Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Остановка Времени Москва 2009




страница7/13
Дата21.07.2017
Размер1.47 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Глава8. Метафизика

…Демонический взгляд привычно оценивал прибывшего ангела.

«Она может даже оставить свою одежду у меня. Вам - так будет удобно…»

Во сне он приходил и уводил ее. Но снова возвращал, и снова уводил.

«Я сам побеспокоюсь об одежде ангела» - мелькнула сонная мысль, перед тем как проснуться.

Церковь вечером засветится неземным огнем в дыму электрической экспрессии и чувствительной вязи звучащего рояля.

Пятнадцать минут до концерта. Все готово для взлета. Последний взгляд на приборную доску. Все стрелки показывают полную готовность…

…Демон уводит ангела в конец зала - но я возвращаю обратно. Я разглаживаю ее крылья, к которым прикоснулась потная ладонь…

…Взрыв яркого света! Он – взорвал пространство! Время сорвалось, и стало закручиваться в спираль непонимания. Что произошло? Почему странно замигала приборная доска звездолета?...

…Нет, только не это! Времени нет! Несколько сот секунд. Его не хватит, чтобы взлететь! Мы можем навечно остаться на этой потной планете, где Он – хозяин! Он запретил полет. Она нужна ему, он захватил ее крылья.

Я зову ее к себе: « Помоги! Я умираю. Я не успею взлететь. Мы с тобой не успеем взлететь. Стой здесь возле меня…».

Все программы курса полета сброшены и потеряны. Это он сделал одним взрывом вспыхивающего яркого света, затмившего свет!

«Если будешь рядом – я все смогу!»

Она покорно стояла. Ее крылья повисли в неведении следующих минут. Она была, и не была здесь. Он запрещал выставлять новый курс. Но я побеждал его с каждой минутой. Надо остановить время! … И оно застыло. Я успел! Мы летим!!!

…Случайный взгляд, и случайные прикосновения. Вспышка молнии – получена фотография, которая ожила, и ты не случайно улыбнулась на ней.

«Я тоже иду туда» - сказала ты.

Временной лифт, как хищник ждал тебя – свою жертву, чтобы опустить вниз, и поднять над суетой дня. А почему бы и нет? Можно все бросить, и ринуться в брызги морской волны, уносящей в пучину, где крики о помощи не слышны из-за пения сирен. Они заглушали твое громкое дыхание. Ты была счастлива, и не скрывала своих порывов забрать все, что можно упаковать в багаж времени. Но время остановилось, и впитывало в себя все, что мы в него сбрасывали, как ненужное для короткого полета, когда перемешивание дыхания уводило в странный мир нашего небытия.

Время остановилось! Но просачивалось через неплотно закрытые двери мира людей. Брызги фонтанов напоминали о секундах, разбросанных между облаками.

Остановленное время кто-то включил. Все сломанные часы прилета и отлета указывали на точную дату. Твой самолет мчался по земле, так и не успев взлететь к звездам. Но звезды ждут, что брызги фонтанов снова застынут в ночной прохладе величавой воды, в глубинах которой сирены уже забыли свои песни, и зовут нас шепотом, приглашая опять окунуться в сладострастную пучину…

…Ты была самой красивой, и я искал твоего взгляда. Ты не обращала внимания. Ты была во внимании всех. Это дает женщине особую уверенность. До сих пор твое лицо отражает свет ранних зорь в глазах цвета морской волны.

Она пришла к тебе, и сказала: «Ты можешь забрать его. Он ждет тебя, а ты ждешь его».

Ты звонишь – но поздно. Я уже выбрал то одеяние, что превращает все встречи в разлуки. Я - выбрал судьбу – не судьбу. Я выбрал десятилетия сна во сне веков. Я проснусь, но это будешь не ты. И так будет много - много лет…

А затем звонок от тебя: «Это я. Я нашла тебя. Ты написал музыку для театра. Это, ты?»

«Да. Я».


Этот спектакль перекроил режиссуру времени, и время пошло вспять, а потом остановилось.

«Какая ты сейчас после пропасти вечности?»

«Почти не изменилась».

Нет, конечно, изменилась. Но блеск - в глазах морской волны, остался. Узнавание заново ощущения небытия реальности. Несколько часов – чтобы закрыть эту взлетную полосу до следующего тысячелетия.

Два года переговоров с небесами. Мы уже летим. Город нас услышит.

«Ты, слышишь?»

«Да, я жду. Но город нас не слышит. Они закрыли уши, зажмурили глаза».

Мы пролетаем мимо. Мы в другой Галактике – взлетно-посадочная полоса твоего города не готова к приему нашего лайнера.

Ты живешь сложно и непонятно. Ты хоронишь, и возрождаешь. Блеск твоих глаз цвета морской волны так и остается прежним.

Блеск прозрачности волны бассейна затуманивается всплеском загорелых юношеских рук.

«Можно с вами познакомиться?»

Твое лицо, как Луна плывет по лунной дорожке. Молодые озорные глаза и мокрые слипшиеся волосы превратили тебя в ребенка-подростка, только начинающего свое водное приключение.

«Юноша, мои глаза отражают молодость моей души. Я взрослая, я очень взрослая…»

«Пр…о…ос…ти..те…Ваш блеск глаз цвета морской воды меня увел в мечты запредельные»

Ты доплываешь до своего берега. Ты живешь на крутом берегу. Ты сама пошла туда. Там тебе неуютно. Ты мечтаешь о море, о больших волнах, в которые можно броситься с головой, разбрызгивая пену недосказанности и человеческой глупости.

Ты хочешь, чтобы там был и маленький светлячок, который, как в сказке будет играть тебе на скрипочке, и освещать твой, темный от преград, тяжелый сон.

Ты была рада солнышку, что вдруг засветило в твоем городе. Взлетно-посадочная полоса была расчищена. Все телевизионные зрачки города были направлены в одну точку, где – время остановилось. Там было действо, нарушающее все каноны классики. Картины горели огнем, разбросанным по стенам. Они сами стали огненными полотнами, звучащими в интервалах загадок любви и моря, иллюзий и жизни.

Ты это сотворила, как подарок запоздалому экспрессу, который уже пронесся мимо твоей станции, оглушая грохотом необузданной энергии счастья. Время остановилось в полутьме, освещенной от твоих глаз - глаз цвета морской волны…

…Ты не звонишь уже много лет. Ни один звонок не доходит до тебя. Кто выключил звездную связь? Опять большая разница временных лет. Целое поколение. Как оно среагирует на наши взгляды. Ты растворилась, так и не расплескав свой океан чувств и привычек. Кто ты? Табу для меня! А может – истина. Я хочу знать истину, но понимать тебя - мне не дано.

Я замыкаюсь, я еду в города – в полной тишине перезвонов других сообщений. Одна строка. Она есть, но это в других измерениях. Я хочу переместиться туда, там все по - другому.

Ты пишешь письмо, одно длиннее другого. Открытый призыв снять все, что есть нас – одежду других, застегнутую на все пуговицы, и не дающие дышать и двигать.

Закрыты врата к тебе. Тебя уже нет ни в одном измерении. Предупреждающие знаки выставлены по всему пути нашей с тобой короткой жизни. Ты летишь ко мне, но опоздание велико. Можно успеть, хотя бы на последние аплодисменты. Ты здесь, но большой знак запрета - судьба выставила в самом конце.

Сверкает разорвавшаяся молния. Первая мысль – идти босиком, по жесткой земной дороге. Как Русалочка шла к своему любимому, превозмогая страшную боль и муки.

Ты осталась. Уснула в слезах. Во сне мы были вместе, чтобы расстаться навсегда.

Семь новых мировых истин:

1. Закрыв за собой дверь, есть желание выпрыгнуть в окно

2. Знаки могут быть намалеваны случайным прохожим

3. Путь в никуда - открыт всем

4. Сохрани то, что уже потерял

5. Устали все, а ты иди

6. От семи стрел закрыто сердце

7. Она в каждом твоем звуке

…Я отпустил тебя. Я знал, что твое молчание – сокрытие тайного обряда разрыва тонких ниточек, которые только стали закручивать нас в танце протуберанцев в солнечной открытой рампе небесного театра. Где-то далеко, в другой галактике мы тоже с тобой встретились, узнали друг друга, а потом снились во сне. Ты исчезала и растворялась, ты переходила от одной звезды к другой. Я опять находил тебя. Ты не просила отпустить тебя. Ты распутывалась из тонкой сети прошлых измен. Ты открыта к новому миру, закрывая липкую дверь с липкой ручкой прошлого.

Но я ничего, ни одного слова не слышу. Где ты? Тебе надо быть одной? Я слышал биение твоего сердца рядом с тем деревом в самом центре Мира. Мы смотрели друг другу в глаза, вспоминая, что нам они близки и теплы. Это все уже было. Мы это забыли, но вспомнили за легким дуновением в окошечко прошлых грез.

Почему, таких оставляют, как ты и я? Мы прошли одну школу закрытых знаний для больных сердец, разрубленных лезвием измены. Теперь мы можем соединить твою половину кровавого сердца с моей половиной, расстрелянной меткими ударами расчета и жестокости.

Я пишу тебе со всех точек соприкосновения с Землей, но каждая точка в глубоком молчании и тишине, обрушенной от падения нового неокрепшего создания, которое мы с тобой произвели. Я вижу нас в грезах. Где ты? Молчание дней. На этом циферблате нет секунд и минут, нет часов – идут дни. Они закручивают мои мысли в клубок отчаяния и непонимания.

Я отпускаю тебя…, ты нашла достойное состояние своей души. А мои посвящения тебе - будут в будущем. Сохрани то, что уже потерял. Я тебя потерял, так и не найдя открытого поля нашего взаимодействия. Мир свернулся в точку молчания и отчуждения. Близко граница, где нам будет безразлично будущее, еще только один шаг… один шаг, и все станет просто не нужным.

Где-то, в открытом для эмоций пространстве, появилась искорка первого слова, потом второго, третьего, десятого. «Все хорошо». Потом поток захватил меня, и унес. Она - здесь – рядом, она закрыла собой бездну молчания.

Эфир содрогнулся от напора слов.

«Я уезжала»

Да, ты улетела в другое измерение. Я здесь тебя не видел. Это измерение тебя поглотило, и как Мальстрим провалило в себя в такие глубины, откуда не возвращаются.

«…просто мне надо было отдохнуть»

Да, это была битва тяжелая. Устала смертельно. Удары были хлесткими и открытыми. Ты устала. Я тоже устал тебя ждать.

«…и побыть одной…»

Что было с тобой? Я бросаюсь к телефону.

«Да, это – я! А ты, что было за эти дни?»

«Я потом расскажу»
…Концерт на Западной Украине, в Луцке. Я играю на сцене. Энергии огромные. Силы несусветные. Последний аккорд – внезапно гаснет свет. Везде!!!- на сцене, в зале. Кромешная тьма. Гробовая тишина. Мы умерли… все… в этом зале. Это шок!

«…концерт продолжается…»

Я в полной темноте, на ощупь, добираюсь до рояля.

«…концерт продолжается!...»

Аплодисменты. Я стал играть в полной темноте композицию «Покаяние» - аплодисменты не смолкают. Полная темнота на сцене постепенно начинает освещаться вспыхивающими, одним за другим, «светлячками» мобильных телефонов. Первые ряды зрителей превратились в точечки экранов телефонов. Люди хотели как-то, хоть капелькой света своей души осветить совершенно темную сцену, где звучит Музыка. Концерт космической музыки – это необычное действо, где чудеса являются его неотъемлемой частью.

Потом мне говорили, что многие подумали, что так было задумано, и специально выключили свет, чтобы Маэстро играл в полной темноте. Если бы они знали, какое чувство было у меня в тот миг полного провала в кромешную тьму. У меня даже было желание извиниться, и объявить концерт оконченным по техническим причинам. Но промелькнула мысль, что такое где-то уже было.

Я вспомнил, что много лет назад подобный случай произошел на концерте известной группы Карлоса Сантана. Этот уникальный гитарист, сейчас уже в преклонном возрасте, стал опять очень популярным. А на 20 лет Карлос Сантана практически исчез с мировой сцены. Я об этом писал в своей книге «Космос Музыка Чудеса».

А тогда, где-то в 80- х годах сообщали, что на одном из концертов Карлоса Сантана, также погас весь свет, и конечно все электрогитары и другие электронные инструменты сразу же замолкли. Но в этой группе было много всевозможных ударных инструментов – гонги, там-там и др. И они продолжали ритмический рисунок, и стали солирующими инструментами, пока свет снова не зажегся. Не знаю, может и в том случае, тоже был какой-то рекламный трюк, но думаю, что, как и у нас на концерте, это произошло случайно…

…Я заканчиваю играть свою фортепианную композицию, остались последние звуки. Их надо немного растянуть и замедлить темп, и дать загадочную последнюю ноту. Все! Буря аплодисментов, каких-то очень открытых и поддерживающих мое исполнение в темноте. Закончилось послезвучание последней ноты,… и … вдруг зажегся свет. Одновременно! Везде! Что это? Чудо? Случайность? Рекламный трюк? Или просто космическая музыка, где все соединяется по Воле Небес.

Концерт приобрел какую-то очень доверительную окраску. Зрителям я говорю, что еще сыграю несколько композиций на рояле. Да, я просто не знаю, в каком состоянии после выключения света находится мой основной синтезатор «Энсоник». У него могут сброситься программы всех заложенных звуков.

Я растягиваю время, играю одну композицию на фортепиано, потом другую. Предлагаю залу дать мне тему. Называют несколько тем. Я их объединяю, и играю «Дождь в замке Луцка».

Наконец решаю подойти к синтезаторам, и выясняю, что все программы звуков остались на месте, в рабочем режиме, и почему-то не сбросились. Тоже чудо!

И был хороший, долгий, трех - часовой концерт. А после концерта к нам подошел директор Дома Просвещения Вайноровский Юрий Васильевич, и сказал, что ему концерт очень понравился – «это высокое искусство, и прекрасное исполнение». У него появилась идея предложить нам выступить в ночной сольной программе во дворе старинного средневекового замка Луцка…

Мы едем к тебе. Времени нет. Оно летит. Я звоню прямо из машины. Мы прошли границу, где все остальное осталось в теплом утре и глади морского зеркала. Мы за границей чувственности и открытости.

Ты говоришь, что есть намерения – я рассказываю об усилиях, чтобы наши намерения осуществились. Нужны еще большие усилия, опять усилия, и нота ФА превращается в красавицу СОЛЬ, как по мановению волшебной палочки феи.

Вдруг открываются двери замка, где картины старинные, где рояль позапрошлого века. Он сохранил дыхание красивых женщин, за него садившихся, аромат их тонких духов, и чувственность прикосновения восковых прозрачных пальчиков к гладкой коже клавиш белых и черных.

Я знаю, ты не верила и верила, что это состоится. Ты рассказываешь всем, крича в трубку телефона – «…вы не знаете, что это такое! Это невозможно объяснить словами, жестами, эмоциями,… ваше состояние будет сравнимо с полетом во сне над деревьями и горами, над морем и облаками, ничего в нашей жизни не унесет нас так далеко…»

Ты зовешь их на пиршество гармонии, на дегустацию тонких ароматов взрывных аккордов…Ты говоришь – они придут – те, кто тебя услышал. У тебя все получается…

…Ты вихрем влетела в открытую дверь мимолетных видений. Ее забыли закрыть. Ты просунулась в щелочку, дотрагиваясь до моих пальцев. Потом ты руками раздвинула вспыхивающий просвет наших прикосновений. Ты говоришь, что музыка это чудо, и все помнят прошлое феерическое представление.

Как найти от глаз озеро, где бы мы могли вместе отражаться. Оно близко здесь же. Надо только туда дойти. Ты продолжаешь говорить. Я двигаюсь навстречу ветру эмоций. Мы в них – они в нас.

Открыты все пути, смазаны краски по полотну чувственности. Дождь залил весь мир. Небо ветреным оскалом закрылось от лишних взглядов. Море запенилось, и грохотом волн опустилось на Землю, не отражая на себе Солнца и облаков.

Море приняло к себе путников, заблудившихся в водовороте дней – отдохнуть несколько часов – дней, и снова к морю – неизвестному, другому, где – ждут, и ключи от города на ладонях людей приветливых…

…Ты смотрела тогда год назад на меня, как на запретный плод, который закрыт от всех чужих глаз. Я был ее, и ты это знала. Ты боялась дотронуться до рукава моего черного длинного пальто, а я сам брал тебя под руку, а в другой – длинный зонт. Дождь шел уже третий день…

…Темная стена дождя разрывалась твоим уверенным движением сквозь пустоту пространства, которое уже тогда создавалось между нами. Красивая женщина за рулем, говорящая на другом языке, где много русских слов, и много твоих, твоей земли.

Я начал шутить, рассказывая о нашем путешествии через ночь Горной земли. Ты улыбалась, давая знать, что понимаешь. Я говорю быстро, и конечно ты меня почти совсем не понимаешь. Но ты смеешься. Мы едем в город, где нас ждут. Ты смотришь на меня, и говоришь, что мы приехали в самый хороший отель, нам предоставлены удобные, в старом стиле, номера.

Дождь не прекращается. Он смыл все, что было до нашей встречи. Мы с тобой сделали первый шаг в неизвестность, но сделали его в одном направлении.

У тебя ясные темные глаза и открытое лицо. Я чей - ничей! Я тогда об этом не знал. А ты знала, что все, что ты мне скажешь - будет услышано ею. Но ей это не нужно. Она хотела отдохнуть от путешествия, где ее закрыли в стенах неуютных. Она вырвалась, и растворилась в измене ненасытной.

Мы встретились с тобою, и гуляли по городу, как самые обычные друзья, которые не виделись долго, и вот снова встретились. Может, мы и встречались, но все стерлось в воплощениях. Все равно мы были близки. Ты рассказывала о своем городе. Я смотрел на звезды под куполом планетария. Мы сидели в креслах, чтобы вместе смотреть на космическое действо звездной россыпи. Вокруг нас летали шары, они сканировали наши взгляды, улыбаясь нам, подлетали близко – близко, чтобы почувствовать наше дыхание.

…Как ты жила, живешь, будешь жить?

«Я много работаю, читаю,… думаю. Я одна, я не знала мужа…»

«Я тоже хочу быть один, а может быть с тобой. Но это невозможно – я ее, а не твой. Мы это знаем».

Мы заходим в магазин музыкальных инструментов. Я сажусь за электронное пианино. Играю свою композицию «Зеркала». Все, кто в магазине стали слушать очень внимательно. Директор магазина, в знак благодарности и уважения, предложила поставить любое электронное пианино на мой концерт.

На концерте ты волновалась, когда рассказывала обо мне. Люди твоей земли аплодировали стоя.

После того концерта, год назад, ты была немного грустная. Ты знала, что завтра мы уедем. Оно наступит скоро, завтра – разлука. Ждет она, а не ты. Ты провожаешь, чтобы встретить через год, помнить все до мельчайших подробностей.

Всего несколько десятков километров до города теплых вод. Говорят, там, где бьют лечебные источники – земля святая, особая. Мы там.

Наш концерт вечером. Ты летишь из другого пространства, лишь бы успеть, увидеть еще раз. Увидеть, и забыть. А может, все время помнить, и мечтать о встрече. Но она меня ждет в Большом городе ярких огней и площадей.

Ты успеваешь к нашему концерту. Ты смотрела на меня из темного зала. Твои мысли были рядом со мной. Ты их отгоняла. Тебе нельзя думать о нем, но музыка уносила куда-то в будущее, где вы вместе. Вокруг нас летали шары эмоций и чувств, мы их видели, и они видели нас…

…Мы опять едем к тебе. Нашу машину остановили на нашей с тобой, границе.

«У вас наркотики, оружие?...»

Да, музыка – опьяняющая, и зовущая в бой с тенями, к солнечным протуберанцам, обжигающим всю плоть и все чувства. У нас все с собой, но вы это не найдете. Я говорю, что мы едем к Тебе. Неужели они не понимают этого. Тебя должен знать весь мир твоей земли. Ты – это ты!

Я звоню тебе – нас остановили. Они не знают, что мы должны встретиться. Нас нельзя остановить. Ты звонишь по всей границе, бейте в колокола. Это предтеча нашей встречи. Но мы еще ничего не знаем…

…Он нашел в нашей машине, что искал. Все вещи выставлены, и тщательно осматриваются. Олег последовательно освобождает машину…Вот оно заветное! Это запасное колесо. Это контейнер для перевозки наркотиков…

Таможенник молодой рыжий, очень строгий с нами. Но теперь можно ему расслабиться. В колесе завернут винт. Зачем? Это крышка для контейнера!

Он отворачивает молча этот странный винт… А там ничего нет!

Он простукивает все колесо.

«Зачем этот винт?!»

Олег спокойно:

«Дырочку закрыл…»

Он уходит. Мы собираем вещи обратно в машину. Он возвращается с другим, каким то обидчивым лицом. Что случилось?

«Зачем вы жалуетесь, что вас тщательно проверяют, это наша работа. Мы – Шенгенская зона. Мы не пропустим наркотики и терроризм!»

«А разве мы похожи на людей зла, и делающие зло? Мы везем дурман творчества и опиум музыкальной гармонии».

Я понял, что ты им звонила. Ты можешь все.

«Они едут ко мне. Я жду. Дайте им дорогу. Это я повелеваю – королева горячих источников, бьющих из недр замков на древних вулканах страсти и красоты».

Ворота открыты, мы на твоей земле. Близко горы, что нас соединят. Мы идем к ним. Ты строга и последовательна.

«Я буду не с тобой. Так надо. Я не знаю тебя. Два дня - год назад. Это не срок близости. Это срок отдаленности»

Мы едем в горы величавые. Все заново. Ты уже знала, что я не с ней. Это был для тебя шок. Компьютер стал нервно выводить твои дрожащие слова:

«Этого не мо…о…жет быть… Это – контрастный душ!»

Ты встала под него, но чувство непонимания не проходило. Что это судьба? Не может быть! Ты хочешь найти ответы. Ты едешь за советом. Это ваш шанс. Какой шанс? Быть вместе? А если это не делать? То больше никогда не дадут второй шанс.

Ты холодна. Я кричу в трубку телефона: « Она не дает мне тепла!». Но ты жди. Она растает. Она долго стояла под контрастным душем. Она долго просыпалась, чтобы работать, а не любить. Вся закрытая одежда должностей и обязанностей растворится, и стечет, обнажая новые чувства, еще неизвестные для тебя, незнакомые ощущения свободной женщины в своих поступках. Первый шаг навстречу всегда самый трудный. Но его надо сделать. Надо растопить лед в глазах, иней на теле.

Семь новых мировых истин:

1. Счастье надо заслужить праведностью мысли и поступков

2. Остановка времени подвластна сильным, в порывах своих слабостей

3. В горах - слушай язык водопадов

4. Когда идешь вверх - не думай, что сорвешься с обрыва

5. Дождь в горах омывает небесной влагой

6. Отдохни на ложе склона, чтобы увидеть вершину

7. Горные серые туманы – это ослепительно белые облака.
Теплый январь – теплое сердце. Разогрев души. Но дальше – февраль, и он лютый, свирепый. Он разрушает мечту. Он разводит навсегда. Опять началась война. Ты говоришь, что пусть разводят мосты. Наша река, наш рубеж, и никакую переправу не надо наводить. Все очень «жестко - жестоко!». Всего одна буква добавлена, и от жесткого, достаточно неопределенного ощущения – к конкретному – жестокому! А ради чего? Чтобы скрыть содеянное?

Я всматриваюсь в шахматную игру противника – он достоин уважения. Он ведет свою партию, шаг за шагом закрываясь от случайных озарений.

Дитя порока? Или так надо было судьбе, чтобы остаться одному. Не быть на услужении прихотей избалованной мужским вниманием, королевы. Где – правда, жизни? Много открытий можно для себя сделать в ней. Жизнь нас учит.

Семь новых мировых истин:



  1. От шага до прыжка – мгновение

  2. Пусть будет так

  3. Концентрация действия – концентрирует мысль

  4. Грех соблазняет новые грехи

  5. Зачем ждать чего-то нового, когда живешь в старом

  6. 777 – всего 1 движение от 666, и обратно.

…То, что сейчас происходит, объяснить можно, но в душе остается осадок недосказанности, обиды и какой-то горечи. Но это жизнь, и она загадка, она тайна, познаваемая в ничтожной малой доле.

Как принять то, что ты один? Ты ушел от любви, увидев ее. Она предала тебя. Ты уходишь в пустоту. Но пустота заполняется новыми видениями и звуками…

…Она закрыла все дыры в твоем сердце. Дыры сквозили больно от предательства. Тебя расстреляли, но последняя пуля прошла мимо сердца, ты остался жить…

… Она подъехала на синей машине, а ночью вы были вместе. Ты несколько часов подряд ощущал только теплоту ее длинных красивых ног, которые она прижала к подбородку.

Мы закрыли глаза, нас здесь не было. Мы были вместе где-то далеко в пространстве звезд, светящих нам. Других там не было. Мы были одни. Ощущение нереальной жизни, где есть свои законы – законы прикосновения друг к другу.

Почему так тепло, а иногда становится нестерпимо обжигающе горячо? Откуда берется эта энергия прикосновения? Змеевидные потоки возникли между нами, и стали видимыми. Они отражались в зеркалах твоих глаз. Даже, когда они были закрыты.

Ощущение внутреннего зрения, когда ты видишь себя, но не с ней – куда-то исчезло, растворилось. Ты только здесь, и больше нигде тебя нет. Нет ни одного твоего атома, ни одного лучика. Ты растворен только здесь…

…Прикосновения к теплу после холодного декабря. Нет, он еще не кончился – это только середина…

Застывшие капли холодных мыслей, что ты отброшен на миллиард лет назад, к истоку жестокости, когда Рай закричал Адом! Повернулось Колесо на свой еще один оборот. И вдруг, сорвалось со своей оси, и покатилось вниз, к обрыву. Его не остановить - думал ты…

…Она его остановила. Она подъехала на синей машине, и ты привычно сел рядом. Мы двинулись в Путь. Новогодний праздник вдруг окрасился чувственным танцем, который можно оборвать, и просто сесть на ковер, прикасаясь лучиками света от елочных игрушек к открытой коже…

…Ты опять прижала длинные красивые ноги к подбородку, замерла, любуясь открытым взором, смотрящим на нас. Нас опять не было. Мы остались только в отражениях новогодних цветных шаров…

Ты в который раз промыла мои расстрелянные раны, и нежно их перевязала аккуратными движениями, доставляющими удовольствия.

Ночные карнавалы наших встреч освещались яркими фейерверками фантастических нежных танцев желаний. Каждый день - это ночь. Каждая ночь – это день. Потеряны механические и кварцевые часы. Они упали, и разбились. Они потом слипнутся со временем. А сейчас время течет отдельно от них. Мы плывем по нему. А оно впивается в нас своими минутами и часами, но укусы эти - смертельны в конце Пути, а мы были в - НАЧАЛЕ!

Семь новых мировых истин:

1. Ты не один

2. Ты не хочешь возвращаться в реальность

3. Ты растворился в ней

4. Она – главная часть Неделимого

5. Она не одна

6. Она не хочет возвращаться в реальность

7. Она растворена в тебе.





1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13