Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Отчет по результатам исследования цель исследования




Скачать 189.68 Kb.
Дата21.07.2017
Размер189.68 Kb.
ТипОтчет


Центр независимых социальных исследовании и образовании




Россия, 664003, Иркутск-3, а/я 172.

тел. (39-52) 333-721

e-mail: cnsio@angara.ru

По заказу ОМННО «Совет Гринпис»

МЕТОДИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ

по результатам исследования


ЦЕЛЬ исследования: выяснить отношение населения города Байкальска к проблеме закрытия Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, поиску альтернативного места работы и перспективам развития г. Байкальска в будущем.
ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ: Экономико-социологические факторы, определяющие отношение населения к Байкальскому ЦБК и перспективам развития г. Байкальска.

АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ:
Тьютор: Торопова Ирина – к.ф.н., менеджер по развитию ЦНСИО
Руководитель проекта: Абдулова Ирина, научный сотрудник ЦНСИО, Иркутск

Исполнители проекта: Махнёва Алёна - социолог

ИРКУТСК, 2007



ОГЛАВЛЕНИЕ:

Проектирование выборки 3

Структура анкеты 5

Особенности проведения опроса 6

Процент 9

от всех пройденных адресов 9

Некоторые выводы 9

Проектирование выборки


Объектом данного исследования является население дееспособного возраста (лица, достигшие 16 лет и старше), постоянно проживающее в Байкальске. Согласно статистическим данным1, генеральная совокупность составляет 12656 человек. Распределение по полу и возрасту представлено в таблице.


Возраст (полных лет)

мужчины

женщины

всего

15-24

1150

1295

2445

24-29

596

634

1230

30-39

1088

1217

2305

40-49

1135

1299

2434

50-59

750

1139

1889

60 и выше

842

1511

2353

всего

5561

7095

12656

В ходе исследования, в соответствии с поставленными задачами, была реализована пропорциональная территориальная выборка с маршрутным способом набора респондентов по квотируемым признакам (пол, возрастная группа). Выборочная совокупность объемом 375 человек обеспечила репрезентативность взрослого населения города. Предельная статистическая ошибка выборки /-5% для уровня значимости 95% в самой малочисленной стратификационной группе. После проведения пилотажного исследования было принято решение увеличить количество респондентов до 400 – запас в 25 анкет был заложен на «ремонт» выборки в случае некачественной работы интервьюеров и возможного выбраковывания анкет. Однако анкетеры работали добросовестно и по итогам полевого этапа сбора данных и контроля к анализу были приняты все 400 анкет. Квота для младшей возрастной группы была скорректирована в сторону уменьшения, поскольку, во-первых, основа выборки содержит данные по группе от 15 лет, а во-вторых, значительная часть молодых людей в связи с учебой не проживает постоянно в Байкальске. В итоге выборка имеет следующий вид:

Возраст (полных лет)

Мужчины

Женщины

Всего

16-24

24

31

55

25-29

19

22

41

30-39

37

40

77

40-49

38

44

82

50-59

28

38

66

60 и старше

28

51

79

всего

174

226

400

Маршрутные задания были распределены по районам города пропорционально, основой здесь послужил план застройки и наблюдения полевого бригадира (количество секций в здании, этажность, количество квартир на этаже). Благодаря профессионализму интервьюеров квотные задания были выполнены максимально точно, реальная выборка не имеет отклонений от теоретической. Шаг отбора на маршруте – каждая третья квартира от результативного интервью - обусловлен размером города и преобладанием домов с небольшим количеством квартир.

Следует отметить, что период, в который проводился опрос, совпал с весенними работами на дачах, с неделей профилактики на БЦБК и с сессией в средне-специальных учебных заведениях и вузах. При анализе результатов опроса следует принимать во внимание следующие замечания:


  • повышается вероятность, что среди наших респондентов больше тех, у кого нет дачи (либо тех, кто уделяет ей меньше времени);

  • мужчины среднего возраста, работающие на БЦБК, задействованные в профилактике, менее охотно участвовали в опросе;

  • в группу молодежи 16-24 лет попало значительное число школьников старших классов и с меньшей вероятностью сюда попадали студенты.

Согласно дизайну исследования, на первом этапе работ, нами было проведено 8 биографических, проблемно-ориентированных интервью с жителями Байкальска, при этом мы использовали гайд, разработанный с учетом технического задания. Обладая предварительной информацией о социальной структуре города, мы выделили следующие категории информантов:



  • работники БЦБК

  • члены их семей

  • люди, принимающие и размещающие туристов

  • люди, занимающиеся выращиванием и продажей ягоды

  • работники бюджетной сферы города/пенсионеры

  • люди, работающие не на БЦБК и не в бюджетной сфере.

Понятно, что некоторые информанты удовлетворяли нескольким условиям, из чего можно было сделать предварительные выводы о распространенности тех или иных социальных практик. Так, практически все из наших информантов (или их родственники) имеют дачи и связаны с комбинатом. Интервью позволили выявить особенности восприятия ситуации вокруг комбината – так, практически все (даже занятые в других сферах) указали на тесную связь города и комбината («завод закроют - для нас тоже все кончиться…»2), зависимость жителей от работы производства. В интервью с работниками комбината (в том числе бывшими) можно увидеть беспокойство за техническое состояние (старое оборудование) производства, само его дальнейшее существование («распиливают комбинат», «перспектив нет у комбината»). Причем, такое беспокойство связано не с экологическими инициативами, а с деятельностью новых хозяев комбината – «москвичей». Об условиях работы на комбинате говорят в общем очень осторожно, однако, недовольство чувствуется – строже правила внутреннего распорядка, меньше заботы о рабочих, больше требования к выработке, сокращения. Официально это называется «интенсификация производства», неофициально - «хуже стало – ломоть за ломтем отрезают (показывает рукой), а потом остаток выкинут».

Также общей темой можно назвать стремление молодежи уехать из Байкальска – об этом, так или иначе, говорили многие.



Структура анкеты


Анкета была разработана исследовательской группой с учетом целей исследования, и после проведения блока запланированных интервью. Таким образом, при составлении анкеты были учтены как пожелания заказчика, так и категории, в которых осмысляют ситуацию собственно байкальчане.

Анкета содержит четыре блока вопросов:



  1. Социально-демографический блок. С дополнительным фильтр - вопросом о работе на БЦБК. Этот блок позволит нам точнее представлять структуру населения Байкальска, выявить закономерности в содержании мнений.

  2. Блок вопросов о структуре хозяйства и источниках доходов. В этом блоке мы сознательно отказались от численных показателей доходов, так как практика показывает, что ответы на подобные вопросы редко бывают адекватны - доходы и уровень жизни занижаются. Мы ввели «субъективную» оценку материального положения семьи и вопросы для выяснения структуры и источников основных и дополнительных доходов.

  3. Блок проективных вопросов – о том, как респонденты представляют себе дальнейшее развитие города, свою жизнь в случае реализации того или иного сценария. Сюда же относятся вопросы о возможностях сменить место жительства, работу, источник дохода, как показывающие уровень мобильности населения, готовности/не готовности к переменам.

  4. Специальный блок вопросов о БЦБК – сюда включен вопрос - фильтр знают ли вообще респонденты о перепрофилировании комбината. Далее - вопрос о том, что под этим понимают респонденты, так как о перепрофилировании говорят в Байкальске достаточно давно и, зачастую, имеют в виду разные варианты. В этот же блок входят вопросы об экологической ситуации в связи с БЦБК, здоровье населения и другие.

Можно сказать, что такая структура анкеты соответствует основным задачам исследования. После проведения пилотного этапа анкета была незначительно скорректирована, изменены некоторые формулировки. В частности, после консультаций с заказчиком, был добавлен уточняющий вопрос по перепрофилированию. Так как еще во время проведения интервью было выяснено, что в основном «перепрофилирование» воспринимается как «переход на замкнутый водооборот». Видимо, это связано тем, что именно эта тема часто поднимается областными чиновниками и СМИ.

Особенности проведения опроса


Как уже было отмечено в текущих отчетах по реализации проекта, жители Байкальска оказались достаточно закрыты для интервью и просто контактов. Вопросы «почему вы спрашиваете именно меня», «зачем вам это», «а кто за это платит» возникали постоянно. Только половина интервью на первом этапе исследования записана на диктофон, остальные респонденты отказались от его использования. Особенные трудности вызвали интервью, которые мы запланировали (согласно выборке) взять у работников БЦБК, здесь число отказов было очень большим. Такие интервью были все же проведены нами, но после долгих уговоров, «по знакомству», что потребовало дополнительного времени. Как исследователь с опытом полевой работы, могу сказать, что такой высокий уровень «закрытости поля» не был встречен мной даже при работе в деревнях, которые обычно считаются достаточно сложными для полевой работы.

Позже, из двух независимых источников, нами была получена неофициальная информация, о существовании запрета для работников комбината обсуждать с кем-то посторонним, как вообще положение на комбинате, так и свою работу, в частности. Это распоряжение связывают с приходом к управлению комбинатом «москвичей» и общим ужесточением правил внутреннего распорядка.

Кроме этого, создается впечатление, что люди просто устали от ситуации неуверенности в завтрашнем дне, которая связана с существованием/закрытием комбината, не хотят говорить об этом – «слухи постоянно», «устали уже», «неизвестно, что с городом дальше будет». Подобные настроения неуверенности и тревоги зафиксированы еще опросом 1999 года, который проводили в Байкальске иркутские исследователи3. Все перечисленные факторы несколько затруднили как этап проведения интервью, так и анкетный опрос.

Другая трудность, которая в полной мере выявилась при проведении пилотного опроса, это совпадение сроков исследования и сельхоз. работ. Если учесть, что «дачи у всех абсолютно» и «на ягоде детей выучивают, машины покупают» становится понятным масштаб и значение работы на дачах. Важно, что дачные поселки расположены практически в городе, что позволяет людям «сходить на дачу» на пару часов после работы, тогда как выходные дни проходят на даче полностью (анкетеры также отказывались работать в выходные, мотивируя это необходимостью быть на даче). Поэтому анкетеры выходили на маршрут в основном в вечернее время.

Таким образом, увеличивался «пробег» анкетеров по маршруту, время и сложность его выполнения. В результате работу продолжили только часть анкетеров, которые и выполнили по 3-4 маршрутных листа. Фактически опрос проводился группой анкетеров набранных по знакомству. Некоторые из них уже имели опыт участия в опросах (перепись населения, стат. исследования), это обеспечило качественное соблюдение квот и выполнение маршрутных заданий.

Попытка набрать дополнительных сотрудников окончилась неудачей. Нами было дано объявление о наборе сотрудников в бегущей строке на ТВ (12 «прокруток», prime-time) в результате позвонил всего один человек. Возможно, обращаться по объявлению люди опасаются. Группа работников бюджетного учреждения, с которыми была достигнута договоренность, в полном составе отказалась от работы без объяснения причин.

Опрос был начат нами 28 мая, на третий день его проведения (30.05), по отзывам анкетеров, резко выросло число отказов респондентов. Причем у тех же сотрудников и в тех же районах, где сначала работа не вызывала трудностей. Отказы немотивированные, даже не открывают дверь - «не буду отвечать и все, ходите и ходите тут», «ходите, спрашиваете, а потом комбинат закроете и все…» Некоторые анкетеры, когда мы обсуждали эту ситуацию, вспомнили, что прошлой осенью проходил опрос с анкетой, явно направленной против комбината. Однако, в начале работы, этот факт не оказывал влияния.

У нашей группы сложилось впечатление о противодействии опросу. У нас недостаточно информации, чтобы понять – это спланированное противодействие (распоряжения, решения) или просто стихийное беспокойство людей и распространение слухов. Были случаи, когда опрашиваемые говорили, что их предупредили о факте опроса. Также опрос связывают с планами закрытия комбината. Источник этой информации нам неизвестен.


Контроль работы анкетеров проходил в два этапа:

  1. Полевым бригадиром осуществлялся визуальный контроль всех анкет, сданных анкетерами, с целью проверки полноты и правильности заполнения, соблюдения квотного задания, выявления логических несоответствий. При обнаружении неточностей, анкетер проводил уточнение по телефону, либо находил респондента, отвечающего условиям опроса. На этом этапе проверялось также соблюдение маршрута.

  2. Выборочный контроль работы анкетеров проводился путем проверки работы по телефону – контролировалось не менее 15% анкет и путем повторных визитов к респондентам – 5% анкет. Проверке подвергался сам факт опроса, порядок его проведения, возраст и другие социально-демографические характеристики респондента. Прямых подлогов со стороны анкетеров обнаружено не было.

Можно утверждать, что контроль над полевыми работами был эффективным, а сами они были проведены по правилам, обеспечивающим надежность собранных данных, как с точки зрения отбора респондентов, так и относительно того, что их мнения фиксировались согласно инструкциям.

Ввод данных осуществлялся непосредственно в программу SPSS v.11.5 for Windows, после завершения полевого этапа исследования и прохождения контроля анкет. Осуществлен контроль ввода каждой 10 анкеты, общий объем контроля – 40 анкет. Если обнаруживалась одна ошибка на анкету, то она исправлялась. Ошибки носили единичный характер, что подтвердила заключительная проверка массива. Проверка и чистка массива данных была проведена по результатам прямых распределений – обнаружении недопустимых значений или сбоев в вопросах.



Результативность опроса можно проиллюстрировать следующей таблицей4:

Данные о результативных интервью/

причинах недостижимости респондентов

Процент

от всех пройденных адресов


Результативное интервью

24, 84 %

Респондент вне квоты

28,27 %

Никого нет дома/закрытый подъезд

33,54 %

Отказ респондента отвечать5

13,35 %

Итого

100 %

Как уже упоминалось при описании хода опроса, число отказов респондентов резко выросло на третий день анкетирования.



Некоторые выводы


  1. Можно утверждать, что население города информировано в достаточной степени о вреде БЦБК для окружающей среды и жителей города. Так, 67% опрошенных скорее согласны и полностью согласны с тем, что БЦБК отрицательно влияет на здоровье работников комбината. Влияние на здоровье жителей города признают 63% байкальчан. Менее негативно оценивается влияние на окружающую среду – четверть отпрошенных, согласны с тем, что БЦБК в его нынешнем состоянии практически безвреден для природы. Еще четверть отчасти согласны, отчасти не согласны с этим утверждением и 15% затруднились ответить на вопрос (данный вопрос вызвал больше всего затруднений). Таким образом, можно предположить либо малую актуальность природоохранного дискурса в общественном мнении, либо наличие факторов, которые препятствуют высказыванию определенных точек зрения. Вместе с тем, 38% респондентов (более трети) согласны с тем, что БЦБК наносит Байкалу значительный ущерб.

  2. В распределении ответов на данные вопросы о вреде существенную роль играет факт работы/не работы респондентов на БЦБК. Так люди, которые не работают на БЦБК чаще (42,6%) согласны с тем, что БЦБК наносит Байкалу значительный ущерб. В то время как, среди тех, кто работает на предприятии, согласны с этим только 20,2%. Однако, мнение о вредности комбината для здоровья жителей города у этих групп отличается незначительно (58,5% согласных работающих и 68,2% согласных неработающих). Мнения о вредности для работников комбината распределились следующим образом – с этим согласны 57,5% работающих и 76,2% неработающих на комбинате. То есть «снаружи» ситуация выглядит более опасной, чем «изнутри». Этой же закономерности следуют ответы на вопрос об ущербе, который комбинат наносит окружающей среде – с тем, что комбинат безвреден согласны 36,2% работающих и 17% не работающих на БЦБК. Можно предположить, что на признание степени вреда от работы БЦБК влияют прагматические соображения жителей. Так признавать вредность работы на комбинате может быть выгодно, так как это позволяет раньше выходить на пенсию, получать надбавки за вредность. В то время как признать вредность работы комбината для окружающей среды и Байкала означает дать лишний повод к его закрытию.

  3. Анализировать структуру доходов населения достаточно сложно, некоторые доходы, которые должны облагаться налогом (арендная плата, например) явно утаиваются. Согласно результатам опроса, основным источником дохода является заработная плата респондентов и членов их семей. Работа на комбинате является основным источником дохода для 75% работающих и 71,8% не работающих на комбинате байкальчан. Это говорит о том, что большинство работающих жителей Байкальска ориентированы на стабильные (заработная плата из федерального бюджета либо БЦБК), а не альтернативные (туризм и другие) источники дохода. Имеют дачи 56,9% опрошенных, причем 74,2% продают выращенное (в частности клубнику). Однако, реализацию ягоды можно назвать скорее не альтернативным источником дохода, а сезонным приработком, так 48,4% процента опрошенных продают только излишки продукции. При этом среди работников комбината доля дачевладельцев и продавцов чуть выше, чем среди населения в целом. Дары природы и выловленная рыба в подавляющем большинстве случаев предназначены для семейного потребления – только 9,7% опрошенных продают заготовленное.

  4. В случае закрытия комбината 24% от всех опрошенных планируют уехать из города, 58,5% - остается и 17,5% затруднились ответить на этот вопрос. Работники БЦБК отвечая на этот вопрос, разделились следующим образом: 40,4% уедут из города, 42,6% планируют остаться. Работающие в других местах в случае закрытия комбината уедут из Байкальска в 16,2% случаев, останутся – в 59,7% случаев. Можно сказать, что работники комбината видят меньше перспектив для себя, в случае закрытия БЦБК, чем люди занятые в других местах. Что касается альтернатив трудоустройства, то сфера туризма привлекает 4,8% и 14,3% (работники и не работники комбината, соответственно), хозяйство на приусадебном участке - 9,5% и 18,7%, сфера обслуживания - работники комбината – 23,8%, не работники - 22%. Постараются получить другое образование либо специальность 12,7% работающих на комбинате и 15,4% не работающих, учитывая, что реальный опыт повышения квалификации имеют 56, 4% работающих и 52,3% не работающих. При ответе на вопрос о смене работы затруднились ответить 38,1% работающих на комбинате и 22% не работающих на комбинате. Анализируя эти данные можно сказать, что работающие на комбинате байкальчане больше ориентированны на промышленное производство, хуже представляют себе перспективы после закрытия комбината.

  5. В большинстве своем байкальчане высказывают патриотические взгляды – на вопрос «Планируете ли Вы уехать из города в ближайшее время» 75,5 % ответили – «нет, это мой город». Однако, даже среди «патриотов» 15% заявляют о желании уехать, если комбинат будут закрыт. Еще 10% опрошенных хотели бы уехать прямо сейчас, но не имеют возможности.

  6. Вопрос перепрофилирования комбината является широко обсуждаемым в городе (включая местную прессу), однако 31,5% опрошенных сказали, что ничего не знают об этом, 68,5 % высказали свою осведомленность. Нужно отметить, что собственно «перепрофилирование» понимается достаточно широко (планы несколько раз менялись), поэтому жители Байкальска по разному понимают, о чем идет речь. Так 39,8% опрошенных считают, что перепрофилирование это переход на систему замкнутого водооборота (последний принятый вариант), 30,8% - комплект мер, направленных на сокращении вреда экологии, 17,5% - понимают под этим словом сокращение атмосферных выбросов, 8% - говорят об отказе производства беленой целлюлозы, 7% - называют переход к производству не связанному с целлюлозно-бумажной продукцией и по 2,5% называют переход на производство бумаги и «другое». При этом работу по перепрофилированию как реально ведущуюся оценили 45,%, поддерживают ее (полностью или частично) 74,8%, нейтрально оценили работу 11,7% опрошенных. Таким образом, большинство байкальчан, поддерживает перепрофилирование, которое они понимают, как переход на замкнутый водооборот. В этом вопросе мнения работников комбината сходны с общим мнением жителей города.

  7. Именно переход на замкнутый водооборот получил больше всего голосов (44,3%) в нашей выборке, как оптимальный вариант решения экологических проблем, связанных с БЦБК. Далее идет перепрофилирование – 34,7%, за сохранение существующего положения высказались 5% респондентов, закрытие комбината приветствуют 4% и 11,3% затруднились ответить. При этом работающие на БЦБК, в основном поддерживают переход на замкнутый водооборот и перепрофилирование. Трое работников БЦБК выступают за его закрытие. В целом, основываясь на собранных данных, невозможно говорить о существовании четко выраженных социально-демографических групп, которые поддерживали бы идею закрытия комбината. Это мнение (причем очень непопулярное) высказывают только 16 человек.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что БЦБК является (даже несмотря на серию сокращений) градообразующим предприятием и воспринимается жителями в этом качестве. Комбинат является значимым социальным агентом в жизни города, обладает значительным символическим капиталом.

По нашему мнению перечисленные сложности в проведении опроса – сложность подбора анкетеров, высокое количество отказов, тревожность респондентов можно объяснить общей неопределенностью судьбы города/людей и небольшим размером города. Жизнь, где «я знаю каждую собаку» (из разговоров) приучает к совершенно иному типу публичности/анонимности нежели, например, в Иркутске или ином крупном городе. Многие анкетеры говорили, что «попадали» во время опроса на своих знакомых, коллег по работе – таким образом, опрос не был полностью анонимным. В этом случае становятся понятны опасения респондентов типа - «я сейчас скажу, что завод вредно влияет на здоровье, а меня начальство потом уволит…». Также, безусловно, необходимо критически относится к блокам ответов на вопрос о дополнительных заработках – сдаче жилья в аренду, продаже ягоды. Так всего 10 человек сказали, что они сдают жилье туристам, в то время как по материалам интервью и наблюдений, их количество значительно больше (в некоторых подъездах сдается каждая третья квартира). Доход от сдачи жилья внаем должен декларироваться и облагаться налогом. Очевидно, что люди, частным образом сдающие квартиры, не делают этого и опасаются санкций.

Сам факт опроса обсуждался на улицах, на работе, среди соседей, что не могло не выработать некоего «коллективного» мнения, которое в той или иной степени влияло на мнение респондентов. В качестве гипотезы можно предположить, что люди в небольших поселениях более склонны к конформистскому типу поведения, высказыванию социально приемлемых суждений.

Вместе с тем, проведенные интервью выявили ряд интересных сюжетов, которые трудно, а то и невозможно исследовать с помощью количественной методологии. Прежде всего, это отношения людей к комбинату. Даже по немногим проведенным интервью, можно предположить, что это не только отношение к хозяйствующему субъекту, выплачивающему зарплату, но сложный комплекс, включающий чувство сопричастности, гордости прошлыми достижениями, беспокойства за будущую судьбу предприятия. Понятно, что речь идет скорее о ценностях, нежели о прагматических соображениях, поэтому представляется уместным сравнить трудовые биографии работников «старого» (тех, что строили и запускали комбинат) и «нового» поколения. Постараться понять в каких категориях представляется «комбинат» и работа на нем. Возможно при таком рассмотрении вопроса, и тема загрязнения Байкала получит другой смысл/звучание.

Другой, безусловно, интересный сюжет – экономические и хозяйственные практики, связанные с выращиванием и продажей ягоды. Наши информанты упоминали и использование ресурса комбината (некоторые вещества производственного цикла используются как удобрения), родственные практики работы на дачах, отношения с посредниками-перекупщиками. Здесь же интересная стратегия презентации своего продукта, как НЕ байкальского, выращенного в соседних населенных пунктах («ягода утуликская», например). Это говорит о том, что жители города осознают его негативный «экологический» имидж.

Подводя итоги, можно сказать, что проведенное исследование позволило только наметить перспективные исследовательские сюжеты. Анкетный опрос позволил нам с достаточной точностью представить социально-демографические характеристики населения Байкальска, степень его осведомленности о проблемах комбината. Вместе с тем, некоторые вопросы (ценностные ориентации, мотивации, доходы) не могут быть исследованы с помощью такого опроса, для них нужен иной, адекватный инструментарий.



Как уже упоминалось, результаты опроса были обработаны с помощью статистического пакета SPSS v.11.5 for Windows. Прямые частотные распределения и таблицы сопряженности переменных представлены в Приложениях 1 и 2. Анкета проекта и полная база данных также прилагаются к отчету.



1 Возрастно-половой состав и состояние в браке по Иркутской области, включая Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. По материалам Всероссийской переписи населения. Статистический сборник // Госкомстат РФ Иркутский областной комитет государственной статистики. Иркутск, 2004

2 Здесь и далее курсивом цитаты из интервью.

3Подробнее об этом смотри: Винокуров М.А., Антонова Л.Л., Озерникова Т.Г. Город должен жить: Проблемы города Байкальска глазами социолога.- Иркутск: Из-во ИГЭА, 1999г. -200 с.

4 Расчеты произведены с точностью /- 5 %

5 В этой строке агрегированы сходные по смыслу причины недоступности как «отказ отвечать», «не пустили в квартиру», «прерванное интервью».


  • Проектирование выборки
  • Структура анкеты
  • Особенности проведения опроса
  • Процент
  • Некоторые выводы