Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Общая психодиагностика




страница19/22
Дата06.07.2018
Размер5.74 Mb.
ТипРеферат
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
9.5. МЕТОДЫ ИЗМЕРЕНИЯ ЛОКУСА КОНТРОЛЯ Одной из важных интегральных характеристик самосознания, связывающих чувство ответственности, готовность к активности и переживание «Я», является качество личности, получившее название локуса контроля. Появление этого понятия в психологической литературе в пер­вую очередь связано с работами американского психолога Дж. Рот-тера, который предложил различать между собой людей в соответ­ствии с тем, где они локализуют контроль над значимыми для себя событиями. Существуют два крайних типа такой локализации, или локуса контроля: интервальный и экстернальный. В первом случае человек считает, что происходящие с ним события прежде всего зависят от его личностных качеств, таких, как компетентность, целеу­стремленность, уровень способностей, и являются закономерным результатом его собственной деятельности. Во втором случае чело­век убежден, что его успехи или неудачи являются результатом та­ких внешних сил, как везение, случайность, давление окружения, другие люди и т. п. Любой индивид занимает определенную пози­цию на континууме, задаваемом этими полярными типами локуса контроля (Rotter J., 1966). Введение в психологию понятия локуса контроля стимулировало огромное количество исследований этого феномена, поток которых продолжает нарастать и в настоящее время. Оказалось, что принад­лежность человека к тому или иному типу локализации контроля ока­зывает влияние на многообразные характеристики его психики и по­ведения. Обзоры работ по этой проблематике констатируют, что ин­терналы проявляют большую ответственность и социальную актив­ность; они, в отличие от экстерналов, более последовательны в своем поведении (Phares E., 1976; Strickland В., 1977; МуздыбаевК., 1983). У интерналов временная перспектива охватывает значительно более дальнюю зону (как в будущем, так и в прошлом) и насыщена большим количеством событий. Интерналы проявляют большую когнитивную активность, чем экстерналы. Они больше интересуются характером, причиной и ле­чением болезни и активнее борются за выздоровление. Интерналы более последовательны и продуктивны в ситуациях принятия реше­ния и ситуациях, связанных с риском. Они проявляют большую го­товность отсрочить сиюминутное, легкодоступное удовольствие ради достижения отдаленного, но более ценного блага. Большую роль локус контроля играет в трудовой деятельности. Интерналы больше, чем экстерналы, убеждены, что усердная работа ведет к высокой продуктивности, а высокая продуктивность способ­ствует получению высокого вознаграждения. Их общая удовлетворен­ность трудом значительно выше, чем у экстерналов. Стиль руковод­ства экстерналов более директивен и чаще основывается на негатив­ных санкциях. Есть данные, что интерналы более успешны в учебе как в средней, так и в высшей школе. Исследователями выявлены многочисленные личностные корре­ляты локуса контроля. Интернальность положительно связана с социальной ответствен­ностью, с осознанием человеком смысла, целей в жизни. Согласно калифорнийскому опроснику, интернально ориентированные субъек­ты, в отличие от экстернально ориентированных, имеют более высо­кие баллы по степени доминантности, толерантности, социабельности, умственной подготовленности, ответственности, самоконтроля, принятия своего «Я», благополучия в достижении чего-либо путем согласия. По списку прилагательных интерналы описывают себя как приспособленных, выносливых, последовательных, достигающих цели, уверенных в себе, защищенных. На основе 16-факторного оп­росника Кеттелла характерными чертами интерналов оказались: эмо­циональная стабильность, моральная нормативность, доверчивость, воображение, сердечность, утонченность, общительность и высокая сила воли (Муздыбаев К., 1983). Экстернальным людям чаще свойственны подозрительность, тре­вожность, депрессивность, агрессивность, конформность, догматизм, авторитарность, беспринципность, цинизм, склонность к обману. Необходимо иметь в виду, что приведенные личностные корреля­ты локуса контроля, хотя и позволяют, создать достаточно полное пред­ставление о типичных экстерналах или интерналах, все же являются очень приблизительными. К тому же они получены в основном за­падными исследователями, поэтому перенос их в наши социальные условия требует большой осторожности. Одна из первых попыток более глубокого осмысления этой пси­хологической переменной и выяснения ее природы и функций в кон­тексте целостного, человеческого поведения была предпринята Роттером в рамках так называемой теории социального научения, кото­рая рассматривает в качестве основных детерминант поведения пси­хологическую ситуацию, ценность подкрепления и ожидания того, что данное подкрепление будет иметь место в данной ситуации. Связи этих переменных с целью прогноза поведения личности выражаются следующей формулой: где В- поведение, Р— возможность (вероятность), Е— ожидание, R - подкрепление, V - ценность подкрепления, S- ситуация. Согласно этой формуле «возможность того, что поведение х бу­дет иметь место в ситуации 1. в связи с подкреплением а, является функцией ожидания подкрепления а и ценности подкрепления а в си­туации 1». В этом контексте локус контроля рассматривается Роттером и его последователями как особый и фундаментальный тип обобщенных ожиданий, как «степень понимания человеком причинных взаимосвя­зей между собственным поведением и достижением желаемого» (Rotter J., 1966). Существует ряд других подходов, ассимилировавших феномен ло-куса контроля преимущественно в рамках атрибутивных теорий. Так, большинство исследований влияния атрибутивных факторов на мо­тивацию и эффективность деятельности индивида проводятся на ос­нове модели Б. Вайнера, согласно которой результат любой целенап­равленной деятельности потенциально обусловлен четырьмя каузаль­ными факторами: способностями и усилиями субъекта, удачей и труд­ностью задачи, локализуемыми в системе двух измерений: стабиль­ности и локуса контроля. В отечественной психологии проблема локуса контроля пока не стала объектом углубленной теоретической и экспериментальной проработки. Есть некоторые данные в пользу того, что феномен ло­куса контроля является проявлением более глобального образова­ния - субъективной включенности личности в деятельность. Дан­ное психическое образование является отражением в самосознании личности ее связей с мотивами и целями деятельности, пережива­нием субъектом его связанности или несвязанности с событиями собственной жизни. Локус контроля при таком подходе функцио­нально выступает как степень этой связи (Столин В. В., 1983). Тем не менее сегодня еще нет достаточных данных относительно того, почему личность частично или полностью разрывает связь между собственной мотивацией и своим «Я» — таким, каким оно воспри­нимается и переживается. Несмотря на недостаточную теоретическую разработанность, не вызывает сомнений то, что методики измерения индивидуальных раз­личий в интернальности- экстернальности являются необходимым компонентом в арсенале инструментария как психологов-исследова­телей, так и практиков. Об этом говорят приведенные выше данные об очень широком спектре влияния локуса контроля на самые раз­личные аспекты регуляции деятельности человека. Инструменты измерения локуса контроля могут быть особенно полезны в таких областях практики, как психопрофилактика, проф-консультирование и профотбор, психодиагностические обследования, психотерапия и психологическое консультирование. За более чем 20-летний период изучения локуса контроля на Запа­де создан целый ряд методик измерения этой переменной. Наиболее известной из них является так называемая шкала Роттера (Rotter Internal-External Control Scale - Rotter J., 1966), широко применяемая в амери­канской психологии и в настоящее время. Роттер и его сотрудники пред­лагали создать многомерную «1-Е шкалу». Они исходили из того, что локус контроля может быть различным в разных сферах жизни инди­вида. Был составлен опросник, который включал пункты, соответству­ющие нескольким сферам: академическое признание, социальное ува­жение, межличностные отношения, аффектогенные ситуации, домини­рование, социально-политическая активность и общее мировоззрение. Первоначально эта шкала содержала 100 пунктов. В дальнейшем она была подвергнута факторному анализу и на основании этого сокраще­на до 60 пунктов. Однако дальнейший анализ показал, что субшкалы не генерируют независимых предсказаний. Корреляции между отдель­ными шкалами были близки к внутренний согласованности отдельных факторов. В результате исследователи отказались от выявления субшкал и по критериям внутренней согласованности и валидности довели ко­личество пунктов шкалы до 23. Кроме того, были добавлены еще 6 маскировочных пунктов (цит. по: Phares E., 1976). Окончательная форма шкалы Роттера содержит 29 пунктов, каж­дый из которых состоит из двух противоположных суждений: одно из них характерно для интерналов, второе - для экстерналов. Задача оп­рашиваемого состоит в том, чтобы выбрать суждение, содержание ко­торого согласуется с его собственным мнением. Возьмем, например, 10 и 14 пункты: 10а) Из моего опыта следует, что если что-то должно произойти, то это произойдет; 106) Я убедился, что принять решение о выполнении определенного действия лучше, чем положиться на слу­чай; 14а) Что бы я ни планировал, я всегда почти уверен, что мне удастся осуществить намеченное; 146) Планирование будущих дей­ствий не всегда разумно, так как многое зависит от везения. По мнению авторов шкалы, такие ответы, как 106) и 14а), пока­зывают, что человек убежден в том, что источник, отвечающий за ус­пех или неудачу его действий, лежит внутри его собственной личнос­ти. А вот люди с внешней стратегией предпочтут ответы 10а) и 146). В последующие годы неоднократно предпринимались попытки вы­деления субшкал из шкалы Роттера. Так, один из исследователей выде­лил два фактора: контроль над собственной жизнью и контроль над социально-политическими институтами (Mirels H., 1970). Сходные ре­зультаты получили П. Турин и ее сотрудники (Gurin P. et al., 1978), кото­рые выделили два самостоятельных вида контроля: «идеологический», отражающий склонность человека верить в то, что большинство лю­дей в состоянии активно воздействовать на общество, и «личный», по­казывающий склонность человека верить только в контроль над собы­тиями собственной жизни. В некоторых работах выделяется и большее количество факторов (Collins В., 1974; Tobacyk J., 1978). Такие попытки безусловно оправданны, так как ряд исследова­ний показывает, что особенности локализации контроля могут изме­няться у одного и того же человека в зависимости от того, представ­ляется ли ему ситуация сложной или простой, приятной или стрессогенной и т. д. Кроме того, человек может считать, что от него многое зависит в сфере профессиональной деятельности, и в то же время неудачи в сфере общения объяснять внешними факторами. Углубленное изучение способности личности контролировать ка­кую-то отдельную сферу действительности несомненно обогащает саму концепцию, одновременно помогая решать важные практичес­кие вопросы. Но, по мнению специалистов в этой области, «этим вов­се не снимается потребность определить локус контроля личностью своей судьбы, своих действий в разнообразных жизненных ситуаци­ях. Наоборот, все отчетливее становится необходимость совершен­ствования варианта методики, позволяющего измерить эту обобщен­ную склонность личности» (Муздыбаев К., 1983). В отечественной психологической практике, насколько нам из­вестно, чаще всего используются три варианта методик измерения локуса контроля: оригинальная шкала Роттера в прямом переводе на русский язык; опросник уровня субъективного контроля (УСК), созданная Бажиным Е. Ф., Голынкиной Е. А. и Эткиндом А. М. в Петербургском психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева; опросник субъективной локализации контроля (ОСЛК), разра­ботанный Пантелеевым С. Р. и Столиным В. В. на факультете психо­логии МГУ. Переводной вариант оригинальной шкалы Роттера не имеет пока достаточного психометрического обоснования, поэтому ниже приводят­ся данные по двум другим методикам, отвечающим основным психо­метрическим требованиям, предъявляемым к такого рода процедурам. Опросник субъективной локализации контроля создан на основе шкалы Роттера с сохранением ее первичных качеств: одно­мерности; небольшого количества пунктов; формата шкалы, тре­бующего в каждом пункте выбора одного из двух альтернативных суждений. Некоторые пункты шкалы были переформулированы, 4 пункта изъяты, как не имеющие аналогов в нашей культуре. Кроме того, были добавлены еще 7 пар утверждений, касающихся сферы студенческой жизни. Опросник содержит 32 пункта, из которых 6 маскировочных и 26 работающих. Примеры пунктов: 7а) Как бы вы ни старались, некото­рым людям вы все равно не понравитесь; 76) Люди, которые не нра­вятся другим, просто не умеют ладить с окружающими; 12а) Что бы я ни планировал, я почти уверен, что мне удастся осуществить наме­ченное; 126) Планирование будущих действий не всегда разумно, так как многое зависит от случая; 13а) Если в общежитии скучно, значит студком никуда не годится; 136) Сделать жизнь в общежитии веселой и интересной зависит от нас самих. В целях повышения достоверности результатов и нейтрализации позиционных эффектов опросник сбалансирован по следующим па­раметрам: 1. По интернальности - экстернальности (это обеспечивается фор­матом шкалы). 2. По направлению атрибуций (примерно равное количество пун­ктов сформулировано в первом и третьем лице). 3. По эмоциональному знаку (равное количество пунктов описы­вают эмоционально-позитивные и эмоционально-негативные ситуа­ции). Утверждения опросника в основном ориентированы на учебную сферу, сферы достижения и межличностных отношений. Надежность. Как известно, основными показателями надежнос­ти являются внутренняя согласованность (консистентность) пунктов опросника и устойчивость шкалы к перетестированию. Устойчивость шкалы проверялась коррелированием двух ранжировок 43 испытуе­мых: по суммарному баллу, полученному испытуемым во время пер­вого опроса, и по суммарному баллу, полученному данным испытуе­мым при повторной процедуре через 14 дней. Была получена значи­мая и достаточно высокая корреляция. Коэффициент ранговой корре­ляции Спирмена г = 0,76 (р Консистентность шкалы оценивалась при помощи распространен­ной формулы определения суммарной одномоментной надежности Кьюдера - Ричардсона (KR20) (Edwards A., 1970). Были проанализированы данные 400 испытуемых, которые были разбиты на несколько подгрупп: две случайные выборки по 150 сту­дентов различных вузов г. Москвы, 100 студентов вузов г. Екатерин­бурга, а также раздельно 172 женщины и 145 мужчин. Коэффициент надежности а для всех подгрупп имеет значение от 0,82 до 0,91, что говорит о высокой гомогенности шкалы. Валидностъ. Экспертная валидизация проводилась на основе ме­тодики ГОЛ - групповой оценки личности (Методы социальной пси­хологии, 1977) на выборке, состоящей из двух студенческих групп (по 22 человека в каждой). В качестве меры валидности выступал коэффициент ранговой корреляции Спирмена между баллами ГОЛ и баллами, набранными по шкале ОСЛК. Получены следующие значе­ния коэффициентов: rs1 = 0,71; гs2 = 0,73 (р Эти результаты свидетельствуют о наличии сильной связи между мнениями экспертов и значениями шкалы ОСЛК, причем эта связь высоко достоверна, так как для двух независимых групп получены практически одинаковые результаты. Критериальная валидность определялась методом контрастных групп. Из общей выборки (73 студента) были выделены 30 под­группы в соответствии с двумя критериями: 1) академическая успе­ваемость; 2) участие в общественной работе. Мерой валидности яв­лялся φ -коэффициент: φ1 = 0,43; φ 2= 0,64, р 1 - первый кри­терий, φ 2 - второй). Как видим, интернальность значимо связана с успехами в учебе и общественно-политической активностью, что совпадает с результа­тами большинства исследований. Конструктная валидность проверялась путем коррелирования ОСЛК с опросником 16PF Кэттелла на выборке в 50 человек. Результаты представлены в табл. 15. Таблица 15 Факторы 16 PF Корреляция с I- полюсом ОСЛК Факторы 16PF Корреляция с I- полюсом ОСЛК А 0,02 М 0,03 С 0,39 N 0,00 Е 0,06 O- 0,40 F- 0,38 Q­1 : 0,30 G 0,37 Q­2- 1,17 Н 0,14 Q3 0,42 L 0,40 Q4- 0,31’’ ‘ Уровень значимости р Уровень значимости р Данные результаты хорошо совпадают с выявленными в много­численных исследованиях личностными коррелятами локуса контро­ля. Как и предполагалось, интерналам оказались свойственны: эмо­циональная стабильность и реалистическая оценка действительнос­ти (С ), рассудительность и осмотрительность (F), упорство и реши­тельность (G ), склонность к практической реальной деятельности, (), уверенность в собственных силах (О-), радикализм (O­1 ), само­уважение и самоконтроль (Q3 ), сдержанность и спокойствие (Q4-) Напротив, у экстерналов преобладают такие качества, как эмоци­ональная неустойчивость (С-), беспечность и небрежность (F ), склон­ность к ненормативному поведению (G-), эмоциональное восприятие действительности (I ), неуверенность в себе (О ), неэффективный са­моконтроль (Q3-), высокая напряженность (Q4 ). Факторизация ОСЛК проводилась по программе главных фак­торов с последующим вращением по методу «Варимакс» Кайзера. В I главный фактор (до вращения) вошли 15 пунктов из 26, со вкладом более чем в половину суммарной общности. Второй фактор представлен всего 4 пунктами, которые также входят положительны­ми составляющими в главную компоненту. Учитывая данные по дру­гим одномерным опросникам, этот результат можно интерпретиро­вать как подтверждающий гипотезу об одномерности рассматривае­мой шкалы. В результате вращения (N=400) выделились 3 фактора, объясня­ющих 32 , 24 и 21 суммарной общности соответственно. Отличительной особенностью I фактора является то, что в него вошли пункты, противопоставляющие собственные активные действия везению, случаю, удаче. Во всех пунктах встречаются такие обороты, как усердная работа, трудолюбивый студент, добросовестно работал, плохо борется, активное участие и т. п., данные пункты выявляют уста­новку на то, можно ли собственными усилиями добиваться желаемых результатов вопреки противодействию обстоятельств. В факторы II и III вошли пункты, выявляющие представление о мире с той точки зрения, какую роль в нем играют везение либо слу­чайность, до какой степени они противостоят человеку и насколько мир вообще может быть управляемым. Причем, если фактор II задает представление человека о случайности как сводящей на нет его соб­ственные планы и усилия, то фактор III - есть представление о везе­нии, удаче, также противостоящих человеку, но вносящих положи­тельную составляющую в реализацию его целей и намерений. Следует отметить, что выделенные подструктуры не рассматри­ваются как самостоятельные факторы, дающие основание для выде­ления субшкал, они взаимообусловлены и определенным образом структурируют и наполняют конкретным содержанием главную ком­поненту. Что касается остальных результатов факторизации, то они свиде­тельствуют о неплохой устойчивости факторной структуры, относи­тельной независимости ее от половых различий, а также удовлетво­рительной репрезентативности. Подводя итоги описания ОСЛК, можно констатировать, что он в достаточной мере удовлетворяет основным психометрическим тре­бованиям построения опросников и может с успехом использо­ваться в психологической практике. Опросник уровня субъективного контроля является многомерной шкалой, измеряющей индивидуальные особенности субъективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями. Авторы оп­росника разработали его исходя из принципа иерархической структу­ры системы регуляции деятельности (Бажин Е. Ф., Голынкина Е. А., Эткинд А. М, 1984). Из опросника могут быть выделены обобщен­ный показатель индивидуального УСК, инвариантный к частным по­казателям деятельности (шкала общей интернальности Ио); два пока­зателя среднего уровня общности (шкала интернальности в области достижений Ид и шкала интернальности в области неудач Ин), а также четыре ситуационно специфических показателя, характеризующих УСК в таких сферах жизнедеятельности, как семейная (Ис), произ­водственная (Ип), сфера межличностных отношений (Им) и отношения к здоровью и болезням (И3). Опросник УСК обладает достаточным психометрическим обосно­ванием по критериям надежности и валидности. 9.6. МЕТОДИКА КОСВЕННОГО ИЗМЕРЕНИЯ СИСТЕМЫ САМООЦЕНОК (КИСС) Среди предшественников методики КИСС следует указать тест самооценки Дж. Лиггетта (Liggett J., 1959), известный также под на­званием «Тест лиу». Процедура теста требует попарного сравнения предъявляемых «размытых» фотографий лиц по четырем параметрам: выбрать «самого хорошего», «самого доминирующего», «самого не­рвного», «наиболее похожего на себя». По корреляции между двумя выборками можно судить о взаимоотношении переменных, например высокая положительная корреляция между последним и одним из первых трех выборов указывает на осознание себя индивидом «хорошим», «нервным» или «доминирующим». Похожая процедура в даль­нейшем использовалась в исследованиях нарушения мышления при шизофрении (Bannister D., Fransella F., 1966). По классификации про­ективных методик тесты подобного типа условно относятся к мето­дикам эмоционального выбора (Semeonoff В., 1976), вместе с тем включение психометрической процедуры отличает их от традицион­ных проективных техник. Методика косвенного измерения системы самооценок (КПСС) создана на основе синтеза проективного и психосемантического под­ходов к диагностике личности. Так, использование косвенной (про­ективной) процедуры позволяет избежать феноменов социальной желательности в самопрезентации, вскрывает не вполне вербализуе­мые или неосознаваемые аспекты самооценки, однако, как и все тра­диционные проективные методики, эта процедура сама по себе спо­собна диагностировать самооценку лишь в самом общем виде. Пси­хосемантические методы, широко используемые в настоящее время как в нашей стране, так и за рубежом, позволяют исследовать само­оценку более дифференцированно с учетом ее внутренней структуры и ее связи с самосознанием личности. Различные модификации мето­дики семантического дифференциала, субъективного шкалирования, техника репертуарных матриц вводят исследования самооценки в кон­текст более широкого исследования индивидуального сознания лич­ности, его когнитивной составляющей и эмоционально-ценностного отношения к себе. Благодаря замене процедуры прямого шкалирования «Я» на кос­венную оценку посредством шкалирования схематических изображе­ний становится доступной диагностике не демонстрируемая, а под­линно переживаемая самооценка. Таким образом, оригинальная ме­тодика КИСС в сравнении с другими известными приемами диагнос­тики самооценки обладает рядом преимуществ: 1. КИСС не только измеряет уровень частных самооценок, но и позволяет реконструировать целостную систему самооценок Человека, а также иерархию стоящих за ней ценностей и личностных смыслов. 2. КИСС дает возможность выявлять самооценку индивида не только в сравнении «Я» с групповыми нормативными стандартами, но также и на основе субъективно значимых индивидуальных шкал самооценки. 3. Кроме частных самооценок методика КИСС способна выяв­лять глобальное эмоционально-ценностное отношение индивида к своему «Я» - уровень самоприятия. В качестве стимульного материала используются схематические изображения человеческого лица из которых исключен рот, так как эксперименты показали, что рисунок линии рта может давать систе­матический сдвиг в восприятии лица по определенным параметрам. В качестве процедуры используется ранжирование изображения лиц по параметрам, задаваемым экспериментатором. Испытуемому предлагается, ознакомившись предварительно с десятью карточка­ми (количество, большее объема кратковременной памяти, но дос­таточно небольшое, чтобы испытуемый не мог «потеряться в мате­риале»), разложить их в ряд по степени убывания «приятности». Пос­ле чего его просят описать первое и последнее изображения. Эти описания фиксируются экспериментатором. Затем, перемешав кар­точки, экспериментатор предлагает испытуемому разложить их по параметрам «ум», «доброта» и т. д. Часть этих параметров стандар­тна, т. е. предлагается всем испытуемым («ум», «здоровье», «добро­та»), а другая часть предлагается экспериментатором на основе тек качеств, которые испытуемый назвал при описании первой и после­дней карточек. После чего испытуемому предлагается разложить карточки по «похожести на себя». Инструкция испытуемому. «Проверим Ваше воображение. Перед Вами десять карточек со схематическими изображениями лиц. Разложите карточки в ряд так, чтобы слева была та, которая нравится Вам больше всего, справа -меньше всего, а между ними карточки лежали бы в порядке убывания приятности. Опишите человека, чье лицо изображено на карточке, которая понравилась Вам больше всего. А теперь опишите человека, чье лицо изображено на карточке, которая понравилась Вам меньше всего, Разложите карточки в ряд так, чтобы слева была та. на которой изображено самое умное лицо, справа - та, на которой изображено самое глупое лицо, а между ними карточки лежали в порядке убыва­ния «ума» лиц, которые на них изображены». Обработка результатов По формуле подсчитывается коэффициент ран­говой корреляции между: - ранжировкой «нравится» и ранжировками по остальным пара­метрам («ум», «доброта» и т. д.); - ранжировкой «похожесть на себя» и ранжировками по осталь­ным параметрам; - ранжировкой «нравится» и ранжировкой «похожесть на себя». Предполагается, что: а) первый ряд коэффициентов даст некоторую шкалу ценностей данного испытуемого; б) второй ряд коэффициентов даст шкалу реальных самооценок по ранжируемым параметрам; в) последний коэффициент будет характеризовать общий уровень самоприятия. Действительно, если предположить, что какой-то ис­пытуемый разложил по параметру «нравится» карточки в следующем порядке: 12345678910, по параметру «доброта» в том же порядке: 12345678910, а по параметру «ум» в противоположном: 10987654321, то естественно сделать предположение о том, что испытуемый ценит доброту в гораздо большей степени, чем ум. Предположим также, что один испытуемый разложил карточки по параметру «нравится» в следующем порядке: 12345678910, а по параметру «похожесть на себя» — в противоположном: 1098765432 1. А другой испытуемый и по параметру «нравится», и по парамет­ру «похожесть на себя» разложил карточки в одном и том же порядке. Можно предположить, что первый испытуемый «принимает себя» в гораздо меньшей степени, чем второй. Продолжая эксперимент, предположим, что у какого-то испытуе­мого мы получили следующие ранжировки: «похожесть на себя»: .12345678910, «ум»:............................12345678910, «доброта»:...................10987654321. Такой результат позволяет предположить, что данный испытуемый оценивает себя по параметру «доброта» иначе, чем по параметру «ум». Итак, после проведения эксперимента мы получаем результаты, которые удобно представить в виде графика (рис. 37).
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

  • 9.6. МЕТОДИКА КОСВЕННОГО ИЗМЕРЕНИЯ СИСТЕМЫ САМООЦЕНОК (КИСС)