Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Обелиски мужества




Скачать 192.76 Kb.
Дата02.07.2017
Размер192.76 Kb.
ТипПрограмма
Разработка внеклассного мероприятия, посвященного

65-летию Победы ( 9 КЛАСС)



Учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ №8, г. Лениногорска

Рафикова Г. М.

Тема: Обелиски мужества...

Цель: 1) Познакомить с жизнью и творчеством поэтов-фронтовиков; 2) Развивать интерес учащихся к героическому прошлому страны; 3) воспитывать чувство любви и гордости к своей Родине, своему народу.

Оборудование: сцена оформлена в виде сквера с обелиском, у подножия которого возложены цветы, мультимедийный проектор.
Программа вечера рассчитана на 8 исполнителей. 1-й, 2-й, 3-й и 4-й пред­ставляют наших героев, писателей-фронтовиков, читают фрагменты их стихов, очерков, корреспонденции, записных книжек. 5-й — знакомит с записями их друзей, товарищей по перу и однополчан. 6-ая говорит от имени матерей и жен героев и, наконец, 7-й и 8-й — это ведущие — наши современники.

Произведения А. Гайдара, П. Когана, М. Джалиля, С. Гудзенко цитируются по изданиям: М. Джалиль. Избранные произведения Л.: Советский писатель, 1979 г.; С. Гудзенко. Избранное. М.: Художественная литература, 1977 г.; С. Гудзенко. Завещание мужества. М.: Молодая гвардия, 1971 г.; П. Коган. Стихи. Воспоминания о поэте. Письма. М.: Молодая гвардия, 1966 г.; А. Гайдар. Собрание сочинений в 4-х томах. М.: Детская литература, 1960 г.

Кроме того, в тексте сценария использованы фрагменты из дневников, воспо­минаний, биографических книг и исследований: Б. Камов. Обыкновенная биография (А. Гайдар) ЖЗЛ, М.: Молодая гвардия, 1971 г.; Т. Котов, В. Лясков-ский. Аркадий Гайдар на войне, М.: Правда, 1964 г.; Р. Мустафин. Поэзия правды и страсти в кн. М. Джалиль, Избранные произведения. Л., 1979 г.; В. Воздвиженский. Моабитские тетради Мусы Джалиля. М., 1969 г.

Помимо литературного и биографического материала использовались репродукции военных фотографий и плакатов, записи песен военных лет, презентация Обелиски мужества, сделанная учащимися.


Учитель: Наш литературный вечер мы посвящаем памяти писателей, погибших на фронтах Отечественной войны. Из сотен героев мы выбрали четырех, судьбы которых, может быть, наиболее типичны и вместе с тем необыкновенны. Это Аркадий Гайдар, Павел Коган, Муса Джалиль и Семен Гудзенко...
Ученики:

8-й — Свыше тысячи писателей, а если считать тех, кто пришел в лите­ратуру уже после победы, принеся в нее свой фронтовой опыт, то и все полторы тысячи участвовало в Вели­кой Отечественной войне непосредст­венно, в рядах нашей армии и флота, в партизанских отрядах, во фронтовой печати...

7-й — Более четырехсот писателей погибло на фронтах смертью храбрых, было расстреляно фашистами за уча­стие в подпольной борьбе, умерло от ран в госпиталях. Слово на войне часто стоило жизни, зато и звучало оно как никогда громко, вопреки старинной по­говорке «Когда говорят пушки, музы молчат...»

8-й — Мы расскажем сегодня о воен­ных путях четырех писателей-фронтови­ков. Всего четыре имени из четырех­сот, четыре судьбы, четыре биографии, четыре подвига, но за ними-биография страны, судьба нашей литературы и подвиг народа...

I

7-й- Голиков Аркадий Петрович. Литературный псевдоним — Гайдар. Родился в 1904 году. Писатель и жур­налист, автор книг «Дальние страны», «Четвертый блиндаж», «Р. В. С», «Школа», «Судьба барабанщика», «Ти­мур и его команда» и других.



Участник гражданской войны. По­следняя армейская должность — коман­дир полка. Был ранен. К 1941 по со­стоянию здоровья не подлежал моби­лизации. Военный корреспондент газеты «Комсомольская правда» на Юго-За­падном фронте...

1-й, — Я ушел в Красную Армию в ноябре 1918 года, когда мне не было еще 14лет. Я был рослым мальчишкой, и вскоре после некоторых колебаний меня приняли на 6-е Киевские курсы красных командиров.

В конце концов вышло так, что че­тырнадцати с половиной лет я уже командовал 6-й ротой 2-го полка брига­ды курсантов на петлюровском фронте. А в 17 лет был командиром 58-го отдель­ного полка по борьбе с бандитизмом,— это на антоновщине.

Когда меня спрашивают, как могло так случиться, что я был таким моло­дым командиром, я отвечаю: это не биография у меня необыкновенная, а время было необыкновенное. Это просто обыкновенная биография в не­обыкновенное время. . л,->

8-й — Удостоверение. Дано писателю тов. Гайдару Аркадию Петровичу в том, что он командируется в Действующую Красную Армию и качестве военного корреспондента газеты «Комсомольская правда» согласно решению Генерального штаба Красной Армии (пропуск от 18 июля 1941 года)... Член редкол­легии... Б Бурков.

6-я — Из письма Гайдара к жене: «Дорогая Верочка! Пользуюсь случаем, пересылаю письма самолетом. Вчера вернулся, а завтра уезжаю опять на передовую, и связь со мной будет прер­вана. Положение у нас сложное — посмотри на Киев, на карту, и поймешь сама... Сентябрь 1941 года, Киев...

1-й — Вдруг раздался удар. Каза­лось, что грохнул он над самым гребнем моей стальной каски... — Суровая команда — и взревела наша пушка. Ее поддержали соседи. Враги отвечали. Они били снарядами «205» и дально­бойными минами...

Грубые, скрепленные железными ско­бами бревна потолочного наката вздра­гивают. Через щели на плечи, за ворот­ник сыплется сухая земля. Телефонист поспешно накрывает каской миску с го­рячей кашей, не переставая громко кричать:

— Правей, ноль двадцать шестью

снарядами! Теперь точно! Беглый огонь!

«Комсомольская правда»

17 сентября 1941 года.

5-й — Фронтовой кинооператор, дважды лауреат Государственной пре­мии А. И. Казаков рассказывал, как однажды они с Гайдаром приехали в штаб нашей части, занимавшей оборо­ну под Киевом на реке Ирпень. Писа­тель ночью ушел с разведчиками в не­мецкий тыл. Проводниками у них стали двое детей, Саша и Марина, у которых на захваченном немцами берегу был родной дом и жила мама...

Об этом ночном рейде написан очерк «Ракеты и гранаты». Но рассказывать о

детях, которые помогли бойцам глу­боко проникнуть в расположение про­тивника, а потом остались дома и каж­дый день сообщали разведчикам новые важные сведения, Аркадий Петрович не мог...

1-й — «Разведка идет по проводу. Вдруг треск моторов раздается совсем рядом. Блеснул и потух огонь. Впереди у колхозных сараев шум, движение. Сержант, за ним вся разведка, плашмя падают на землю и ползут вдоль доро­ги... Двести метров разведка ползет сорок минут. Потом долго лежит не­подвижно, прислушиваясь к шуму, тре­ску и звукам незнакомого языка...

Опять одна, другая, долгие минуты. Вдруг красной змейкой, показывая на­правление вспыхивает ракета. Раз­ведчики открывают огонь. Загорается соломенная крыша сарая. Светло, видны враги. Так и есть, мотоциклетная рота. Но вот в бестолковый треск авто­матов ввязываются тяжелые пулеметы. Перерезав в нескольких местах провод, разведчики отходят...»

7-й — 18 сентября наши войска оста­вили Киев. Гайдар шел вместе с отсту­пающей армией и 4 октября вступил в партизанский отряд под селом Лепля-ва близ Канева. В тот же день, 4 октяб­ря, очерк «Ракеты и гранаты» появился в «Комсомольской правде». Видимо, пе­ред уходом из Киева писатель отправил его на большую землю с оказией или с последней почтой. Это бил последний очерк Гайдара, который достиг Моск­вы... Несколько месяцев друзья и род­ные ничего не знали о его судьбе... И только весной 1942 года в Москву пришло письмо, адресованное жене Гайдара...

6-я — «Уважаемая товарищ Гайдар! Выполняя просьбу Вашего мужа, Гай­дара Аркадия Петровича, сообщаю Вам, что он погиб от рук фашистских варваров 26 октября 1941 года.

Вы знаете, что Аркадий Петрович последнее время был корреспондентом Юго-Западного-фронта. До последнего времени он был в Киеве. Когда обра­зовалось окружение, то Гайдару пред­ложили вылететь на самолете, но он отказался и остался в окружении с ар­мией. Когда часть армии была разбита, то мы, выходя из окружения, остались в партизанском отряде в приднепров­ских лесах. Однажды мы ходили по продукты на свою базу и нарвались на немецкую засаду, где и был убит товарищ Гайдар Аркадий Петрович.

Его могила находится в Полтавской области, около железной дороги, кото­рая идет из Канева на Золотоношу. Если ехать из Канева, то надо доехать до станции Леплява, а затем пойти пешком до первого переезда в направ­лении Золотоноши. Там есть будка, вот около этой будки на правой стороне железной дороги, метрах в пяти от по­лотна и похоронен он. Будочник знает могилу. И если когда-нибудь Вам при­дется побывать там, то Вы ее найдете.

Я кончаю писать, мне теперь трудно вспоминать то, что прошло, потому что мы любили нашего Аркадия Петро­вича.

Мы обещали отомстить врагу за то, что они его убили, и мы отомстим так, как умел мстить тов. Гайдар. Он всегда храбро дрался и геройски погиб.

Это письмо я передаю из временно оккупированной Украины.

До свидания... Остаюсь — лейтенант С. Абрамов.

8-й — Это произошло ранним утром... Гайдар и еще четверо партизан отдыха­ли под соснами, не зная, что еще вчера их заметили, донесли и что окраина села оцеплена, а в десяти-пятнадцати метрах от них, возле той самой тропы, на которую им предстояло свернуть, сидят немецкие автоматчики... У гребня насыпи, спиной, он вдруг ощутил: сзади кто-то прячется, рывком обернулся —

и увидел. Они притаились неправдо­подобно близко: возле самой тропы...

7-й — В запасе всего несколько мгно­вений, самые короткие в его жизни... Немцы еще не уверены, что он в тумане их разглядел. Ждут, что он предпри­мет.

Ребята, немцы! — крикнул он

Треснула одинокая очередь... Но прежде чем пулемет заговорил опять, в кусты, где притаились немцы, полете­ли гранаты. Крик Гайдара лишь на несколько мгновений опередил выстре­лы...

5-й — Но это были те самые мгно­вения, которые позволили товарищам выхватить и бросить гранаты. Мгно­вения, ошеломившие гитлеровцев стре­мительностью ответного удара. Мгно­вения, лишившие врага главного пре­имущества — внезапности. Мгновения, даровавшие жизнь всем четверым... Одна единственная пуля попала ему прямо в сердце.

1-й — «Это я, который крепко лю­бил свою Родину с опасностью для жизни подавал тревожные сигналы. И в следующее же мгновение пуля крепко заткнула мне горло. Но даже падая, я не перестал слышать все тот же звук чистый и ясный, который не смогли заглушить ни внезапно загремевшие выстрелы, ни тяжелый удар разорвавшейся неподалеку бомбы...» Аркадий Гайдар, «Судьба барабанщика»... 11

7-й — Коган Павел Давыдович. 1918 года рождения. Поэт. Студент IV курса Московского института фило­софии, истории и литературы. При­жизненных публикации нет. Воинское звание — лейтенант, должность — командир разведвзвода...

5-й — До войны, впрочем как и сей­час, по Москве ходило множество моло­дых поэтов. Поэты были в литинституте, в ИФЛИ, в университете... Лет им было от 18 до 20, мало кто из них успел напечататься, но нельзя сказать, чтобы их никто не знал. Во-первых, они знали друг друга... Во-вторых, их знали многие сотни московских сту­дентов, аудитория строгая и живая. В ИФЛИ самым знаменитым поэтом был Павел Коган...

Подымай паруса!

Берега затянуло печалью...

Отлетает заря, замирая, как голоса.

Подымай паруса!

Тишина пролетает, как чайка.

Светит имя твое

На разодранных парусах... 8-й — Выписка из характеристики по семинару Ильи Львовича Сельвинского:

«Павел Коган. Активен. Очень куль­турен. Поэтически высоко принципиа­лен. В этом году работал над продол­жением романа в стихах. Оценка «от­лично»...

2-й — (как бы объявляя). Роман в стихах «Первая треть». Из неокон­ченной

Есть в наших днях такая точность,

Что мальчики иных веков

Наверно, будут плакать ночью

О времени большевиков.

И будут жаловаться милым,

Что не родились в те года.

Когда звенела и дымилась,

На берег рухнувши вода. ;

Они нас выдумают снова —

Косая сажень, твердый шаг —

И верную найдут основу.

Но не сумеют так дышать,

Как мы дышали, как дружили,

Как жили мы, как впопыхах

Плохие песни мы сложили

О поразительных делах

5-й — Весной 1941 года шли грозовые дожди. Стоим во дворе ИФЛИ. Зашел ч. разговор о войне. Прищурившись на солнце, Павел как-то просто и мило ,сказал:

— Я с нее не вернусь, с проклятой, потому что полезу в самую бучу. Такой у меня характер.

Так и случилось.

Он отчаянно любил веселых, честных и смелых людей. Его героем был Щорс. Он любил музыку, а больше всего на свете — стихи... Он ненавидел сладкий сироп. Он твердо знал, что мы победим. Но он знал и другое: будет пролито много крови, и многие не вернутся...

2-й —


Я слушаю далекий грохот,

Подпочвенный неясный гуд,

Там подымается эпоха, -_ . __ .

А я патроны берегу.

Я крепко берегу их к бою.

Так дай мне мужество в боях.

Ведь если бой, то я с тобою.

Эпоха громкая моя.

8-й — Он был романтиком. Но паруса кораблей, рожденных его юношеским воображением, наполнял ветер сегод­няшней жизни. Недаром его песенка о «Бригантине» осталась одной из са­мых любимых студенческих песен.

(На фоне этих слов участники представления начинают вполго­лоса напевать мелодию знамени­той «Бригантины». Песня обры­вается репликой 7-го)

7-й — И.З приказа по Литературному институту № 171 от 10/Х—1941 года...

«...§ 6. Студента 4-го курса Когана Павла Давыдовича числить в отпуске до возвращения из Красной Армии.»— Директор института Г. Федосеев.

5-й — (читает письмо, полученное от друга).

«Пишу на Куйбышевском вокзале. Мы — на фронт! Ребята спят на полу, умаялись. А я смотрю на «мальчиков из гуманитарных вузов», на лейтенан­тов Отечественной войны и почему-то именно поэтому думаю, что мы с тобой увидимся. Я очень бодр. Я знаю, что, у меня хватит сил на все. Ничего не пишу, а просто каждый день мой сам, ^ пишет книгу. Очень горькую и очень мужественную... Декабрь 1941

6-я — «Мне хочется отослать тебе этой фронтовой ночи, прострелянной пулеметами и автоматами, взорванной минами. Ты существуешь в ней рядом со мной. И спокойная бодрость наполовину от этого... Мне нужно жить. Я хочу увидеть тебя. После войны будет столько работы...

Нам всегда казалось, что мы все понимаем. Мы и понимали, но головой.. А теперь я понимаю сердцем. И вот, за то, чтоб на прекрасной нашей земле не шлялась ни- одна гадина, чтоб сме­лый и умный наш народ никто не назы­вал рабом, за нашу с тобой любовь, я и умру, если надо... 12 марта 1942 г.» 5-й — «3-го был бой, а 4-го — день моего рождения. Я шел и думал, что остаться живым в таком бою все равно," что заново родиться. Сегодня у меня вырвали несколько седых волос, я по­смотрел и подумал, что этот, наверное, за ту операцию, а этот вот за ту...

Должно быть мы умели крепко лю­бить в юности. Я сужу, об этом потому, ' какой лютой ненависти я научился... Я верю твердо: что будет все. И Родина свободная, и солнце, и споры до хри­поты, и наши книги... Июль 1942 года...» 8-й — Он мечтал о мирной жизни, о работе, о новых стихах, о своих соб­ственных поэтических сборниках в Гос­литиздате, но ему не суждено было увидеть в печати ни одной написанной им строки...

Лейтенант Павел Коган погиб 29 ок­тября 1942 года у сопки «Сахарная» под Новороссийском во время разведы­вательного рейда...

2-й —

Нам лечь, где лечь



И там не встать, где лечь

И задохнувшись «Интернационалом»,

Упасть лицом на высохшие травы

И уж не встать... ...

Разрыв — травой, травою —

повиликой

Мы прорастем по горькой,

по великой

По нашей кровью политой земле...

III


7-й — Джалиль (Залилов) Муса. Родился в 1906 году. Поэт. Руководи­тель литературной части Татарского оперного театра, возглавлял также пи­сательскую организацию Татарии. Автор пьес, оперных либретто и нескольких поэтических сборников на русском и татарском языках. На фронте — по­литрук и армейский журналист.

3-й —


Песни, в душе я возрастил

ваши всходы,

Ныне в отчизне цветите в тепле.

Сколько дано вам огня и сободы.

Вам я поверил свое вдохновенье,

Жаркие чувства и слез теплоту.

Если умрете — умру я в забвенье,

Будете жить — с вами жизнь обрету.

8-й — 23 июня 1941 года на второй день войны Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой отправить его на фронт, а 13 июля он уже надел военную форму. Вначале поэт попал в формиру­ющийся в Татарии артиллерийский полк «конным разведчиком», как значи­лось в его личном деле, а попросту говоря, ездовым. Когда командование выяснило, что он известный писатель, руководитель татарской писательской организации, его решили либо демоби­лизовать, либо оставить в тыловой части. Но Муса все-таки добился от­правки в действующую армию. Окончив краткосрочные курсы политработников, он прибыл на Волховский фронт кор­респондентом армейской газеты «От­вага».

3-й —


Перо положил я в походную сумку, А рядом висит за плечом автомат. Пусть будут со мною и пули и песни, И вместе проклятых фашистов громят. Звучи, моя песня!

На стяге народном Пылающим словом пророческим стань

И, жаждой победы сердца окрыляя, По всем городам и селениям грянь... Август 1941.

5-й — Из письма Мусы Джалиля другу и редактору Гази Кашшафу: «Я продолжаю писать стихи и песни. Но редко. Некогда и обстановка дру­гая. У нас сейчас кругом идут жестокие бои. Крепко деремся, деремся не на жизнь, а на смерть... Поэтому поэма пока откладывается. Но я скоро вышлю 10—15 коротеньких песен и стихов и очень прошу планировать второй сборник. Очень прошу... 3 июня 1942 го­да .Волховский фронт...»— В то время, когда Джалиль писал это письмо — свое последнее письмо с фронта, 2-я армия, в которой он тогда находился, была уже полно­стью окружена и отрезана от основных сил. Вскоре связь с ним прервалась. Потом пришло уведомление, что Муса пропал без вести... -


8-й — О дальнейшей судьбе поэта удалось узнать лишь спустя несколько лет... 26 июня 1942 года, при попытке прорвать кольцо окружения, тяжело раненый, оглушенный взрывной волной, Муса попал в плен. С этого момента, до 25 августа 1944 года, когда над его головой сверкнул нож фашистской гильотины, прошел 791 день... 791 день лицом к лицу со смертью... 791 день унижений, изматывающих допросов в гестаповских застенках и не прекра­щающейся ни на день, ни на час, борьбы...

7-й — Его привезли в польскую кре­пость Демблин. Здесь гитлеровцы со­бирали военнопленных татар, башкир и представителей других националь­ностей Востока.

Фашисты вели идеологическую обра­ботку пленных в антисоветском духе, чтобы использовать их в военных дей­ствиях против Советской Армии.
8-й — Сорвать этот замысел фаши­стов — такую задачу поставила перед собой подпольная организация, кото­рую возглавлял Джалиль. Подпольщи­ки создавали тщательно законспири­рованные боевые группы — «пятерки», сумели проникнуть в редакцию издавае­мой гитлеровскими прислужниками га­зеты «Идель-Урал», печатали и распро­страняли среди пленных антифашист­ские листовки.

Их усилия не пропали даром. Первый же батальон Волго-татарского легиона, отправленный на Восточный фронт, поднял восстание, перебил немецких офицеров и влился в отряд белорус­ских партизан.

. 7-й — В августе 1943 года гитле­ровцам удалось напасть на след под­польной группы. Муса Джалиль и боль­шинство его боевых товарищей были схвачены. Начались нескончаемые пыт­ки. Но он не сдался. Джалиль и в тюрем­ной камере продолжал схватку с фа­шизмом — теперь уже оружием слова

3-й —Пел я, весеннюю свежесть почуя.

Пел я, вступая за Родину в бой,

Вот и последнюю песню пою я,

Видя топор палача над собой.

Песня меня научила свободе,

Песня борцом умереть мне велит.

Жизнь моя песней звенела в народе,

Смерть моя песней борьбы прозвучит. 26 ноября 1943 года

5-й — 23 апреля 1945 года 79-й стрел­ковый корпус Советской Армии, насту­павший в направлении рейхстага, вы­шел на рубеж берлинских улиц Рате-новерштрассе и Турмштрассе. Впереди, сквозь дым разрывов, показалось мрач­ное серое здание за высокой кирпичной стеной — тюрьма Моабит. Когда бойцы ворвались во двор тюрьмы, там уже никого не было. Лишь ветер носил по двору мусор, обрывки бумаги, ворошил страницы каких-то книг, видимо, выбро­шенных взрывом. На чистой страничке одной из этих книг кто-то из солдат заметил запись на русском языке...

3-й — «Я, татарский поэт Муса Джа­лиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный,- которому предъявлены политические обвинения, и, наверное, буду скоро расстрелян. Если кому-нибудь из русских попадет эта запись, пусть передадут от меня привет това­рищам писателям в Москве, сообщат семье...»
5-й — Бойцы переслали этот листок в Москву в Союз писателей. Так, на Родину поступила первая весть о под­виге Мусы Джалиля.

7-й — До нас дошли две маленькие, размером с детскую, ладошку„ тетрадки с моабитскими стихами Джалиля. Пер­вая содержит 62 стихотворения, вто­рая — 50. Девятнадцать из них, оче­видно, те, которые поэт считал наиболее важными, повторяются в обеих тетрад­ках.

5-й — Первую тетрадь вынес из моа-битской тюрьмы бывший ее узник, со­ветский военнопленный Габбас Шари-пов. В лагере Ле-Пюи, во Франции, он передал тетрадку военнопленному Нигмату Терегулову. И уже тот, в марте 1946 года, привез ее в Казань, в Союз писателей Татарии.

8-й — Тетрадь сшита из разроз­ненных клочков бумаги и исписана убористым арабским шрифтом. На об­ложке написано по-немецки (для отвода глаз тюремщиков) «Словарь немецких, русских и тюркских слов и выражений», а на последней страничке поэт оставил свое завещание...

3-й — К другу, который умеет читать по-татарски и прочтет эту тетрадь. Это написал известный татарский поэт Муса Джалиль. Его история такова. Он в 1942 году сражался на фронте и взят в плен. В плену испытал все ужасы, прошел через 40 смертей, затем был привезен в Берлин. Здесь он был обви­нен в участии в подпольной организа- . ции, в распространении советской про­паганды и заключен в тюрьму: Его при­судят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 115 стихов, написанных в плену и в заключении. Он беспокоит­ся за них... Если эта книжка попадет тебе в руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в. Казань, выпусти их в свет, как стихи погибшего поэта татар­ского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль, 1943 год, декабрь.
5-й — Вторую тетрадку, написанную латинским шрифтом, Муса отдал соседу по камере, бельгийскому патриоту Анд-ре Тиммермансу. Тиммерманс сумел пе­реслать ее вместе с другими личными вещами домой, в Бельгию, а уже после войны, в 1947 году, передал в советское посольство в Брюсселе.

7-й — Вторая тетрадь тоньше первой и заполнялась позже. Последнее, поме­щенное здесь стихотворение — «Ново­годнее пожелание», написано 1 января 1944 года.

3-й -

Здесь нет вина. Так пусть напитком



Вам служит наших слез вино!

Нальем! У нас его с избытком.

Сердца насквозь прожжет оно.

Быть может, с горечью и солью

И боль сердечных ран пройдет. Нальем!

Так пусть же с этой болью

Уходит сорок третий год.

Да принесет грядущий, новый

Свободу сладкую для нас!

Да снимет с наших рук оковы!

Да вытрет слезы с наших глаз!
IV

8-й — Гудзенко Семен Петрович. Год рождения — 1922. Студент 2-го курса Московского института философии, истории и литературы. Поэт. До войны не печатался. Военное звание — рядовой. С 1943 го­да военный корреспондент... 4-й —

У каждого поэта есть провинция. Она ему ошибки и грехи, Все мелкие обиды и провинности Прощает за правдивые стихи. И у меня есть тоже неизменная, На карту не внесенная одна. Суровая моя и откровенная, Далекая провинция —война...

5-й — «Отдельная мотострелковая бригада особого назначения. Ее отряды формировались в первые дни Великой Отечественной войны на столичном ста­дионе «Динамо». В нее вошли комму­нисты и комсомольцы, главным обра­зом, студенты...

Одними из первых — ифлимцы — Гудзенко, Юдичев, Вербин и многие другие. Начали усиленно готовиться по тем, дисциплинам, которые нужны бойцу-разведчику, партизану в тылу врага... Москва была объявлена' на осадном положении... Бои шли на ближ­них подступах. Получили приказ вые­хать на Калининский фронт для выпол­нения спецзадания...

Семен Гудзенко — первый номер ручного пулемета и командир отделения... В боях Гудзенко со своим «дехтяем» — так он называл свой ручной пулемет — многим спас жизнь, не раз выручал своих товарищей при выпол­нении боевых операций. Товарищи знали: на Семена можно положиться...» (Из воспоминаний командира отряда Константина Лазнюка).

4-й — На станции Рнзань-2. Молодая москвичка спросила у меня «Что зна­чит — взято три населенных пункта? Города ли это?» И когда я ей сказал, что в населенном пункте бывает и по два дома, она иронически улыбнулась. Разве она знает, как умирают люди за эти два дома?..

Хлебников писал «Когда умирают люди — плачут». Я бы плакал, но не умею. Мы не учились этому тяжелому, вернее, трудному ремеслу — плакать Когда на смерть идут — поют, А перед этим можно плакать. Ведь самый страшный час в бою — . Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг

И почернел от пыли минной.

Разрыви умирает друг

И, значит, смерть проходит мимо.

Мне кажется, что я магнит.

Что я притягиваю мины.

Разрыв —и лейтенант хрипит,

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать,

И нас ведет через траншеи

Окоченевшая вражда,

Штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким, а потом

Глушили водку ледяную.,

И выковыривал ножом

Из под ногтейЯ кровь чужую...

7-й — Зимой 1942 года Семен Гуд­зенко воевал на Смоленщине, участво­вал в операциях лыжных отрядов, которые забрасывались в тыл врага. Во время одного из таких рейдов, в бою за деревню Маклаки, он был тяже­ло ранен.

4-й — Я ранен в живот. На минуту теряю сознание. Упал. Больше всего боялся раны в живот. Пусть бы в руку, ногу, плечо. Ходить не могу... Рана, аж видно нутро. Везут на санках... Поле­чусь и снова в бой, мстить за погибших, за издевательства, за русский самовар из Снегова поселка, на который сел жирным задом Ганс и смял его. Ему весело. Сволочь...

8-й — Ранение Гудзенко было таким серьезным, что его не признавали боль­ше годным к военной службе и уж во всяком случае к труднейшей службе десантника-партизана. Можно было остаться в Москве, обедать в клубе писателей, писать стихи. Но это было не в характере Семена. Сразу же после госпиталя с бригадой «Комсомольской правды» по путевке ЦК ВЛКСМ он едет работать журналистом в Сталин­град, где начинается гигантская работа по восстановлению превращенного в руины города-героя.

7-й — А в ноябре 1943 года он снова на фронте. Десантник Семен Гудзенко вернулся в строй уже как военный кор­респондент, прошел по огненным воен­ным дорогам Украины и Белоруссии, Венгрии, Чехословакии и Германии...

4_й

Я был пехотой в поле чистом,



В грязи окопной и в огне.

Я стал армейским журналистом

В последний год на той войне...

5-й — «Это поэзия — изнутри вой­ны, — писал о первых стихах Гудзенко Илья Эренбург, — это поэзия участника войны. Это поэзия не о войне, а с войны, с фронта. Его поэзия мне кажется поэ­зией — провозвестником. Он очень молод. Он принадлежит к тому поколе­нию, которого мы еще не знаем, книг которого мы не читали, но которое будет играть не только в искусстве, но и в жизни решающую роль после войны

4-й — Ночь на 9-е мая. Всю ночь стрельба... Утром узнаю — мир! Этого дня так ждали наши, а пришел совсем обычно. Правда, после холодных дней солнце светит по-летнему... Едем из Братиславы... По пути встречаем много немцев — колонны и группками. Нет конвоя. Однако нам очень хорошо из­вестно, что есть еще очаги сопротивле­ния. Очень не хочется погибнуть в день Победы... Выезжаем в Прагу. В центре на площади Вацлова не проехать. Тол­пы и демонстрации. 11 мая возле парла­мента хоронили погибших 10 мая, после войны...

Хором исполняется песня:

Полем вдоль берега крутого,

Мимо хат,

В серой шинели рядового

Шёл солдат.

Шёл cолдат , преград не зная,

Шёл солдат, друзей теряя,

Часто, бывало.

Шёл без привала.

Шёл вперед солдат.

Шел он ночами грозовыми

В дождь и град.

Песню с друзьями

фронтовыми пел солдат.

Пел солдат, глотая слезы,

Пел про русские березы,

Про кари очи, Про дом свой отчий, Пел в пути солдат .

Словно прирос к плечу солдата

Автомат -

Всюду врагов своих заклятых

Бил солдат.

Бил солдат их под Смоленском,

Бил солдат в поселке энском,

Пуль не считая,

Глаз не смыкая,

Бил врагов солдат.

Полем, вдоль берега крутого

Мимо хат,

В серой шинели рядового

Шел солдат.

Шел солдат, слуга Отчизны,

Шел солдат во имя жизни,

Землю спасая,



Мир защищая.

Шел вперед солдат!
Каталог: DswMedia
DswMedia -> Конкурс «Использование новых информационных и коммуникационных технологий»
DswMedia -> Страничка биографии
DswMedia -> "Фантастический и реальный мир сказок. Х. К. Андерсен "Снежная королева". 5-й класс
DswMedia -> Предмет: Литература, 10 класс. Место занятия в структуре образовательного процесса : урок по учебному плану. Тема урока по учебно-тематическому плану : Этапы биографии А. А. Фета. Основные мотивы лирики Фета. Номер урока по теме : 1
DswMedia -> Тема урока : «А. А. Блок. Слово о поэте. Историческая тема в его творчестве» класс: 8 (ОО)
DswMedia -> Рабочая программа учебного предмета «Литература»
DswMedia -> Роль деталей в создании художественного образа в стихотворениях А. А. Ахматовой «Песня последней встречи», «Я научилась просто, мудро жить»
DswMedia -> Наименование издания
DswMedia -> «Незабываемый мир детства в произведениях литературы девятнадцатого столетия»

  • Тема
  • Оборудование