Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Общая психодиагностика




страница12/22
Дата06.07.2018
Размер5.74 Mb.
ТипРеферат
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22
ГЛАВА 7 ПСИХОДИАГНОСТИКА МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ 7.1. ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ Сфера межличностных отношений чрезвычайно широка. Она охватывает практически весь диапазон существования человека, на­чиная от его отношения к большим социальным группам (нации, ра­бочему коллективу) до интимных, диадных отношений (супружеских, отношений родитель - ребенок и т. д.). Можно утверждать, что чело­век, даже будучи в совершенном одиночестве, продолжает опираться в своих помыслах и действиях на имеющиеся представления об оцен­ках, значимых для других. Недаром были созданы и до сих пор сохра­няют свою теоретическую и практическую ценность такие психоло­гические теории личности, в которых статус главных ее составляю­щих приписывается межличностным отношениям (Мясищев В. Н., I960; Sullivan H., 1953). В настоящее время в психологии существует громадное количе­ство конкретных методических приемов исследования межличност­ных отношений, и даже беглый их обзор вряд ли уместился бы во всем объеме этой книги.. Это понятно, имея в виду как обширную феноменологию межличностных отношений, задачи, решаемые от­дельными методиками, так и различия в теоретической оценке сущ­ности исследуемого явления. Систематика методик психодиагности­ки межличностных отношений возможна на различных основаниях: а) на основании объекта (диагностика отношений между группами, внутригрупповых процессов, диадных отношений и т. д.); б) на осно­вании задач, решаемых исследованием (выявление групповой спло­ченности, совместимости и т. д.); в) на основании структурных осо­бенностей используемых методик (опросники, проективные методи­ки, социометрия и т. д.); г) на основании исходной точки отсчета ди­агностики межличностных отношений (методики субъективных предпочтений, методики выявления личностных характеристик участника общения, методики исследования субъективного отражения межличностных отношений и т. д.). Возможны, конечно, и другие критерии систематики методик. Необходимо отметить, что критерии систематики важны не сами по себе. Они представляют определенный аспект для оценки адекват­ности методики тому или другому конкретному исследованию. Так как целью этой главы является осуществление помощи в выборе ме­тодики или категории методик для конкретного исследования, пояс­ним предыдущую мысль более подробно. Во-первых, объект исследования, или точка приложения методи­ки. Межличностные отношения проявляются в большом разнообра­зии сфер человеческого бытия, которые существенно отличаются друг от друга и в которых действуют различные психологические детер­минанты. Поэтому применение конкретных методик имеет свои гра­ницы, игнорирование которых приводит к «девалидизации» методи­ки, необоснованности выводов. Так, социометрия, адекватная для исследования группы лиц, хорошо знакомых друг с другом, даст трудно интерпретируемые результаты при обследовании группы, в которой люди находятся на различных уровнях межличностного познания. Во-вторых, задачи, решаемые в исследовании. От них совершен­но определенно зависят требования, предъявляемые к валидности используемых методик, к объему поставляемых ею психологических данных. Понятно, что исследование, направленное, скажем, на выяс­нение совместимости экипажа парусного судна для продолжительно­го плавания, предполагает не только моделирование и анализ меж­личностных отношений в условиях, максимально приближенных к реальным, но и углубленное изучение мотивационно-потребностной сферы каждого с целью прогноза и предупреждения межличностных коллизий во время продолжительного плавания. В то же время эти методики, примененные для исследования структуры, сплоченности открытого для внешних социальных воздействий коллектива, дали бы излишнюю и не вполне адекватную информацию. В особом положе­нии находятся методики исследования межличностных отношений в малых группах (скажем, в семье), используемые для решения задач психокоррекционной работы. Желательно, чтобы они были не только констатирующими, т. е. раскрывали бы картину существующих отно­шений, но и эвристическими — дающими психологу возможность понимания субъективного мира, исследуемого во всей его сложности, расширяющие диапазон психической реальности как для психолога, так и для обследуемого человека. В таком случае они выполняют фун­кцию введения в психокоррекционную работу, подготавливают кли­ента для осознания скрытых, многоуровневых его отношений с дру­гими лицами. К методикам исследования межличностных отношений, применяемым для решения задач психокоррекционной работы, обыч­но не предъявляются очень жесткие требования относительно их ди­агностической и прогностической валидности — они служат для по­строения рабочих гипотез, которые в последующем уточняются и ве­рифицируются. В этой сфере исследования появляются и новые тре­бования к методикам, такие, как психокоррекционный эффект самой процедуры исследования или, по крайней мере, отсутствие негатив­ного влияния на клиента (Бодалев А. А., Столин В. В., 1981). Они так­же должны способствовать установлению хорошего эмоционального контакта психолога с клиентом. В-третьих, структурные особенности используемых методик. Представляется, что на этот критерий следует особо обратить вни­мание с точки зрения мотивации исследуемого к тестированию и его возрастных характеристик. Отдельные методики не предполага­ют возрастания мотивации к выполнению задания уже по самой сути своего строения. Больше всего это относится к методикам опросникового типа. Объемистые их варианты (скажем, тест MMPI или CPI), включенные в тест-батарею в качестве вводных, снижают мотива­цию к исследованию и не только усложняют проведение обследова­ния, но и определенным образом искажают его результаты. По той же причине они неудобны в тех случаях, в которых психологу необ­ходимо обеспечить хороший личностный контакт с обследуемым. Что касается возрастных характеристик исследуемых, то тут специ­ально следует обратить внимание на те случаи, когда методический прием, оригинальный или видоизмененный, первоначально разра­ботанный для конкретного возраста, применяется в более широком возрастном диапазоне. Так, скажем, процедуры, основанные на реф­лексии собственных переживаний, требующие осознания собствен­ного субъективного отношения к людям, эксплицитного обоснова­ния чувств и отношений, малоприменимы для исследования детей до подросткового возраста. В-четвертых, исходная точка отсчета диагностики межличнос­тных отношений (тут имеются в виду те психологические парамет­ры, на которых основывается суждение психолога о межличност­ных отношениях). Точки отсчета при оценке межличностных отно­шений существенно отличаются даже в тех случаях, когда результа­ты исследования интерпретируются в тех же терминах. Для одних методик основными являются показатели межличностной привле­кательности, ситуации субъективного выбора, для других - глубинные мотивационно-потребностные характеристики каждого участ­ника взаимодействия, для третьих - ситуационные детерминанты поведения и т. д. Различные точки отсчета представляют собой ме­тодическую реализацию определенных теоретических воззрений. Это необходимо иметь в виду для критического осмысления интер­претации получаемых данных. Необходимо отметить и другое. Оценка межличностных отноше­ний в разных подходах опирается на различные психические детерми­нанты, относящиеся к различным уровням психического функциони­рования личности. Из-за этого содержание тестового материала раз­личных методик находится на различной «отдаленности» от суждений психолога на основе данных исследования: на основе данных кванти-фицированного наблюдения, как и на основе специального опросника, можно установить стремление каждого члена группы к доминирова­нию. Однако в первом случае мы имеем дело с интерпретацией факти­чески сложившейся ситуации, где доминирование отдельного челове­ка представляет собой результат взаимодействия всех членов группы, а в другом - с субъективными желаниями или представлениями о себе и других, из чего прямо не выводится прогноз о положении этого инди­вида в определенной группе. С другой стороны, имея информацию о реальной структуре отношений в группе, невозможно дать прогноз ее развития без информации о социальной мотивации каждого. Таким образом, исследователь всегда ставится перед проблемой выбора «глу­бины» методики, что требует от него точного осознания того, на меха­низмах какой психологической реальности построена методика. С на­шей точки зрения, критерий исходной точки отсчета является основ­ным при организации исследования и подборе методических приемов. Он позволяет избежать содержательного дублирования получаемых данных, структурировать исследование по изучаемым психологическим уровням (например, по схеме «наблюдаемое взаимодействие - лич­ностные характеристики участников интеракции - субъективное отра­жение социальной ситуации»). Диагностика межличностных отношений на основе субъектив­ных предпочтений. Традиционная методика этой группы - социомет­рический тест, предложенный Дж. Морено (Moreno J., 1934). Его суть - субъективные межличностные предпочтения (выборы) членов группы по определенным сферам (например, работа, отдых и т. д.). На основе полученных членом группы числа субъективных выборов определяются индивидуальный социометрический статус индивида (лидер, отверженный, изолированный), структура межличностных от­ношений, сплоченность группы и т. д. Так как эта методика широко представлена в отечественной литературе (Ольшанский В. Б., 1981; Волков И. П., 1970; Коломинский Я. Л., 1976; Паниотто В. И., 1975 и др.), на ней подробнее останавливаться не будем. Существует ряд модификаций социометрического теста. Отличи­тельными по своей структуре являются аутосоциометрические мето­дики, под которыми понимаются такие средства изучения взаимоот­ношений и их осознания, в которых испытуемые сами «измеряют» взаимные отношения людей друг к другу и к себе (Данилин К. Е., 1981). Интересны варианты аутосоциометрии для детей (Коломинс­кий Я. Л., 1984). В аутосоциограмме испытуемым предъявляют лист, на котором изображены четыре концентрических кольца. Им предла­гается поместить условные обозначения (или фотографии) товари­щей, которым симпатизируют очень многие сверстники, в централь­ный круг; тех, кому симпатизируют многие, - во второе кольцо и т. д. По данным аутосоциограммы всех членов группы можно определить социальный статус каждого. При этом указанный показатель более достоверен по сравнению с обычным социометрическим статусом, так как в атой процедуре испытуемый показывает свое отношение не к части своих товарищей по группе, а ко всем ее членам. На основе самоопределения испытуемых методика выявляет предполагаемый, воображаемый статус, а также показывает тенденцию индивида при­писывать большинству членов группы определенный социометричес­кий статус (социометрическую установку). Коломинский предложил модификации аутосоциограммы для детей младшего школьного и дош­кольного возраста. Для получения ряда количественных показателей осознания и пе­реживания взаимоотношений со сверстниками применяется аутосо-циоматрща. Ученикам раздаются матрицы, в которых для каждого из них отведено по горизонтали два ряда клеток, а вертикальные стол­бики имеют порядковые обозначения каждого члена группы. Испы­туемого просят сделать три выбора за себя (обозначая их на верхнем ряду клеток), а потом - по три выбора за каждого члена группы (обо­значая их на нижнем ряду клеток). К обсуждаемой категории методик можно отнести и средства пря­мой оценки группы в целом. Один из вариантов такой оценки может быть основан на вопросах, требующих от испытуемого общей оцен­ки группы (например: «Насколько привлекательна для Вас эта груп­па»» «В какой степени Вы привязаны к членам данной группы») или оценки собственного членства в ней (например: «Хотите ли Вы остаться членом данной группы») (Донцов А. И., 1984). При оценке данного методического приема можно согласиться с указанным автором, что столь «лобовые» вопросы не позволяют надеяться на искрен­ние ответы. Однако необходимо отметить важность интегративного показателя привлекательности для отдельного человека группы в це­лом, что до сих пор не получило достаточного внимания в исследова­ниях социальной психологии. . Несколько слов о главном недостатке методик диагностики меж­личностных отношений посредством субъективных предпочтений, оценки отношений участниками интеракций. Сам принцип такого под­хода сталкивается со схожими методологическими проблемами, как и метод интроспекции в общей психологии. Среди прочих хочется обратить внимание на то обстоятельство, что сознательная оценка вследствие социальных установок, отношения к самому процессу ис­следования или вследствие влияния психологической защиты (глав­ным образом рационализации и реактивных образований) может кар­динально измениться. В этом контексте со всей остротой встает так­же проблема отражения эмоционального отношения в сознании че­ловека. То есть становится вообще неясным, какие именно психоло­гические реалии выявляют, скажем, социометрические техники в каждом индивидуальном случае. Указанные обстоятельства делают понятным стремление соци­альных психологов к поиску косвенных средств оценки межличностных отношений, которые давали бы возможность количественно оце­нить позитивное - негативное отношение одного человека к другому. Методики косвенной оценки межличностных отношений. Мето­дические приемы исследования межличностных отношений основа­ны на выявленных в социальной психологии закономерностях влия­ния эмоционального отношения главным образом на невербальное поведение, паралингвистические параметры. Наиболее известны методики, основанные на закономерностях проксемического поведения людей. Главная их предпосылка в том, что выбор субъектом положения в пространстве относительно друго­го лица или группы лиц зависит от его межличностных отношений -положительное эмоциональное отношение проявляется в выборе бо­лее близкого расстояния. Средства исследования, основанные на феноменах «личностного пространства», можно разделить на три категории: а) методики на­блюдения реальной ситуации; б) методики символического модели­рования реальной ситуации; в) проективные средства. Считается, что методики наблюдения реальной ситуации дают наи­более достоверную информацию о межличностных отношениях. Клас­сическую, наиболее типичную процедуру представляет собой схема исследования, в которой проксемическое поведение двух людей фик­сируется наблюдателем или же, в более сложных схемах, проксеми­ческое поведение членов группы записывается на видеопленку с пос­ледующим анализом поведения каждого (Peterson К.. Draper D., Roscol В., 1982). Иллюстрацией элементарной процедуры может слу­жить следующий вариант (Cronje E., Moller А., 1976): в комнате нахо­дятся стол и два стула, расположенные на определенном, достаточно большом расстоянии друг от друга. Экспериментатор, сидящий на одном из стульев при входе испытуемого, просит его сесть. Свобод­ный выбор дистанции, проявляющийся в выборе места для располо­жения стула (расстояние между ним и экспериментатором впослед­ствии измеряется), связывается с психологической ситуацией меж­личностных отношений. Методики символического моделирования реальной ситуации до­статочно разнообразны. В одной из них, используемой указанными выше авторами, испытуемому предлагается набор фотографий, в ко­торых зафиксированы разные расположения стола и стульев. Испытуемого просят выбрать из них ту, в которой запечатлено наиболее комфортное для него расположение. Другие варианты моделирова­ния предполагают большую активность испытуемого, в которых он сам должен полностью структурировать ситуацию, самостоятельно располагая символы или игрушки, изображающие людей и объекты, определенным образом в пространстве. Согласно методике, описан­ной Дж. Кют (Kuthe J., 1962), ребенок складывает вырезанные фигу­ры разных людей на бархатной доске. При сравнении данных о ли­нейных расстояниях между расположенными фигурами с соответству­ющими данными исследований по другим психологическим методи­кам автор пришел к выводу, что эмоциональные расстояния между людьми выражаются через линейные расстояния в символической ситуации. Проективные средства, основанные на обсуждаемом принципе, существенно не отличаются от методических приемов моделирова­ния, однако своей процедурой и стимульным материалом они направ­лены на определенную сферу познания. Скажем, методика Петерсона (1980) направлена на изучение семейных отношений. В нее входят модель комнаты (пол комнаты маркирован поперечными линиями для удобства измерения расстояния), игрушечные фигуры членов семьи. Ребенок, играя в «семью» и располагая определенным образом ее чле­нов, дает исследователю легко интерпретируемый материал. В боль­шинстве случаев оценка расстояния между фигурами составляет лишь небольшую часть интерпретируемого материала проективной мето­дики, один его параметр. Он используется в методиках, основанных на игровой деятельности (Condor E., 1954), при интерпретации ри­сунка семьи (например, Di Leo J., 1973), при структуризации отобра­женных межличностных ситуаций (Gille R., 1959). Валидность про­ективных средств в измерении межперсонального пространства под­тверждается в работе Д. Эдвардса (Edwards D., 1980). Кроме методических приемов, основанных на закономерностях проксемического поведения, создаются процедуры исследования меж­личностных отношений на основе особенностей паралингвистических компонентов речи, такесики и контакта глаз. Было показано, что имен­но контакт глаз позволяет судить о начале интеракции; увеличение вре­мени обоюдного контакта глаз говорит о более теплых отношениях между партнерами (Argyle M., Cook M., 1976). Главный недостаток методик косвенной оценки межличностных отношений в их неразработанности, в том, что они дают сравнитель­но узкую информацию. Практически методы диагностики (например, основанные на проксемических феноменах) очень близки к методи­ческим приемам исследования самих феноменов. Однако такой прин­цип оценки межличностных отношений нам кажется весьма перспек­тивным. Методики наблюдения и экспертной оценки интерпретации. Си­туационный тест. В социальной психологии достаточно часто ис­пользуются методики исследования межличностных отношений, в ко­торых акцент делается на объективное и обширное описание инте­ракции, которое впоследствии интерпретируется, исходя из опреде­ленных теоретических воззрений. В отличие от предыдущего класса методик здесь исследователь имеет дело с менее однозначным и ме­нее контекстуальным психологическим материалом; его интерпрета­ция более интегративна, более зависима от психологической теории, на которую опирается исследователь. Содержание схемы наблюдения зависит от теоретической ориентации психолога и специфики решае­мых прикладных задач. Все же в своем большинстве исходной точ­кой отсчета служат ситуативные детерминанты поведения, гештальты транзакций. Формально процедуры регистрации поведения отличаются друг от друга по целому ряду параметров: регистрирование дискретных реакций -регистрирование реакций определенных общих категорий; постоянное регистрирование поведения - выборочное; регистриро­вание поведения в изоляции - регистрирование реакций в контексте предыдущих или последующих событий. Одна из самых известных методик регистрации межличностных отношений принадлежит Р. Бейлсу, который разработал схему, позво­ляющую по единому плану регистрировать различные виды интерак­ции в группе (Bales R., 1970). По этой схеме обученный наблюдатель может кодировать каждое взаимодействие в любой малой группе по 12 показателям, которые объединены в четыре более общие катего­рии: область позитивных эмоций, область решения проблем, область постановки проблем и область негативных эмоций. Благодаря такой формализованной процедуре наблюдения можно определить разные уровни групповой динамики, статус и роль участников взаимодействия и т. д. Например: человек, получивший высокий балл в области реше­ния проблем, рассматривается как деловой лидер, а в области пози­тивных эмоций - как эмоциональный лидер. Схема Р. Бейлса и ее кри­тика подробно описаны в литературе (Ольшанский В. Б., 1981; Анд­реева Г. М., 1980), поэтому остановимся на менее известных схемах наблюдения. Интерес представляет матрица регистрирования определенных категорий поведения интеракции родитель - ребенок (Mash E., Terdol L., Anderson К. - цит. по: Berkeley E., 1981). Авторы предла­гают применять ее при регистрации свободной игры родителя с ре­бенком для получения более надежной информации об особеннос­тях их интеракции и постановки задач психокоррекции. Процедура регистрации делает возможным фиксирование реакций в контексте предыдущих и последующих событий. Наблюдение проводится дву­мя наблюдателями: первый фиксирует поведение матери как пред­шествующее событие, а поведение ребенка - как последующее, как реакцию; второй, наоборот, фиксирует поведение ребенка как пред­шествующее, а поведение матери - как последующее событие. Фик­сация поведения регистрируется в матрицах. В табл. 10 представле­на матрица первого наблюдателя. Матрица второго наблюдателя аналогична, но меняются названия столбцов: «Предыдущее поведе­ние ребенка», «Последующее поведение матери» и строки становятся столбцами. Каждый наблюдатель делает отметку в определенной клетке своей матрицы через каждые 10 секунд, отмечая только пос­леднюю оцениваемую единицу интеракции за этот период. После 10-секундного перерыва делается пауза в 5 секунд и опять фиксиру­ется поведение за следующие 10 секунд. Приведем пример после­довательности поведения: За первые 10 секунд заполнитель матрицы поведения ребенка делает отметку в клетке, соответствующей «Приказ— Подчинение». Заполняющий матрицу поведения матери за это же время делает от­метку в клетке «Подчинение- Похвала» (см. табл. 10), за второй период первый наблюдатель делает отметку в клетке «Приказ-воп­рос- Взаимодействие» и т. д. Схема оценок подробно описана в кн.: BarkleyR., 1981. Стандартные категории поведения матери, фиксируются в клет­ках матрицы: 1) ПРИКАЗ. К этой категории принадлежат прямые при­казы, указания или высказывания, включающие в себя различные тре­бования; 2) ПРИКАЗ-ВОПРОС. Это вопрос, включающий в себя оп­ределенное требование (например: «Не подашь ли ты мне...»); 3) ВОПРОС; 4) ПОХВАЛА. Категория включает вербальные выска­зывания и невербальное поведение, которое выражает одобрение, под­держку, принятие поведения ребенка; 6) ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. Это поддерживание (или попытка поддержать) какого-нибудь обоюдного контакта. Он может быть вербальным и невербальным; 7) НЕТ ОТ­ВЕТА (ИГНОРИРОВАНИЕ). Отметка делается тогда, когда в тече­ние 10 секунд не наблюдается какое-либо поведение из указанных выше категорий. Стандартные категории поведения ребенка также фиксируются в клетках матрицы: 1) ПОДЧИНЕНИЕ. Отмечается только в том случае, если пове­дение ребенка соответствует приказу или приказу-вопросу матери. Ответ на вопрос матери оценивается как взаимодействие; 2) КОН­КУРЕНЦИЯ. Это неподчинение, состязательное поведение. Любое поведение ребенка после приказа матери, которое не является под­чинением, представляет собой противопоставление себя приказу; 3) НЕЗАВИСИМАЯ ИГРА. Оценивается, когда ребенок играет один и не взаимодействует с родителем. Независимая игра после приказа матери отмечается как последующее поведение в графе «Независи­мая игра» матрицы ребенка и как предыдущее поведение в графе «игнорирование» в матрице матери; 4) НЕГАТИВНОЕ ОТНОШЕ­НИЕ. Высказывания и невербальное поведение, показывающие злость, отказ, обескураженность; 5) ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ; 6) ВОП­РОС. Оценивается только в матрице ребенка. Вопрос как предыду­щее поведение ребенка в матрице родителя оценивается: а) как «кон­куренция», если следует после «приказа» или «приказа-вопроса», б) как «взаимодействие», если это не так; 7) НЕТ ОТВЕТА (ИГНО­РИРОВАНИЕ). Не наблюдается ни одна из указанных выше катего­рий форм поведения. Образец матрицы поведения ребенка Таблица 10 Предыдущее поведе­ние матери Регистрация последующего поведения ребенка Подчи­нение Независимая игра Вопрос Негативное отношение Взаимо­действие Нет ответа Приказ Приказ-вопрос Похвала Негативное отношение Взаимодействие Игнорирование Наблюдение продолжается определенное время. В последующем матрицы сравниваются для получения полной картины особенностей образа интеракций матери и ребенка. Необходимо отметить, что ука­занная схема исследования требует определенных навыков наблюде­ния и хорошей согласованности действий обоих исследователей. Перспективным направлением в исследовании и диагностике меж­личностных отношений является наблюдение за игровым имитиро­ванием определенной ситуации. Это так называемые ситуационные тесты, в которых человек ставится в ситуацию, наиболее выпукло показывающую некоторые стороны реальной жизненной ситуации. Наблюдение за поведением человека в ситуационном тесте позволяет хорошо диагностировать его межличностные отношения, предвидеть их развитие в реальной ситуации. Большинство ситуационных тестов возникли как отдельные методические приемы для исследования раз­ных феноменов межличностных отношений. Они мало разработаны и стандартизированы, здесь много пространства для изобретатель­ства исследователя, поэтому здесь больше подходит термин «прием», чем «тест». Но благодаря своей приближенности к жизни и хорошим прогностическим результатам ситуационные тесты являются перспек­тивными для диагностики межличностных отношений. Одним из таких приемов является групповая дискуссия без лиде­ра. Группе испытуемых дается задача или тема для обсуждения в те­чение определенного времени, но ни один из участников не назнача­ется главным и ни на кого не возлагается особая ответственность. Такая ситуация позволяет оценить такие черты, как находчивость, инициативность, лидерство, способность к совместной работе, взаимодействию. Она позволяет предсказать успешность выполнения та­ких видов деятельности, которые требуют вербального общения для решения проблем, а также срабатываемости с равными себе. Для оценки совместимости, лидерства, конкуренции и коопера­ции в диаде широко используются специально сконструированные настольные игры. Известна игра, предложенная М. Дойчем и Р. Краусом, где испытуемым предлагается с помощью ручек как можно быстрее провести свою фишку по определенному пути. При этом ока­зывается, что общий для каждого участника .отрезок пути они могут .пройти только по отдельности. В исследованиях российских психо­логов широко используются приборы типа «гомеостат», «групповой сенсомоторный интегратор» и т. д. (Уманский Л. И., 1977). Они моде­лируют простейшую деятельность группы, требующую согласования, координации, единства членов группы. Для изучения диадного взаимодействия широко используется игра под названием «Дилеммы узников». Название возникло от ситуации, которую предлагается вообразить играющим. Она заключается в том, что двух заключенных подозревают в совместном преступлении. Они помещены в отдельные камеры. У каждого есть возможность сооб­щить о преступлении другого, надеясь получить меньшее наказание. Если никто из них не сообщит о преступлении, совершенном другим, оба получат незначительное наказание; если один скажет, а другой нет, то сообщивший будет отпущен на свободу, а другой получит су­ровое наказание; если они оба сообщат, то оба получат небольшое наказание, но оно будет больше, чем то, которое они могли получить, если бы оба промолчали. Исход игры можно представить в матрице, с которой обычно знакомят участников перед игрой (табл. 11). Таблица 11
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22

  • Образец матрицы поведения ребенка