Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Отцыидет и по роману и. Тургенева л и ц а: базаро в аркади й николайпетрови ч павелпетрови ч фенечк а аннасергеевн а к а т я ситнико в кукшин а василийиванови ч аринавласьевн а п ё т р майскимвечеро м




страница1/4
Дата08.07.2017
Размер0.7 Mb.
  1   2   3   4
А. ШАПИРО О Т Ц Ы и Д Е Т И ПО РОМАНУ И.ТУРГЕНЕВА Л И Ц А: Б А З А Р О В А Р К А Д И Й Н И К О Л А Й П Е Т Р О В И Ч П А В Е Л П Е Т Р О В И Ч Ф Е Н Е Ч К А А Н Н А С Е Р Г Е Е В Н А К А Т Я С И Т Н И К О В К У К Ш И Н А В А С И Л И Й И В А Н О В И Ч А Р И Н А В Л А С Ь Е В Н А П Ё Т Р М А Й С К И М В Е Ч Е Р О М взмыленные кони остановились дома Кирсанова. Вскоре появился сам Николай Петрович, его сын с другом, и Пётр, несущий багаж прибывших. НИК.ПЕТР. Ну, наконец. Наконец! С утра ждали. Уже беспокоились, не стряслось ли чего. АРКАДИЙ. На постоялом дворе задержались. НИК.ПЕТР. Покажи-ка себя, покажи... АРКАДИЙ. Дай же отряхнуться, папаша. НИК.ПЕТР. (обнимает сына) Аркаша! Аркаша! АРКАДИЙ. Папаша, позволь познакомить с моим университетским приятелем Базаровым. НИК.ПЕТР. Аркадий писал о вас. Душевно рад. АРКАДИЙ. Евгений согласился погостить у нас. НИК.ПЕТР. Душевно благодарен, Евгений... БАЗАРОВ. Васильевич. НИК.ПЕТР. Нас с братом, Евгений Васильевич, гости не балуют. Надеюсь, не соскучитесь тут. АРКАДИЙ. А где же дядя Что он, здоров НИК.ПЕТР. Слава богу! Сейчас придёт. Ждал, ждал, и решил пройтись. Весна в полном блеске. АРКАДИЙ. Да, день чудесный! Какой воздух! НИК.ПЕТР. И дым отечества нам сладок и приятен! БАЗАРОВ. Аркадий, спичку! НИК.ПЕТР. Я, знаете, согласен с Пушкиным. Помните, Евгений Онегин Как грустно мне твоё явленье, весна, весна, пора любви. Какое... БАЗАРОВ. (Аркадию) Хочешь сигарку АРКАДИЙ. Давай. НИК.ПЕТР. Обидно только, часть леса осенью срубят. АРКАДИЙ. Зачем же Не стоит. НИК.ПЕТР. А я его продал. Деньги нужны были. При том же, эта земля отходит к мужикам. БАЗАРОВ. Аркадий сказывал, они оброка не платят НИК.ПЕТР. Не беда. Когда-нибудь заплатят. АРКАДИЙ. Жаль леса. Матушка его любила. БАЗАРОВ. Я пройдусь немного, осмотрюсь. Базаров повернулся, и быстрым шагом удалился. НИК.ПЕТР. Ну, вот, наконец, ты кандидат, и дома. Комната твоя обклеена обоями, увидишь. АРКАДИЙ. А для Базарова комната есть НИК.ПЕТР. Найдётся. Не волнуйся. АРКАДИЙ. Ты уж, пожалуйста, приласкай его. Не могу сказать, как дорожу его дружбой. НИК.ПЕТР. А Евгений Васильевич чем занимается АРКАДИЙ. Естественными науками. В будущем году будет держать на доктора. НИК.ПЕТР. По медицине значит... Не помню, писал ли, нянюшка твоя скончалась. АРКАДИЙ. Неужели Бедная старуха. НИК.ПЕТР. А так больших перемен не найдёшь. Вдруг смутился, и стал тереть лоб рукою. АРКАДИЙ. Что случилось, папаша Что с тобой НИК.ПЕТР. Насчёт перемен... не совсем... Считаю долгом предварить... это не скроешь, и у меня принципы, насчёт отношений отца к сыну. Ты вправе осудить. В мои лета... Эта девушка, ты слышал... АРКАДИЙ. Фенечка НИК.ПЕТР. Ну, да... она теперь живёт у меня... в доме... Впрочем, можно переменить. АРКАДИЙ. Помилуй, папаша, зачем НИК.ПЕТР. Твой друг гостить будет... неловко... АРКАДИЙ. Не беспокойся. Базаров выше этого. НИК.ПЕТР. (с облегчением) Ну, теперь мы с тобой заживём на славу, Аркаша. Что же всё стоим, пора расположиться с дороги. АРКАДИЙ. (зовёт) Евгений! Евгений! НИК.ПЕТР. Будешь помогать мне по хозяйству. Теперь нам надобно тесно сойтись, не правда ли АРКАДИЙ. Конечно, папаша, конечно. Евгений! БАЗАРОВ. (входя) Не кричи, брат Аркадий. Базаров не пропадёт. Он не из тех. На крик появился Павел Петрович. ПАВЕЛ П. (улыбаясь) Я решил, что меня кличут. АРКАДИЙ. Дядя! Дядя, ты как всегда элегантен. ПАВЕЛ П. Надо марку держать (рукопожатие, а затем поцелуи.) Рад возвращению. НИК.ПЕТР. Евгений Васильевич, имею честь представить вам моего брата. А это приятель Аркаши. ПАВЕЛ П. (Аркадию)Я думал, ты уже не приедешь сегодня. Разве что в пути случилось АРКАДИЙ. Нет, ничего, так замешкались немного. НИК.ПЕТР. Ну-с, теперь ужинать и отдыхать. БАЗАРОВ. Поесть действительно не худо. АРКАДИЙ. Мы голодны, как молодые волки. ПАВЕЛ П. Старые волки, кажется, догадываются. НИК.ПЕТР. Да, да... Не пройдёте ли вы сперва в вашу комнату, Евгений Васильевич БАЗАРОВ. Незачем (снимает балахон) Прикажите чемоданишко туда стащить. И одёженку. НИК.ПЕТР. Пётр, возьми же их шинель. А ты, Аркадий, пойдёшь к себе на минутку АРКАДИЙ. Нет, и я потом почищусь. Надеюсь, дядя, простит. Простишь, дядя ПАВЕЛ П. Да ведь я уже давно не был в столице. Не знаю, как принято в новых кругах. НИК.ПЕТР. Пойду, проверю всё, и вас позову. ПАВЕЛ П. И я с тобой, если не возражаешь. Они ушли, а Базаров не скрыл улыбки. БАЗАРОВ. Чудаковат у тебя дядя. Щегольство какое – в деревне! Ногти-то, хоть на выставку! АРКАДИЙ. Да ведь он львом был в своё время. Когда-нибудь расскажу его историю. БАЗАРОВ. А есть история АРКАДИЙ. Красавцем был, голову кружил дамам. БАЗАРОВ. Но тут-то пленять, кажись, некого. Воротничок у него, точно каменный. Смешно... АРКАДИЙ. Пожалуй. Но он хороший, право. БАЗАРОВ. Архаическое явление! А отец у тебя славный малый. Только стихи читает. И в хозяйстве не смыслит - в саду одна сирень. АРКАДИЙ. Он у меня золотой, добряк. Ему вечно совестно, неудобно или неловко. БАЗАРОВ. Оттого мужики на голову и садятся. АРКАДИЙ. Преобразования нужны, но как приступить БАЗАРОВ. А что мудрёного Лентяев да воров разогнать, а в управляющие немца взять. АРКАДИЙ. Попробуй, поговори с ним об этом!.. БАЗАРОВ. Ох, уж эти старые романтики! Разовьют нервную систему, и сами страдают. Из дома послышалась музыка. БАЗАРОВ. Это что АРКАДИЙ. (виновато) Ожидание Шуберта. Отец даёт знак, - нам идти пора. БАЗАРОВ. Он у тебя на виолончели упражняется АРКАДИЙ. (смутившись) Увлекается. БАЗАРОВ. (хохочет) Да сколько же лет ему АРКАДИЙ. Чему же ты смеёшься, Евгений БАЗАРОВ. Помилуй! В такие годы, отец семейства, в деревне – играет на виолончели! Шуберта! Н А С Л Е Д У Ю Щ Е Е У Т Р О между букетами сирени, на садовом столе кипел самовар. Из дома вышли отец с сыном. НИК.ПЕТР. Завтракать на воздухе будем. Не против АРКАДИЙ. Об этом только и мечтал в Петербурге. НИК.ПЕТР. Я сам чай разолью. АРКАДИЙ. А где же.. НИК.ПЕТР. Она не здорова. Тебе со сливками АРКАДИЙ. Со сливками, со сливками. НИК.ПЕТР. А я с лимоном предпочитаю. АРКАДИЙ. Папаша, извини, не оттого ли Фен... не оттого ли она не идёт, что я тут НИК.ПЕТР. Возможно. Предполагает... да и я... АРКАДИЙ. Напрасно. Тебе известен мой образ мыслей. Ты решил жить с ней в одном доме, - значит, она того заслуживает. Только так. НИК.ПЕТР. (глухо) Спасибо, Аркаша. Конечно, если бы эта девушка не стоила... Но сюда... так сразу... ей неловко... АРКАДИЙ. Неловко!.. Тогда я пойду за ней. НИК.ПЕТР. Аркадий, сделай одолженье, не надо... как же... там... я не предварил... Сын, не слушая его, убежал в дом. Отец в смущеньи опустился на стул. Вошёл Пётр. ПЁТР. Я над балконом маркизу приделал. НИК.ПЕТР. Какую маркизу Зачем ПЁТР. Сами приказали, чтобы обедать там. НИК.ПЕТР. А... (глянув вдаль) Никак мужики ПЁТР. Точно так-с. НИК.ПЕТР. Куда это они едут, в город, что ли ПЁТР. Полагать надо, - в город. В кабак. НИК.ПЕТР. Как же это Утро ведь, работы много. ПЁТР. Прикажите воротить НИК.ПЕТР. Что делать... не воротишь. Ступай. Пётр ушёл, и тут же, - выбежал Аркадий. АРКАДИЙ. Как же ты не сказал, что у меня есть брат Я бы уже вчера расцеловал его. Отец не успел слова вымолвить, как Аркадий бросился ему на шею. Вошёл Павел Петрович. ПАВЕЛ П. Что это Опять обнимаетесь НИК.ПЕТР. Чему ж ты удивляешься В кои-то веки дождался! И насмотреться не успел. ПАВЕЛ П. Не удивляюсь. Сам не прочь обняться. (садясь) Где же твой приятель АРКАДИЙ. Как всегда - встал рано и отправился куда-нибудь. Главное, - не обращайте внимания. Базаров церемоний не любит. ПАВЕЛ П. Это заметно. Долго у нас прогостит АРКАДИЙ. Он заехал по дороге к отцу. ПАВЕЛ П. А отец его, где же обитает АРКАДИЙ. В вёрстах в восьмидесяти именьице. Он был полковым доктором. ПАВЕЛ П. А я думаю, где слышал фамилию. Точно. У батюшки в дивизии - лекарь Базаров. НИК.ПЕТР. Кажется, был, да. А я запамятовал. ПАВЕЛ П. Так этот лекарь его отец Понятно. Ну, а сам господин что собственно такое АРКАДИЙ. Что такое Базаров Хотите, дядюшка, я вам скажу, что он собственно такое ПАВЕЛ П. Сделай одолжение, племянничек. АРКАДИЙ. Он нигилист. Николай Петрович вздрогнул. У дяди застыл в воздухе нож с куском масла на лезвии. НИК.ПЕТР. Как АРКАДИЙ. Нигилист. НИК.ПЕТР. Стало быть ... он ничего не признаёт АРКАДИЙ. Всё оценивает с критической точки зрения. ПАВЕЛ П. А это не всё равно АРКАДИЙ. Нет, конечно. Он не склоняется перед авторитетами, не принимает ни одного, даже уважаемого принципа, на веру. ПАВЕЛ П. И что же, это хорошо АРКАДИЙ. Кому, дядюшка, хорошо, а кому дурно. ПАВЕЛ П. Да, идёт время. Прежде - гегелисты, а теперь нигилисты. Ну, это не по нашей части. Мы люди старого века, - без принципов никуда. Что ж, дай вам Бог, а мы полюбуемся. А вот и господин нигилист жалует. По саду, шагая через клумбы, шёл Базаров, неся мешок, в котором что-то шевелилось. БАЗАРОВ. Извините, господа, опоздал. Этих пленниц к месту пристрою, и вернусь. ПАВЕЛ П. Что это у вас, пиявки БАЗАРОВ. Нет, лягушки. ПАВЕЛ П. Вы их едите или разводите БАЗАРОВ. Для опытов (ушёл) АРКАДИЙ. Он их препарирует, исследует... ПАВЕЛ П. В принципы не верит, в лягушек верит. Вошла Фенечка, в опрятном ситцевом платье, новой косынке, и с подносом в руках. ФЕНЕЧКА. Вот варенье. Ваше какао, Павел Петрович. Чего-нибудь ещё изволите НИК.ПЕТР. Нет, благодарствуем. БАЗАРОВ. (входя, Фенечке) Можно представиться Аркадию приятель и человек смирный. Она поклонилась. В тишине Базаров поспешно пил чай. Братья с любопытством глядели на него. НИК.ПЕТР. Вы далеко отсюда ходили БАЗАРОВ. В болотце, возле осиновой рощи. Я взогнал пяток бекасов. Можешь убить их, Аркадий. НИК.ПЕТР. А вы не охотник БАЗАРОВ. Нет. ПАВЕЛ П. Вы собственно физикой занимаетесь БАЗАРОВ. Да. И вообще естественными науками. ПАВЕЛ П. Говорят, германцы успели по этой части БАЗАРОВ. Да, немцы в этом наши учителя. ПАВЕЛ П. Вы столь высокого мнения о них БАЗАРОВ. Дельный народ. ПАВЕЛ П. О русских вы, вероятно, иного мнения БАЗАРОВ. Пожалуй, так. ПАВЕЛ П. Аркадий Николаевич сказал, что вы вообще не признаёте авторитетов БАЗАРОВ. Да зачем же их признавать Пусть скажу дело, я соглашусь, вот и всё. ПАВЕЛ П. А германцы дело говорят Я вот их не жалую. Ещё прежние туда-сюда. Шиллер, Гёте! А ныне какие-то химики да материалисты... БАЗАРОВ. Порядочный химик полезнее всякого поэта. ПАВЕЛ П. Вот как Искусства тоже не признаёте БАЗАРОВ. Искусство наживать деньги, или нет более геморроя! ПАВЕЛ П. Так-с... Значит, верите в одну науку БАЗАРОВ. Я ни во что не верю. Есть науки, как есть ремесла. А наука вообще не существует. ПАВЕЛ П. Да-с. А другие, в обществе принятые постановления, тоже отрицаете БАЗАРОВ. (Аркадию) Что это, допрос Пауза НИК.ПЕТР. Мы ещё побеседуем, любезный Евгений Васильевич. Может, дадите совет в агрономии. БАЗАРОВ. Нам бы азбуку сперва выучить, а потом уж за книгу. НИК.ПЕТР. Всё же позвольте прибегнуть при случае. Брат, нам пора к приказчику. ПАВЕЛ П. (вставая) Да, беда пожить годков пять в отдалении от великих умов. Павел П. повернулся и вышел. Брат за ним. АРКАДИЙ. Ты резко с ним обошёлся, Евгений. БАЗАРОВ. Стану баловать уездных аристократов. АРКАДИЙ. Ты его оскорбил. БАЗАРОВ. Утром, попался редкий экземпляр жука водяного, Dуtiscus marginatus. АРКАДИЙ. Ты не знаешь его истории. БАЗАРОВ. Истории жука АРКАДИЙ. Полно, Евгений. Дядя не такой, каким ты его вообразил. Он очень несчастен. БАЗАРОВ. Из чего это следует АРКАДИЙ. Он безумно любил одну женщину. Увидел её на балу, и – всё. Когда она к нему охладела, дядя чуть с ума не сошёл. Ревновал, преследовал. Княгиня уехала за границу. Его ждала блестящая карьера, но он подал в отставку, и последовал за ней. Колесил по разным странам... вернулся, но уже не мог попасть в прежнюю колею. Нигде время так не бежит, как в России. БАЗАРОВ. В тюрьме, говорят, оно бежит ещё скорее. АРКАДИЙ. Через десять лет он узнал о смерти княгини. Как раз в ту пору умерла моя мать, отец остался один, позвал его. Дядя кинул свет, зажил тут, ни с кем не знаясь, - ни с помещиками, ни с дамами. Так что презирать его грешно. БАЗАРОВ. Тот, кто поставил всё на карту любви, и когда эту карту убили, раскис, - не мужчина. Может он и несчастлив, тебе виднее, но дурь из него не вся вышла. АРКАДИЙ. Ты несправедлив! Он не раз выручал отца. Всегда защищает крестьян, хотя говоря с ними морщится и нюхает духи. БАЗАРОВ. Известное дело – нервы. АРКАДИЙ. Да вспомни время, в которое он жил, воспитание... БАЗАРОВ. Человек сам себя воспитать должен. А что до времени – отчего же зависеть от него Пусть оно зависит от меня. Остальное - романтизм и художество. Пойдём лучше смотреть жука. В Б Е С Е Д К Е Фенечка нянчила ребёнка в коляске, когда сюда неожиданно заглянул Павел Петрович. ПАВЕЛ П. Извините, если помешал... Хотелось попросить. Сегодня в город посылают, велите купить для меня зелённого чаю. ФЕНЕЧКА. Слушаю-с. ПАВЕЛ П. Полфунта довольно будет, я полагаю. ФЕНЕЧКА. Слушаю-с. ПАВЕЛ П. Ну, вам теперь лучше, чем во флигеле ФЕНЕЧКА. Конечно, лучше-с. ПАВЕЛ П. Кого теперь на ваше место поместили ФЕНЕЧКА. Теперь там прачки. ПАВЕЛ П. А!.. Покажите-ка сына. Я люблю детей. ФЕНЕЧКА. (ребёнку) Митенька, смотри, это дядя. ПАВЕЛ П. Сколько бишь ему месяцев ФЕНЕЧКА. Шесть месяцев, скоро седьмой пойдёт. ПАВЕЛ П. Похож на брата, похож. Вошел Николай Петрович, и благодарно глянул на Павла Петровича, склонившегося над коляской. НИК.ПЕТР. Павел! Вот где ты! ПАВЕЛ П. Славный у тебя мальчуган. А я сюда завернул насчёт чаю... (ушёл) НИК.ПЕТР. Сам собою брат подошёл ФЕНЕЧКА. Сами-с. Взяли и подошли. НИК.ПЕТР. Это хорошо. Аркадия больше не видела ФЕНЕЧКА. Не перейти ли мне всё же во флигель НИК.ПЕТР. Н-нет. Надо было прежде... Дай-ка мне покачать Митю. Здравствуй, пузырь. К беседке приближались Аркадий и Базаров. БАЗАРОВ. Надо тополей сажать, да ещё липок, подбавивши чернозёму. Сирень пошла, потому что ухода не требует... Тут кто-то есть. НИК.ПЕТР. (смутился) Созерцаем природу. Как говорил поэт, - не здесь ли мирны дни вели земные боги Не се ль Минервы росской храм БАЗАРОВ. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник. НИК.ПЕТР. Строги вы к Пушкину, ой, строги... БАЗАРОВ. Смотрел ваши владения. Скот плохой, и строения подгуляли. Работники ленивы, управляющий не то дурак, не то плут. НИК.ПЕТР. Как раз на новый лад хозяйство переводим. Вошёл Пётр. ПЁТР. Барин, сторожа опять словили мужиков, - лес крали. Спрашивают, что делать БАЗАРОВ. Выпороть их на старый лад. НИК.ПЕТР. Сил нет! Хоть за становым посылай. АРКАДИЙ. А почему бы ни послать НИК.ПЕТР. Неловко, Аркаша. Не в наших это принципах.(Петру) Сейчас приду. АРКАДИЙ. С тобой пойти, папаша НИК.ПЕТР. Нет, нет! Сам разберусь(ушёл) БАЗАРОВ. (глядя на ребёнка) Придёт пора с ними богатырь вот этот разберётся. Не беспокойтесь, я не сглажу. Что это у него щёки красные Зубки прорезаются ФЕНЕЧКА. Четверо вышли, а вот опять припухло. БАЗАРОВ. Покажите-ка... Не бойтесь, я доктор. Вижу... Ничего, всё в порядке. Если что, скажите мне. А сами вы здоровы ФЕНЕЧКА. Здорова, слава богу. БАЗАРОВ. Ну и прекрасно. Вот вам ваш зубастик. ФЕНЕЧКА. Как он у вас тихо сидел. БАЗАРОВ. У меня все дети так. Я одну штуку знаю. ФЕНЕЧКА. Дети чуют, кто их любит. (Вернулся Павел П., молча поклонился и ушёл) Барин, видать, хотел чего-то. Побегу. БАЗАРОВ. Хорошенькая! АРКАДИЙ. О ком ты БАЗАРОВ. Известно о ком. У твоего отца губа не дура! Он молодец. Жаль только, что наши мужички надуют его непременно. АРКАДИЙ. Ну, это ещё надо поглядеть. БАЗАРОВ. Ясно - русский мужик бога слопает. АРКАДИЙ. Я начинаю соглашаться с дядей, ты решительно дурного мнения о русских. БАЗАРОВ. Эка важность! Русский только тем и хорош, что сам о себе скверного мнения. Как её зовут АРКАДИЙ. Фенечкой... Федосьей... Николаевной. БАЗАРОВ. Bene. Мне нравится, что она не больно конфузится. Иной и осудил бы. Вздор! Чего конфузится Она мать – ну, и права. АРКАДИЙ. Она-то права, но вот отец мой... БАЗАРОВ. И он прав. АРКАДИЙ. Ну, нет, не нахожу. БАЗАРОВ. Лишний наследничек не по нутру АРКАДИЙ. Как ты можешь Я просто считаю, - отец должен был жениться. БАЗАРОВ. Э-э, вот мы какие! Ты придаёшь ещё значение браку Не ожидал от тебя. Паузу прервал крик Евгений Василевич!, и тотчас возник юркий малый в венгерке. БАЗАРОВ. А!.. герр Ситников, какими судьбами СИТНИКОВ. Узнал о долгожданном приезде, и помчался к вам. Родители сказали, что сами заждались, и что вы у приятеля. БАЗАРОВ. Шустрый вы, мсье Ситников. СИТНИКОВ. Познакомьте с вашим... с ними... БАЗАРОВ. (проворчал) Ситников, Кирсанов. СИТНИКОВ. (Аркадию) Очень лестно. Много слышал. Позвольте вручить визитную карточку. Вот, с этой стороны по-французски. БАЗАРОВ. Кстати, а батюшка ваш всё по откупам СИТНИКОВ. (Будто не слыша) Я старинный знакомый Базарова, могу сказать ученик. Обязан ему перерождением. Верите ли, впервые услыхав его, я прозрел. «Вот, - сразу подумал я, - наконец нашёл человека!» Евгений Васильевич, вам необходимо познакомиться с одной дамой, которая совершенно в состоянии понять вас. БАЗАРОВ. Кто такая СИТНИКОВ. Кукшина, Евдоксия. Женщина передовая, истинная emancipee. Разъехалась с мужем, и ни от кого не зависит. БАЗАРОВ. Хорошенькая СИТНИКОВ. Н... нет, этого нельзя сказать. БАЗАРОВ. Так какого дьявола с ней знакомиться СИТНИКОВ. Шутник... Я ведь с чем прибыл, - у нас скоро в городе бал! Если вас не будет, общество мне этого никогда не простит. Пожалуйте и вы, господин Кирсанов, без вас тоже нельзя. АРКАДИЙ. Благодарствую. Право не знаю. СИТНИКОВ. Ну, как же так Евгений Васильевич БАЗАРОВ. Возьмём микроскоп и приедем. СИТНИКОВ. Нет, кроме шуток, приезжайте господа. А сейчас разрешите откланяться – дела! Жду вас господа! (убегая) И Одинцова будет... БАЗАРОВ. Какая ещё Одинцова.. Какая Одинцова След простыл. С П У С Т Я Д В Е Н Е Д Е Л И старшие Кирсановы сидели за накрытым столом, в ожидании опаздывавших к ужину Аркадия с другом. НИК.ПЕТР. Солнце садится. Смотри, какой закат! ПАВЕЛ П. Две... две недели как мы должны считаться с... Нет, пожалуй, пойду. НИК.ПЕТР. Погоди Павел. Прошу тебя. Они пошли собирать травы. Молодые, увлеклись. Пауза. ПАВЕЛ П. Ты не находишь, что Аркадий стал... НИК.ПЕТР. Да, совсем забыл! Получил письмо, губернатор приглашает нас с на бал. ПАВЕЛ П. Я не поеду. Ты же знаешь. Вдали зазвучала протяжная, грустная песня. НИК.ПЕТР. Бабы с поля возвращаются. Хорошо поют (вздохнув) Вчера сижу, читаю Пушкина. Цыгане попались... Вдруг подходит Аркаша, и тихонько, как у ребёнка, отнял у меня книгу и положил другую, немецкую... ПАВЕЛ П. Заботится о твоём воспитании, значит. НИК.ПЕТР. (показывает книгу) Stoff und Kraft. ПАВЕЛ П. Материя и сила. Гм! И что же НИК.ПЕТР. Либо я глуп, либо всё это – вздор. Пауза. Надеялся тесно сойтись с Аркадием, а выходит, он ушёл далеко вперёд. ПАВЕЛ П. Куда ушёл И чем так уж отличается Всё это ему вбил в голову господин с лягушками. Этот нигилист просто шарлатан. Уверен, - он и в науке не далеко ушёл. НИК.ПЕТР. Нет, брат. Базаров умён и знающ. ПАВЕЛ П. И самолюбие, какое противное! НИК.ПЕТР. Самолюбив. Но без этого видно нельзя. Пауза. Одного в толк не возьму. Кажется, всё делаю, чтобы не отстать от века: ферму завёл, крестьян устроил... Меня уже красным величают... Учусь, читаю, стараюсь стать в уровень с новыми требованиями, а выходит... песенка моя спета. Так-то, брат, видно, пора ручки складывать. ПАВЕЛ П. Ну, нет. С этим лекарем у меня ещё будет схватка. Появляются Аркадий и Базаров. НИК.ПЕТР. Ну, вот. К столу! Мы уж заждались. АРКАДИЙ. Не стоило ждать. Мы бы сами чаю выпили. НИК.ПЕТР. Оно-то так, да вместе лучше. БАЗАРОВ. Добрый вечер, господа (принялся за еду). НИК.ПЕТР. Ну, как, экспедиция удалась АРКАДИЙ. Вполне. Начало июня – лучшие дни! НИК.ПЕТР. Кстати, Аркадий, завтра губернатор даёт летний бал, и приглашает нас. ПАВЕЛ П. Советую посетить. Я не выезжаю, но тебе полезно бывать в обществе. К тому же, губернатор особа весьма порядочная. Вы с чем-то, не согласны, господин Базаров БАЗАРОВ. Говорят, он – дрянь, аристократишко. ПАВЕЛ П. (вздрогнул) Позвольте, по-вашему, дрянь и аристократ - одно и то же БАЗАРОВ. (лениво) Я сказал - аристократишко. ПАВЕЛ П. Точно-с. Но полагаю, вы такого же мнения и об аристократах. Должен объявить - я его не разделяю. Меня знают за человека либерального, любящего прогресс, именно потому я уважаю аристократов. Ценят свои права, следовательно - права других. БАЗАРОВ. И что вы этим хотите доказать ПАВЕЛ П. То, что без достоинства, без уважения к себе, а в аристократе эти чувства развиты, нет основания общественному зданию. БАЗАРОВ. (улыбнулся) Старая песня. ПАВЕЛ П. Вы находите смешными мои слова, туалет, опрятность, наконец. Всё это из самоуважения, из чувства долга, да-с, долга. Живу в деревне, но уважаю в себе человека! БАЗАРОВ. Павел Петрович, вы уважаете себя и сидите сложа руки. Какая польза обществу ПАВЕЛ П. (побледнел) Мне не стоит объяснять, отчего я сижу, сложа руки, как вы изволили выразиться. Но аристократизм – принцип, а без принципов живут одни пустые люди. Не так ли, Николай НИК.ПЕТР. Да, да, разумеется. БАЗАРОВ. Аристократизм, либерализм... Русскому человеку всё это даром не нужно. ПАВЕЛ П. Что же ему нужно Послушать вас, так мы находимся вне человечества, вне его законов. А логика истории... БАЗАРОВ. Да на что нам эта логика Обойдёмся. ПАВЕЛ П. Как так БАЗАРОВ. А так. Нам не до этих отвлечённостей! ПАВЕЛ П. Как можно не признавать общих правил АРКАДИЙ. Дядюшка, мы не признаём авторитеты. ПАВЕЛ П. А в силу чего же вы действуете БАЗАРОВ. В силу того, что признаём полезным. В нынешнее время полезнее отрицание. НИК.ПЕТР. Но позвольте, вы всё отрицаете, всё разрушаете! Да ведь надобно строить. БАЗАРОВ. Сперва надо место расчистить. АРКАДИЙ. (пылко) Современное состояние народа этого требует. ПАВЕЛ П. Нет! Не хочу верить, что вы, господа, знаете русский народ. Народ не таков. Он чтит предания, не может без веры! БАЗАРОВ. И что из этого ПАВЕЛ П. Как что Выходит, вы идёте против народа БАЗАРОВ. А хоть бы и так Народ полагает: гром гремит - Илья пророк по небу едет. Что ж, соглашаться с ним Он русский, а я кто ПАВЕЛ П. После всего, что вы сейчас сказали, я вас за русского признать не могу. БАЗАРОВ. Мой дед землю пахал. Спросите вашего же мужика, в ком он скорее признает своего. Вы и говорить-то с ним не умеете. ПАВЕЛ П. А вы говорите и презираете его. БАЗАРОВ. Что ж, коли заслуживает! И кто знает, что моё направление не вызвано тем народным духом, за который вы ратуете ПАВЕЛ П. Как же! Очень нужны нигилисты! БАЗАРОВ. Нужны или нет – не нам решать. Ведь и вы считаете себя не бесполезным. НИК.ПЕТР. Господа, пожалуйста, без личностей! ПАВЕЛ П. Не волнуйся, Николай. Не забудусь, в виду чувства достоинства, над которым трунит доктор. Он проповедует... БАЗАРОВ. Мы ничего не проповедуем. Ничего! Это раньше мы болтали: чиновники берут взятки, нет дорог, нет суда... Потом догадались - не стоит. Оказалось, и умники наши, обличители, никуда не годятся. Толкуют о парламентаризме, адвокатуре, чёрт знает о чём, а все акционерные общества лопаются от нехватки честных людей. Свобода не пойдёт нам впрок, ибо мужик рад себя обокрасть, лишь бы напиться в кабаке. ПАВЕЛ П. Так!.. Вы во всём этом убедились и решили сами ни за что не приниматься. БАЗАРОВ. И решили ни за что не приниматься. ПАВЕЛ П. Но за что вы других-то честите Не так ли и вы болтаете, как все БАЗАРОВ. Чем другим, но этим не грешны. ПАВЕЛ П. Действуете Собираетесь действовать Базаров ничего не ответил. АРКАДИЙ. (важно) Мы ломаем. ПАВЕЛ П. Как же можно ломать, не зная почему АРКАДИЙ. А сила никогда не отдаёт себе отчёта. ПАВЕЛ П. Несчастный! Что ты поддерживаешь Это ангела из терпения выведет! Сила! И в диком монголе сила - да на что она Дорога цивилизация, ци-ви-ли-за-ция! Сила!.. Вспомните, господа сильные, вас четыре с половиной человека. Миллионы не дадут попирать верования, раздавят! БАЗАРОВ. Коли раздавят, туда и дорога. Только нас не так мало, как вы полагаете. ПАВЕЛ П. Вы решили сладить с целым народом БАЗАРОВ. От свечи Москва сгорела. ПАВЕЛ П. Вот чему покоряются сердца мальчишек! Полюбуйтесь, один сидит рядом с вами, и молится на вас! (Аркадий насупился) Да и как не идти. Скажите им: всё на свете – вздор! – и дело в шляпе. Прежде они были просто болваны, а теперь – нигилисты. БАЗАРОВ. Вот, видите, изменило вам чувство собственного достоинства. Спор зашёл далеко (встаёт) А я тогда соглашусь с вами, когда представите хоть что-то в современности, что не вызывало бы полного отрицания. ПАВЕЛ П. Я миллионы таких примеров представлю, миллионы! Да вот хоть община... БАЗАРОВ. Насчёт общины, - это с вашим братом. Он уже изведал, что это за штука. ПАВЕЛ П. Семья, семья, наконец! БАЗАРОВ. И это для вас же лучше не разбирать в подробности. Павел Петрович, денька два подумайте, а мы пока с Аркадием будем... ПАВЕЛ П. Надо всем глумиться. БАЗАРОВ. Нет, лягушек резать. Пойдём Аркадий! Молодые ушли, и братья остались одни. ПАВЕЛ П. Вот они – наши наследники!.. НИК.ПЕТР. Знаешь, однажды я с покойницей матушкой поссорился. Кричала, не хотела меня слушать... Я сказал – вы, мол, понять не можете, мы принадлежим к разным поколениям. Она обиделась, а я подумал: что делать Пилюля горька, а проглотить её нужно... ПАВЕЛ П. Ты чересчур благодушен. Я уверен, - мы с тобой правее этих молодчиков. НИК.ПЕТР. Может быть, но в то же время... у них есть какое-то преимущество над нами. ПАВЕЛ П. Что ты Ты бледен... Ты нездоров Осторожно вошла Фенечка. ФЕНЕЧКА. Вам больше чаю не угодно ПАВЕЛ П. (отрывисто) Bon soir! (ушёл в дом) НИК.ПЕТР. Нет, можешь принять самовар. ФЕНЕЧКА. Николай Петрович, поздно, ложитесь. НИК.ПЕТР. Да, поздно... Иди, иди, я сейчас. Спустя время, он встал, направился к дому, но передумал, и повернул в сад. На глазах его блестели слёзы. Из дома вышли Аркадий молодые. АРКАДИЙ. Никак отец гуляет... Что ему не спится БАЗАРОВ. Аркадий, а почему бы нам, в самом деле, не махнуть на бал Устроим себе эту гадость. АРКАДИЙ. А ты вернёшься сюда БАЗАРОВ. Нет, надо к старикам ехать. Давно не видал. Надо потешить. Я у них один. АРКАДИЙ. И долго ты у них пробудешь БАЗАРОВ. Чёрт знает. Не думаю. Скучно будет. АРКАДИЙ. А к нам на обратном пути заедешь БАЗАРОВ. Не знаю... Ну, что, отправимся АРКАДИЙ. (скрывая удовольствие) Пожалуй.
  1   2   3   4

  • М А Й С К И М В Е Ч Е Р О М
  • Н А С Л Е Д У Ю Щ Е Е У Т Р О
  • В Б Е С Е Д К Е
  • С П У С Т Я Д В Е Н Е Д Е Л И