое воспитание и формирование культуры здоровья. Трудовое и профессиональное самоопределение. Экологическое воспитание. Механизмы реализации стратегии. Правовые механизмы. Организационно-управленческие механизмы. Кадровые механизмы. Научно-методические механизмы. Финансово- экономические механизмы. Главным приоритетом стратегии является «развитие высоконравственной личности, разделяющей российские традиционные духовные ценности, обладающей актуальными знаниями и умениями, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества, готовой к мирному созиданию и защите Родины»89 . Целью стратегии является «определение приоритетов государственной политики в области воспитания и социализации детей, основных направлений и механизмов развития институтов воспитания, формирования общественно-государственной системы воспитания детей в Российской Федерации, учитывающих интересы детей, актуальные потребности современного российского общества и государства, глобальные вызовы и условия развития страны в мировом сообществе»90. Для этого, в стратегии указан список основных задач развития воспитания и механизмы их реализации. Опирается стратегия на «систему духовно-нравственных ценностей сложившихся в процессе культурного развития России, таких как человеколюбие, справедливость, честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством»91. Что в данной стратегии может стать предметом анализа ЭВ Безусловно, аксиологическое ядро. Данный документ, создание которого инициировано Правительством РФ, по нашему убеждению, является не достаточно аксиологически проработанным. На 2 стр. документа указано, что «Стратегия создает условия для формирования и реализации комплекса мер, учитывающих особенности современных детей, социальный и психологический контекст их развития, формирует предпосылки для консолидации усилий семьи, общества и государства, направленных на воспитание подрастающего и будущих поколений»92. Т.е. получается, что государство в современных социокультурных условиях развития нашей страны пытается стратегическим образом внедрить и укрепить в обществе через институт воспитания, традиционные ценности, под которыми понимается человеколюбие, честь, справедливость, воля, личное достоинство, вера в добро, патриотизм. В общем посыле стратегии нет ничего предрассудительного: государство пытается некоторым образом моделировать институт воспитания, создать общую интенцию его реализации, заботясь о нравственном состоянии российского общества. Однако используя междисциплинарность ЭВ, можно обнаружить противоречие в целях стратегии и ее основании. Стратегия развития воспитания до 2025 года предлагает реализовывать ценности, не учитывая современных социально-культурных условий развития нравственности и развитие индивидуального морального сознания человека. То содержание ценностей, которое пропитывает всю стратегию не актуально в той интерпретации, которую предоставляет государство. Приведем пример. В III главе настоящей стратегии есть пункт: «содействие развитию культуры семейного воспитания детей на основе традиционных семейных духовно-нравственных ценностей». В предыдущей главе настоящего исследования мы показали, как изменяется институт семьи и общее пространство общественной морали: в семье начинают преобладать отношения, основанные на принципах демократии, «запрос на этику личного поведения» трудности в адаптации и поиски идентичности в социальном пространстве не могут быть решены в рамках традиционных духовно-нравственных ценностей, основывающихся на религиозности, власти, патриархальности отношений в семье. Культивируя традиционные семейные ценности, по сути, мы не готовим человека «своего места и времени». Безусловно, это не означает, что «уважение к старшим», «важность детско-родительских» связей теряют ценность. Напротив, необходима рефлексия о том, как в современных условиях эти ценности обеспечить, с учетом того, что все члены в семье теперь требуют демократического «равноправия». Сама формулировка «традиционные духовно-нравственные ценности» не актуальна в обществе постиндустриальном, поскольку изменяются не только ценности, но и традиции93 . Культивируя в семье традиционные ценности, где мужчина является главой семьи, принимающей все важные решения и определяющий курс ее развития не отвечает все более распространяющимся демократическим ценностям, таким как равноправие, свобода слова, участие в принятии решений и др. Женщина теперь равный партнер супруга, родители равные партнеры ребенка. Далее, в стратегии есть пункт, предполагающий меры по повышению престижа отцовства и материнства в обществе. Безусловно, «задумка» хорошая, однако она не будет «рабочей» в современном пространстве: нынешнему человеку предоставлено огромное множество моделей персонализации, человек выбирает из множества «идентичностей». Ведущей идентичностью становится та, где человеку удается обозначить свое «различие», обычно, это его профессиональная деятельность или хобби 94. В этом смысле, целесообразней было бы выдвинуть положение о содействии непротиворечивого соединения статусов отцовства и материнства с профессиональным или иным статусом, или же повышение не престижа материнства и отцовства, а того, как мать или отец могут в этом статусе реализоваться (отличиться некоторым образом) . Традиционные ценности невозможно «насадить» в общество, которое уже живет альтернативными. Необходимо вычленить из них позитивные, выработать каналы их трансляции и проводить необходимый мониторинг. Также ЭВ могла бы содействовать вычленению и актуализации действительно «рабочих» феномен в области общественной морали и консультированию подобных проектов. Например, одна из мер по содействию развития воспитания в области образования это «содействие популяризации в информационном пространстве традиционных российских культурных, в том числе эстетических, нравственных и семейных ценностей и норм поведения»95 , здесь междисциплинарный анализ, используемый ЭВ мог бы показать, каким образом это лучше осуществлять, дабы это было действенно. Например, если мы рассматриваем кинофильм, то для начала необходимо проанализировать, на какую аудиторию он рассчитан, какие психологические, эстетические и нравственные потребности ей присущи, что мы хотим донести, и как сделать на «понятном» для этого возраста уровне - ЭВ может заниматься вычленением ценностных компонентов и руководствоваться знаниями психологии морали. Таким образом, рассматривая «Стратегию развития воспитания в Российской Федерации до 2025 года», можно сделать вывод: современные стратегии воспитания, выдвигаемые в рамках государства, требуют этической рефлексии, для придания им действенности. Сама идея создания такой стратегии и содействия научным исследования по изучению института воспитания представляют собой определенную ценность, но являются в пространстве актуального социума «нерабочими» без участия прикладной этики. Всего лишь на нескольких примерах можно продемонстрировать несостоятельность данной стратегии, так как в своей основе она не учитывает многих моментов: современного состояние нравственности и «моральных запросов» общества, степень доверия государству и его институтам и т.п. Положительные моменты, конечно, также присутствуют: это и экономическая поддержка семьи и создание различных досуговых учреждений, и создание условий профессиональной реализации учащихся, однако пытаясь сделать это насаждая традиционные ценности в традиционной структурной форме, это к сожалению не будет действенным. Подытоживая главу, можно сказать, что стратегии воспитания в современном обществе можно рассматривать с двух сторон: во-первых, исследуя ценностные ориентации семьи в воспитании, которые, по результатам прикладного исследования определяются на государственном уровне доверительной или осторожной установкой по отношению к большинству людей, уровнем образования и дохода, а с другой, исследуя и помогая разрабатывать актуальные времени законодательные проекты, направленные на развитие воспитания . Для успешной модификации институтов семьи и образования, разрабатываемой в стратегиях воспитания, необходимо, в первую очередь, разрабатывать аксиологическую составляющую.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • 3.2 Современная доктрина воспитания в «Стратегии развития воспитания в РФ на период до 2025 года».