Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Отчет по результатам визита сводной мониторинговой группы в Северодонецк, Лисичанск и Рубежное




страница1/7
Дата06.07.2017
Размер0.88 Mb.
ТипОтчет
  1   2   3   4   5   6   7




«Химический треугольник»

Луганской области во время оккупации:

заложники, пытки и внесудебные казни

Отчет по результатам визита сводной мониторинговой группы

в Северодонецк, Лисичанск и Рубежное

(перевод с украинского языка)

Киев


2015

Содержание


  1. ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………...4



  1. СЕВЕРОДОНЕЦК

    1. ХРОНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ В ГОРОДЕ В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД...9

    2. НЕЗАКОННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ И ИХ РААПОЛОЖЕНИЕ…11

    3. ПОХИЩЕНИЕ СЕРГЕЯ САМАРСКОГО……………………………………….............15

    4. ПОХИЩЕНИЕ АКТИВИСТА………………………………………………………........16

    5. ПОХИЩЕНИЕ СЕВЕРОДОНЕЦКОГО БИЗНЕСМЕНА………………………….........17

    6. ПОХИЩЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ЛИЦА………………………………………….......18

    7. ПОХИЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА И ВИКТОРИИ КОНОНОВЫХ……..……………......21



  1. ЛИСИЧАНСК

    1. ХРОНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ В ГОРОДЕ В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД 23

    2. НЕЗАКОННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ И ИХ РААПОЛОЖЕНИЕ ...29

    3. ПОХИЩЕНИЕ АНТОНИДЫ МЕЛЬНИКОВОЙ..……………………………………....32

    4. «ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ» ЗАЛОЖНИК.………………………………………………....33

    5. ПОХИЩЕНИЕ ДМИТРИЯ СКОМОРОХА...…………………………………………....34

    6. ПОХИЩЕНИЕ ПАСТОРА ПРОТЕСТАНТСКОЙ ЦЕРКВИ….………………………..35

    7. УБИЙСТВО НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ЛИСИЧАНСКОЙ МИЛИЦИИ………………38

    8. РОЗСТРЕЛ «ЗЕЛЕНОГО КОРИДОРА» …………………………………………………40

    9. РОЗСЛЕДОВАНИЯ………………………………………………………………………..46



  1. РУБЕЖНОЕ

    1. ХРОНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ В ГОРОДЕ В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД .47

    2. ПОХИЩЕНИЕ ЛЮБВИ Х ........……………………………..…………….……………. 48

    3. ПОХИЩЕНИЕ ВЛАДИМИРА КОЗЮБЕРДЫ …..……………………………………...49

    4. ПОХИЩЕНИЕ ВАЛЕРИЯ ХАРЧУКА…………………………………………………...52

    5. ПОХИЩЕНИЕ ПОМОЩНИКА АДВОКАТА ЄВГЕНА ЧУДИКА………………..…..54

  1. ВСТУПЛЕНИЕ

В марте 2015 года в течение недели группа мониторов Центра Гражданских Свобод совместно с участием российских правозащитников осуществила мониторинговый визит на севере Луганской области - на территории, освобожденные украинской армией. Мониторы посетили города Северодонецк, Лисичанск и Рубежное.

Позднее был совершен повторный визит в тот же регион, к которому также присоединились представители Украинского Хельсинкского союза по правам человека.

Совместная российско-украинская мониторинговая миссия стала возможна благодаря инициативе «Российско-украинский правозащитный диалог», которая реализуется благодаря содействию Фонда друзей Хельсинкского движения и Международной Хельсинкской ассоциации по правам человека.

Целью поездки группы было изучение ситуации нарушения прав человека в течение апреля-июля 2014 года, что ориентировочно соответствует периоду оккупации этого региона незаконными вооруженными формированиями (НВФ). Объектом мониторинга стали фундаментальные права - а именно право на жизнь и право на свободу от пыток, которые гарантированы международным и национальным законодательством. Группа исследовала случаи похищения людей, содержание их в заложниках, применение пыток, а также случаи внесудебных казней.

Во время визита мониторы общались с жертвами и свидетелями нарушений прав человека, их родственниками, с местными правозащитниками и журналистами, а также с вновь назначенными представителями органов местной власти и правоохранительных органов. Целью такого общения было формирование общего представления о масштабах, характере, причинах и последствиях оккупации этого региона НЗФ с точки зрения нарушения прав человека. Кроме того, мониторы поставили себе цель, узнать о состоянии процесса расследования таких дел местными правоохранительными органами. Исследователи также старались посетить места содержания заложников, но в большинстве случаев это оказалось невозможным - по той причине, что в настоящее время правоохранительные органы либо проводят расследование в этих помещениях, либо они используются по назначению в режимном формате (на пример здание ИВС в Северодонецке).

В этом отчете представлены предварительные результаты мониторингового выезда. Его структура представляет собой три основных раздела, посвященные, соответственно, Северодонецку, Лисичанску и Рубежному и конкретным свидетельствам, которые мониторам удалось собрать. Обращаем ваше внимание на то, что отчет нельзя рассматривать как исчерпывающий.

Исследователи поставили себе цель расширить и углубить его в дальнейшем. Для чего необходимы дополнительные выезды, я целью создания более полного представления о перечисленных нарушениях прав человека в регионе за период оккупации, а особое внимание будет уделено общественному контролю над расследования отдельных дел.

По неофициальной информации, сейчас СБУ расследует около 700 производств, связанных с сепаратизмом по Луганской области. Официально же по состоянию на декабрь 2014 года. согласно сообщению пресс-службы прокуратуры Луганской области, начато более 650 уголовных производств, связанных с сепаратизмом и терроризмом. 

«Прокуратурой Луганской области осуществляется процессуальное руководство в более 650 уголовных производствах в отношении участников незаконных вооруженных формирований, по фактам совершения преступлений, связанных с посягательством на территориальную целостность и неприкосновенность государства, захватом государственных зданий, лишением свободы жителей области, незаконным хранением и использованием огнестрельного оружия, хранением боевых припасов, взрывчатых веществ и устройств, а также совершением террористических актов и финансированием терроризма. В суд с обвинительными актами направлено 71 уголовное производство по фактам создания или участия в незаконных вооруженных формированиях. »

По результатам мониторингового визита Центр Гражданских Свобод направил в МВД и СБУ ряд запросов по расследованию преступлений, совершенных во время оккупации городов Северодонецк - Лисичанск - Рубежное. Сейчас мы ожидаем ответа.

Отдельно мы обратились в МВД с просьбой обнародовать официальные результаты относительно следующего производства: в августе заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко заявил о том, что МВД проведет расследование для выяснения, «добровольно владелец Лисичанского стекольного завода предоставил его помещения под базу для террористов батальона "Призрак", или оно было захвачено силой». Пока результатов этого расследования обнародовано не было. Мы обращаемся с просьбой обнародовать результаты этого расследования, поскольку речь идет об одной из ключевых баз для содержания заложников. Участники мобильной группы столкнулись также с нежеланием пострадавших идти на контакт. В силу ряда причин люди до сих пор боятся: кто-то не исключает возвращения в свои города незаконных вооруженных формирований, некоторые боятся мести со стороны тех, кто и в период оккупации, и сейчас работали и продолжают работать в местной власти. Потерпевшие априори не доверяют ни местной администрации, ни правоохранительным органам, ни представителям государства в целом.

Стоит заметить, что исследуемый регион, который называют «химическим треугольником» (Северодонецк, Лисичанск, Рубежное), имеет свои особенности, даже в сравнении с соседними освобожденными от оккупации районами. Еще с 2004 года Северодонецк получил славу «оплота управляемого сепаратизма», с тех пор ка во время Оранжевой революции здесь состоялся «Всеукраинский съезд депутатов всех уровней». Особенность этого региона и отличие его от, наиболее «медийно раскрученных» центров похищения людей и содержание заложников на Донбассе - Славянска, заключается в том, что здесь с советских времен были сосредоточены значительные промышленные мощности, которые в течение последних десятилетий почти вымерли. Однако, сегодня они еще позволяют их владельцам (которые вовремя воспользовались не слишком прозрачными постсоветскими приватизационными возможностями) играть заметные роли как в регионе, так и в стране в целом. С одной стороны, эти мощности иногда использовались в схеме содержания заложников. С другой стороны, сама экономическая структура региона, сложившаяся на обломках этого индустриального региона (и его последствиях в виде тотального разрушения инфраструктуры, высокого уровня безработицы и значительной социальной депрессии) способствовала успеху боевиков и возможности реализации сценария дестабилизации ситуации в регионе. Города Северодонецк, Лисичанск и Рубежное составляют, по сути, агломерацию промышленных городов, которые находятся на незначительном расстоянии друг от друга и связаны между собой инфраструктурно и экономически. Впрочем, во время оккупации у каждого из этих городов, как оказалось, была своя особая роль, отведенная им боевиками и теми, кто ими руководил. Между этими городами происходил некий «оборот» заложников. Некоторых отправляли в Луганск. Довольно часто людям угрожали и тем, что их отдадут «в Славянск на окопы», то есть постоянную связь поддерживали и с боевиками Гиркина-Стрелкова.

Особенностью этого региона в обозначенный период была также хаотичность активности НЗФ даже по сравнению с Донецкой областью: здесь не было одного явного лидера (вроде Гиркина / Стрелкова в «ДНР»); если кого-то похищали, сложно было установить местонахождение человека, поэтому члены его семьи объезжали все известные им базы НЗФ, чтобы узнать какую-то информацию, но не всегда даже такие максимально широкие поиски были успешными; здесь также чаще случались междоусобицы между различными группировками НФЗ.

Возможно, в том числе из-за этого, информации о заложниках в Луганской области можно найти значительно меньше, чем о пленниках в соседней Донецкой области. Поэтому многие считают, что заложников здесь не захватывали вообще, хотя это далеко не так. Из-за отсутствия точных данных сложно говорить наверняка, но по крайней мере в треугольнике Северодонецк-Лисичанск-Рубежное масштабы похищения людей были если не на уровне со Славянском и Донецком, то не на много меньше. Так же в перечисленных городах Донецкой области, были три основные категории заложников: «политические», «дисциплинарные» и люди, целью похищения которых было получение выкупа или «вытеснения» их из определенных рынков (например, наркодилерство).

Системный захват людей начался с периода подготовки к президентским выборам. Тогда начали похищать участников избирательного процесса, а именно председателей и членов окружных избирательных комиссий и участковых избиркомов. Далее были предприниматели, активисты, журналисты, представители органов власти и правоохранительных органов, депутаты горсоветов, их родственники, а также люди, поведение которых боевики считали «неправильным» или те люди, которые мешали боевикам.

К заложникам применяли широкий спектр пыток и жестокого обращения (включая избиение, применение электрошокеров, шумовых гранат, психологического давление в виде копания могил «для себя», имитации расстрелов, захвата в заложники родственников), принудительный труд, принуждение воевать за «ЛНР». По сути, тот же набор пыток и методов жестокого обращения использовали и в соседней «ДНР».

В системе мест незаконного содержания людей были прежде всего использовались помещения правоохранительных органов, прокуратуры, СБУ, административные здания, старые военкоматы, предприятия, даже одно учебное заведение и научно-исследовательский институт (ГИАП - Государственный институт азотной промышленности в Северодонецке). Как правило, каждая из локаций имела своих «хозяев», за каждой из них будка закреплена определенная слава жестоких или относительно лояльных застенков. Кроме того, были локации вне городов - в пригородах, где не было баз НЗФ, но куда привозили заложников, чтобы над ними поиздеваться. Мониторинговой миссии стало известно о нескольких из них, и в то же время есть косвенные показатели , что на самом деле их было гораздо больше.

Различные НЗФ на территории этого региона конкурировали между собой (а на оккупированных территориях происходит до сих пор), но это был всего-навсего передел сфер влияния и материальных потоков на локальном уровне. Стратегически же сложно не заметить, что все они выполняли «общие задачи».

Особое внимание следует обратить на роль правоохранительных органов в системе похищения и применения пыток к гражданским лицам. К сожалению, доказательств причастности правоохранителей к похищениям и пыткам людей на Донбассе - достаточно. И «химический треугольник» здесь - не исключение. Так же, к сожалению, большинство населения имеет сомнения в добропорядочности нынешних правоохранительных органов, считая кадровые перестановки после освобождения от оккупации - недостаточными.

Одна из наших собеседниц - жертва похищения, жительница Лисичанска - Антонида Мельникова рассказывает о таком эпизоде: «... По дороге я узнала, что боевики расставляли на заправках своих людей, чтобы они контролировали персонал, которому разрешалось заправлять только «Своих». Когда на заправке люди, сидевшие в нашем авто на заднем сиденье, вышли из салона, я увидела среди них милиционера, который до этого приходил к нам в окружную комиссию. Он был в камуфляже, с георгиевской лентой. На заправке в то же время стояло еще двое милиционеров, но уже в форме. Они вышли, поздоровались, похлопали друг друга по плечам. Я знаю фамилию упомянутого милиционера в камуфляже и следователю я об этом сообщала, когда давала показания после освобождения города. Но через несколько дней я снова увидела этого же милиционера в городе, в милицейской форме, с автоматом. Не знаю, возможно, его уже уволили, но я боюсь теперь говорить об этом. Еще расстреляют ... ».

Хотя нужно отметить, что кадровые перестановки в милиции все-таки состоялись. В частности, среди 408 сотрудников Лисичанского горотдела (это весь штат) уволено около 100 человек, 5 из них были уволены из-за дискредитации, поскольку они стояли на блокпостах «ЛНР». Источник в правоохранительных органах сообщил мониторам, что в базе «милиционеров-сепаратистов» по Луганской области сейчас 800 человек, но это - далеко не полный список.

С другой стороны, важно помнить, что не все милиционеры встречали боевиков в стойке смирно и с георгиевскими лентами на лацканах. Проукраинская часть милиции также подвергалась жестокому преследованию, вносилась в «расстрельные списки» «ЛНР», их так же похищали и удерживали в плену. Например, коллеги убитого милиционера из Лисичанска - Виталия Петренко (подробно о его деле см. в разделе «Лисичанск») утверждают, что он убит именно за то, что не соглашался сотрудничать с боевиками. Именно такие милиционеры, которые вынуждены были выехать из Луганска, из-за своих взглядов и проукраинской позиции, с момента освобождения работают в руководстве МВД в Северодонецке, Лисичанске и Рубежном. Некоторые из них продолжают получать угрозы в свой адрес в социальных сетях.

Представители государственных органов власти, если они публично занимали проукраинскую позицию, подвергали себя особой опасности. Так же, как и каждый, кто проявлял поддержку украинской государственности как таковой (показательный пример - преследование участников избирательного процесса: если человек был как-то привлечен к процессу организации выборов, это уже означало, что он поддерживает украинскую государственность).

Впрочем, с другой стороны, именно местная власть дала главных лидеров «Русской весны», которая вылилась для населения в тотальное насилие. Многие из свидетелей жаловались мониторам на безнаказанность некоторых из организаторов «Русской весны» (некоторых даже задерживали, но потом - отпускали из-за якобы недостаточного количества доказательств, дела других даже доходили до суда, но суд принимал решение освободить их из-под стражи). В высокой степени среди проукраинского населения присутствует страх того, что им будут «стрелять в спину» - если ситуация в регионе выйдет из-под контроля украинских властей.

Стоит заметить также, что в каждом из этих городов одну из ведущих ролей в организации пророссийского движения и насильственных действий играла Коммунистическая партия Украины.

Например, в случае с Лисичанском. Антонида Мельник рассказывает о своем похищении следующее: «У исполкома находилась группа людей, в числе которых был Винник Александр Викторович, доверенное лицо Петра Симоненко (глава Коммунистической Партии Украины – прим. переводчика) на выборах. Его жена Татьяна Винник позже стала самопровозглашенным мэром Лисичанска. До этого Винник несколько раз приходил к нам в комиссию и угрожал. Я уверена, что автоматчиков к нам присылал именно он. По этому поводу я тоже подавала заявление в милицию, но реакции не было.» Другая особа из опрошенных нами рассказывала о том, как «выбирали» Татьяну Винник, которая была членом КПУ: «сказали, что кто не будет голосовать - тех расстреляем». 16 сентября прокуратура Луганской области огласила подозрение (согласно Украинскому КПК – прим. переводчика) Т.Винник в содействии сепаратизму, но к тому времени ее давно уже не было на территориях подконтрольных Украинской власти.

Другой пример: именно член КПУ играл значительную роль в переговорах об освобождении пастора протестантской церкви (его историю читайте в разделе «Лисичанск») из плена «группировки Мозгового».

Еще один пример: 22 мая между Лисичанском и Рубежным состоялся первый серьезный бой между НЗФ и бойцами Национальной гвардии. Как сообщали информагентства со ссылкой на местных жителей, во время этого боя улицам Лисичанска «ходили представители Компартии и призвали горожан "вставать на защиту Лисичанска "».

В Рубежном одним из главных организаторов пророссийского движений и координатором, например, возведение блокпостов была Неля Задирака, председатель местной ячейки КПУ - ныне «депутат ЛНР». Об этом говорили все без исключения опрошенные нами в Рубежные люди. Материалов об этой особе достаточно и в прессе и свободном доступе. Она, в частности, имеет близкие дружеские отношения с бывшим народным депутатом от КПУ Спиридон Килинкаровым, который часто приезжал в Рубежного и на даче которого, напомним, в середине июля добровольческий батальон «Айдар» обнаружил арсенал оружия. В публикации газеты «День» о роли коммунистов еще в июне 2014г. был опубликован такой фрагмент: «... луганский блогер Сергей Иванов опубликовал на своей странице в Facebook копию протокола допроса боевика, захваченного на украинском блокпосту в городе Рубежное.

Из этого документа следует, что формированием банд боевиков, обеспечением их оружием, руководством захват государственных зданий и нападением на блокпосты украинских военных занимались местные чиновники, а также функционеры из Партии регионов и КПУ. В протоколе допроса упомянутые фамилии и.о. мэра А. В. Хоменко, члена КПУ Н. А. Задиры, члена Партии регионов Хортива С.И., работников Северодонецкого СБУ Грачева и Кравченко, бывшего мэра Рубежного Анатолия Бусенкова, руководителей предприятий и предпринимателей ... Многие жители возмущены действиями коммунистов, но, конечно же, не говорят об этом вслух, чтобы завтра к ним в дверь не постучали боевики ... Также в городе время от времени захватывают и увозят людей с проукраинской позицией в Луганск, предположительно в здание СБУ. Опять же, некоторые говорят, что проукраинских активистов сдают местные коммунисты, которые еще до начала военных действий фиксировали, кто ходит на митинги за единство Украины, кто был на Майдане, кто и что говорит.» Таким образом, нельзя исключать и участия членов КПУ в системном похищении людей.

Характерно, что все упомянутые члены КПУ сейчас находятся за пределами территорий, контролируемых Украинскими властями.

Одним из основных факторов в рамках исследуемой проблемы стала пропаганда. Без соответствующего информационного фона насилие таких масштабов вряд ли удалось бы развернуть. Людей запугивали западной Украиной, Нацгвардией, «Правым Сектором», которые якобы едут их расстреливать. Отряды, которые затем переросли в НЗФ, начали формировать еще зимой именно под предлогом этой «угрозы». Тот, кто верил в «эшелоны правосеков», шел «защищать свой город на блокпостах». И именно эта истерия, которая нагнеталась, служила одной из причин поиска врагов среди населения и взятия в плен «агентов «Правого сектора» или людей, которые бывали на западной Украине.



  1. СЕВЕРОДОНЕЦК

Город областного значения в Луганской области, с сентября 2014 - фактический областной административный центр. Вместе с городами Лисичанск, Рубежное, Кременная город Северодонецк образует агломерацию. Один из важнейших промышленных городов Донбасса. Центр химической промышленности Украины, один из центров строительной и приборостроительной промышленности. Крупный транспортный узел. В мае 2014 в нем проживало около 108,5 тыс.жителей.



    1. ХРОНОЛОГИЯ РОЗВИТИЯ СОБЫТИЙ В ГОРОДЕ ЗА ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД

Первые случаи давления на общественных активистов и попытки захвата заложников в Северодонецке зафиксированы еще до проведения так называемого «референдума» 11 мая.

6 апреля 2014 с 15.45 до 18.20 в городе Северодонецке возле городского «Дворца культуры» по проспекту Химиков по инициативе группы граждан состоялся митинг с целью обсуждения политической ситуации в государстве и поддержки проведения референдума. В 16.00 между этой инициативной группой и группой граждан, которые готовились к проведению флэш-моба (собирались петь гимн Украины и запускать желто-голубые воздушные шары), произошла драка. Во время драки 6 граждан получили телесные повреждения и обратились за медицинской помощью в травмпункт городской больницы. Данный факт зарегистрирован в Едином реестре досудебных расследований. https://www.youtube.com/watch?v=9DTxS39fJVA
  1   2   3   4   5   6   7

  • «Химический треугольник» Луганской области во время оккупации: заложники, пытки и внесудебные казни
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Лисичанском.
  • СЕВЕРОДОНЕЦК
  • 6 апреля 2014
  • 3 мая 2014.
  • 7 мая 2014 г.