Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Они сошлись. Волна и камень, Стихи и проза, лёд и пламень




страница1/22
Дата02.07.2017
Размер4.83 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Книга первая


Екатерина Соловьёва – самая обыкновенная школьница. Обыкновенная и непримечательная. И жизнь у неё самая обычная. Но всё круто меняется, когда приходит ОН. Этот человек входит в её жизнь и полностью меняет её. В лучшую ли сторону? Катя полюбила этого человека. Но кто он? Такой странный, такой необычный, такой красивый?
Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лёд и пламень

Не столь различны меж собой.

(А. С. Пушкин)


Что значит вечность?

Безграничность, бесконечность?

Для меня – это любовь,

Которая так всегда волнует кровь.


Пролог
Я всегда была серой мышкой. Никогда я не отличалась ничем

особенным. Самая обыкновенная, непримечательная девушка. У меня спокойный, тихий характер, человек я неконфликтный, ссориться не люблю. Особых талантов у меня нет. Красиво петь, танцевать или рисовать не умею. Необычайным умом не отличаюсь, божественной красотой тоже не обладаю. Серая мышка.

Но раньше меня это особо не волновало. Я просто об этом не

задумывалась. Я знала, что я заурядный человек, но не пыталась этого как-то изменить. Я с этим смирилась и была вполне довольна своей неинтересной, скучной жизнью. Пока не случилось то, что поменяло всю мою жизнь.

Помимо того, что я перечислила, я ещё и совершенно не спортив-

ный человек. Я не обладаю невероятной ловкостью, силой или скоростью. Я всего лишь слабый, хрупкий, беззащитный человек.

И это вполне нормально. Так я думала раньше. Меня всё это никак

не волновало.

Зато сейчас это меня просто бесит. Именно так – бесит. Я не могу

сказать, что мне это не нравится, или, что меня это раздражает. Меня это бесит.

Я ощущаю свою слабость и беспомощность и не могу ничего с

этим поделать. Меня переполняет чувство собственного бессилия. Особенно сильно это чувствуется, когда тот, кого ты любишь, находится в опасности. Когда он сражается с жестокими и кровожадными чудовищами.

Я вынуждена просто стоять и смотреть на то, как любимый и враг

сходятся в смертельной схватке. Самое главное и страшное то, что я ничем не могу ему помочь, что я не могу ничего сделать. Теперь я ещё сильнее ощущаю свою никчёмность и продолжаю наблюдать, как в том, кого я люблю больше всего на свете, начинает угасать жизнь. Медленно и мучительно…


Глава первая

Новенький
Кругом всё зелёное. Зелёная трава, зелёные деревья… Посередине поляны расположилось небольшое озеро. А надо мной расстилается огромное, чисто-голубое небо. На небе ослепительное солнце. Его лучи касаются моих щёк, как будто лаская их. Свежий, лёгкий ветерок треплет мои длинные, русые волосы. И я смеюсь… Мне радостно и легко, потому что я знаю, что мне всегда будет так хорошо, что меня всегда будет окружать эта красота.

Я легла на покрытую цветами землю и снова рассмеялась.

Господи, как хорошо! Воля, свобода… Я перестала смеяться. Тишина обволакивала меня.

Всю эту идиллию нарушил противный звон будильника.

Я распахнула глаза и уставилась на слегка пожелтевший потолок. В

голове мгновенно начали выстраиваться мысли о том, что сегодня первое сентября, первый день нового учебного года. Опять уроки, школа… От этих совсем невесёлых мыслей мне стало грустно. Я ничего не имела против школьных занятий. Я любила учиться, хотя отличницей вовсе не была. Школа у нас нормальная. Учителя неплохие. А вот одноклассники…

Я поморщилась и, выключив будильник, поднялась с кровати. Поб-

рела в ванную, умылась и обратно вернулась в свою небольшую, но вполне уютную комнатку. Сегодня первый учебный день в этом году, поэтому я решила одеться как можно торжественнее, хотя у нас была свободная форма. Я надела простую белую блузку, длинную чёрную юбку. Расчесала волосы и собрала их в хвост. Закончив приводить себя в порядок, я взглянула на своё отражение в маленьком круглом зеркале, висевшем на стене. Я никогда не считала себя красивой. То есть я, конечно, не уродина, но и не красавица. Я худенькая, рост чуть выше среднего, вполне стройного, но совершенно не атлетичного телосложения. Волосы длинные, тёмно-русого цвета, немного вьются. Лицо маленькое, очень бледное. На подбородке имеется симпатичная ямочка. Единственное, что мне нравится в своей внешности – это глаза. Огромные зелёные глаза. И главное даже не то, что они красивые, а то, что они… глубокие, что ли? Я не знаю, как это сказать. Я иногда смотрю на себя в зеркале, и мне кажется, что у меня по-взрослому задумчивый взгляд. Или это мне только кажется?..

Скорчив себе гримасу, я вздохнула, взяла школьный рюкзак и

пошла вниз – завтракать.

Мы живём в двухэтажном доме. На первом этаже расположены

кухня и гостиная, на втором – ванная вкупе с туалетом, родительская спальня и моя комната. Правда, моей она была не всегда. Раньше мне приходилось делить комнату со своей старшей сестрой Ликой (её полное имя Анжелика), пока она не поступила в юридический университет в Англии и не уехала туда, оставив в моё владение всю комнату, что меня очень обрадовало. Сестра старше меня на четыре года. Мы с ней, хоть и сёстры, но совершенно разные люди. Я – спокойная, тихая, не люблю шум. Анжелика – яркая, красивая и чуточку сумасшедшая. Но она целеустремлённая и уверенная в себе. Я, конечно, не мямля, но решительности и твёрдости характера мне явно не хватает. Я не считаю себя человеком сильной воли. Родители обожают Лику. Не то, что бы меня они не любят, но к старшей дочери они относятся лучше. Вообще, у меня с родителями довольно напряжённые отношения. Вернее, с мамой. Отец дома-то почти никогда не бывает, какие уж там отношения… Дело в том, что папа – археолог, и он постоянно ездит во всякие экспедиции. Он любит свою семью, но уделять нам больше чем неделю (как максимум!) в месяц ему пока не удавалось, поэтому в семейные разборки (которых у нас почти не бывает) он обычно не вмешивается. Зато мама домохозяйка, и нам она уделяет много времени. Я бы даже сказала, чересчур много. Мама великолепно готовит, благодаря ей в нашем доме всегда идеальный порядок и чистота.

Я вошла в кухню, где уже собралась вся семья – мама, папа (он

вчера вернулся из очередной экспедиции) и Настенька – моя младшая сестричка, которой неделю назад исполнилось пять месяцев.

- Доброе утро, - поприветствовала я членов семьи.

- Доброе утро! Садись, доченька, сейчас завтракать будем, -

ласково отозвался папа, устремляя на меня тёплый взгляд красивых карих глаз.

Вообще, мой папа довольно привлекательный мужчина. Он

обладает хорошим телосложением, густыми каштановыми волосами. Мама у нас тоже очень красивая: безупречная фигура, длинные светлые волосы, выразительные тёмно-голубые глаза. Кстати, Лика на неё похожа, только глаза у сестры посветлее.

- Катерина, ты всё собрала для школы? Ничего не забыла? – мама в

своём репертуаре. Это вполне в её духе – вместо утреннего приветствия поучить кого-нибудь (обычно меня) порядку. – Сегодня первый учебный день в этом году. Надо относиться к учёбе ответственно…

- Мама! Я всё собрала, уложила. Ничего не забыла. Всё в порядке, -

прервала я её.

- Хорошо. Садись завтракать, - смягчилась она, после чего всё своё

внимание обратила на младшую дочь, которая начала хныкать.

Я села, налила себе чай и с умилением посмотрела на Настю. Какая

она всё-таки миленькая! Белокурые кудряшки, пухлые, розоватые щёчки, светло-голубые глаза… Настоящий ангелочек!

«Ангелочек» вдруг надул свои прелестные губки и начал плакать.

При чём столь пронзительно, что можно было засомневаться в том, что эти звуки исходят от пятимесячного малыша.

- Я пойду её успокою. – Мама встала и пошла в спальню.

- Я, кстати, в этот раз дома подольше побуду, - сообщил мне папа. –

В ближайшее время у нашей группы не намечается никаких экспедиций.

- Серьёзно? – переспросила я. – Это что-то новенькое!

- И самому не верится, - хмыкнул он.

Я соорудила себе бутерброд.

- Вчера мы с тобой не успели поговорить, - произнёс отец после

минутного молчания. – Как твои дела?

- Всё нормально. Как обычно, - ответила я, откусывая от бутерброда.

- Как обычно… - пробормотал папа. – Никаких новостей? Может,

ты себе новое хобби нашла или друзей завела?

- Друзей так просто не заведёшь, они же не щенки, - деловым тоном

заметила я. – А насчёт хобби… Что значит «новое»? Ты ведь знаешь, я ничем особенно не увлекалась.

- Да. Просто я беспокоюсь за тебя, Катюша. Когда я шёл домой, я

встретил твоих друзей…

- Друзей? – приподняла я брови.

- Их, кажется, Даша и Оля зовут…

- Мы просто учимся вместе.

- Ну, ладно, одноклассников. Они такие весёлые. Развлекаются,

гуляют… Почему бы и тебе не побыть со своими друз… одноклассниками? Ты ведь практически всегда дома, никуда не ходишь. Пойди с ними, ну, не знаю, на дискотеку, повеселись.

- Папа, - я отодвинула от себя чашку и взглянула на отца, присталь-

но наблюдавшего за моей реакцией, - со мной всё в порядке.

- Да, но…

- Я просто люблю проводить время одна. Ты не волнуйся, мне

вовсе не скучно, - я ничуть не соврала. – Пойми, все эти развлечения, дискотеки не для меня. К тому же, у меня ведь есть друг.

- Ты о ком?

- О Денисе.

- А… Денис Воробьёв. Славный малый.

- Да. Дэн очень хороший, - согласилась я, вспоминая своего добро-

го, преданного друга.

- И, похоже, он не совсем равнодушен к тебе, - подмигнул он мне.

- Пап, мы с ним в детском саду на соседних горшках сидели, мы с

Дэном просто дружим. Между нами ничего, кроме дружбы, не может быть.

- Это ты так считаешь. А Денис, наверное, думает по-другому.

- Пап, брось…

- Ну, ладно, ладно… Ты всё-таки приглянись к этому парню получше.

- Обязательно приглянусь.

- Я не имею ничего против твоего общения с этим парнем, но… ты

пойми, что этого недостаточно, - настойчиво проговорил отец.

- Для меня этого вполне достаточно, папа, - возразила я. – Денис

очень интересный, умный… С ним весело. Лучшего друга не найти.

- Я же этого не отрицаю. Просто у тебя слишком мало друзей. Надо

почаще общаться со сверстниками.

- Я это учту, пап.

- Прости, что я вмешиваюсь в твою жизнь, просто… Я хочу, чтобы

ты была счастлива.

- Я счастлива, папа. Отец, который появляется дома только на

праздники, суровая мать, строго следящая за порядком в доме, сестрица, вечно орущая по ночам и время от времени писающая на мои ботинки… Что может быть лучше! У нас замечательная семья! - с иронией в голосе проговорила я.

Папа смотрел на меня, как на привидение. Его можно понять, ведь

нечасто его средняя дочь так эмоционально выплёскивает свои чувства.

- Катя, я…

- Всё в порядке, папуля. Я пошутила, - улыбаясь, сказала я и поце-

ловала его в небритую щёку. – Извини, но мне пора в школу. А то ещё опоздаю. Потом придётся выслушивать долгую лекцию о правильном поведении – сначала в школе от Раисы Михайловны, потом – дома от мамы.

Отец рассмеялся.

- Ты права. Тебе лучше поспешить.

Я сполоснула чашку водой.

- Пока, пап!

- Пока. Удачного дня!

- Спасибо, - с энтузиазмом ответила я и вышла на улицу.

Удачного дня? Думаю, этот день может быть трудным, неприятным

– каким угодно, но только не удачным.

Я вдохнула в себя свежий воздух и зашагала по направлению к

школе.


Она находится недалеко от нашего дома – минут десять ходьбы.

Пока я шла, в голову лезли мысли о сегодняшнем разговоре с

отцом.

Я всегда знала, что две трети его жизни занимает работа, а треть –



всё, что угодно, но только не я. Оказывается, он беспокоится за свою среднюю дочь. С чего бы это? Впрочем, это понятно. Любой нормальный родитель забеспокоится, если его ребёнок сутками напролёт будет сидеть дома все каникулы, тогда как остальные его одноклассники целыми днями гуляют и развлекаются.

Папа прав, я действительно ни с кем, кроме Дениса, из моих

сверстников не общаюсь. Ведь редкие фразы «Сегодня отличная погода, не правда ли?» или «Дай списать домашку по математике, плиз» нельзя назвать общением. Дело не в том, что я слишком высокого мнения о себе или мои одноклассники плохие. Нет. Просто у меня такой характер. Я необщительный человек. Замкнутый, застенчивый. Что ж мне теперь, вешаться из-за этого, что ли?

Раньше папа на такие темы со мной не заговаривал, все наши

беседы ограничивались фразами «Как дела, доченька? Всё хорошо?». Сегодня папа был как никогда красноречив. Наверное, он просто волнуется за меня. Может, он прав, и мне действительно нужно придумать себе какое-нибудь занятие? Но какое? К искусству я не склонна, спортом не занимаюсь. Зато я люблю мечтать. И ещё много читаю. Я имею в виду художественную литературу, а не научную. В основном я читаю классику, хотя мне нравятся и книги фантастического жанра. Но мама говорит: «Эти книги портят всю литературу. Все эти драконы, колдуны, волшебство – полнейшая ерунда», поэтому я стараюсь как можно реже её раздражать. Не то, чтобы я слишком зависима от чужого мнения, просто мама любит всех учить жить, у меня просто не хватает терпения выслушивать её длинные тирады до конца. Можно перебить её и уйти, но тогда мама смертельно обидится. А лишние проблемы мне не нужны. Так что я довольствуюсь классикой. Мои любимые книги – «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма и «Грозовой перевал» Эмили Бронте. Я их каждый год перечитываю.

Думая о своём, я, наконец, приблизилась к воротам школы. Вошла

внутрь и зашагала к трёхэтажному зданию.

Школа сейчас напоминала муравейник. Ученики, учителя, родители некоторых учеников младших классов… Школьники бегают, смеются… Всё как всегда. Ничего нового.

Кабинет 11 а класса (то есть нашего) находился на втором этаже.

Это был большой светлый кабинет. Я сидела за третьей партой в среднем ряду.

Войдя в кабинет, я оглянула весь класс. Почти все ученики уже

были здесь. В том числе и мой старый друг Денис. Классной руководительницы Раисы Михайловны ещё не было.

- О, Соловьёва пришла. Тебе, Катечка, дома скучно не было? Ты

ведь, наверное, все каникулы из дома не вылезала. Надо бы тебе щеночка завести. Хоть друг у тебя, наконец, появится, - услышала я знакомый противный голос Алины – королевы нашего класса.

Насчёт королевы я не пошутила. Алина Сергеева считается самой

крутой и красивой девчонкой в нашем классе. И самой вредной. Сергеева эгоистичная и высокомерная особа, смотрит на всех свысока. Она искренне полагает, что весь мир должен вертеться только вокруг неё. Алина многим говорит различные пакости, но меня она почему-то особенно не любит. Хорошо хоть, это у нас с ней взаимно.

- Ты чё, Алин, у неё ж есть друг. Они ж с Воробьём не разлей вода.

- Это уже другой голос. Он принадлежит Юле – шестёрке Алины.

- Ты об этом придурке? – Алина тряхнула своими золотыми кудрями (крашеными) и презрительно рассмеялась.

Я спокойно прошла на своё место и села за парту, вторую её

половину уже занимал Дэн.

- Хочешь мы тебе подарим щеночка? – продолжила Сергеева. –

Будет тебе отличный друг. У тебя с ним найдётся больше общего, чем с людьми.

- Может, ты заткнёшься? – любезно обратился к ней Денис – мой

верный защитник и надёжный друг.

- У-у, Соловьева себе защитничка нашла! – Взрыв смеха.

Дэн сильно побагровел и уже хотел подняться со своего стула, но я

его остановила.

- Не надо, Дэн. Не обращай внимания.

Он сжал кулаки, но меня послушался.

Дальше я уже не вслушивалась в идиотские шуточки Сергеевой. Я

обратила всё своё внимание на Дениса. Он за лето сильно изменился. Похудел, вытянулся. Раньше он коротко стриг волосы, а теперь они немного отросли. У него были красивые волосы светло-каштанового цвета. Кожа загорела.

- А где твои очки? – поинтересовалась я у него, взглянув в его

карие глаза.

- Я их выбросил. Теперь я ношу линзы. Так ведь лучше, правда? –

обворожительно улыбнулся он.

- Лучше, - честно ответила я.

«Какой Денис, оказывается, красавец», - подумала я. Я раньше

этого и не замечала. Дэн всегда был для меня просто добрым, преданным другом. И всегда им останется. Наверное…

Похоже, другие тоже обратили внимание на перемены во внешнем

виде моего друга. Парни глядели на него с недовольством, зато девчонки – с интересом и восхищением. Даже Алина время от времени посматривала на него.

- Воробьёв таким красавчиком стал, - тихо прошептала Ксюша Оле.

Они стояли чуть в стороне от нашей парты.

Ольга хихикнула.

Наверняка Денис это тоже услышал, но он не обратил на слова

Ксении абсолютно никакого внимания. Дэн пристально смотрел на меня.

- Дэн, ты так изменился, - нарушила я затянувшееся молчание.

- Надеюсь, в лучшую сторону? – усмехнулся он.

- В лучшую. Только вот непонятно – для чего?

- Или, вернее было бы спросить, для кого, - поправил он, многозначительно глядя на меня.

Я не стала уточнять – для кого. Догадаться было несложно. Я и

раньше догадывалась, что мой друг испытывает ко мне нечто большее, чем просто дружба. Но я старалась не показывать, что знаю о его чувствах ко мне. Это бы всё усложнило. Тогда бы отношения между нами поменялись. Дэн ждал бы от меня взаимности, а я не могла дать ему то, что он хотел. Денис всегда был для меня просто другом. А может, папа прав, и мне действительно стоит присмотреться к нему получше? Вдруг моя симпатия к Дэну перерастёт в влюблённость?

Я вздохнула.

Вряд ли. Я не представляла моего давнего друга в роли моего парня.

- Кать, о чём ты думаешь? – голос друга вывел меня из раздумий.

- Да так, ни о чём…

В этот момент в класс вошла наша классная и учительница по

математике – Раиса Михайловна. Она поздоровалась с нами, спросила о том, как прошли каникулы… В общем, всё как обычно. Ничего нового. Потом мы всем классом пошли на улицу, где должна была пройти первая линейка в этом учебном году. Линейка тоже прошла, как всегда. Затем нас опять провели в класс.

- Вот и начался новый учебный год, - торжественно провозгласила

Раиса Михайловна, когда мы расселись по своим местам. – Вы перешли в одиннадцатый класс. Этот год для вас выпускной.

При этих словах послышались одобрительный гул и вздохи. Все

радовались, что скоро, наконец-то, закончат школу, но этого надо было ждать ещё целую вечность (аж целый год!).

- И ещё у меня одна новость…

Учительница не договорила, так как в дверь постучали.

И тут вошёл он. Демон в человеческом обличье, как я потом

сказала себе.

В классе стоял неописуемый красавец. Он был стройного телосло-

жения, высокого роста. Парень обладал восхитительными волосами. Они были густые, волнистые, угольно-чёрного цвета. В облике красавца было кое-что странное. Лицо. Мертвенно-бледное, оно особенно выделялось на фоне тёмных волос. Незнакомец имел тонкие, аристократические черты лица, острый волевой подбородок, красиво очерченный рот. А глаза… Огромные, ярко-синего цвета. Такие необычные, такие прекрасные глаза. И ещё было в его глазах что-то такое… Страшное. Непонятное. И вообще, весь облик красавца таил в себе что-то странное, а, возможно, и… опасное. Что-то демоническое…

- Познакомьтесь, ребята, - донёсся до меня голос Раисы Михайлов-

ны. – Это Александр Рейкрутов. Он приехал в Москву из Америки. Александр будет учиться в вашем классе. Можешь сесть, Александр. Вон там есть свободное место.

- Здравствуйте, - божественным голосом проговорил новенький. В

его прекрасном голосе таилась угроза.

Александр двинулся по направлению к единственной свободной

парте, находившейся в самом конце класса, на первом ряду. Парень двигался грациозно. Я обратила внимание на его одежду. Белая рубашка, поверх которой накинут не застёгнутый чёрный пиджак, чёрные брюки, модные, идеально вычищенные ботинки. Одним словом – шикарный вид!

Не я одна наблюдала за красавцем-новеньким. Остальные тоже

смотрели на него с нескрываемым интересом. Во взгляде каждого из учеников нетрудно было заметить невольное восхищение. Голову на отсечение даю, что половина девчонок уже по уши влюбилась в новенького. Даже мальчики, хоть и смотрели на Рейкрутова с завистью, но всё же восхищались его красотой.

Вот Александр приближается к нашей парте, вот он уже около меня… Я с замиранием сердца, затаив дыхание, смотрела на него. Боже, какой он красивый! Никогда в жизни я не видела столь прекрасного лица!

Новенький не рассматривал учеников, он просто шёл к своему

месту. Он уже был наравне с нашей партой. Почти прошёл мимо неё. И тут… И тут наши взгляды встретились. Его ярко-синие глаза остановились на мне. Моё сердце учащённо забилось. Александр смотрел на меня… как-то странно. В его взгляде читалось… недоумение?

Всё это произошло за долю секунды, но мне показалось, что

прекрасные глаза смотрели на меня целую вечность. Александр улыбнулся мне уголками губ.

Я густо покраснела и опустила взгляд. Когда я его подняла,

Рейкрутов уже прошёл и сел на своё место. Я оглянула класс. Похоже, никто больше не заметил, что новенький улыбнулся мне, ведь других он даже взглядом не удостоил, не то, что улыбкой. Или, может, мне это только показалось, что он улыбнулся мне?

- Кать, - услышала я голос Дениса как будто бы издалека. – Катя.

- Что? – Я посмотрела на друга.

- Ты вообще здесь? Или сейчас ты не с нами?

- Я здесь, здесь. Ты чего?

- Что с тобой? Ты вся вспотела и тяжело дышишь. - В тоне Дэна

слышалось беспокойство.

Я только сейчас заметила, что действительно вспотела и часто дышу. Это на меня новенький такое неотразимое впечатление произвёл?

- Тебе плохо?

- Нет-нет, всё в порядке, - поспешно ответила я.

- Тогда ладно…

Дальше для меня всё происходило, как будто бы во сне. Казалось,

что всё, что происходит в классе, на самом деле происходит где-то в другом месте.

Это был вполне обычный учебный день, если не считать новенького. Учительница вела урок, ученики, как всегда, шушукались, разговаривали, хихикали… Сейчас почти всё внимание класса было обращено на новенького. Особенно он интересовал девчонок. И я, кстати говоря, совсем не была исключением.

Я повернула голову и взглянула на Рейкрутова. Он в это время

смотрел на учебник и усиленно делал вид, что читает. А может, он и впрямь читает?

- Кать, ты опять где-то в другом месте, - сказал Дэн. В его голосе

послышалось раздражение.

Я отвернулась от новенького.

- Я здесь.

Лицо Дэна выглядело хмурым.

Учительница что-то рассказывала, но я никак не могла вникнуть в

смысл её слов (хотя очень старалась, честно!). Мне снова захотелось посмотреть на Александра Рейкрутова. Я немного повернула голову вправо и взглянула на него. А на меня смотрели синие глаза. Александр разглядывал меня. Я смущённо отвернулась.

«Что это со мной?», - пронеслась в голове тревожная мысль.

Облегчение принёс звонок на перемену. Было невыносимо сидеть и

тупо смотреть на парту.

Мы отправились на следующий урок. Казалось, что он тянулся целую вечность. Потом у нас было ещё два урока. День тянулся медленно. Мне так казалось. Это, наверное, потому, что я постоянно хотела взглянуть на Рейкрутого, но смущалась. И ещё я сгорала от любопытства: смотрит ли он на меня?

Последним уроком была физкультура, которую я люто ненавидела.

При чём совершенно оправданно. Я абсолютно не спортивный человек. И ещё при виде мяча у меня начинается паника.

- Ну, что, забьём парочку голов? – улыбаясь, спросил у меня

Денис, уже переодетый в спортивную форму.

Я поморщилась.

- Издеваешься? Ты ведь знаешь, я в спорте полный ноль. И нечего

меня дразнить.

- Надо же когда-то начинать!

Я скорчила ему рожицу.

Дэн засмеялся.

- Что скажешь физруку? – на этот раз серьёзно спросил он.

- Что неважно себя чувствую. Иван Палыч добрый, он особо не

придирается ко мне, - ответила я.

Наш учитель по физкультуре действительно добрый, хороший человек. Иван Павлович прекрасно знает о моём отношении к его предмету и иногда разрешает мне не заниматься на уроке (ко всеобщему возмущению учеников). Но я стараюсь слишком не злоупотреблять его добротой, хотя всё равно толку от меня на уроке никакого. Один раз, когда мы играли на физкультуре в футбол, я решила попробовать научиться играть. Я, как полоумная, погналась через всё поле за мячом, со всего размаху ударила по нему и… попала в ворота! И что же вы думаете? Меня таскали на руках и целовали ноги? Ха! Оказалось, что я забила гол в ворота своей же команды. Мне тогда ребята такую головомойку устроили, что я после этого случая вообще на поле не показываюсь, а если и приходится выходить, то я просто стою и тупо смотрю, как играют остальные.

- Я тогда пошёл, - обратился ко мне Дэн. – Встретимся после урока.

Я надеюсь, мы домой вместе пойдём?

- О, да, конечно! – ответила я.

Мы с Денисом живём на разных улицах, но иногда он провожает

меня домой (к радости мамы!).

Он отправился на спортивную площадку, где уже собрались остальные ученики и физрук. Они начали играть в футбол.

Я скучающим взглядом окинула площадку.

Скорее бы домой…

- Не любишь футбол? – услышала я справа от себя низкий грудной

голос.

В этот момент мне показалось, что моё сердце упало куда-то в



желудок, и разбилось там на мелкие осколки.

Я, не веря своему слуху, обернулась и увидела стоявшего метрах в

двух-трёх от меня Александра Рейкрутого. Окинув его безупречную фигуру мимолётным взглядом, я подумала, что он выше меня примерно на полголовы. Парень смотрел на меня с нескрываемым интересом и улыбался.

- Нет, - ответила я, когда поняла, что снова могу говорить.

Тут я заметила, что он в костюме, а не в спортивной форме.

- А ты? – спустя минуту спросила я. Казалось, что я говорила чужим голосом.

- Честно говоря, не очень. Больше всего на физкультуре мне нравится бегать, хотя, возможно, это звучит немного странно. А что нравится тебе?

- О! – произнесла я, покраснев. Ну почему он об этом спросил?!

Теперь придётся признаваться, что я с физкультурой вообще не очень дружу. Впрочем, он об этом всё равно узнал бы. – Ничего.

- В смысле «ничего»? – не понял он.

- Я не люблю физкультуру.

- А! Понятно.

Повисло долгое молчание.

- Я сегодня спортивную форму забыл принести, поэтому не играю,

- как будто оправдываясь, сказал Александр, немного помолчав.

- Ясно, - только ответила я.

Я не знала, как себя вести с этим парнем и как с ним разговаривать. На первый взгляд он казался вроде бы самым обыкновенным парнем, но было в нём что-то такое… непонятное.

Рейкрутов стоял рядом со мной (вернее, недалеко от меня) и

смотрел на поле. Я тоже наблюдала за игрой, точнее, делала вид, что наблюдаю. На самом деле моя голова была занята другим. Я думала об Александре. Когда я краешком глаза незаметно смотрела на парня, у меня перехватывало дыхание. Интересно, это только потому, что он такой красивый? Или ещё что-то?

До конца урока оставалось примерно полчаса. Всё это время мы с

Рейкрутовым молчали.

Наконец урок кончился. Я вздохнула с облегчением. В присутствии

новенького я была в напряжённом состоянии. Ну разве можно быть настолько красивым?

- Наша команда выиграла, - не очень радостно сообщил мне Денис,

подойдя ко мне.

- Молодцы! Я очень рада, - сказала я машинально.

- А что, ты уже успела себе нового дружка завести?

- Ты о ком?

- О новеньком.

Я оглянулась. Рейкрутова на прежнем месте уже не было. Видимо,

он отправился домой или в школу.

- Мы просто немного поговорили, - смущённо ответила я.

- Я заметил, - хмуро проговорил Дэн.

- А ты чего такой? – спросила я у него.

- Какой?

- Хмурый.

- Этот новенький… его, кажется, Александр зовут, какой-то странный.

- Ты так считаешь? - невинно поинтересовалась я, в душе

соглашаясь с другом.

- Я думаю, от него надо держаться подальше, - мрачно возвестил меня Денис.

- По-моему, он вполне нормальный, - попыталась я защитить

совершенно незнакомого парня.

- Ну, что, идём домой?

- Идём.


- Только я сначала переоденусь. Подожди меня.

Дэн пошёл в раздевалку, а я принялась ждать его в школьном

холле. Я осмотрелась по сторонам. Рейкрутого здесь не было.

- Я готов, - сказал Дэн, выйдя из раздевалки. – Идём.

- Пошли.

Мы отправились домой. Дэн, не умолкая ни на минуту, о чём-то

тараторил. Я старалась понять, о чём, но мысли всё время путались.

Когда мы дошли до моего дома, я сказала:

- Спасибо, что проводил.

- Всегда пожалуйста, - улыбнулся друг.

- Может, зайдёшь, чай попьём, - как гостеприимная хозяйка предложила я.

- Нет, спасибо, меня мама дома ждёт. Ей там по хозяйству помочь нужно.

- Ну, ладно тогда. Увидимся завтра, - я хотела пойти в дом, но Дэн

меня окликнул.

- Слушай, Кать, может, сегодня выйдем погулять?

- Извини, но у меня что-то настроения нет. Давай в другой раз, ладно?

- Ничего. В другой раз так в другой раз, - с энтузиазмом ответил он,

но в глазах друга читались сожаление и огорчение. – До завтра. – Денис повернулся, чтобы уйти.

- Дэн?

- Да? – Он снова повернулся ко мне.



- Ты не обижаешься? – Я чувствовала себя виноватой.

- Нет, что ты! Всё в порядке.

- Тогда пока.

- Пока!


Я побежала в дом.

- Катя? – прозвучал голос мамы из кухни.

Я двинулась туда.

- Привет, мам.

- Как прошёл первый учебный день? Всё нормально?

- Да. Всё хорошо.

- Я ничего не пропустил? – В кухню зашёл папа. – Ну, Катька, расс-

казывай.


- Что?

- Что нового в школе?

- У нас новенький, - ответила я. – А так всё как обычно

- Да? И кто же он?

- Его зовут Александр Рейкрутов. Приехал из Америки.

- Из Америки? – присвистнул папа. – Что ж ему там-то не жилось?

- Не знаю, пап. Мы ещё не настолько близко знакомы, чтобы он

рассказывал мне свою биографию.

- Я приготовила суп. Садись, поешь, - сказала мама, прерывая разговор о новеньком.

Я помыла руки, села за стол и принялась есть суп.

- Кстати, через три дня Ликочка приезжает, - радостно сообщила

мама.


- Хорошо, - отозвалась я.

- Ты что, не рада?

- Конечно, я рада, - ответила я, про себя подумав: «Всю жизнь об

этом мечтала. Теперь опять придётся делить комнату со старшей сестрой», но потом мне стало стыдно от таких мыслей, и я повторила: - Я рада.

- Ой, надо будет столько всего сделать к её приезду. Обязательно

надо будет накрыть стол, - весело щебетала мама.

- Спасибо, я поела, - я помыла посуду и пошла в свою комнату.

- Делай уроки, - крикнула мама.

- Ага, - ответила я.

Вытащила из рюкзака учебники, тетради и села за свой большой

письменный стол. На нём ещё Лика делала уроки. Попыталась сосредоточиться, но у меня это плохо получалось. Я вздохнула, отложила ручку в сторону и закрыла глаза. В моём воображении чётко встало лицо Александра Рейкрутого. Ярко-синие глаза смотрели прямо на меня.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

  • Глава первая Новенький