Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Особенности концептуализации жизни в мемуарах




Скачать 198.22 Kb.
Дата03.07.2017
Размер198.22 Kb.
М.В. Пименова Особенности концептуализации жизни в мемуарах (на примере «Воспоминаний» П.Н. Милюкова) Мемуары – особый жанр, в котором заметно прослеживается специфика концептуализации всех сторон мира и жизни, т.к. мемуары представляют жизнь отдельного человека, его взгляды, мнения и суждения о тех или иных актуальных сторонах бытия. В мемуарах выражена точка зрения автора на те события в его жизни, с которыми ему пришлось столкнуться самому. Актуальность рассмотрения специфики концептуализации жизни в мемуарах связана, прежде всего, с анализом авторского мировидения, а с другой стороны – с тем общеязыковым фондом, с помощью которого вербализуется тот или иной признак концепта с учетом того аспекта, является ли этот признак окказиональным или общенациональным. На первом этапе исследования необходимо выявить понятийные признаки путем описания лексического значения слова – репрезентанта концепта посредством определения его семантических компонентов – сем и семем (об этапах исследования концептов см. подробнее: [Пименова 2007: 17]). Знания о мире, отображенные в языке, исчерпывают содержание сознания человека. Осознание мира формируется в процессе индивидуального освоения культуры и является ее ментальной формой наряду с ее предметной (артефактной) и дея­тельностной (функциональной) формами. В современном русском языке лексема жизнь имеет несколько определений (см.: [Словарь русского языка, I: 484-485]): Жизнь – состояние человека от рождения до смерти. Жизнь человека имеет начало (Очевидно, такое начало жизни готовило из меня оптимиста) и конец (Во главе семьи, по смерти деда, осталась его жена, наша бабушка, Екатерина, сохранившая до конца жизни следы былой живости характера; Пламенный Макс кончил жизнь в ссылке, самоубийством, не вынеся монотонности одиночества в годы реакции; Кончина матери поставила под вопрос судьбу пушкинских дач, принадлежавших формально мне и служивших источником ее средств существования; Он умер в глубокой старости, и кончина его была для меня настоящим горем). Жизнь – период существования человека. Такой период характеризуется целостностью (Можно примириться на том, что мне всю жизнь пришлось оставаться, так сказать, на «марже» событий и за это остаться себе верным; Эта сцена отложилась у меня в памяти на всю жизнь). Для мемуаров П.Н. Милюкова мало свойственен общий обзор своей жизни. Жизнь – образ существования человека (Я отвечал, что карточку Дурново можно, вероятно, найти в любом художественном магазине, а образ жизни и внешность его мне неизвестны и я вообще с ним никогда не встречался; Остальные члены отряда, доктора, фельдшера и т.д. занимали менее приспособленные помещения в деревне, столовались особо и жили отдельной жизнью, – что немало обижало некоторых из них). Для П.Н. Милюкова актуальными оказались различные стороны существования: образы политической жизни (Но еще позже, гораздо позже, я все же отдал предпочтение своему тихому источнику света перед «римским гражданином», мастером компромисса, прожившим под псевдонимом свою деятельную жизнь агитатора и организатора), личной жизни (Ему предшествовала репутация распущенной жизни; он у нас бывал редко, и нас к нему совсем не тянуло, – как и его к нам), образы самостоятельной жизни (Тогда она ушла из семьи и решила жить на свои средства, добываемые уроками) и даже загробной жизни (Помню, я написал у Миллера большой доклад о роли огня в развитии понятий о загробной жизни у примитивных народов – и уже считал себя оригинальным исследователем), что указывает на влияние христианского мировоззрения. Жизнь – деятельность человека или общества. П.Н. Милюков не обращается к жизнедеятельности конкретных людей, примером этого аспекта жизни служат строки из его перевода «Гимна жизни» Лонгфелло (Не тверди в унылом тоне:«Жизнь есть только сон пустой»; Умерла душа, коль снится Ей не то, что пред тобой). Однако ему важны этапы собственной деятельности с позиций финансового благополучия (Участок куплен в эти же годы финансового процветания). Жизнь – бытие; реальная действительность. Автор мемуаров обращается к переводу «Гимна жизни» Лонгфелло, описывая не свою реальную действительность (Жизнь реальна, жизнь серьезна, И не гроб ее конец. «Тлен ты был – и тленом станешь», – Не про дух сказал певец), а реалии бытия других людей (Дочь Крейна любила жизнь и воспользовалась ей полностью). Жизнь – оживление, возбуждение, вызываемое чьей-либо деятельностью. Этот понятийный признак указывает на сословную принадлежность П.Н. Милюкова (Жизнь начиналась только к вечеру), на его интересы и пристрастия в искусстве (А вот в статуях проявляется жизнь, дифференцируются выражения лиц, все еще строгие, как на византийских иконах… в жестах и позах – преувеличенное страсти; самые темы перестают браться из мифологии, появляется портрет и пейзаж, сложные сцены изображаются в мозаике). Категории культуры накладывают свой отпе­ча­ток на созна­ние носите­ля языка, что обязательно находит свое отображе­ние в языке. Жизнь в русской концептосфере представлена в категориях знания (Это был экзамен степени моего вкуса и знания жизни, и я его выдержал) и опыта (Через них и мне приходилось участвовать урывками в их обильном жизненном опыте). Такой опыт определяется признаками собственности, имущества (Я дал им объяснение, извлеченное из моего собственного жизненного опыта), опыт накапливают всю свою жизнь (Это были, в большинстве, не студенты, а взрослые люди, накопившие собственный жизненный опыт и пополнившие его серьезным чтением). И как видно из примеров, автор использует привычные для русского языка выражения для объективации этих категориальных признаков жизни. Другим основным способом категоризации жизни в русской концептосфере выступает путь (о метафоре «жизнь – путь дорога» см. [Пименов, Пименова 2002]). Это может быть признак реальной дороги, пройденной человеком в его жизни (Оттуда мой путь лежал во Флоренцию, на которую, по ее значению для раннего Возрождения и для его расцвета, я полагал от одной до двух недель, затем, с заездом в Сиену, где меня интересовал собор и особая школа живописи, я должен был направиться прямо в Рим, минуя Перуджу, для которой уже не хватало времени; Я затаил в себе это впечатление – и устремился дальше, в Пизу, к Андреа Орканья; В 1881 году я, конечно, не мог получить такого полного впечатления и после беглого дневного осмотра поехал дальше по берегу вдоль Сорренто). Человеку суждено освоить свой путь, определяя важное и нужное в этой жизни (Немецкий и французский языки, начатые до гимназии, я гораздо лучше усвоил путем чтения). Путь, который выбирает человек, имеет конечную цель (Не печаль, не наслажденье Нам даны, как цель пути, И текущее мгновенье Нас должно вперед вести. Перевод «Гимна жизни» Лонгфелло, сделанный П.Н. Милюковым; Это не значит, конечно, что появились вопросы о цели жизни, или что-нибудь вроде того, что принято называть «мировоззрением»). Цель, поставленная П.Н. Милюковым, первоначально определяла его путь в науку, но не в политику (Оставление в университете налагало обязанность подвергнуться магистерскому экзамену, открывавшему путь к профессуре). Человек относится определенным образом к избранной цели (Может быть, суть психической перемены можно определить так, что появилось целевое отношение к жизни). На пути жизни каждый встречается с другими людьми (Кстати, припоминаю о единственной в моей жизни встрече с этим гасильником знания и идеала) или явлениями (Я чувствовал силу этого аргумента – и потом с ним не раз встречался и в жизни, и в литературе Америки), он попутно выполняет некоторые действия (Работы со всем этим было много, так как я решил попутно пополнить свои собственные пробелы и выработать общие курсы; Я требовал не только знания очередной части учебника, но спрашивал каждый урок весь класс по всему пройденному курсу). Люди, встреченные на пути, уходят своей дорогой (Он женился на грузинке, привез с собой миловидную дочь, с огромными нерусским глазами, – потом скоро исчез с нашего горизонта; Но окончательно исчез из вида, и путешествовать по Италии, к моему великому удовольствию, мне пришлось одному). Необычные качества человека выдвигают его в лидеры на таком пути (При этом он отличался необыкновенной скромностью и никогда не выдавался вперед). Важным способом жизни для П.Н. Милюкова выступает самостоятельность (Так он ставил нас сразу на собственные ноги в избранной им области); для него движение вслед за неким лидером невозможно (Этого рода «интуиция» нам была недоступна, и идти по следам профессора мы не могли). Некоторые события в жизни описываются автором метафорами преград (Переход в четвертый класс стал перед ним непреодолимой преградой; все надежды он возложил на мою помощь, и мы стали заниматься вместе для экзамена; [Мать] тут же натолкнулась на решительное сопротивление и в первый раз почувствовала свой родительский авторитет поколебленным), препятствий (Передо мной открывалась безоблачная будущность; я не встретил препятствий на том пути, который сам себе наметил), некоторых конечных пунктов (Понемногу я это осознал, приближаясь к последним классам гимназии). На этом пути любому встречаются неизвестные области жизни (Я любил эти встречи, вводившие меня, путем рассказов, в области жизни, мне мало известные). Движение по пути жизни часто похоже на действия слепого (Здесь, напротив, я нашел поддержку и совет в гимназическом окружении, и, хотя и ощупью, вышел на большую дорогу). Не всегда движение возможно по проторенной дороге, человек бывает вынужден двигаться по выбранной тропе (Это было новым этапом в истории науки, и мы с увлечением пошли по указанной тропе), сворачивая в сторону с намеченного пути (Опять Тэн был прав; но пришлось сразу свернуть с избранной заранее дороги; Между прочим, у меня укрепился в мысли – не новый, конечно, параллелизм между роль Сократа на повороте от метафизики – и эволюцией новой философии. Его gnoti seauton – «познай самого себя» – так наглядно соответствовало роли Канта на таком же повороте к философии нашего времени). В русской языковой картине мира жизнь метафорично представлена как движение по поверхности земли и движение по поверхности неба. Чело­веку свойственно оставлять после себя следы на земле (Жизнь великих нам покажет, Как возвысить жизни тон И, покинув мир, оставить Долгий след в песке времен. Перевод «Гимна жизни» Лонгфелло). Только отдельным личностям свойственно прожить жизнь, двигаясь, как яркая комета, по небу. Однако такие метафоры П.Н. Милюков не использует. Движение по пути жизни складывается из нескольких этапов (Очень жалею, что пропала моя гимназическая тетрадь: она установила бы этот переходный этап в развитии моего мировоззрения; Начинался новый этап моей жизни). В конце пути жизни человек подводит итоги (Надеюсь, что в общем итоге жизни это обвинение отпадет). Успешный путь жизни – это путь в гору (В условиях военного времени схватка с офицером, да еще какого-то высокого положения, грозила кончиться весьма плохо). В случае, когда успех покидает такого человека, о нем говорят скатился, подобные метафоры не встречены в мемуарах П.Н. Милюкова. Метафоры вертикали характерны для описания воз­рас­та; здесь источником метафорической экспансии выступают как небесные объекты, например, солнце или звезда, так и ландшафт: о молодых говорят его солнце взошло его звезда взошла, о немолодых говорят на склоне лет, на закате дней (см.: [Пименова 2002: 130-135]). Прожив жизнь, согласно П.Н. Милюкову, человек спускается с горы, на которую он поднялся (На склоне лет прожитое должно было ему представляться в виде варианта пословицы: «Si jeunesse savait, si viellesse pouvait»). После сошествия с такой горы у человека остается часть жизни, который он доживает в мечтах (Весь остаток жизни он прожил в страстной мечте вернуться к власти, чтобы переделать во втором издании тот исторический момент, когда, по его выражению, его взяли «на затычку» и выбросили «хуже прислуги»). Таким образом, дорога жизни автора мемуаров – это прямой путь, который является пра­вильным. Повороты и изгибы на этой дороге означают разные изменения в жизни. Человек живет, двигаясь в гору: достигая вершины, он добивается успеха. Старость представляется автором мета­форами движения под уклон на земле, но не закатом звезды на небе. У П.Н. Милюкова встречаются атрибутивные конструкции, в которых определяются те или иные значимые стороны жизни: личная (Перемены за время моих скитаний произошли также и в моей личной и семейной жизни), семейная (Я, со своей стороны, мог посвящать только урывки времени своей семейной жизни, которая прерывалась уже со времени моих сидений в тюрьмах и – тем более – моими поездками а границу), самостоятельная (Уже по своей привычке к самостоятельной жизни и по своим стремлениям к научным занятиям А.С. менее всего была склонна думать о замужестве), частная (Циником он был и в частной жизни, раскрывая перед нами картины быта, возбуждавшие в нас одновременно и любопытство, и гадливость), внутренняя (Не могу сказать, чтобы мы были предоставлены целиком себе; но свою внутреннюю жизнь и нам приходилось создавать в какой-то постоянной оппозиции родительским заботам). В отечественной литературе появились работы, посвященные личностно ориентированным системам оценки в русском и языке и речи (см.: [Дементьев 2008]). Для каждого человека актуальна та или иная сфера жизнедеятельности и, соответственно, та или иная ее оценка. Жизнь у П.Н. Милюкова описывается в рамках социальной классификации. Это может быть провинциальная жизнь (Эти сведения мне пригодились, но только не для этой поездки, развернувшей передо мной, гимназистом старших классов, вместо мертвых цифр, живые картины провинциальной жизни), жизнь страны (Мой минус заключался в том, что на это самое десятилетие я был вычеркнут из круга наблюдателей и участников русской жизни; а она за это время не стояла на месте) культурная (...Но венецианцы не вмешивались в местную культурную жизнь, довольствуясь извлечением материальных выгод из своего господства), политическая жизнь (Я оставлял позади зародыши будущих разногласий с молодежью, как в культурной, так и в политической жизни). Политическая сфера жизни дополняется национальными признаками, актуальными для автора приоритетными выступают признаки русской и английской политической жизни (За эти годы я многому научился; но в то же время русская политическая жизнь ушла далеко вперед; Однако же наиболее сильное впечатление на меня произвела, во время этой зимовки в Лондоне, не столько русская эмиграция в ее разнообразных представителях, сколько английская политическая жизнь, за которой я впервые мог наблюдать внимательно). Общественная жизнь родной страны определяется только одним актуальным отечественным признаком (Тяжелая плита, наложенная им на русскую общественную жизнь и культуру, казалось, должна была сдвинуться). Признаком свободы отмечаются внутренняя жизнь (Но это был только внешний вид, соблюдение которого и давало нам свободу внутренней жизни), общественная жизнь (Она поэтому ограничивалась «ближайшими перспективами» и требовала выполнения «элементарнейших и необходимых предварительных условий свободной общественной жизни»), политическая жизнь (Это был метод, к которому я вполне мог присоединиться, как к первичной и переходной стадии политической организации, которую я считал неизбежным предварительным условием всякой свободной политической жизни), признаком лирики – личная жизнь (Они, конечно, еще не касались личной жизни, лирики, которая в то время вообще отсутствовала). Внутренняя жизнь ассоциируется с чувствами (Вероятно, отчасти это объяснялось приливом новых интересов и усиленной работой интеллекта, которые отвлекали внимание от внутренней жизни чувства). Жизнь социума складывается из периодов, начиная с древнейших времен (Прежде всего, я не разделял ученого предрассудка, что истинно научное изучение истории есть изучение древних периодов, от которых осталось всего меньше материалов для изучения). Жизнь народа в целом – объект отдельного научного исследования (На мысль, чем должна быть история, действительно объясняющая жизнь народов, наводило уже направление, данное П.Г. Виноградовым). Жизнь связана с культурой и бытом (Новое поколение выросло и вступило в культурную и общественную жизнь в мое отсутствие – как раз с начала моих скитаний, с середины девяностых годов), с государством и обществом (Забастовка железнодорожных узлов наложила последний штрих; прервав саму возможность передвижения, она остановила деятельность всех отраслей государственной и общественной жизни), с политикой (Она прежде всего стремилась демократизировать политическую жизнь страны, привлекши к ней широкие массы населения). Жизнь индивида – это совокупность периодов сознательного и неосознаваемого существования. У П.Н. Милюкова отмечается дата начала сознательной жизни – первое запомнившееся событие в его жизни (Потрясение, произведенное на нас пожаром, было так сильно, что для меня пожар стал этапом, датой, с которой началась более сознательная жизнь). Неосознаваемое существование описывается метафорами глубины и мрака (Из самой глубины младенческого мрака у меня всегда запечатлелась (вероятно, еще из лефортовских годов) такая картина). Сознательную и неосознаваемую жизнь делит временной промежуток (Можно даже определить хронологию этого промежутка, послужившего как бы введением в более сознательную жизнь). С другой стороны, жизнь делится на периоды, которые выделяются на основании возрастных и иных факторов (Этот материал, все равно, накоплялся обрывками, и общие выводы из накопленного можно было сделать только уже в следующем периоде жизни). У П.Н. Милюкова выделены периоды перехода от детства к юности (С домом Арбузова у меня связывается целый период перехода от детства к ранней юности); этот период отождествляется с местом проживания (Я уже указал на важность этой третьей части моих воспоминаний о периоде жизни, связанном с домом Арбузова), период взросления, становления личности (Эти десять лет, охватывающие тот период жизни (30-40 лет), когда окончательно складывается личность человека и определяется направление и характер его деятельности, – конечно, не могли пройти для меня без серьезных перемен). Еще один период (молодость) трактуется как им испытания (Период испытаний прошел, однако, не без колебаний с ее стороны). Другой период личной жизни обусловлен переменами в общественных отношениях (К концу этих годов относится и перемена в моей личной жизни, тоже связанная с расширением моих общественных отношений). Периоды жизни описываются пространственными метафорами границ (Первая [часть] будет касаться моей семьи и родных: она выйдет далеко за пределы описываемого периода). Жизнь человека состоит из привычек (Не привычка ли к коллективному действию и взаимным идейным уступкам, индивидуальность ли личностей, жизненных привычек и взглядов, – как бы то ни было), компромиссов (Во всех них идеал отодвигался в такую бесконечную даль, что между ним и его существованием образовывался громадный промежуток, в котором образовывался громадный промежуток, в котором оставалось место и для самых смелых исторических конструкций – в будущем, и для житейского компромисса – в настоящем), чувств и эмоций (Это было одно из самых тяжелых переживаний моей жизни; Я переживал свои внутренние волнения в секрете, и познал их остроту только тогда, когда на следующую вакацию семья и. поселилась в Сокольниках, а мне пришлось, не помню почему, остаться в московской квартире), сотрудничества (Жизненное сотрудничество наше оставалось по-прежнему тесным и бесспорным; Повторяю, все это не изменило, а скорее укрепило нашу идейную близость и наше жизненное сотрудничество), радостей (Я один из четырех пережил всех, и как мне дорог до сих пор, в ореоле распускающейся юной радости жизни, образ нашего учителя, похожего на Сократа; Вечно в делах, окрыленный надеждами, жизнерадостный и вечный же неудачник, что его, однако, никогда не смущало). В течение своей жизни человек строит свою карьеру (Напомню, что то были годы безвременья и перехода от наших классиков, кончавших свою жизненную карьеру, к веяниям fin de siecle подросшего нового поколения), мечтает (Мне было очень больно слушать суждения, разбивающие лучшие мечты всей моей жизни; но верьте мне, что я не приму решения, с которым не мирится моя совесть, и, конечно, взвешу каждую мысль, которую вы мне высказали, и скажу вам, на что решусь; Эта роковая идея, как теперь известно, действительно никогда не покидала царя: здесь он только повторял «любимую мечту всей своей жизни»). Жизнь определяется пространственными и временными характеристиками: она ограничена местом проживания человека или народа (Разрыв произошел на том, что я не хотел отдавать в распоряжение экспедиции снимки моим «кодаком» живых сцен местной жизни, считая, что они не относятся в археологии; …Он признавал, что чувство это «вполне естественно при противоестественных условиях русской жизни»; Мы не знали ни всей досибирской деятельности Достоевского, ни его жизни на каторге, не читали «Записок из мертвого дома»). Жизнь описывается как временной отрезок – ежедневно переживаемые событий (Излишне повторять, какое впечатление производит этот застывший вид римского города и его колеями на лицах, водопроводами, обстановкой домов, избирательными плакатами на стенах и всеми подробностями ежедневной жизни). Признаки времени и пространства у П.Н. Милюкова могут взаимодополнять друг друга (В Ассизи я даже прожил несколько времени, благодаря любезному приглашению художника Лохова, известного копииста, влюбленного в Ассизи). Пространственные метафоры, встреченные у П.Н. Милюкова, представляют жизнь как имеющую области (А процессы в каждой отдельной области жизни, в их последовательном развитии, сохраняющем и объясняющем их внутреннюю связь, – их внутреннюю тенденцию; В области личной жизни я должен отметить кончину моей матери), стороны (Упреки в умолчании о личных чертах моей биографии могут, конечно, относиться и к другой стороне моей жизни; Рассказывая о своей университетской деятельности. Я оставил позади другие стороны моей жизни, личной и общественной). Концептуальные исследования направлены на рассмотрение таких фундаментальных проблем, как структуры представления знаний о мире и способы концептуальной организации знаний в языке. Второй этап исследования – определение спосо­бов концептуализации как вторичного переосмысления соответствующей лек­се­мы: исследование концептуальных метафор и метонимии. Литературные жанры отличаются спецификой представления концептуальных метафор (см. об этом: [Балашова 2005: 306-317]). Концепт жизнь в книге «Воспоминания» П.Н. Милюкова обладает сложной структурой, представленной группой образных признаков. В мемуарах отмечено несколько способов образной концептуализации жизни: «Жизнь – учитель». Современная гносеология базируется на мнении, что добытому (выводному) знанию свойственна эвристическая функция. Когнитивная обработка нового знания при его концептуализации происходит путем перенесения «буквального» значения существующих языковых знаков и сопутствующих им ассоциаций на другую область знания. Ассоциативные связи человеческого опыта предопределили соизмеримость человека и его жизни, а значит и антропоморфные признаки последней. Антропоморфные метафоры используются П.Н. Милюковым для передачи значения поучения (Наши встречи с ним, как и со старшим братом, были всегда спорадическими; но встречались мы всегда дружно, и жизнь всегда давала очередные темы для поучительной беседы). Жизнь оказывает влияние на человека (Третья [часть], по-моему, самая важная, постарается охватить влияния жизни, которые, помимо семьи и школы, врывались через все поры и щели; Это, впрочем, уже относится к внегимназическим влияниям жизни, о которых идет речь в следующем отделе). Человек вынужден пройти некоторые испытания в своей жизни, которые он должен выдержать (Мы выдержали это испытание вплоть до последнего дня перед свадьбой; После тяжких испытаний жизни это может показаться пресной моралью). В этом случае жизнь принимает экзамен у человека. Выражение выдержать испытание в русском языке означает «сдать экзамен». Сама жизнь метонимически переосмысляется через признаки экзамена: жизнь – это испытание или ряд испытаний (Если можно малое сравнить с великим, я еще раз в жизни испытал подобное же впечатление). К самой жизни человек относится определенным образом (Подлежит, напротив, сомнению проявление моего первого отношения к жизни: из океана забвения почему-то выплыл из памяти маленький эпизод). «Жизнь – кристалл». На кристалле жизни остаются грани от произошедших событий (Одно обстоятельство сделало из этой случайной даты глубокую грань в моей жизни). «Жизнь – лист бумаги» (Утаивать приходилось бы, конечно, одному мне: жизнь молодой девушки была чиста, как белый лист бумаги. На моем листе было кое-что написано). На этом листе бумаги записывается жизненный опыт. С этого листа может быть вычеркнут негативный опыт (Я вышел из института, совершенно потрясенный этим опытом: какое громадное количество зла и страданий могло быть вычеркнуто этим способом из жизни!). «Жизнь – картина» (Чтобы дополнить картину этой тихой жизни в скромной обители мисс Гловер, прибавлю, что я испытал здесь на себе последствие неприспособленности к зиме английских помещений). Картина политической жизни рисуется автором красками разных оттенков (В России эти оттенки часто сливались ввиду элементарности политической жизни). «Жизнь – ткань». Традиционная русская метафора жизненная канва основывается на восприятии бытия человека как некой нити, с которой переплетаются жизни других людей. У П.Н. Милюкова личная жизнь переплетается с политической (Но моя личная жизнь все теснее переплеталась с процессом русской политической борьбы, и обойти этой стороны моей биографии совершенно невозможно; Мое извинение заключалось в том, что за это время моя жизнь слишком тесно переплелась с моей политической деятельностью, чтобы оставалось много места для моей личной жизни). Разные события в жизни человека переплетаются, образуя пеструю ткань (События идут здесь уже связными рядами; этих рядов становится все больше, и они переплетаются). «Жизнь – театр». Общеизвестная шекспировская метафора «Весь мир театр, и все мы в нем актеры» по-своему преломляется у П.Н. Милюкова. Театральной метафорой автор описывает личную жизнь, где человеку отводится некая роль (В моей личной жизни, во всяком случае, вся эта семья никакой роли не играла). Вариантом этой метафоры может быть «жизнь – спектакль» (Потом меня свезли в учреждение, покровительствуемое Крейном, где множество глухонемых девушек обучались этому искусству, возвращавшему их к участию в жизни). Автор занимает иногда пассивную позицию наблюдателя, зрителя в своей жизни (За границей я очутился в роли наблюдателя политической жизни и внешней политики демократических государств), в том числе политической жизни (Я мог быть доволен тем, что в моем случае наблюдения над жизнью передовых демократий соединялось с предпосылками, вынесенными из изучения русской истории). «Жизнь – дом». Развитие мышления, особенности культуры оказывают заметное влия­ние на формирование авторской картины мира, в которой пересекаются общенациональные и специфические черты. Жизнь протекает в доме, отсюда метонимический перенос признаков входов и выходов в жизни-доме (Это был яркий тип годов дворянского «оскудения»: талантливый, предприимчивый, бросавшийся во все стороны и научившийся знать все входы и выходы жизни). Метонимический перенос связывает такую жизнь с семьей (Напротив, Владимир Аркадьевич вошел довольно близко в нашу семейную жизнь). Жизнь переосмысляется как строение, здание (Но оно давало и новые возможности для устройства жизни: в том числе и преподавательскую деятельность). Метафорами здания описывается жизнь целого общества, его история (Мы видели на его примере, что и русская история может быть предметом научного изучения; но дверь в это здание оставалась для нас запертой). «Жизнь – транспортное средство». Эта метафора используется для описания политической жизни (Эти общественный деятели даже пытаясь объединиться, разбились по кучкам и образовали ряд замкнутых политических клубов, которые не могли иметь влияния на ход политической жизни в стране). Развитие науки и техники привело к распространению механистических метафор. Автор создает вариант этой метафоры «жизнь – броневик». Данная метафора встречается у П.Н. Милюкова для описания внутренней жизни (Сколько я себя помню, у нас, детей, помимо соблюдения обязательного сыновнего повиновения, сложилась своя собственная внутренняя жизнь, забронированная от родительского внимания и наиболее для нас интересная). «Жизнь – продукт». П.Н. Милюков использует кулинарную метафору для описания некоторых сторон своей жизни (Но я должен идти на этот риск, так как в этой стороне моей жизни замешаны и другие лица). «Жизнь – река». Река жизни течет (Это был человек глубоко культурный, насквозь порядочный и чистый, который умел среди безвременья удержаться на высоте тех идей, которые защищал в течение всей жизни). Течение жизни страны определяется национальными и социальными характеристиками (Это были годы, когда политические течения в русской жизни быстро дифференцировались и выходили наружу). Центральной проблемой когнитивной науки является «рассмотрение соотношения когнитивных или концептуальных структур, т.е. структур знания, с их “упаковкой”, т.е. объективацией с помощью языковых форм (при всем многообразии этих форм и противопоставления как по уровневому статусу форм, так и по их реальной протяженности, как по их составу, так и по способу их создания и т.п.» [Кубрякова, Александрова 1999: 193]. Жизнь концептуализируется П.Н. Милюковым признаками нерукотворного и рукотворного образования. Признаки нерукотворного образования «прочитываются» в метафорах реки, кристалла. Такие метафоры менее распространены в тексте «Воспоминаний» П.Н. Милюкова. Чаще встречаются признаки жизни как некоего рукотворного образования: дома, транспортного средства, продукта, листа бумаги, картины, ткани. А рукотворность указывает на сознательное манипулирование событиями в жизни автора. Жизнь, по П.Н. Милюкову, это и учитель, и экзамен. Внутренняя жизнь политика закрыта и защищена (окказиональная метафора «жизнь-броневик»). В русской языковой картине мира жизнь концептуализируется пос­редст­вом следующих оппозиций: небо – земля (пространство богов и людей), гора – бездна (вертикаль), гора – долина, равнина (вертикаль – горизонталь), сад поле лес – пустыня (освоенное – неосвоенное земное пространство), река – океан (освоенное – неосвоенное водное пространство), океан река – земля суша берег (стихии; незаселенное – заселенное пространство) (см. подробно: [Пименов, Пименова 2007: 158]. Кроме метафоры «жизнь – река», в мемуарах П.Н. Милюкова указанные оппозиции не используются. Многие культуры и, в частности, русская культура соотносят жизнь с растительным миром; существо­вание всего живущего воспринимается как периодическое обновление мира, последовательность жизни и смерти, цикличность смерти и возрождения, сос­тавляющей суть вегетативных циклов. Для П.Н. Милюкова характерно восприятие жизни как некоего пути, но не роста. Для него не свойственны вегетативные метафоры жизни. ЛИТЕРАТУРА Балашова Л.В. Концептуальная метафора и литературные жанры Жанры речи: сборник научных статей. Саратов: Колледж, 2005. Вып. 4. Жанр и концепт. Дементьев В.В. Русская коммуникативная персональность: некоторые культурно-исторические основания Труды по когнитивной лингвистике Отв. ред. М.В. Пименова. Кемерово, 2008. (Серия «Концептуальные исследования». Вып. 10). Кубрякова Е.С., Александрова О.В. О контурах новой парадигмы знания в лингвистике Структура и семантика художественного текста: доклады VII Международной конференции. М, 1999. Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). М., 1990. Словарь русского языка: в 4-х т. АН СССР, Ин-т рус. яз.: Под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М., 1981-1984. Пименова М.В. Душа и жизнь: особенности концептуализации Филологический сборник отв. ред. М.В. Пименова. Кемерово: Комплекс «Графика», 2002. Вып. 2. Пименов Е.А., Пименова М.В. Жизнь путь дорога: опыт концептуального анализа Sprache. Kultur. Mensch. Ethnie Hrsg. M.V. Pimenova. Landau: Verlag Empirische Pädagogik, 2002. S. 107-123 (Reihe «Ethnohermeneutik und Ethnorhetorik». Bd. 8). Пименов Е.А., Пименова М.В. Объективация концепта ЖИЗНЬ в русской языковой картине мира Vita in lingua: к юбилею проф. С.Г. Воркачева. Краснодар, 2007.
Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files
files -> В. Я. Парсамова " Жанр… еще не родился" (к вопросу о жанровом самосознании Ю. М. Лотмана) Исследование
files -> ? Впервые «Московский сборник»
files -> Л. Н. Пушкарев три года работы с а. И. Яковлевым
files -> Некоторой особенной род истории суть Анекдоты
files -> Vi петр I во французской историографии XVIII в
files -> Саратов в жизни к. А. Военского
files -> Сочинение Вольтера никогда не выходило на русском языке 0
files -> История отечественной литературы (XIX век. Ч. 3) Организационно-методическое сопровождение
files -> Федор Никифорович Плевако
files -> В. С. Мирзеханов жан вансина и валентен мудимбе: попытки интеллектуального портрета для чего поэты во времена страданий? Гельдерлин. Хлеб и вино Размышляя, какой сюжет поместить в мемориальный сборник