Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Обзор литературно-художественных журналов за 1-е полугодие 2012 года




Скачать 138.5 Kb.
Дата02.07.2017
Размер138.5 Kb.
Муниципальное бюджетное учреждение культуры

Егорлыкского района

«Межпоселенческая центральная библиотека»


ОБЗОР

литературно-художественных журналов

за 1-е полугодие 2012 года



Составитель:

Заведующая библиотечно-информационным центром

Шпудейко Г.Е.

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Егорлыкского района «Межпоселенческая центральная библиотека» вновь предлагает вам обзор свежих номеров литературно-художественных журналов.


Единственный в России журнал, который постоянно ставит жгучие вопросы современности русской жизни, «Наш современник» (№ 5. - 2012) привлекает к себе авторов интересных, талантливых, но, главное, неравнодушных к нашей жизни. Поэтому хочется пожелать читателям этого издания отнестись с особым вниманием к таким материалам, как повесть И. Евсеенко «Дмитриевская суббота», рассказ В. Шаповалова «Маршевая рота», роман-биография С. Михеенкова «Солдатский маршал». Нельзя оставить без интереса и поэтические публикации этого номера, такие как «Сибирский дивизион» В. Скифа, «Холод родного жилья» М. Карачева, «Душа моя насквозь пробита» В. Фокина, «Испить воды из Божьего следа» Н. Переяслова. Стихи эти отличает, в первую очередь, искренность, четкая нравственная позиция и любовь к Родине.

Особый интерес вызывает публикация Д. Стейнбека «Русский дневник», которая заставляет по-новому взглянуть на советско-американские отношения и, в первую очередь, на отношение простых американцев, в том числе и американской интеллигенции, к Советскому Союзу. Глазами известного писателя мы познаем страну тридцатых годов. И, конечно же, рекомендуем материал Б. Куркина «Тоже победители», в котором автор вскрывает ту политическую борьбу, которую вели наши «союзники». Как всегда интересно продолжение публикации С. Куняева «В борьбе неравной двух сердец».

Обращаясь к современным журнальным публикациям, невольно отмечаешь, что в литературе и обществе возрастает противостояние скорее нравственное, нежели политическое, возникает возвращение к родным истокам, русской духовности.

В №6 журнала «Наш современник», опубликована повесть-эпитафия А. Лиханова «Эх вы!». В послесловии автор отмечает: « Я должен был написать эту повесть. Не мог не написать, потому что, может хоть она станет памятником Славику»». По данным государственной статистики, с 2007 по 2011 год в России покончили самоубийством 14 157 несовершеннолетних.



5 журнала «Новый мир» открывает подборка стихотворений известного поэта, постоянного автора журнала Юрия Кублановского. Пожалуй, именно публикации в литературно-художественных журналах следят за творчеством современных поэтов. В этом же номере подборка произведений В. Куллэ, М.Ватутиной и И.Евса. Кроме этого, в журнале обращает на себя внимание повесть молодого писателя Александра Снегирёва «Внутренний враг». Возможно, кому-то повесть покажется излишне простой, вернее традиционной. Мы же хотим отметить хороший литературный язык, внимание к деталям, словом всё, что всегда было свойственно нашей литературе. О чём повесть? О любви и ненависти, о прощении и возмездии, о сострадании и понимании. Советуем прочитать. В разделе публицистики - воспоминания М.Бродского, одного из миллионов «детей войны», «Мама, нас не убьют». В разделе «Философия. История. Политика» опубликованы очерки Н.Формозова из истории послевоенного ГУЛАГа «Воздушные змеи над зоной».
Рассказ - Микаел Абаджянц. Свет и тени. Рассказ//Новый мир.- 2012.- №3- рассказ про детство, лишенный какого-либо полагающегося подобному повествованию флера лиричности и ностальгии по светлой безмятежной поре; про детство как момент истины, в данном случае, про бессознательную, до-человеческую еще жестокость во взаимоотношениях детей, персонифицированную автором в абсолютно естественной для природы оппозиции палача и жертвы. Ильдар Абузяров. Край вечнозеленых помидоров. Рассказ//Новый мир.- 2012.- №4- Образный ряд: квартал сегодняшнего немецкого города, в котором живет герой рассказа, бывший татарский мальчик Мартин, сопрягающий воспоминания о своем полу-деревенском детстве с реальностью вокруг; жилой многоквартирный дом, построенный в 90-е годы знаменитым архитектором; витрина лавки старьевщика, у которого герой покупает старинную чашку и механический будильник, который в финале разобьется об асфальт, рассыпавшись на винтики и шестеренки как рассыпано время и жизнь героя, которые он пытается собрать вместе; а также - слепая старуха-вдова, ждущая смерти для воссоединения с мужем; глумливые подростки во дворе с гитарой; письмо с родины, от дяди, из "страны вечно зелёных помидор"; запутавшаяся любовная жизнь здешних молодых друзей Мартина  и множество других "осколков жизни", из которых выстраивает автор строит свой сюжет "самоидентификации героя" .Сергей Беляков. Лев Гумилев. Главы из книги//Новый мир.- 2012.- №4 - Итоги исследовательской работы Белякова как историка культуры - главы из его жизнеописания Льва Гумилева, посвященные Гумилеву-юноше в Ленинграде, его взаимоотношениям с матерью и с ее литературным окружением, с однокурсниками (сложным отношениям), а также - работе Гумилева в экспедициях. Главы эти интересны еще и достаточно объемно прописанным образом тридцатых -  автор воссоздает картину повседневного быта, описывает идеологический  и социо-психологический климат эпохи, стиль отношений в среде творческой интеллигенции; среди персонажей -  Ахматова, Пунин, Мандельштам, Эмма Герштейн и многие другие; образы этих людей, ставших уже персонажами историческими, и, соответственно, уже имеющими свою литературную и историческую мифологию, у Белякова как правило  не соответствуют клише, утвердившимся в массовом сознании, и в первую очередь это касается фигуры самого Льва Гумилева, личности сложной и достаточно противоречивой. Владимир Березин. Однокурсники. Отпускная повесть //Новый мир.- 2012.- №4- Социально-психологическая, она же - авантюрно-философская проза, составленная из девяти повествований,  объединенных наличием сквозных героев и попыткой автора-повествователя сориентировать свое повествование на художественное исследование метафизики проживаемого нами времени, для чего вполне реалистическая как бы проза подсвечивается изнутри стилистикой социо-психологического эссе о природе нашей тяги к путешествиям, или превращается – вполне естественно, следуя логике развития сюжета, - в антиутопию ("Аэропорт"), или "альтернативную историю" с элементами фантастики (в сюжете про "вечную старуху"), или использует поэтику "литературной готики" (с явлениями призрака недавно умершего друга в «Татьянином дне») и так далее. Написано раскованно, энергично, азартно с "березинским" сочетанием лирики и эпоса. Елена Бочоришвили. Волшебная мазь. Повесть. //Новый мир.- 2012.- №2 -представляет – впервые в России – прозу “грузино-канадской” писательницы, родоначальницы как пишут зарубежные критики, “стенографического романа” - лирико-эпическое с элементами гротеска, действительно, “стенографически”, то есть необыкновенно плотно (и выразительно) написанное повествование в жанре “семейного романа”. Одну из главных сюжетных линий образуют судьбы двух сестер-красавиц из городка Кабулети, к которым приезжает свататься сын тбилисского врача. Основные мотивы повести: непредсказуемая, парадоксальная логика любовного чувства и семейных взаимоотношений, война и мiр; Сталин (ЧК, Гитлер и прочие существующие за кадром представитель “большого” мира)) и герои повести, носители веками формировавшейся национальной и общечеловеческой культуры. Елена Бочоришвили выросла и получила образование (факультет журналистики) в Тбилиси, писателем стала в Канаде, где она уже много лет живет постоянно; автор шести романов; пишет свою прозу на русском языке, а затем публикует в переводах на французском и грузинском языках (а также, итальянском, португальском, румынском, чешском). Предлагаемая публикация - первая публикация произведений Бочоришвили на языке оригинала. Михаил Бродский. Мама, нас не убьют... Воспоминания//Новый мир.- 2012.- №5. Мемуарная проза сына одесского адвоката, первыми воспоминаниями которого (повествователя) была предвоенная Одесса и своеобразная, утраченная уже культура тогдашней интеллигентской жизни; затем – война, во время которой мальчик узнает, что значит быть евреем; попытки семьи выжить во время оккупации - мальчик уговаривает мать, что нас не убьют, но мать - убивают (отец как и многие из их окружения были репрессированы уже после войны). Завершается повествование 1945 годом, когда повествователю исполнилось восемь лет. Иными словами – повесть о детстве, и именно повесть - с проживанием в тексте и осмыслением изображаемого, - а не свидетельство очевидца Юлия Винер. Былое и выдумки. //Новый мир.- 2012.- №6. Воспоминания о встречах с известными людьми, случившимися в детстве автора, отрочестве и юности; Винер пишет здесь не мемуарный очерк, то есть на точности деталей, особенно в отношении персонажей из раннего детства (Марина Цветаева, Андрей Платонов) не настаивает, она пишет не “свидетельство современника”, а лирическую прозу – изображает образы, которые остались в ее памяти, Льва Квитко, Виктора Некрасова, Юрия Домбровского и других. Нина Горланова, Вячеслав Букур. Кукольник. Рассказ//Новый мир.- 2012.- №6. Рассказ про “деревенского чудака”, который вдруг, на старости лет начал давать кукольные представления; и про то, как воспринимается он, скажем, журналисткой, приехавшей делать о нем передачу, или деревенским мужиком, уверенном, что односельчане его, зрители этих спектаклей впадают в “первобытность”, и про то, что на самом деле привело человека, прожившего длинную трудную жизнь, к “счастью кукольной игры”. Дмитрий Данилов. Описание города. Роман//Новый мир.- 2012.- №6. Даниловская “феноменологическая проза”, написанная как портрет некоего современного русского областного города; сюжет выстраивает процесс проживания автором физиономии и физиологии этого города, стиля его жизни, самого его духа; соответственно, по законам изобретенного Даниловым жанра, здесь не только объект наблюдения и изучения (город), но и субъект (автор); постоянное присутствие в кадре повествователя, придает его повествованию еще и характер исповедальной прозы. Романная мысль выстраивается изнутри авторской рефлексией по поводу процесса вот этого установления своих (в качестве художника) связей с реалиями сегодняшней России Елена Долгопят. Старый дом. Рассказ//Новый мир.- 2012.- №6 Про утраты и обретения двух женщин, про вину и про ответственность, про душевное мужество, про черствость и открытость - жестко, без сантиментов, я бы сказал с чеховской, но в данном случае, долгопятовской сдержанностью, тактом и выразительностью. Ксения Драгунская. 1919 – 2020. Реконструкция скелета//Новый мир.- 2012.- №5 Прихотливый внешне, но логично выстраиваемый изнутри сюжет этого повествования образуют: эпизоды борьбы с контрреволюцией в 20-е годы и затопления деревень и сел под Рыбинское море в тридцатые; и - 2000-хтысячные, в которые действуют ученики известного кинорежиссера, внука знаменитого сталинского строителя и преобразователя природы, утилизатора тел умерших зэков и писателя-лауреата; внук же, в отличие от деда, стал “волшебником”, как называют его ученики, создавшим свой мир, далекий от ожесточения отечественной истории; именно ему, впавшему на старости лет в нищету и беспомощность, пытаются помочь его бывшие ученики, по большей части несостоявшиеся кинорежиссеры. Ну а завершается повествование в отдаленном будущем, в котором потомки с недоумением всматриваются в бесконечно далекие от них события на территории уже несуществующей страны:

“- Ну да… Я вообще так и не понял, о чем это…

- Что-то вроде про Россию…

- Которая была между Китаем и Польшей?

- Где-то там…

- У меня дедушка откуда-то оттуда. Всегда орал на нас – говорите по-русски! Буквы эти показывал, вообще ужас, вспомнить страшно…”.



Вячеслав Дурненков. Север. Пьеса//Новый мир.- 2012.- №3. Место действия: северный рабочий поселок в первой части повествования, и во второй части – курортный поселок в Крыму возле моря. Действующие лица: поселковый охранник и его жена, она же - журналистка и поэтесса; бизнесмен-снабженец, рабочие-изыскатели, а также врач-психиатр и другие. Проблематика повествования связана с вопросом: что из сегодняшней нашей “обычной жизни” в состоянии перенести человек. Одна из опорных сцен, логично вытекающая из сложившееся в жизни героев ситуации, да и просто из самого строя и духа поселковой жизни, и отнесенная автором как бы на периферию основного повествования, - эпизод, в которой охранник расстреливает людей в поселковом магазине. Кирилл Кобрин. Амадеус. Градчанская история. //Новый мир.- 2012.- №6.Остросюжетный (не только фабульно, но и по движению авторской мысли), авантюрно-философский, детективно-теологический и психологический (о русском эмигранте, занесенном в Чехию последним крутым поворотом отечественной истории) рассказ, который начинается таинственными следами на снегу: по двору бывшего епископского дворца прогуливались двое собеседников, ведущих спор о Боге – яростный богоборец и ярый его защитник; и вдруг богоборец исчезает, растворяется в воздухе, о чем неопровержимо свидетельствуют оставленные на снегу следы – до какого-то места следы оставлены двумя парами ног, а далее следы только двух ног… Анна Матвеева. По соседству. Рассказ //Новый мир.- 2012.- №4. Рассказ про то, что все мы - соседи; соседи по дому, по улице, по месту в автобусе,  на кладбище, в кинотеатре, соседи во времени, в поколении и т. д. - то есть все мы,  даже очень близкие, как бы предназначенные друг для друга люди - соседи. Тем не менее соединение наше друг с другом где-то все равно происходит, пусть и в том варианте, что предлагает нам Матвеева. Александр Мелихов. И нет им воздаяния. Роман. Окончание//Новый мир.- 2012.- №3. Начало публикации в № 2 – см. анонс февральского номера: “Роман, внутренний сюжет которого можно было бы назвать сюжетом Гамлета сегодня: повествователь, понуждаемый духом умершего отца, пытается найти и покарать тех, кто сломал отцу жизнь. Однако то, что сравнительно легко – пусть и с трагическими последствиями - далось его датскому предшественнику, оказывается неимоверно сложной задачей в условиях русского ХХ века, где не всегда просто отделить в поступках людей их злую волю от воли внешних обстоятельств, от силовых полей русской истории; ситуация, усложненная в романе еще противоречивым комплексом “еврейской темы” в сознании наших современников”. Виктор Ремизов. Одинокое путешествие на грани зимы. Повесть//Новый мир.- 2012.- №5. Повесть про путешествие в одиночку по реке Лена - неподалеку от Байкала, в октябре, то есть на исходе здешней осени; под снегом, дождем, солнцем; с глухими лесами на берегах, оживляемыми только медведями, оленями, глухарем и другими обитателями; про ночевки, рыбалки, про виски перед сном и про одиночество, погружающее человека в самого себя - “…Иногда хочется согласиться со своим одиночеством. Принять его как правильное развитие жизни, просто набраться мужества и сказать себе: вот и все. Теперь все понятно и дальше надо одному… Может, и потосковать маленько, прощаясь с теми, кто будто бы был с тобой все эти годы, и уже не страшась ничего… с Божьей помощью в спокойную неизвестность одиночества.

Это трудно. Это почти невозможно.

Речка разбилась на две протоки. Ефимов пошел по правой, дугой обтекающей низкий галечный остров с мелкими кустиками. Остров был вытянутый, в самой широкой части, в двадцати метрах от берега торчали… оленьи рога. Иван присмотрелся. Под рогами был взгляд, а потом Иван увидел и всю морду. Изюбрь лежал и следил за Ефимовым, медленно поворачивая голову. Лодку нехорошо несло под “расческу”, нагнувшегося над водой дерева, Иван стал отгребаться, и этого зверь не выдержал. Поднялся и спокойной рысью стал уходить в дальний конец острова. Он не понимал, кто там плывет, он вообще мог никогда не видеть человека”.

Александр Снегирев. Внутренний враг. Повесть//Новый мир.- 2012.- №5. Повествование о молодом человеке, неожиданно получившем странное наследство в виде открывшейся ему собственной родословной, и примеряющем его на себе, то есть пытающегося понять и почувствовать, что в нем сегодняшнем, интеллигентном горожанине начала ХХI осталось внутри от чуждых для него советских (энкаведешных) предков.

Сергей Шаргунов. Скандал. Рассказ//Новый мир.- 2012.- №3. Сегодняшний вариант психологической прозы – тридцатитрехлетний столичный архитектор, оказавшись в командировке, решает навестить места, известные ему по семейным преданиям, и неожиданно встречает неведомую ему родственницу, которая помнит его младенцем, и которая рассказом своим втягивает героя в тридцатилетней давности сюжет женского соперничества-вражды, связавшей мать героя и эту женщину, а также - отца его, да и самого героя. Бывшая для героя семейным преданием, почти абстракцией родословная героя вдруг становится для него реальностью.

Евгений Шкловский. Грибница. Рассказы//Новый мир.- 2012.- №2. Образчик современной психологической прозы – три новых рассказа Шкловского, сюжетное напряжение которых возникает из столкновения разного рода “мелочей жизни”, но которое при этом разворачивает читателя к вечным вопросам: чем жив человек, что соединяет людей друг с другом и, соответственно с самим собой; - рассказы про несгибаемую, вечно живую, деятельную старушку, которой вдруг непонятно почему сторонится - почти инстинктивно – соседний ребенок; или - про растерянное блуждание по лесу, в котором прошло его детство, успешного, победительного спортсмена 

В начале этого года наши центральные журналы довольно-таки полно представили картину национального литературного процесса. Уже сформировавшееся направление с либеральным, центристским, патриотическим уклонами предоставило широкую палитру взглядов на современное общество, на современного героя. Об этом «современном герое» и стоит поговорить. Как всегда, «Знамя» (№ 5. - 2012) опубликовало небезынтересный рассказ «Домашний кинотеатр» М. Осипова, который интересен прежде всего тем, что наиболее типичен и в каком-то смысле весьма одиозен. Герой рассказа Осипова – наш современник. Человек, попавший в жизнь на изломе истории. Отсюда неумеренная ирония, скрывающая якобы большие способности, которых на самом деле нет и не предполагается. Герои Осипова как бы ушли от одной эпохи и не осознали прелести другой. Отсюда и прорываются такие фразы:

- Ладно, чего там. Подарок привез человек, дочь замуж выходит, родная кровь.
– Кровь? Его там – только сперматозоиды, – шипит Аленушка.
Такими «откровениями» полон весь рассказ. Да и сама история, проговариваемая в нем, по собственному же признанию героев, ничего не значащая, точнее сказать – обычная.

Так вот, буквально об этом, то есть ни о чем, и неплохо написанный роман А. Макушинского «Город в долине», и рассказ К. Закашанского «Бомба», а также рассказ Д. Филиппова «Стратегия 19». Такое впечатление, что их писал один и тот же автор, меняя свое настроение. Ничем оригинальным не отличается и поэзия пятого номера.

Журнал «Дружба народов» (№ 5. - 2012), прочно держится избранного направления, стараясь быть разнообразным и занимательным. Однако проза (Р. Сенчин «Полоса», И. Квателадзе «Мой генерал») страдает многословием и вялым развитием сюжета. Казалось бы, должна вызвать интерес работа Е. Зейферт, посвященная роману Ю. Мамлеева «Империя духа», изданная в Воронеже. Роман о так называемом Южинском кружке в Москве конца 60-х годов XX столетия, где собирались по-особому мыслящие деятели искусства, воспринимается автором рецензии как роман о России - о ее историческом пути, русской душе и русской идее. Зейферт сопоставляет роман с «Розой Мира» Даниила Андреева, а образы героев романа с образами Ф. М. Достоевского. От себя добавим, что в романе есть весьма интересное видение, пусть несколько утрированное, но заслуживающее более серьезного внимания.

Так уж получается, что журнал «Октябрь» (№ 4. - 2012) старается охватить все литературное пространство бывшего Союза. Действительно, постсоветские традиции, связанные с трагедией страны, до сих пор в той или иной степени отзываются не столько в памяти нашей, сколько в сознании. Это связано, на наш взгляд, с иллюзией побега от нашего прошлого тех поколений, которые той жизни не знали, да и не могли знать. Отсюда и обращение к истории начала 20 века, эпохи грандиозных преобразований и не менее грандиозных трагедий, о чем говорит автор романа «Поклонение волхвов» С. Афлатуни.

Заметки А. Кабакова о поэзии В. Салимона отдают не столько объективностью, сколько добрыми приятельскими отношениями, которыми отмечена их дружба.

Журнал «Москва» (№ 4. – 2012) открывается посмертной подборкой редактора этого издания Л. Бородина, замечательного, мужественного человека, настоящего художника, умного и принципиального мастера слова. Жизнь его отмечена трагическими моментами, что не помешало Бородину сохранить себя и Веру в Родину. Благодаря ему «Москва» обрела новую высоту, привлекла к себе массу интересных авторов, из которых можно отметить Ю. Лопусова с его документальной повестью «Русская рулетка». Интересна во всех отношениях публицистика: С. Ермаков «Политика США и НАТО на постсоветском пространстве» и М. Смолин «Государство и Церковь: церковно-правовой взгляд». Интересны размышления К. Кокшеневой «Территория русского смысла» и П. Пальчикова «Эффект Лыкова».



Историческое повествование известного публициста Я. Гордина «Кавказ. Проконсул, горцы, ханы» очень актуально сегодня, когда ситуация на Кавказе остается сложной. Любопытные, малоизвестные факты о выдающемся полководце Ермолове, его взаимоотношениях с горцами, императором и его приближенными рисует перед читателями яркий портрет одного из самых достойных людей эпохи Александра I. Повествование будет интересно всем, кто увлекается военной историей России и следит за развитием событий на Кавказе сегодня.

«Классное чтение: от горухщи до Гоголя» И. Сухих, безусловно, заинтересует всех неравнодушных к русской литературе. Внимательный, вдумчивый взгляд на все проблемы и споры вокруг жемчужины древнерусской литературы - «Слова о полку Игореве» - глубоко профессионален, а краткий анализ произведения отличается четкостью и точностью формулировок. Несмотря на академичность, очень любопытен и взгляд И. Сухих на автора «Недоросля» и «Бригадира» Д. И. Фонвизина. Живой интерес автора к своему герою словно приближает знаменитого драматурга XVIII века к сегодняшним читателям.