Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Оригинальное название




страница7/27
Дата12.06.2018
Размер2.35 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27

ГЛАВА 9


Как обычно вечерняя дегустация вин с Филиппом была скорее обязанностью, чем развлечением. К счастью, Грейс умела проявлять вежливый интерес, особенно рядом с Филиппом. Набойки на десятисантиметровых шпильках уже давно стерлись, и последние два часа Грейс ходила едва ли ни на носочках. А с час назад сдалась и признала, что красота не только требует жертв, но и причиняет уйму боли. На данный момент у неё онемело всё ниже колен.

– По-моему, вино 12-го года идеально подойдёт для вашего бёф бургиньон12, – заявил Райан Филиппу. Торговый представитель винодельни был явно заинтересован в партнерских отношениях.

– Достойный кандидат, – согласился Филипп, но по голосу было ясно, что предложение его не прельстило.

«Так какого продолжать разговор?»

Грейс взглянула на настенные часы и поняла, что уже почти одиннадцать ночи. На сон оставалось всего шесть часов. Медленно вздохнув, она постаралась скрыть встревоженность.

– А что думаете вы, Грейс? – спросил Райан.

«Я думаю, что уже одиннадцать, а я надеялась, что мы разойдемся еще часа два назад».

– У вина 12-го года очень богатый выдержанный букет, – сказала Грейс с улыбкой. – Мне оно понравилось.

Вежливый комментарий, неподкрепленный обязательствами. Филипп предпочитал, чтобы на светских раутах она давала подобные ответы. Раньше Грейс нравилось так себя вести, но поняв со временем, что на самом деле её никто не слушает, она перестала стараться.

Она просто «куколка». Грейс всё прекрасно понимала и, несмотря на свои убеждения, нормально к этому относилась. Её мама была умницей и красавицей, и пользуясь внешностью и мозгами добивалась желаемого. Грейс такая же.

Но не сегодня и не в подобной компании. Здесь нет ни единого мужчины, которого заинтересовал бы интеллект Грейс. Она всего лишь красивое дополнение к партнеру, с помощью которого Филипп заявлял о своих перспективах и планах, как деловых, так и личных. И, тем не менее, с каждым часом, новым глотком вина и тупой болью в ногах, роль Грейс становилась всё незначительнее.

– Согласен, – поддержал Филипп, покачивая бокал. – Вино 12-го года превосходно, но я надеялся попробовать ваше шарбоно13 07-го года.

На губах Райана заиграла многозначительная улыбка.

– Видите ли, по этому сорту у нас заключен эксклюзивный контракт. Его выкупили в тот же год, как закупорили бутылки.

– Понимаю, – ответил Филипп. – Но всё покупается и продается. Главное назвать цену.

«Да неужели? Так вот зачем Филипп притащил меня сюда?»

– Мне нужно на минутку присесть, – заявила Грейс столь неожиданно, что Филипп удивленно на неё посмотрел.

– Конечно, – сказал Райан и отодвинул стул у ближайшего столика. – Вы простояли на каблуках уже несколько часов.

«Вот именно».

И даже больше, чем несколько часов, но Грейс об этом промолчала и просто присела на предложенный стул.

«Боженьки, я больше никогда не встану».

Стоило Райану вернуться к разговору, как Филипп покосился на Грейс, и она постучала по запястью, намекая, что уже очень поздно. Филипп всё прекрасно понял и подмигнул, а потом сосредоточился на беседе с Райаном.

Грейс размяла шею и не смогла сдержать облегченного вздоха. За ним последовал зевок и безумное желание снять туфли. Но так далеко она зайти не могла. Стоит избавиться от «колодок», она их точно не обует до самого утра. Туфлям придётся остаться на ногах, пока она с Филиппом не доберется до машины.

Решив отвлечься, Грейс достала телефон и проверила свои аккаунты. Везде было тихо, за исключением Инстаграма. Двести семнадцать новых уведомлений с последнего захода.

«Не слишком ли большая активность для позднего вечера?»

Грейс стало боязно просматривать обновления.

Она открыла страничку Эштона, чтобы понять, какую бомбу он сбросил на неё на этот раз. На страничке красовалась новая фотография: полная тарелка еды, где каждый ингредиент лежал в отдельном контейнере. Грейс мгновенно узнала тарелку с жареной на гриле махи-махи14. Ниже подпись:

«Я пришел в ресторан «У Филиппа» и попросил принести «Специальное блюдо для Грейс Васкес». И вот, что я получил. Bon appétit?»

Блюдо действительно выглядело аппетитно. И судя по комментариям, большинство пользователей с ней соглашалось. Если Эштон хотел её задеть, номер у него не прошёл.

Но не в этом суть. Суть в том, что Эштон успешно завладел вниманием слушателей. Его любили. Если бы его раньше уговорили зарегистрироваться в социальных сетях, возможно, сейчас над их передачей не нависла бы угроза закрытия. Парень был забавным… хотя она чуть не слетела с катушек от фотографии ящика её рабочего стола. Грейс придерживалась почти маниакального стремления к чистоте во всём. Беспорядок царил лишь в одном месте, а Эштон сфотографировал его и выложил на всеобщее обозрение. Успокоиться и пережить это ей помогло лишь то, что девяносто процентов комментариев были в её поддержку.

И это касается не только бардака в ящичке, большинство сочло блюдо из ресторана «У Филиппа» аппетитным.

«Накося выкуси, Эштон».

Каждый его новый пост увеличивал число подписчиков Грэйс. Ей осталось всего триста двадцать семь человек до заоблачной отметки в десять тысяч. Это событие она отметит хорошим ужином. Несмотря на все подколки, у Эштона всего лишь четыре тысячи подписчиков. Неудачник. Раздумывая над ответом, Грейс мельком взглянула на Филиппа и улыбнулась от сногсшибательной картины. В их паре «куколка» не только она: в сшитом на заказ черном костюме Филипп напоминал модель одного из лучших модельеров мужской одежды Джозефа Аббуда. Освещение подчеркивало шикарную фигуру, а небольшая щетина придавала грубости. Со светло-голубыми глазами, темными волосами, в костюме и со своей манерой держать бокал Филипп выглядел как модель на съемке рекламы вина.

Грейс не могла упустить момент и включила камеру на телефоне.

Она любила в Филиппе многое. Такой целеустремленный, никогда не обещает того, что не может сделать. Он из той редкой породы людей, которые всегда помнят имена и находят общую тему для разговора. Профессионал и уникальная личность… и кроме того, прекрасно смотрится на фотографиях.

Грейс пролистала снимки, дотошно проверяя каждую мелочь, пока не нашла лучшее фото с правильным освещением. Загрузила, немного отредактировала и выложила в Инстаграм с подписью:

«В костюме мой мужчина просто неотразим».

На часах двенадцать минут двенадцатого. Никаким чудом ей не добраться до кровати к полуночи, и как следствие – завтрашний день станет бесконечной пыткой. Но главная проблема в другом – к ногам вернулись ощущения. В виде милой острой изнуряющей боли. Грейс не была уверена, что она сможет встать.

Решив немного отдохнуть, она прикрыла глаза, как услышала шаги Филиппа. Он поцеловал её в макушку, привлекая к себе внимание.

– Прости, зая. Мне очень нужно было поговорить с ним о шарбоно.

Грейс открыла глаза и посмотрела на него.

– И тебе удалось?

Он улыбнулся.

– Конечно, мы всё обсудили.

– Отлично. Может, отпразднуешь это и отнесёшь меня в машину?

Он покосился на её туфли.

– Ножки совсем вышли из строя?

Грейс кивнула.

– Садиться было огромной ошибкой.

– Мне стоило тебя предупредить, – сказал Филипп, наклоняясь, чтобы она обхватила его за шею, прежде чем он поднял её на руки.

– Мой герой, – сказала Грейс, кладя голову ему на плечо. – Я могу так уснуть.

– Можем это устроить, – хохотнул он, направляясь к выходу.

Грейс поцеловала его в щеку.

– Малыш, если бы это значилось в твоём плане на вечер, надо было линять отсюда ещё пару часов назад.

Филипп промолчал, и Грейс захотелось сделать вид, будто тишина была дружеской, только она не глупа. Филипп раздражен, но если он предпочитает играть в молчанку, то и она будет помалкивать. В последнее время они всё чаще кружились в подобном танце.

– Мы на месте, – сказал Филипп, подходя к машине. – Приготовь ножки.

Он легко опустил её, открыл дверку и помог сесть в машину. Не успела подошва туфель коснуться коврика, как Грейс скинула их и вздохнула с облегчением.

Ay, mis piecitos15, – пробормотала она себе под нос, прислонившись к подголовнику.

В машине повисла тишина. Если так продолжится, Грейс заснет ещё в пути.

Филипп молча завёл машину и повез Грейс домой, не проронив ни слова. Грейс отдыхала.

– Значит, мы не увидимся до вторника? – спросил Филипп, завернув на её улицу.

Грейс открыла глаза и кивнула.

– Наши графики пересекаются только в этот день.

– Да уж… а тебе не кажется, что последние пару месяцев мы видимся всё реже и реже?

Вопрос больше походил на утверждение. Вот он, намёк на истинную проблему, которую они так умело игнорировали. Именно об этом вела речь Эсми.

Грейс напряглась и повернулась посмотреть на него.

– По-твоему, это моя вина?

– Нет, – ответил он. – Наша общая. У тебя работа. У меня тоже. Мы вечно заняты. Я не ищу виноватых. Просто пытаюсь сказать: у нас было бы гораздо меньше проблем без этих провожаний домой. Всё стало бы гораздо проще, живи мы под одной крышей.

Грейс перевела взгляд на дорогу.

– Ты знаешь моё мнение на этот счёт.

– Прекрасно знаю. Мы говорили об этом тысячу раз. Тебя не прельщает сожительство до свадьбы, а мне претит мысль делать предложение, когда я уверен, что можно жить вместе и без штампа в паспорте.

Грейс накрыла ладонью его руку и легонько сжала.

– Пока у нас разные ванные, все будет хорошо, papi, – пошутила она.

Филипп покачал головой.

– В сожительстве гораздо больше нюансов, чем раздельные ванные.

– Но этот пункт в главной десятке, – снова пошутила Грейс. Он не захватил наживку.

– Я чувствую, что чем дольше мы вместе, тем сильнее отдаляемся друг от друга, а всё должно быть как раз наоборот. – Филипп перестал пялиться в лобовое стекло и заглянул ей в глаза. – Крошка, я хочу быть с тобой. Каждую ночь.

Грейс отпустила его руку.

– Выходит, я должна переехать и превратиться в вечно доступную женщину?

Филипп раздраженно вздохнул.

– Я говорю не об этом.

– Тогда о чём? Я внимательно слушаю.

Филипп сжал руль обеими руками.

– Грейс, пойди мне на встречу. Переезжай. Позволь нам каждый вечер проводить вместе.

Она скрестила руки.

– В смысле «пойти тебе на встречу»?

– Ты раньше не жила с парнем. Мне кажется, тебе понравится.

– Ага, – протянула Грейс. – Зато ты жил с другими женщинами.

Он кивнул.

– Да.


– И сколько раз ты был «женат»?

Филипп покачал головой.

– Дело не в этом.

– Разве? – парировала она. – Ты жил с тремя женщинами, Фил, и ни на одной из них не женился. Каким образом это изменит моё мнение о сожительстве, и что оно предшествует нашему браку? Единственное, что изменится – я стану легкодоступной.

Он расхохотался от этих слов.

– Не такая уж ты и доступная. Мы три недели не спали вместе.

– И опять же, не только моя вина, – заметила Грейс. – Наши вечера планируешь ты, и работа в них всегда на первом месте. Так что эти претензии не в мой адрес.

– Но факт остаётся фактом. Мы не живём вместе.

Темперамент давал о себе знать. Грейс чувствовала, как кровь забурлила в жилах.

– Ты себя сейчас слышишь? Выходит, я виновата, что не лежу в твоей кровати, ожидая, когда ты закончишь дела в ресторане, придешь и разбудишь меня? Если не забыл, у меня тоже есть работа. Ты приходишь домой между полуночью и часом ночи, а мне вставать в пять. Ничего удивительного, что мы спим в разных кроватях.

– Раньше нас это не останавливало, – напомнил он.

– Если человек спит в сутки по четыре часа, он сможет продержаться в таком ритме пару недель без большого риска для здоровья. В те дни я опивалась кофе и едва не заработала язву.

– Нам стоило сбросить обороты, – согласился он. – Но мы совершили гигантский скачок назад. Мне мало одного-двух раз в неделю. Я хочу видеться с тобой в два раза чаще, и чтобы ты после каждого свидания оставалась у меня. И ещё больше мне хочется, чтобы ты сейчас горела желанием поехать ко мне, а не идти домой.

Грейс подавила вздох.

– Фил, мне вставать через пять часов.

– Я хочу быть важнее одной ночи сна, – надавил он. – Выпьешь завтра немного больше кофе, зато эту ночь мы проведём вместе.

Грейс прикусила губу, сдерживая слова, которые крутились на языке. Они обернутся настоящей катастрофой, и забрать их назад она уже не сможет. У Филиппа веские основания обижаться. Последнее время они сильно отдалились друг от друга. Грейс просто не знала, что с этим делать.

Они ехали в тишине, пока Филипп не свернул на подъездную аллею. Он не проронил ни слова, пока не заглушил двигатель.

– Грейс?

Она выдохнула, только теперь осознав, что затаила дыхание.

– Да?

– Пригласи меня к себе.



Просьба была вполне уместной. Прошло три недели, и это всего одна ночь. Грейс могла бы всё сгладить, пригласив его, а завтра выпить двойной кофе. Беда в том, что ей этого не хотелось. Больше всего ей хотелось, чтобы он уехал.

«Пора принять решение».

– Грейс, я не хочу тебе лгать, – сказал он, повернувшись к ней. – Я не нанимаю уродливых официанток. Молодые, знойные, и я им нравлюсь. Это соблазн.

«Секундочку. Он думал, что выложив мне всё это, поможет делу?»

– Мне нужно чувствовать тебя рядом, чтобы я не забывал, что игра стоит свеч.

«Он издевается?»

Именно Филипп каждый день таскается на работу управлять рестораном. Он крутится рядом со знойными молоденькими официантками лишь потому, что находится там, где хочет. Он поставил ей ультиматум, и от этого у нее закипела кровь.

– А мы того стоим? – спросила она. – Ты и я, с нашими несовместимыми расписаниями и моими взглядами на совместную жизнь? Раз начали, давай говорить до конца. Ты, правда, именно этого хочешь?

Он не сразу ответил, просто уставился вперед, поджав губы.

– Мы оба знаем ответ на этот вопрос.

Грейс позволила словам повиснуть в воздухе. Не хотелось признавать, но его заявление оказалось для неё весьма горьким.

В конце концов, Филипп тяжело вздохнул.

– Если ты не намерена меня приглашать, то нам стоит разобраться с этим здесь и сейчас.

Сказанное привлекло её внимание.

– Разобраться с чем?

Впервые за этот вечер Филипп повернулся и по-настоящему посмотрел на неё.

– Грейс, ничего не выходит, – бесстрастно заявил он. Судя по голосу, он заранее заготовил речь. Он либо сам ее отрепетировал, либо с кем-то, но ясно одно: здесь нет ничего спонтанного. – Уже несколько месяцев, как не клеится. Мы все ещё вместе, но только по той простой причине, что для расставания нужно совершить усилие.

– Давай проясним один момент, под словами «пожалуй, нам стоит разобраться с этим здесь и сейчас», я должна понимать, что ты планировал произнести эту речь сегодня, либо завтра с утра? – спросила Грейс, тщательно подбирая слова.

На его губах заиграла соблазнительная улыбка, из-за которой у неё обычно замирало сердце.

– Только безумец упустил бы последний шанс хорошо провести ночь.

Сердце больше не замирало. Оно рвало и метало.

Грейс вцепилась в ручку на дверце машины, пытаясь открыть её и удержаться от соблазна стереть в порошок мужчину, которому она отдала последние три года своей жизни.

Грейс открыла дверь.

– Уезжай. Немедленно.

– Гре…

Она подняла руку.



– Молчи. Не прикасайся ко мне. Мчись отсюда на всех парах, пока я не сделала того, о чем мы оба пожалеем.

Филипп раздраженно вздохнул.

– Грейс, ты все неправильно поняла. Я не хочу, чтобы мы расставались на такой ноте.

Она вылетела из машины, взбешенная настолько, что не почувствовала боли в ногах.

– Ничего не попишешь. – Грейс наклонилась и посмотрела на него. – Веселись со своими очаровательными официанточками, Фил.

Грейс не успела сделать и шага, как Филипп распахнул дверь.

– Ты же знаешь, что дело не в этом! – крикнул он. – Глупо с моей стороны заходить с этого угла. Грейс, уже поздно. Наши отношения не могут закончиться ссорой. Мы должны друг другу больше.

Грейс шла так быстро, насколько позволяла боль в ногах.

– Правда? По-твоему, я должна отпустить тебя с легкой душой?

Он шёл следом.

– Грейс, я серьезно. Если наши отношения и может что-то спасти, то это переезд ко мне. Вот что я пытаюсь сказать.

Она развернулась и столкнулась с ним лицом к лицу.

– А я говорю, что это ничего не изменит, Филипп. Ничегошеньки. Раз для тебя это переломный момент, то…

– Да, переломный, – без колебаний согласился он. – Мы вместе уже три года. Пора или сходиться, или расходиться.

– С твоим графиком работы и деловыми свиданиями?

Он вздёрнул подбородок.

– Что? Теперь у тебя возникли проблемы с отличной едой в компании сливок общества?

– Когда мы только так и проводим время? – возразила Грейс. – Да, Филипп. У меня с этим проблема. Если бы я переехала к тебе, то чаще мы бы стали видеться только в постели. Так скажи, в чем же преимущество?

– Я, правда, должен это делать?

Грейс отступила.

– Не-а. Это не шаг вперед, Филипп.

Он медленно вдохнул, словно пытаясь взять себя в руки.

– Грейс, здесь нет компромисса. Это переломный момент. Съезжаемся мы или нет, встречаться раз в неделю не вариант.

Грейс кивнула, осознав, что он прав. В эту секунду ей казалось, что сердце перекачивает моторное масло, а не кровь.

– Если это ультиматум, то выходит – всё, конец, Филипп, – ответила она сдержанным и спокойным голосом. – Я заслуживаю мужчину, который не ищет оправданий, превращая наши свидания в деловые встречи, а после этого ещё надеется бурно провести ночь. Я заслуживаю мужчину, который захочет провести вечер со мной, а не торчать на работе, ежесекундно контролируя вполне компетентных сотрудников. Так что веселись, наслаждаясь работой и сотрудницами ресторана. Надеюсь, одна из них подаст на тебя в суд за сексуальное домогательство, чтоб ты понял, какие гадости мне наговорил.

Она развернулась на каблуках и пошла к двери.

– Да? – протянул Филипп за спиной. – Тогда, удачи в поисках мужчины, который думает, что одного раза в месяц вполне достаточно. У мужчин есть потребности, Грейс.

Лицо залило краской, и Грейс резко развернулась.

– И тебе хватит наглости заявлять, глядя мне в глаза, что я меньше тебя показываю, что мне это небезразлично?

– Да, – заявил Филипп. – Я готов перейти на новый этап отношений, а ты отступаешь и оттягиваешь неизбежное. Уже несколько месяцев. – Он приблизился к ней на шаг. – Год назад мы находили возможность видеться почти каждый день. Сейчас мы переписываемся или созваниваемся раз в день, а видимся один или два раза в неделю. Ты действительно не видишь в этом ничего плохо?

– У нас разные графики работы, мы заняты.

– Не настолько, – сказал он приближаясь. Ещё пару шагов, и он её поцелует. Раньше они не раз проделывали такой номер. Их редкие ссоры заканчивались быстрым примирением.

Скрестив руки, Грейс смотрела на Филиппа.

– Тебе сегодня вход заказан, так что даже не надейся.

Он вздёрнул подбородок.

– Тогда знай: если ты не пригласишь меня к себе, то мне нет смысла стараться спасти наши отношения.

У Грейс защипало глаза от слёз. Самое интересное – она не знала, почему. Ни капли грусти. И всё же слёзы жгли глаза.

– Это какой-то искаженный ультиматум, Филипп. В любом случае, ты планировал порвать со мной завтра с утра.

Впервые уголки его губ приподнялись в легкой улыбке.

– Я хотел расстаться с тобой уже много раз, но к утру тебе удавалось изменить моё решение. – Он приблизился к ней ещё на пару шагов. – Брось, Грейс. Нам же хорошо вместе.

– Стоп! – холодно отрезала она. – Ты хочешь разобраться с этим сейчас? Ладно. Тогда это конец, Филипп. Вот и разобрались. Нас больше нет. Тебя это устраивает?

Пару секунд он просто разглядывал её в темноте, а потом кивнул.

– Ага, – бросил он и пошёл к машине как ни в чем не бывало.

«Серьезно? Ага? Это нереально. Похоже на сон или точней – кошмар».

Три года жизни …и все закончилось простым «Ага»?

Она хлопнула дверью до того, как слёзы хлынули из глаз. Хотелось добежать до своей комнаты, но от вспышки боли пришлось скинуть туфли и скрутится на полу как никчёмная тряпка. Кровать была намного удобней, но когда горячие слёзы побежали по щекам, холодный пол прихожей приковал Грейс к месту, пока покрасневшие глаза не стали совсем сухими. Лишь после этого она нашла в себе силы свернуться в клубочек и уснуть на ковре.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27