Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Общая психодиагностика




страница18/22
Дата06.07.2018
Размер5.74 Mb.
ТипРеферат
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
9.3. ОПРОСНИК САМООТНОШЕНИЯ
Опросник самоотношения представляет собой многомерный пси­ходиагностический инструмент, основанный на принципе стандарти­зованного самоотчета (Столин В. В., 1985).

Опросник содержит 62 пункта в виде утверждений типа: «Вряд ли меня можно любить по-настоящему», «Мои достоинства вполне перевешивают мои недостатки», «Иногда я сам себя плохо понимаю», «Когда у меня возникает какое-либо желание, я прежде всего спраши­ваю себя, разумно ли это», «Случайному знакомому я, скорее всего, покажусь человеком приятным», «Посторонний человек на первый взгляд найдет во мне много отталкивающего».

Утверждения опросника формировались автором исходя из пред­ставлений о строении самоотношения, описанных в разделе 9.1. Боль­шинство формулировок оригинальны, хотя некоторые имеют сходство с утверждениями из других опросников самоотношения; два утверж­дения были взяты из опросника локуса контроля Роттера (Rotter J., 1966). Утверждения формулировались от первого лица; использова­лись два варианта ответа «согласен» и «не согласен».

Факторная структура опросника выявлялась на выборке из 175 студентов гуманитарных вузов Москвы (115 девушек и 60 юношей). Средний возраст испытуемых - 20 лет.

В инструкции испытуемым указывалось, что им будет предъяв­лен личностный опросник, который не предполагает правильных и неправильных ответов и направлен на анализ личного мнения отвеча­ющих. Кроме того, испытуемым сообщалось, что основная цель экс­перимента - это создание надежного психологического теста и что их ответы, как ответы людей с гуманитарными наклонностями, осо­бенно ценны для этой работы. Испытуемым также указывалось, что результаты будут закодированы и затем обработаны с помощью ком­пьютера; им разрешалось подписывать свои ответы псевдонимом. После окончания опыта испытуемых просили не сдавать свои прото­колы в том случае, если они затруднялись давать искренние ответы. Инструкция и процедура опроса, таким образом, были направлены на снижение влияния социальной желательности и стратегии само­презентации на ответы. Результаты подвергались факторному анали­зу по методу главных факторов с последующим варимакс-вращеннем по методу Кайзера (Харман Г., 1972) по программе, подготовленной Г. П. Бутенко.

В результате факторизации массива данных по методу главных факторов было выделено 10 факторов, исчерпывающих 99,78 % сум­марной общности. Эти 10 факторов были подвергнуты варимакс-вра-щению, 8 из них были оправданы по критерию Левандовского (Ле-вандовскийН. Г., 1980).

На основании результатов были составлены словесные портреты по одному на каждый полюс всех восьми факторов; эти словесные портреты предъявлялись для интерпретации экспертам - психологам-консультантам. С помощью этой процедуры и дополнительного со­держательного анализа были интерпретированы и отобраны в каче­стве шкал следующие семь факторов:

1. Самоуверенность («У меня достаточно способностей и энер­гии воплотить в жизнь задуманное»).

2. Ожидаемое отношение других людей «Вряд ли я вызываю сим­патию у большинства моих знакомых»).

3. Самоприятие («Мое отношение к самому себе можно назвать дружеским», «В целом меня устраивает то, какой я есть»).

4. Саморуководство («К сожалению, если я и сказал что-то, это вовсе не значит, что именно так я и буду поступать»).

5. Самообвинение («Если я и отношусь к кому-либо с укоризной, то прежде всего к самому себе»).

6. Самоинтерес («Если бы мое второе "Я" существовало, то для меня это был бы самый скучный партнер по общению»).

7. Самопонимание («Иногда я сам себя плохо понимаю»).

Все эти факторы были интерпретированы как наиболее конкрет­ный уровень самоотношения - уровень внутренних действий в адрес самого себя или готовности к таким действиям. Соответствующие шкалы содержат по 6—7 пунктов.

Последовательное вращение 3, 4 и 5-го факторов позволило остановиться на трехфакторном решении как наиболее содержа­тельно интерпретируемом. Эти факторы образовали более обоб­щенный уровень самоотношения, описываемый четырьмя измере­ниями:

Самоуважение - шкала из 14 пунктов, объединивших утвержде­ния, касающиеся «внутренней последовательности», «самопонима­ния», «самоуверенности». Речь идет о том аспекте самоотношения, который эмоционально и содержательно объединяет веру в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, оценку своих возможнос­тей контролировать собственную жизнь и быть самопоследователь­ным, понимание самого себя;

Аутосимпатия - шкала из 16 пунктов, объединяющая пункты, в которых отражается дружественность-враждебность к собственному «Я». В шкалу вошли пункты, касающиеся «самоприятия», «самооб­винения». В содержательном плане шкала на позитивном полюсе объе­диняет одобрение себя в целом и в существенных частностях, дове­рие к себе и позитивную самооценку, на негативном полюсе - виде­ние в себе по преимуществу недостатков, низкую самооценку, готов­ность к самообвинению. Пункты свидетельствуют о таких эмоциональных реакциях на себя, как раздражение, презрение, из­девка, вынесение самоприговоров;

Самоинтерес - шкала из 8 пунктов, отражает меру близости к самому себе, в частности - интерес к собственным мыслям и чув­ствам, готовность общаться с собой «на равных», уверенность в сво­ей интересности для других;

Ожидаемое отношение других людей - шкала из 13 пунктов, от­ражающих ожидание позитивного или негативного отношения к себе окружающих. Человек, ожидающий антипатичного отношения к себе, ждет его как от большинства, от посторонних или мало с ним связан­ных людей, так и от немногих, любовь которых ему важна. От других людей такой человек ждет отрицания его внутренних достоинств (со­вести), антипатии к своей внешности. При этом он как бы принимает (постулируемую им) антипатию других, что проявляется в том, что себе он не желает добра по-настоящему. Себя он считает уникаль­ным, непохожим на других, не ставит перед собой задачу на увеличе­ние самоуважения.

Содержательный анализ результатов позволил также интерпре­тировать главный фактор до вращения (29,82 % суммарной общнос­ти) как отражение глобального самоотношения, т. е. внутренне не­дифференцированного чувства «за» и «против» самого себя. Балл по глобальному самоотношению подсчитывается на основе учета отве­тов на 30 пунктов опросника (из 62).

Таким образом, данная версия опросника позволяет выявить три уровня самоотношения, отличающиеся по степени обобщенности: 1) глобальное самоотношение, 2) самоотношение, дифференцирован­ное по самоуважению, аутосимпатии, самоинтересу и ожидаемого от­ношения к себе; 3) уровень конкретных действий (готовностей к ним) по отношению к своему «Я».

Опросник обладает удовлетворительной ретестовой надежностью (30 испытуемых; интервал между двумя тестированиями 7-10 дней): глобальное самоотношение - 0,88, самоуважение - 0,74, аутосимпатия -0,83, самоинтерес - 0,75, ожидаемое отношение других людей -0,62, самоуверенность - 0,90, ожидаемое отношение других людей -0,661, самоприятие - 0,76, саморуководство - 0,57, самообвинение -0,69, самоинтерес - 0,80, самопонимание - 0,63.

Опросник стандартизирован на 260 испытуемых обоих полов. Проведены исследования по валидности опросника. Получены некоторые данные в пользу конструктной валидности. Так, с помо­щью факторного анализа большого массива пунктов были выделены два стиля защиты самоотношения. Один из них был назван «Защитой самоотношения с помощью фальсификации "Я". В соответствующем факторе наряду с утверждениями, взятыми из шкал лжи различных опросников, были объединены утверждения типа: «Я считаю, что моим большим достоинством является внутренняя честность - я могу при­знаться перед другими и самим собой в своих ошибках и недостат­ках». Другой стиль защиты самоотношения был назван «Агрессивная защита». Пункты, вошедшие в соответствующий фактор, свидетель­ствуют о взрывной, экстренной мобилизации защиты против угрозы «Я», агрессии по отношению к критику или обидчику (при этом без позднейшей дискредитации его) честном признании своей вспыльчи­вости и раздражительности, признании ситуаций, в которых субъект действует как прагматик, высокой оценке своей внешности.

Исходя из психологического смысла описанных двух этих сти­лей, можно было ожидать, что защита путем фальсификации «Я» бу­дет отрицательно связана с самоинтересом (близостью к себе), а аг­рессивная защита - положительно. Корреляция защиты путем фаль­сификации с самоинтересом составила минус 0,4, «корреляция агрес­сивной защиты» с самоинтересом - плюс 0,181. Можно было ожидать, что даже если защита путем фальсификации «Я» и будет эффективна с точки зрения недопущения прямого негативного отношения к себе (т. е. глобального негативного самоотношения, антипатии к себе, не­уважения к себе), то вряд ли она окажется эффективной в предохра­нении от ожиданий негативного отношения других. Субъект с такой защитой должен проецировать неосознанное негативное самоотно­шение, недопускаемое в сознание с помощью этого типа защиты, в виде ожидания негативной оценки окружающих. Агрессивная защи­та не должна ассоциироваться с ожиданием негативных оценок окру­жающих, и, если она действительно эффективна, показывать поло­жительную связь с какими-либо аспектами самоотношения. Такие дан­ные и были получены. Защита путем фальсификации отрицательно

коррелирует с ожиданием позитивного отношения октож (-0,21) и не коррелирует с глобальным самоотношением, аутосимпатией. Агрессивная защита положительно коррелирует с аутосимпатией (0,28), что свидетельствует о ее эффктивности.

Глобальное самоотношение, выявляемое по опроснику, значимо положительно связано с мерой самоотношения, подсчитанной как корреляция между ранжировкой цветов из восьмицветного набора Люшера по степени, в которой цвет характеризует испытуемого, и ранжировкой тех же цветов по мере привлекательности, составлен­ной на основе их оценки в баллах.
9.4. МЕТОДИКА УПРАВЛЯЕМОЙ ПРОЕКЦИИ
Методика управляемой проекции относится к рефрактивным тех­никам - разновидности проективных техник. Основной принцип ме­тодики состоит в том, что испытуемому предъявляют его собствен­ный словесный портрет под именем портрета другого лица, а также портрет его вымышленной противоположности (Столин В. В., 1981). Словесный портрет испытуемого составляется на основе его от­ветов на опросник 16PF Р. Кеттелла, подписывается вымышленным именем и выдается за портрет реального человека, ранее проходив­шего тестирование (персонаж А). В портрете указывается также воз­раст, близкий возрасту испытуемого, тот же пол, что и у него, и сход­ная профессия или социальный статус, а также, если обследуются специфические контингента клиентов (разведенные, родители, оди­нокие), такие характеристики, как семейное положение, количество детей и т. п. Портрет содержит личностные характеристики, состав­ленные по значимым по опроснику Кеттелла факторам. Характерис­тики указываются в максимально безоценочной форме, желательно (там, где личностный профиль это позволяет) равновесие адаптив­ных и дезадаптивных черт, указываемых в портрете.

Словесный портрет должен быть кратким и составлять не более 4

машинописных строк.

Портрет противоположного лица (персонаж В) составляется по тем же значимым, по Р. Кеттеллу, факторам, но по их противоположным значениям (если в портрет А вошла характеристика «эмоционально выдержан», то в портрет В должна войти характеристика «слабо вла­деет своими эмоциями»). Портрет В также подписывается вымышлен­ными инициалами, ему приписывается тот же пол, возраст, что и у об­следуемого, однако профессия должна быть контрастной профессии испытуемого (если А - «лирик», то В - «физик» и наоборот).

Испытуемому предъявляются оба портрета и инструкция: «Это тест на проверку Вашей психологической проницательности. Каж­дый из нас в жизни бывает интуитивным психологом, т. е. способен оценивать других людей, понимать их чувства, мысли, поступки, раз­бираться в их личности. Ответьте, пожалуйста, на ряд вопросов, от­носящихся к изображенным в словесных портретах людям, которые проходили ранее психологическое тестирование».

Испытуемому предлагается ряд вопросов, конкретное содержа­ние которых может варьировать в зависимости от задачи диагности­ки. Инвариантной остается оценка прошлого, настоящего и будущего изображенных в портретах людей. Вопросов должно быть не слиш­ком много (10-12). Примеры вопросов: «Что этот человек ищет в общении с другими людьми своего и противоположного пола?», «К чему он стремится в жизни?», «Достигнет ли он того, к чему стремится?», «Почему он выбрал именно эту профессию?», «Как он оценивает сам себя?» Второе задание состоит в том, что испытуемого просят ука­зать, какие взаимоотношения сложились бы у него с обоими описан­ными людьми и у них между собой, какие чувства испытывали бы все трое друг к другу».

Экспериментальные исследования показали, что большинство испытуемых идентифицируются с похожим на них персонажем (А), причем большая часть более или менее осознанно, меньшая -неосознанно. Только 5-10 % испытуемых не выражают никакого эмоционального отношения к персонажам, выполняют задание формально. Критериями «включенности» обследуемого в ситуа­цию диагностики являются явное привнесение в описание под­робностей, отсутствующих в портрете, объем текста (чем боль­ше, тем более ценным является протокол), эмоциональная насы­щенность текста.

Отношение, выраженное к персонажу А, отражает, таким обра­зом, самоотношение, а к персонажу В - отношение к отсутствующим у испытуемого личностным чертам.

Анализ протоколов может быть осуществлен как в «клиничес­ком ключе», так и на основе специальной контент-аналитической процедуры.

Клинический интегральный анализ может предполагать выявле­ние самоотношения по следующим параметрам: глобальное самоот­ношение, самоуважение, аутосимпатия, самоинтерес. Кроме того, воз­можен анализ мотивов и потребностей субъекта.

Строгий контент-аналитический учет этих категорий возможен на основе индикаторов, т. е. специфических словесных оборотов, встречающихся в тексте. Конкретный состав индикаторов зависит от образовательного и культурного уровня обследуемых.

Характеристика самоотношения, выявленная методикой управ­ляемой проекции, имеет диалогический характер, т. е. включает отношение и к «Я», и к «не-Я» субъекта. Так, например, обследуе­мый может выражать симпатию и уважение к «Я», но при этом либо 1) не уважать «не-Я» и испытывать к нему антипатию, 2) уважать и испытывать симпатию к «не-Я», 3) видеть свое «Я» в противопо­ложных чертах (портрете В) и выражать к нему симпатию и уваже­ние, а к портрету А (реально к своим чертам) - антипатию и неува­жение (скрытое самоотвержение). Возможны и иные варианты са­моотношения.

Методика пригодна для использования в условиях психологичес­кого консультирования и может давать важную информацию о форме и характере самоотношения.

Приведем пример клинического анализа протокола одного из ис­пытуемых. Двадцатичетырехлетнему студенту гуманитарного ВУЗа Павлу Ш. были предъявлены два портрета:

1) Александр Т., 25 лет, студент ИСАА (персонаж А). Несколько тревожный, склонен к самоупрекам. Застенчив, нерешителен, озабо­чен, осторожен. Мягок, уступчив, редко настаивает на своем. Его может раздражать превосходство других людей, фиксируется на не­удачах;

2) Борис Р., 24 года, студент МВТУ им. Н. Э. Баумана (персонаж Б).

Спокойный, уверенный в себе, оптимистичный, довольный жиз­нью человек. Общительный, активный, энергичный, любит риско­вать, авантюристичен. Самостоятелен, обычно отстаивает свою точку зрения. При этом не подозрителен, редко вступает в конфликты.

Павлу Ш. были предложены вопросы, охватывающих основные сферы жизнедеятельности студента, на которые он отвечал сначала применительно к схожему персонажу (А), а затем применительно к противоположному персонажу (В):

Персонаж А:

1. Почему он поступил в этот вуз? Что его привлекает в будущей профессии? Каковы его профессиональные перспективы? Будет ли он стремиться к успеху? Достигнет ли он его?

«Чтобы не быть на производстве, среди грубых людей. Чтобы иметь спокойную умственную профессию, быть вне коммуникаций, которые раздражают. Чтобы компенсировать пониженную самооценку знания­ми. Подальше от физического труда, так как астеник, женственный. Есть истероидность (раздражает превосходство других) - захочет ус­пеха, но сил может не хватить - невроз: стрессы, фрустрации».

2. Как он проводит свое свободное время? С кем и по какому по­воду общается? Что может дать близкому другу в общении? Как к нему относятся окружающие?

«Свободного времени мало, так как хочет стать умным, хорошо учиться. Могут быть искусство, музыка, но не спорт. Хочет общаться с женщинами, но не получается. Хочет иметь у них успех, быть легко­мысленным, активным и т. д. Любит читать книги. Лучше общается с сангвиниками, гипертимными флегматиками, а не с холериками... Хочет от друга чуткости, жалости к себе, чтобы управлял, помогал. Друзей мало. Незнакомых, полузнакомых не любит, боится толпы... Окружающие его недолюбливают, так как считают скрытным, себе на уме, несинтонным, терпят, но не стремятся к нему».

3. Женат ли он? Если да, то доволен ли он своими взаимоотноше­ниями с женой, есть ли у них проблемы? Если нет, то какой он видит свою будущую жену, свою совместную жизнь с ней?

«Навряд ли. Не может найти. Да, будет доволен. Отношения друж­бы, сочувствия. Будет стремиться из вуза быстрей домой, так как там безопасность, комфорт. Нет! Проблем не будет. Жена будет сангвини­ком, т. е. полной противоположностью, но духовно, по интересам оди­наковой. Будет много детей».

4. Как он в целом оценивает себя? В чем его основные пробле­мы? Удается ли ему справиться с ними, если да, то как, если нет, то почему? Хочет ли он изменить что-нибудь в себе?

«Пониженная самооценка, неуверенность в себе. Основная про­блема - коммуникация, самоутверждение, женщины. Справиться не удается (к тому же постоянно неудовлетворен), но стремится. Не уда­ется, так как физических и психических сил мало, ипохондрик и пес­симист. Хочет изменить темперамент, стать экстравертом, иметь силы, быть менее чувствительным, быть синтонным, коммуникативным».

5. Что для него самое главное в жизни? Каково его будущее?

«Главное для него - проблема адаптации. Будущее - ничего не до­бьется».

Персонаж Б1:

1. «Так как жаждет общения, информации, от полноты жизни. Хочет быть хорошим специалистом, приносить обществу пользу, но обычно не склонен задумываться. К успеху равнодушен, уверен в том, что успех сам придет».

2. «Бегает по друзьям, общается. Занимается тысячью дел. Орга­низует праздники, встречи. Для друга приятен, так как берет на себя инициативу, не обижает, синтонный. Его любят, рвут на части. С ним интересно».

3. «Женат, но развелся и вновь хочет жениться. Жена его любила, но ему надоела, он не может сидеть дома».

4. «О себе часто не думает. Доволен собой. Проблем мало, а если есть — легко преодолеваемые. Недисциплинирован, без плана, повер­хность мышления. Изменил бы не в себе, а в окружающем, так как экстраверт».

5. «Главное - активная деятельность. В будущем добьется успеха».

При анализе текста применительно к схожему персонажу (А) бро­сается в глаза полная личностная нереализованность персонажа. Ис­пытуемый развернуто, не пытаясь это затушевать, повествует о бло-кированности (фруетрированности) у этого персонажа всех значимых сфер мотивации (профессиональной, сферы общения, сферы интим­ных отношений и самореализации в целом). Конфликтность персона­жа подчеркивается еще и постоянным напоминанием о стремлении персонажа быть другим и добиться того, чего у него нет: «Захочет успеха, но сил может не хватить», «Хочет общаться с женщинами, но не получается», «Хочет иметь у них успех, быть легкомысленным, активным», «Хочет изменить темперамент, стать экстравертом, иметь силы, быть менее чувствительным, синтонным, коммуникативным». Таким образом, испытуемый оценивает личность персонажа как край­не неэффективное средство достижения значимых для него самого мотивов (что и является проявлением неуважения к персонажу во всех сферах).

К персонажу А. явно выражается определенная степень симпа­тии: описываются его пристрастия, устремления, что он любит, с ка­кими людьми любит общаться, указывается, что он стремится полу­чать помощь, сочувствие, поддержку со стороны друга, в интонациях слышится сопереживание персонажу (вместе с самим персонажем он хочет, чтобы ему было хорошо, страдает вместе с ним, понимая труд­ность достижения этого).

Испытуемый хорошо знает и понимает этот персонаж. Он анали­зирует его личность, интерпретирует, ставит диагнозы, вскрывает мо­тивы, в которых сам персонаж мог и не признаться себе. Испытуемый многократно пользуется научной терминологией, создавая определен­ную дистанцию между собой и персонажем, ставя себя в позицию исследователя, помогая себе быть более беспристрастным и честным в его описании, что было бы невозможно при большей близости к персонажу. В самоотчете после эксперимента Павел Ш. написал: «Александр - это моя плохая половина, помимо хорошей». В этой фразе проявляется тот же стиль общения с самим собой: способность к рефлексии, к адекватному самовосприятию достигается путем саморазтождествления, отделения себя от самого себя.

В противоположном персонаже (Б) мы узнаем «желаемое Я» пер­сонажа А, полностью реализующего себя во всех тех сферах, в кото­рых тот не может реализовать себя. Это - активный, энергичный, самовыражающийся, общительный, легко преодолевающий трудности, достигающий успеха в профессиональной деятельности человек. В этом проявляется уважение к персонажу. Некоторая доля симпатии также имеет место: «он приятен для друга», «не обижает», «его любят», «с ним интересно». Однако при этом испытуемый несколько дискредити­рует персонаж Б, приписывая ему поверхностность, нерефлексивность, легкомыслие. Близость к персонажу не проявилась: характеристики достаточно внешние, ответы на вопросы неразвернутые, нет вхожде­ния во внутренний мир персонажа.

Итак, персонажи имеют общие стремления, ценности, но их дос­тижимость, внутренние условия самореализации не совпадают. Таким образом, можно предположить, что во внутреннем диалоге сталкива­ются два «Я» испытуемого: «наличное Я», маломощное и уязвимое и «желаемое Я», сильное, потентное. Напряженность между партнерами по диалогу задает осознание полной невозможности быть таким, как персонаж А, и в то же время неспособность стать другим, изменить себя. По-видимому, внутренний диалог испытуемого можно предста­вить в виде следующей модели: «Посмотри, как мне хорошо, я все могу. Будь, как я». - «Да, я тебе завидую, но я не могу быть, как ты». — «Ну почему же, это так просто». - «Да, но зато ты не слишком интеллекту­ален, а я глубок и рефлексивен». - «Это все чепуха. Просто мне хоро­шо, а тебе плохо». - «Да, ты прав. Но что же мне делать?»

Что касается эмоционально-ценностного отношения к персонажам, то к сходному персонажу (А) испытуемый выражает неуважение, бли­зость, некоторую симпатию и частично антипатию («Окружающие не­долюбливают, так как считают скрытным, терпят, но не стремятся к нему»). К противоположному персонажу (Б) выражаются уважение, симпатия, отдаленность и частично неуважение (дискредитация).

После ответа на вопросы за оба персонажа испытуемый должен указать, какие взаимоотношения сложились бы у него с ними и у них между собой и какие чувства испытывали бы все трое друг к другу.

Прямая оценка отношений не противоречит спонтанно выражен­ным ранее отношениям. Отношения между А и Б: «А тянется, ищет поддержки у Б» (уважение, симпатия), «Б находил бы удовольствие в поддержке А» (симпатия, неуважение). Отношения между собой и А: «Я бы помогал, сочувствовал А, он слабей меня, но мне было бы с ним трудно и неприятно» (неуважение, симпатия, близость, антипа­тия), «Он бы ко мне тянулся» (симпатия). Отношения между собой и Б: «Я бы тянулся и получал бы удовольствие от общения с Б» (симпа­тия). Как видно из высказываний испытуемого, при прямой оценке отношений он как бы консолидируется с Б в своих отношениях с А, свои же отношения с Б он оценивает скорее как равные, подчеркивая тем самым свою неслитность с А и приближенность к Б.

В заключение можно отметить, что испытуемый глубоко конф­ликтен и не удовлетворен собой: у него низкий уровень глобально­го самоотношения, он не испытывает уважения к себе ни в одной из значимых областей, не уважает себя за неспособность достичь желаемого, его самоотношению присуща некоторая амбивалент­ность: он одновременно и симпатизирует себе, и испытывает ан­типатию. Не принимая себя в целом, испытуемый хочет быть по­хожим на противоположного персонажа. Дискредитация противо­положного персонажа слишком незначительна, чтобы позволить испытуемому отказаться от своего желания быть на него похожим. В качестве своеобразной защиты выступает иной механизм: внут­ренняя раздвоенность испытуемого, отделение от себя своей «худ­шей», больной половины, самоотчуждение и частичная идентифи­кация с противоположным персонажем способствуют некоторому самоусилению, хотя возможно, что эта защитная тактика неэффек­тивна в реальной жизни.

Клинический анализ материала может быть вполне пригоден для практических целей, особенно если об испытуемом есть информация из других источников: наблюдения, беседы и т. д. Для исследователь­ских целей необходимы более строгие методы обработки.

Именно поэтому была разработана специальная контент-анали­тическая процедура на основе выделения смысловых единиц: катего­рий контент-анализа и их эмпирических индикаторов, присутствую­щих в текстах испытуемых. Назначение методики - исследование эмо­ционально-ценностного отношения к себе - диктует и выбор исход­ной схемы анализа: трехмерная система координат с осями симпа­тия-антипатия, уважение-неуважение, близость-отдаленность1. Основ­ными категориями анализа являются категории симпатии, уважения, близости, антипатии, неуважения, отдаленности. Апробация методи­ки, выполненная преимущественно на студентах гуманитарных ву­зов, позволила выделить следующие подкатегории: для категории ува­жения - подкатегории внешнего и внутреннего уважения, для катего­рии неуважения - подкатегории внешнего и внутреннего неуважения (для облегчения анализа в качестве категорий можно использовать сочетания внешнего и внутреннего аспектов уважения-неуважения), для категории близости - подкатегории слитной, безоценочной бли­зости и близости рефлексивной, или разтождествленной. Соответственно имеются девять категорий анализа отношения, выраженного к персонажу: симпатия, антипатия, уважение, неуважение, внешнее неуважение при внутреннем уважении, внешнее уважение при внут­реннем неуважении, слитная близость, разтождествленная близость, отдаленность (при отсутствии обоих видов близости).

Симпатия - это позитивная эмоциональная оценка личностных качеств, привлекательности себя или другого человека. Выражая сим­патию к персонажу, субъект вольно или невольно приглашает читателя разделить с ним убеждение: «Вот какой милый и приятный человек».

Стремясь вызвать симпатию к персонажу, испытуемый припи­сывает ему симпатичные, с его точки зрения, качества, стремления, интересы, ценности, мысли и чувства, а также прямо выражает бла­гожелательность и позитивное эмоциональное отношение с помо­щью чисто оценочных характеристик. «Симпатичный персонаж» стремится к хорошему, хочет, чтобы другим было хорошо, к нему хорошо (тепло, с любовью, сочувствием) относятся другие, ему нра­вятся хорошие люди и он нравится хорошим людям. Испытуемый выражает ему сочувствие, жалеет его (если он неуспешен), оправ­дывает его, желает ему счастья в будущем. Что касается конкретных эмпирических индикаторов, то они могут существенно или несуще­ственно различаться в зависимости оттого, к какой социальной, про­фессиональной или возрастной группе относится испытуемый. На основе апробации методики на студентах гуманитарных вузов был выделен ряд эмпирических показателей симпатии, характеризующих именно эту субкультуру. К ним относятся: констатация наличия у персонажа высоких нравственных идеалов и черт (порядочность, честность, трудолюбие, альтруистическая мотивация, чувство дол­га); наделение персонажа богатым внутренним миром, воображе­нием, стремлением к познанию, любовью к искусству, способнос­тью испытывать глубокие и сильные эмоции; приписывание ему потребности в любви, понимании со стороны других людей; симпа­тия (любовь, помощь, сочувствие, понимание) окружающих к пер­сонажу; приписывание персонажу принятия себя, стремления сохра­нить ядро своей личности и т. д.

Антипатия - негативная оценка личности персонажа в целом. Испытуемый отмечает непривлекательность, неприятность персона­жа, явно выражая свое неприятие через чисто оценочные характеристики (отвратителен, никчемен, неприятен) или косвенно - домысли­вая качества, стремления, помыслы, поступки, негативно характери­зующие персонаж.

«Антипатичный персонаж» непорядочен, плохо относится к лю­дям -люди ему платят тем же. Описывая персонаж, испытуемый осуж­дает его, обвиняет или даже негодует, иронизирует над ним и пароди­рует его, преувеличивая и даже доводя до абсурда его недостатки, мстит ему, пророчит будущие падения и крахи.

В группе студентов эти общие показатели антипатии наполняют­ся следующим эмпирическим содержанием: приписывание персона­жу безнравственной мотивации (карьеризм, стремление к материаль­ным благам, к высокому посту любыми средствами, эгоизм, лживость); отказ персонажу в духовности, в богатстве внутреннего мира, в обла­дании высшими эмоциями, наделение его низменными интересами; приписывание ему неспособности к глубокому эмоциональному кон­такту с другим человеком и нежелания этого контакта; антипатия (не­любовь, раздражение, равнодушие) к нему со стороны окружающих; самодовольство, неосознание своих недостатков и т. д.

Уважение - способность осуществить, реализовать себя, быть адекватным инструментом собственной мотивации, соответствовать своим внутренним ценностям и быть социально адаптированным.

Уважаемый персонаж наделяется сильным стремлением к дости­жению целей: внутренних, личностных (стремление к самосовершен­ствованию, к духовному росту) и внешних (профессиональный ус­пех), способностью отдавать себе ясный отчет в своих намерениях и путях их достижения; высоким, но адекватным уровнем притязаний, основанным на трезвой оценке своих способностей; высокими ин­теллектуальными способностями, а также деловыми качествами, спо­собствующими реальному достижению мотивации (активностью, энергичностью, организованностью, силой воли).

Испытуемый приписывает персонажу достижения в различных сферах и предсказывает ему будущие достижения. Уважаемый персо­наж доминирует в межличностных отношениях, способен и стремит­ся оказать поддержку, вселить уверенность в другого. Окружающие испытывают к нему уважение (восхищение, зависть).

В зависимости от контингента испытуемых будет меняться сфера значимой мотивации (ведущей может быть и профессиональная деятельность, и учебная, и деятельность в семейно-бытовой сфере, в сфе­ре воспитания детей или межличностного общения), а следовательно, и содержательное наполнение эмпирических индикаторов уважения.

Неуважение - негативная оценка себя или другого человека с точ­ки зрения способности к достижению своих мотивов, соответствия внутренним ценностям, самореализации во всех отношениях и соци­альной адаптации.

Неуважаемый персонаж характеризуется нецелеустремленностью, отсутствием выраженного стремления к достижению (внешнедеятель-ностному и внутреннему, личностному стремлению к самореализации), отсутствием осознания своих целевых программ и способов достиже­ния желаемого; внешним локусом контроля, неспособностью к само­стоятельному решению проблем; низким уровнем самоотношения, пол­ным отсутствием удовлетворенности собой (или неадекватным само­отношением, вытекающим из нерефлексивности); он не обладает не­обходимыми для достижения своей мотивации качествами (пассивен, несамостоятелен, неорганизован, слабоволен), которые ведут к фруст­рации значимой мотивации в настоящем и будущем. В межличност­ных отношениях неуважаемый персонаж занимает подчиненную пози­цию, ждет поддержки и помощи со стороны окружающих, ищет себе более сильного друга; окружающие к нему относятся свысока (со снис­хождением, с жалостью, с презрением) или вообще не замечают.

Внешнее уважение при внутреннем неуважении1 -сочетание ува­жения к достижениям, успешности и неуважения к личности.

Внешнеуважаемый (но внутренне неуважаемый) персонаж имеет выгодное, привлекательное положение (высокий социальный статус; материальная обеспеченность, престижная, интересная профессия), он достигает успехов (в профессиональной деятельности, в общении, в любви), он удовлетворен своим положением и не испытывает трудно­стей, к нему относятся с уважением (завидуют, боятся), он может обла­дать необходимыми деловыми качествами (энергичностью, активнос­тью). Однако это - ограниченный, неталантливый, нетворческий чело­век (если и обладающий способностями, то исключительно в узкой сфере профессии), поверхностный, не способный адекватно оценить ни себя, ни своих перспектив, питающий иллюзии и не способный вы­делить главного в жизни, ничем (кроме работы или стремления к мате­риальному успеху) не интересующийся, несамостоятельный, не обла­дающий устойчивыми убеждениями, внутренними ценностями.

Внутреннее уважение при внешнем неуважении — сочетание ува­жения к внутренним «достижениям» и неуважения к внешним атри­бутам успеха.

Такому персонажу приписываются высокие интеллектуальные способности, талантливость, стремление к творчеству, к личностной самореализации, твердые, определенные и самостоятельные взгляды на жизнь, рефлексивность. Однако он не достигает успеха и не ожи­дает его в будущем. При этом часть испытуемых отрицает значимость для персонажа внешних достижений и неуспех объясняет отсутстви­ем стремления к нему, другая же часть приписывает персонажу высо­кий уровень притязаний, стремление к достижению, объясняя неус­пех отсутствием бойцовских качеств).

Категории внешнего и внутреннего уважения (неуважения) диффе­ренцируют важный момент в самосознании - тот факт, что уважение за явные общепризнанные достижения может сопровождаться неуважени­ем внутренних стремлений, мотивов, стоящей за этими достижениями личности (и наоборот, неуважение за отсутствие общезначимых соци­альных достижений может сопровождаться уважением к личности пер­сонажа). Феномен этот, по-видимому, является выражением защитной тактики, с помощью которой снижается негативный смысл констатации собственного социального неуспеха. С точки зрения эмоционального содержания, этот феномен можно интерпретировать и в терминах ува­жения (внутреннего), и в терминах антипатии (рационализированной). Предлагаемая здесь терминология хороша тем, что позволяет отличить прямое эмоциональное ниспровержение персонажа (антипатия) от от­ношения, обоснованного с помощью некоторых специфических идеа­лов личности (внутреннее уважение и неуважение).

Слитная близость - выражение своего понимания другого чело­века, знания его внутреннего мира, интерес к нему.

Испытуемый, переживающий слитную близость к персонажу, де­тально и развернуто описывает его ценностно-интенционные харак­теристики (мысли, чувства, стремления), глядя на персонаж как бы изнутри, глазами самого персонажа, часто использует прямую речь, приводит примеры, конкретные события из жизни персонажа, иллю­стрирующие то или иное его качество, оправдывает персонаж так, как может оправдываться человек, рассказывая о себе; текст характе­ризуется повышенной экспрессией, нестереотипизированностью (не­формальностью).

Растождествленная близость характеризуется наличием опреде­ленной дистанции между испытуемым и персонажем, свидетельствует о способности испытуемого трезво и непредвзято оценить персонаж, опираясь при этом на глубокое знание и понимание его скрытых моти­вов, противоречий, внутренних конфликтов, защитных механизмов. Испытуемый, выступая в качестве тонкого и проницательного психо­лога, ставит диагноз, интерпретирует, осмысляет.

Эти два вида близости не противоречат друг другу и могут прояв­ляться совместно в оценочном тексте у одного испытуемого.

Отдаленность - непонимание другого человека и отсутствие ин­тереса к нему. (Диагностируется только при отсутствии обоих видов близости в анализируемом отрывке.)

Отдаленность по отношению к персонажу проявляется в текстах: испытуемых в формальных, неразвернутых, безличных ответах на воп­рос, в использовании при описании персонажа стереотипных выраже­ний, ярлыков, в строгом следовании вопросу, в однозначности, недиалектичности, завершенности характеристик, даваемых персонажу, в фиксации лишь внешних проявлений, конечных результатов и т. д.

В зависимости от конкретных целей исследования могут исполь­зоваться различные способы подсчета категорий. Возможны следую­щие варианты. Если исследователя интересуют содержательные аспекты самоотношения, его связь с различными сферами жизнедеятельности субъекта (профессиональной деятельностью, общением, семейной сфе­рой и т. д.), то отношение к персонажу, выраженное в рамках разных сфер деятельности, будет фиксироваться с помощью разных категорий (например, уважение к персонажу в профессиональной деятельности и уважение к персонажу в общении будут двумя самостоятельными категориями). В случае если нет необходимости дифференцировать отношение по сферам жизнедеятельности, подсчитывается общее ко­личество появлений данной категории отношения в тексте. Упрощен­ная процедура анализа предполагает разделение оценочного текста на отрывки (которые являются ответами на группу близких по смыслу вопросов, касающихся определенной сферы отношений персонажа), каждый из которых является единицей анализа. Тогда данная катего­рия фиксируется при ее первом появлении в отрывке, и при вторичном появлении в этом же отрывке она более не засчитывается. Число от­рывков задается числом групп вопросов, соответственно число появ­лений данной категории в тексте может варьировать от нуля до числа отрывков, в которых возможно появление категории. Более сложная процедура подсчета предполагает оценку каждого эмоционально-на­сыщенного высказывания с точки зрения выраженности в нем того или иного аспекта отношения к персонажу, в этом случае подсчитывается отношение объема появлений данной категории в тексте оценки дан­ного персонажа к общему объему текста, выраженного в количестве печатных знаков (или строк) в тексте. Полярные категории (симпатия-антипатия, уважение-неуважение) подсчитываются в данном отрывке независимо друг от друга. Это означает, что в данном отрывке может быть выражена, например, одновременно и симпатия, и антипатия к персонажу, а также, что отсутствие одного из полюсов категории еще не говорит о выраженности противоположного полюса.

Иначе подсчитывается появление категорий близости. Единицей счета в этом случае является весь текст в целом. Категории близости фиксируются при появлении соответствующих индикаторов хотя бы в одном из отрывков. При этом категория отдаленности не подсчиты­вается независимо от категорий близости: отсутствие категорий бли­зости в тексте и будет означать отдаленность. Это связано с самим определением категории отдаленности, которая задается только че­рез негативные характеристики. Количество появлений категорий бли­зости в отрывках не подсчитывается; фиксируется наличие близости или ее отсутствие.

Для анализа отношения, выраженного в ответ на инструкцию (2 задание), используется уже описанная система категорий, но в менее дифференцированном варианте без разделения категорий на подкате­гории, поскольку краткость высказываний препятствует их более де­тальному анализу.

Отнесение высказываний к одной из шести приведенных выше основных категорий анализа производится на основе их очевидной се­мантической близости. Например, высказываниями, синонимичными утверждению о симпатии, можно считать те, в которых констатируется стремление к дружеским отношениям, желание общаться, приятие, ин­терес, доверие и т. д. О близости свидетельствуют высказывания, кон­статирующие понимание, взаимопонимание, откровенность, похожесть, наличие общих точек соприкосновения и т. д. Аналогичным образом можно установить соответствие между высказываниями испытуемых и остальными категориями. Единицей счета является текст, в котором испытуемый непосредственно выражает, оценивает свои взаимоотно­шения с персонажами и отношения последних между собой.

Приведем теперь пример контент-анализа разобранного выше протокола. Оценочные тексты каждого персонажа разбиты на пять отрывков на основе пяти групп вопросов. Правило подсчета катего­рии - до ее первого появления в отрывке.

Анализ текста оценки персонажа А.

В первом отрывке, посвященном, профессиональной сфере, ис­пытуемый выражает к персонажу неуважение (внешняя мотивация при поступлении в вуз, констатация заниженной самооценки, отсут­ствие качеств, необходимых для достижения успеха, негативный про­гноз) и растождественную близость (интерпретации, диагнозы, ана­лиз защитных механизмов).

Во втором отрывке выражены: неуважение (констатация невысо­ких способностей, фрустрация близкого общения с противополож­ным полом, констатация стремления получать сочувствие, помощь, поддержку со стороны окружающих), симпатия (хочет быть умным, любимым; любит заниматься приятными вещами: читать, слушать музыку, искусство), растождествяенная близость (диагнозы, интер­претации), слитная близость («хочет», «любит», «боится» - ценностно-интенционные характеристики, развернутость ответов), антипа­тия (неприязнь со стороны окружающих).

В третьем отрывке испытуемый демонстрирует неуважение (фру­страция общения с противоположным полом, стремление избегать трудности, доминантность будущей жены) и симпатию (стремление к безопасности, комфорту, желание иметь много детей, духовное един­ство с будущей женой).

В четвертом отрывке фиксируются категории неуважения (при­писывание низкого уровня самоотношения, констатация неудовлет­воренности всех сфер: мотивации общения, самоутверждения, интимного общения; стремление к полному самоизменению) и растождествленной близости (интерпретации, диагнозы).

В пятом отрывке выражается неуважение к персонажу (негатив­ный прогноз, констатация дезадаптированности). Итак, в тексте оцен­ки сходного персонажа неуважение встретилось во всех пяти отрыв­ках, растождествленная близость - три раза, слитная близость - один раз, симпатия - два раза, антипатия - один раз.

Анализ текста оценки персонажа В.

В первом отрывке испытуемый проявляет к персонажу внешнее уважение при внутреннем неуважении (приписывание уверенности в успехе, позитивный прогноз будущей успешности, но констатация некоторой нерефлексивности: «Не склонен задумываться»), а также симпатию (стремление к общению, к информации, полнота жизни).

Во втором отрывке выражены: уважение (достижения в сфере об­щения; активность, энергичность - качества, способствующие дос­тижению; качества лидера) и симпатия («Для друга приятен, не оби­жает, его рвут на части, с ним интересно»).

В третьем отрывке к персонажу выражается уважение (достиже­ния в семейной сфере).

В четвертом отрывке демонстрируется внешнее уважение внут­реннее неуважение (констатация полной удовлетворенности собой персонажа, отсутствие проблем или легкая их разрешимость, при этом некоторая поверхностность, нерефлексивность, неорганизованность).

В пятом отрывке к персонажу выражается уважение (позитив­ный прогноз будущего успеха; основная ценность персонажа - актив­ная деятельность).

Итак, в тексте оценки противоположного персонажа категория ува­жения встретилась три раза, внешнего уважения при внутреннем не­уважении - два раза, симпатии - два раза, антипатии — один раз. Ка­тегорий близости (обоих видов) не было ни в одном отрывке, что по­зволяет зафиксировать появление категории отдаленности.

Надежность и валидность методики. Ретестовая надежность и надежность как корреляция ответов по «половинам» теста не уста­навливались. Проводилась ранговая корреляция результатов контент-аналитической кодировки по шкалам «симпатия», «антипатия», «ува­жение», «неуважение» (в версии, отраженной в публикации: Столин В. В., 1981) с прямыми экспертными оценками этих параметров.

Получены корреляции от 0,40 до 0,60. Корреляция результатов экс­пертных оценок этих параметров двумя группами экспертов (мужчин и женщин) соответствовала 0,86.

В соответствии с теоретическими представлениями шкала само­уважения должна была бы коррелировать с внутренним локусом кон­троля, в то время как для аутосимпатии (симпатии к А) такой связи не должно быть. Такие результаты и были получены. Приписываемый персонажам внутренний локус (измеренный с помощью модифици­рованного опросника, описанного в разделе 9.5) коррелировал с са­моуважением (уважением к А) плюс 0,74 и не коррелировал с аутосимпатией (симпатией к А) - минус 0,09. Анализ конструктной валидности на основе сравнения близости ответов на опросник локуса контроля «за себя» и за обоих персонажей с контент-аналитической оценкой отношения к ним свидетельствует в пользу конструктной ва-лидности, т. е. в пользу утверждения, что отношение к сходному пер­сонажу является проекцией отношения к себе (Столин В. В., 1981). Опыт использования методики в условиях психологической консуль­тации также свидетельствует о том, что испытуемые, описывая пер­сонаж А, фактически описывают себя и проецируют свое отношение к себе, а описывая персонаж В, проецируют отношение к отсутству­ющим, но значимым для них чертам, однако строгих количественных исследований, посвященных этому вопросу, не проводилось.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

  • 9.4. МЕТОДИКА УПРАВЛЯЕМОЙ ПРОЕКЦИИ