Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Об учебном портале ргиу




страница8/16
Дата04.07.2017
Размер4.19 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16
История распорядилась таким образом, что формально была принята концепция умиравшего (и вскоре умершего) Ленина, а фактически восторжествовала идея жестко централизованного, унитарного государства под фальшивой вывеской федерации (союза) республик, причем Российская в этой концепции оказывалась как бы федерацией в федерации, что впоследствии доставило немало хлопот Горбачеву, пытавшемуся спасти унитарное государство под грудой фальшивых вывесок. Нужно уточнить, что с конца 20-х годов никто в СССР (и в мире тоже) не обращал внимания на вывески. Все понимали, что СССР на деле представляет собой империю, более того, военный лагерь, где отдельные зоны — как бы они ни назывались, — управлялись сатрапами-комендантами под именем районных, областных или республиканских первых секретарей компартии, которые авторитарно управляли вверенными им территориями, опираясь на целые орды чиновников, и несли единоличную ответственность за состояние дел перед генеральным секретарем и его бюрократическим аппаратом в Москве — чудовищным как по масштабам, так и по свирепости правления. Поэтому никого не удивляло — да никто даже и не задумывался над такими пустяками — почему в автономных республиках (т.е. государствах!) наряду с квазиправительством и псевдопарламентом существовал, как и в обычных областях, областной, а не республиканский комитет компартии, вершивший все дела, тогда как “правительство” было лишь передаточной инстанцией, а“парламент” — всего лишь декорацией. Почему так легко  ==194 было создать любую “республику”, а затем так же легко упразднить ее, расчленить, соединить с другой, переименовать и т.д., подобно любому другому району. Наконец почему одна республика имела статус союзной, а другая — в точности такая же по экономике, культуре, площади и численности населения — располагалась рангом ниже в качестве автономной, а третья — тоже в точности такая же — объявлялась всего лишь автономной областью или даже национальным округом. Сам Сталин в свое время не мог толком объяснить такую несообразность, упирая на то, что перворазрядные “союзные” республики должны иметь физическую возможность отделиться в случае желания, т.е. располагаться не внутри других республик, а по их границам. Но все понимали, что это было чистейшим лукавством. Ни о каком отделении от империи, иначе как восстанием или войной, никогда в истории и речи быть не могло. Кроме того, существовало немало “автономных” как раз по границам общего государства и, напротив, многим “союзным” практически некуда было выделяться, даже если бы удалось. Куда например, “выделяться” Казахстану или Армении Последней — только на гору Арарат, да и та в Турции. А первому — либо через непроходимые хребты Тянь-Шаня в пустыню Гоби или Шамо, либо только вместе с другими республиками Средней Азии, в составе единого Туркестана (при том, что в Казахстане половина населения — “русскоязычные”). Заметим, что в точности такая же трагикомедия происходила в Югославии и Китае. Никому в голову не приходило, что тем самым закладывается чудовищная мина замедленного действия, которая обязательно со временем должна будет взорваться, не может не взорваться. Дело в том, что когда Ленин и Сталин колдовали над территориальными вывесками своей империи, мир был принципиально иной. В нем существовала строгая иерархия государств, ныне более не существующая. Перед первой мировой войной насчитывалось ровно шесть великих держав (причем ни США, ни Япония не входили в их число), которые имели право открывать друг у друга посольства во главе с послами. Прочие, “второсортные”, ==195 не входившие в эту элиту, могли довольствоваться — в том числе и в отношениях с великими державами — всего лишь миссиями во главе с посланниками. Были еще и “третьесортные”, совсем малые или входившие в состав империй, которым разрешался только министр-резидент. Наконец, в зависимых странах существовала только иерархия консулов. В подобной обстановке деление республик на ранги выглядело более или менее естественным. Но в 1945 г. не только окончилась вторая мировая война. Кроме того произошел переворот в международных отношениях. Была создана Организация Объединенных Наций, все члены которой объявлялись принципиально равными, независимо от площади, численности населения, экономического и военного потенциала — вплоть до равного права всех и каждого обзавестись послами. В этой новой атмосфере иерархия государств в СССР становилась все менее оправданной и понятной. Сколько я ни пытался, например, объяснить своим иностранным коллегам суть различия между “союзной” и “автономной” республиками — никто не мог понять. Да, честно говоря, и я тоже. Кстати, упомянутый переворот случайно определил и жизнь автора сих строк. Когда в годы второй мировой войны шли переговоры о создании ООН, Сталин с невероятной наглостью потребовал у США и Великобритании, чтобы в этой организации были представлены все 16 союзных республик СССР — и это при том, что в ООН тогда собиралось войти чуть более полусотни государств. Со своими сателлитами СССР имел бы при таком раскладе почти половину голосов. Сколько диктатора ни стыдили, указывая, что все его “республики” — фиктивные, что ни в одной из них нет даже министерств обороны и иностранных дел, он стоял и частично настоял на своем. СССР в составе ООН, в отличие от прочих государств, имел, правда, не шестнадцать, но и не один голос — а целых три (сам СССР, Украина и Белоруссия: Россия и прочие “союзные” этой чести не удостоились). А чтобы наглое вымогательство выглядело хоть немного обоснованным, во всех союзных республиках   ==196 поиказано было создать министерства обороны и иностранных дел — разумеется, чисто декоративные. Кроме того в годы войны носились с мыслью открыть посольства и миссии в ряде сопредельных стран мира не только общесоюзные, но и республиканские (понятно, для расширения прикрытия действий разведывательных и пропагандистских органов). Для них нужны были дипломатические кадры. С этой целью в 1943 г. был создан Московский Государственный Институт Международных Отношений, куда я поступил в 1945 г., а ко времени окончания в 1950 г. будущих дипломатов было наготовлено столько, что их буквально некуда было девать, тем более что от идеи республиканских “посольств” пришлось отказаться, не без основания признав ее взрывоопасной. Так я и не стал дипломатом (о чем, впрочем, изначально не жалел, а когда в заграничных командировках ознакомился с их жизнью — тем более). И вот, когда империя пошатнулась, мина замедленного действия сработала. Наступил час расплаты за политическое лицемерие. К сожалению, расплачиваться приходится не преступным идиотам-правителям, а миллионам ни в чем не повинных людей. Прежде всего обнаружилось, что социалистическая империя, в отличие от всех прочих бывших и настоящих империй мира, полностью сохраняется во всех своих чертах и особенностях, на сколько частей ее ни расчленить. Каждая частица — сколь угодно малая — обязательно является уменьшенной копией целого. Если, скажем, Галлию или Фракию отделить в свое время от Римской империи и убрать оттуда римские легионы и римских чиновников, — получатся Галлия и Фракия, разительно отличающиеся друг от друга и от Рима. Если от Британской империи отделить Индию или Нигерию, а от Американской— Филиппины или Панаму, то получаются именно Индия, Нигерия, Филиппины, Панама, а никак не Великобритания или США. А вот если от СССР отделить любую его часть — получится часть, ничем не отличающаяся от СССР. Потому что любая республика представляет собой тоже социалистическую империю, только поменьше — какие “демократические” ярлыки на нее ни  ==197 навешивай. И каждая частица любой республики — до последней деревни или городского микрорайона — тоже СССР в миниатюре. Вот отделяется Грузия. Тут же от нее начинают отделяться Южная Осетия, Абхазия и к тому же требуют возвращения на свое прежнее местожительство насильственно депортированные из Грузии турки-месхетинцы. Но как только отделяется Абхазия, тут же выясняется, что 47 ее населения — грузины, которые, в свою очередь, желают отделиться от 17 абхазов. И можно не сомневаться, что абхазь в каждой деревне или городском районе, где преобладают грузины, тоже пожелают выделиться в особое государство. И так далее без конца. В точности такая же картина в Молдавии, Эстонии, Латвии и Литве — во всех без исключения союзных и автономных республиках бывшего СССР. Постороннему наблюдателю трудно понять, почему люди с таким ожесточением борются не просто за автономию, а за возможно более полную независимость. Ведь жили же до сих пор в мире совместно! Чем плохо абхазам или осетинам в Грузии Вопрос неправомерен, потому что он логически может быть продолжен в форме: а чем плохо грузинам в СССР Неправомерен потому, что именно грузинам (а также вообще коренному населению Кавказа, Закавказья, Средней Азии, Прибалтики) в СССР жилось намного лучше, чем украинцам, белорусам и в особенности русским. Следовательно, дело вовсе не в “хуже—лучше”, а в том, что при отделении и возникновении новой мини-империи для “инородцев” наступает совсем иная жизнь — такая же, как в СССР для не владевших русским языком, только намного более тяжкая. Мы не зря потратили выше столько страниц на описание особенностей жизни человека в казарменно-социалистическом обществе — без этого не понять происходившего в СССР и Югославии. Напомним еще раз, что человек здесь целиком и полностью зависит от произвола чиновников и сросшейся с ними мафии. Ему некуда спастись от них, ибо ни сферы частного предпринимательства, ни сферы частной жизни в западном понимании этих слов здесь попросту не существует. И все  ==198 зависит от того, чьи и какие чиновники, чья и какая мафия будут определять его жизнь — даже если он фермер или владелец частной лавочки. Как только возникает из своего утробного состояния в рамках макроимперии новая миниимперия, в ней начинается все то же самое, что происходило на протяжении минувших десятилетий в макросистеме. Обязательно появляются радикалы-экстремисты воинствующе националистского толка — полный аналог большевиков или фашистов, разницы в данном отношении никакой. Активными политическими действиями, не гнушаясь ни провокаций, ни шантажа, они вынуждают даже самые либеральные правительства под страхом отставки принимать одну меру дискриминационного характера в отношении “инородцев” за другой. Сначала дело ограничивается вроде бы пустяками: сменой знамен, гербов, уличных вывесок и пр. Затем выдвигается требование обязательного знания местного языка и разных ограничений в гражданских правах, смотря по национальности и времени проживания в данной стране. Наконец, наступает главное: формируется “коренное” начальство, усилиями которого “инородцы” систематически выживаются со всех сколько-нибудь привлекательных и прилично оплачиваемых рабочих мест на положение презренных “гастар-байтеров” (напомним, что рынка труда нет и трудоустройство целиком зависит от начальства); “инородцев” столь же систематически обходят при распределении жилой площади (напомним, что рынка жилья тоже нет и раздача даровых квартир тоже целиком по усмотрению начальства); в конце концов, систематической травлей “инородцев” выживают из республики либо загоняют в гастарбайтерские гетто. Именно это происходит сегодня в отношении “русскоязычного” населения во всех без исключения так называемых национальных республиках бывшего СССР — от Эстонии, Латвии, Литвы, до Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана, включая Чечню, Татарстан и другие бывшие автономии Российской Федерации. Именно это происходит в отношении сербов на территории Хорватии или мусульманских районов бывшей СФРЮ и в отношении хорватов или мусульман  ==199 на территории Сербии или в сербских анклавах на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины. Только с учетом всего этого можно понять, почему с таким ожесточением шла резня в Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье, Хорватии, Боснии и Герцеговине, почему люди сражаются с отчаянием обреченных, не щадя ни детей, ни женщин и стариков, ни школ, ни больниц, почему подвергают своего лютого врага (в котором видят своего будущего притеснителя) самым зверским пыткам. Это — судороги отчаяния, единственной альтернативой которых является плачевная судьба беженца. Вы только представьте себе, что Конгресс Соединенных Штатов вдруг создал Ирокезскую Социалистическую Республику со столицей, скажем, в Чикаго, или Афро-Американскую Советскую Республику со столицей в Новом Орлеане, а затем ирокезы и негры, заняв все начальственные посты, оставили “белым” американцам только рабочие места посудомоек в своих ресторанах и начали выселять их из престижных вест-сайд ов в трущобы ист-сайдов. Да еще проводили бы шумные кампании за присоединение своих республик соответственно к Чукотке и Нигерии. Представьте себе, что шотландцы и валлийцы проделали бы то же самое в Великобритании, бретонцы и провансальцы во Франции, лужичане в Германии. Впрочем, что представлять Достаточно вспомнить о безысходно-трагической судьбе Ольстера — британского Карабаха. Вот почему представляются столь же трагично-ошибочными односторонние репрессии ООН против сербов. Это все равно, что репрессировать за драму Ольстера только ирландцев или только англичан. А ведь Ольстер, с его нормальной экономикой, — рай по сравнению с патологическим адом Карабаха или Сараево. Подсчитано, что если всех “инородцев” на территории бывшего СССР согнать с мест их проживания и превратить в беженцев, то получится 75 млн. беженцев (в том числе 25 млн. русских), которых просто физически невозможно обеспечить ни кровом, ни пищей, которые обречены на мучительную голодную смерть. Первые миллионы уже бедствуют. К ним каждый год добавляется еще почти миллион. И остаются  К оглавлению ==200 десятки миллионов беженцев в других странах. Сотни миллионов потенциальных беженцев, если жуткая “русская матрешка” начнет — уже начинает! — показывать свои смертоубийственные фокусы в Азии и Африке, Европе и Латинской Америке. Какая уж тут альтернативная цивилизация! До нее ли Остается вопрос: останется ли “матрешка” локальной в Карабахе и Ольстере, Приднестровье и Боснии, Южной Осетии и Камбодже, Палестине и Афганистане Или охватит новые страны, целые материки, весь мир 4. Мировой океан впадает в Персидский залив Мы еще раз сравнительно подробно остановились на хорошо знакомых автору сюжетах с единственной целью: показать читателю, хуже знакомому с внутренними пружинами кризисов, подобных карабахскому, что у всех кризисов подобного рода существует подоплека, которая определяет логику их развития и перерастания в кровавую бойню, вопреки добрым намерениям и трезвому рассудку, речам и демонстрациям, правительственным решениям и международным санкциям. Преодолеть такую проблемную ситуацию, не дать ей перерасти в критическую и далее в катастрофическую, можно, по нашему убеждению, только одним способом: сформировать мировое общественное мнение, т.е. настроить общественность в каждой стране таким образом, чтобы она решительнее потребовала от правительств и международных организаций, начиная с ООН: любой ценой придушить в зародыше рождающиеся кровавые конфликты, не дать микрокарабахам разрастись в “макро” и наконец стать “мега” — Карабахом общемировым. Любой ценой! Как это сделать Мы затронем такую тему чуть ниже. А пока займемся вопросом: нужно ли это делать — тем более любой ценой И если нужно, то почему Моя первая (кандидатская) диссертация была посвящена военному искусству в Крымской войне 1853—  ==201 1856 гг., вторая (докторская) — предыстории первой мировой войны. В обоих случаях меня поражала изучаемая ситуация: ведь никто — буквально никто — ни один монарх или его министр ни в 1853 г., ни в 1914 г. не хотел войны. Разумеется, в том виде, в каком она разразилась и проходила. Не говоря уже об итогах. Но логика событий и в том, и в другом случае оказалась сильнее: намерений и воли “начальства”. Одно событие, вроде бы, казалось, безобидное, а зачастую даже выигрышное влекло за собой второе, третье, десятое — и вот уж Великобритания и Франция вместо эффективного и безнаказанного уничтожения русского флота чуть не на год застряли под Севастополем, а Россия вместо усиления своего влияния в Константинополе должна была скрепя сердце капитулировать; и вот уже вместо “проучения” Сербии и повторения 1870 г. страшный крах целых четырех империй — сначала Российской, затем Германской, Австро-Венгерской, Османской. Когда следишь за событиями последних лет, месяцев, дней — кажется, вот-вот будет предъявлен какой-то идиотский ультиматум, двинута куда-то для острастки эскадра, ринутся чьи-то саддамские танки на какой-то новый Кувейт, и начнет полыхать континент за континентом. Поводов хоть отбавляй, и каждый день прибавляются новые. Полюбуйтесь на границы России. У нее, не считая “ближнего зарубежья” и заморских Соединенных Штатов, которым, к великому счастью для человечества, столетие назад догадались продать Аляску, осталось всего три соседа — и у всех трех к России серьезнейшие территориальные претензии (сама Россия их больше не имеет). У Финляндии в 1940 г. войной отобрали часть земель, да еще устроили глупейшие политические игры с переименованием Карельской автономной республики в составе РСФСР в Карело-Финскую союзную республику и обратно, чем подчеркнули неопределенность данной территории. Китай не скрывает своих претензий на Монголию и Туву, вплоть до нынешнего столетия входивших в состав Китайской империи, а также на Приморье и менее категорически — на всю Сибирь до Урала. Япония  ==202 претендует на четыре южных Курильских острова, но, конечно, не забыла, что владела в свое время всеми Курильскими островами и Сахалином. В настоящее время все эти претензии как бы “заморожены”, но достаточно обстановке измениться — и они “разморозятся” в одночасье. Еще хуже обстоят дела с “ближним зарубежьем”. Эстония Латвия и Литва не только всячески дискриминируют “русскоязычных”, но и предъявляют территориальные претензии к России (правда, небольшие). Молдавия не только в военном конфликте с Приднестровьем и в невоенном — с Гагаузией, но ее ультранационалисты предъявляют серьезные территориальные претензии к Украине и кроме того требуют воссоединения с Румынией, а у той и без этого — давний конфликт с Венгрией из-за притеснений венгров в Трансильвании. Между Россией и Украиной — сильнейшие национальные трения, поскольку, с одной стороны, Украина на 14 состоит из русских, а в ряде ее регионов (Одессщина, Харьковщина, Донбасс, Крым) “русскоязычное” население преобладает, да и среди украинцев миллионы — тоже “русскоязычные”, а с другой — на юге России и в других ее регионах — миллионы украинцев. Не довольствуясь этим, обе стороны успели вдосталь натолкаться локтями по пустякам и чуть не вступили в драку (в войну!) из-за Черноморского флота, потерявшего в сложившейся обстановке всякое стратегическое значение. Кавказ и Закавказье временами очень похожи на костер, в котором ярко полыхают вовсю поленья Карабаха, Абхазии, Южной Осетии, а все остальные — все без исключения! — районы похожи на присыпанные золой тлеющие угли, готовые в любую минуту затрещать искрами и полыхнуть пламенем. В Казахстане собственно казахского и “русскоязычного” населения — примерно половина на половину, и достаточно малейшего политического просчета (вроде того, как несколько лет назад из Москвы бездумно прислали нового сатрапа, вопреки традициям, некоренной национальности, и, разумеется, спровоцировали бунт), чтобы “половина” пошла на “половину”. В республиках Средней Азии национальная чересполосица  ==203 не имеет ничего общего с государственными границами и все население с трепетом ждет повторения ошских событий, когда шла нация на нацию из-за земельных участков. А иногда (например, в Таджикистане) вспыхивает войной кланово-племенная рознь. И это при том, что большая часть азербайджанцев проживает в иранском Южном Азербайджане, часть туркмен, узбеков и таджиков — в Иране и в Афганистане. Разумеется, в точности такое же положение не только на территории бывшего Советского Союза. Государства Латинской Америки успели, кажется, навоеваться друг с другом из-за взаимных территориальных притязаний в минувшие времена. Не исключено, что горячая зола междоусобиц вновь вспыхнет войной. Но этот регион и без всяких межгосударственных войн поджидают достаточно крупные неприятности. Причем разом с двух сторон. С одной стороны, лавры Фиделя долго еще не дадут уснуть множеству новых че-гевар от Рио-Гранде до Огненной Земли. Партизанское движение под разными анархо-коммунистическими лозунгами до сих пор выплескивается многочисленными актами терроризма в разных концах континента. Если террористы получат в свое распоряжение оружие массового уничтожения — можно не сомневаться, они применят его не задумываясь. С другой стороны, здесь очень сильна и воинственна наркомафия, способная вести самую настоящую войну с правительствами. Вплоть до применения все того же оружия массового уничтожения с ее стороны при малейшей возможности для этого. Африка, где “ножницы” между стремительным ростом населения и падением сельскохозяйственного производства быстро раздвигаются, представляет собой самую настоящую пороховую бочку в пылающем костре. Вопрос только в том, где, когда и как сильно полыхнет. В данном отношении Южную Африку можно рассматривать как стопроцентно адекватную модель человечества XXI в., если существующее положение вещей сохранится: вытеснить преуспевающих “белых” и тут же начать вырезать друг друга разным группам “цветных” из-за дележа наследства, ввиду полной безысходности ситуации и отсутствия реальных  ==204 альтернатив (кроме альтернативной цивилизации, но переход к ней в условиях хаоса и резни еще более проблематичен, чем в современных условиях). При этом Южной Африкой дело не ограничивается. На Севере сидит Муамар — достойный преемник Иосифа, Адольфа и Мао, который не поколеблется развязать “горячую” мировую войну при первой к тому возможности и психологически готов к террористическим актам любого масштаба. На Западе грозит война за Западную Сахару и на волоске от войны разноплеменные народы бассейна Нигера. На Востоке грозит война в Судане—Эфиопии—Эритрее—Сомали. В Центре, в бассейне Конго, то и дело вспыхивает межнациональная резня. А продовольственное, вообще экономическое положение продолжает ухудшаться... На Ближнем и Среднем Востоке — грань войны или самая настоящая война в Палестине—Ливане. Приостановленная, но неоконченная война между Ираном и Ираком. Безысходное продолжение гражданской войны в Афганистане. И при этом — близкая перспектива неизбежного воссоединения курдского, азербайджанского, туркменского, узбекского и таджикского народов, разорванных ныне искусственными государственными границами. Неизбежно — войной, потому что иных реальных альтернатив не существует. В Индостане — фактическое состояние войны между Индией и Пакистаном из-за Кашмира и Пенджаба. Схватывались уже несколько раз, но безрезультатно, и сегодня, как писали некогда во фронтовых сводках: “стычки патрулей и разведка боем”. Единственная проблема: нечем воевать, так как обе страны полностью зависят от импорта оружия. Когда будет чем — обязательно начнут. В Бирме, Таиланде, Камбодже— по сути, гражданская война. Да и южнее неспокойно, нет никаких гарантий стабильности. Наконец нельзя забывать, что Китай — это всего лишь еще одна империя и ее неизбежно ждет участь всех остальных империй, — нетрудно понять, каким именно образом она будет распадаться, особенно если учесть, что рост более чем миллиардного населения тормозится с очень большим трудом, а большая часть территории страны — пустыни.  ==205 Было бы самонадеянностью в данном контексте полагать, будто судьба пороховой бочки на пылающем костре уготована только народам развивающихся стран Азии Африки, Латинской Америки. Резня в Лос-Анджелесе летом 1992 г. наглядно показала, что южноафриканская модель, очерченная выше, в обозримом будущем вполне может сработать и в Северной Америке, и в Западной Европе, даже в Японии и Австралии. Для этого вовсе не обязательны ирландские, баскские или южнотирольские террористы, “красные бригады” или неофашисты (хотя и они — смертельная опасность для мира на Земле). Достаточно любой кучки авантюристов и реальной возможности использовать оружие массового уничтожения — например, диверсий устроить искусственный “Чернобыль” недалеко от Парижа, Лондона, Рима, Мадрида, Берлина — “и вышел другой конь рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч” (Откровение Св. Иоанна, 6:4). ибо тут же начнется хаос, и миллионы беженцев потекут по дорогам, мучительно умирая от голода и перерезая друг другу глотку из-за куска хлеба. Как видим, очень мрачная политическая карта земного шара на грани 2-го и 3-го тысячелетий от Рождества Христова. Как страусы, мы прячем головы в песок при одном намеке на подобные перспективы, и мало кто набирается смелости назвать вещи своими именами: существующая цивилизация “беременна” вселенской Южной Африкой и Югославией или, точнее, “горячей” третьей мировой войной в виде всеобщей гражданской войны всех против всех, хаосом, голодом, мучительной гибелью миллиардов людей без всяких стихийных бедствий — от их же собственных рук. И эта “беременность” обязательно завершится чудовищными “родами”, которые могут начаться со дня на день. Мы в России уже пережили такое состояние в 1918—1919 гг. и очень не хотим подобной участи всему человечеству. Выход же и здесь видим только один: переход от существующей цивилизации к качественно новой, изначально исключающей южноафриканскую ситуацию. В нашем поле зрения три источника и три составные части надвигающегося рукотворного конца света.  ==206 Первый источник. Безысходность положения, когда двух родителей через двадцать лет сменяет четыре новых (да и старые никуда не деваются), а топливно-энергетическая, материально-сырьевая и особенно продовольственная база не имеет физической возможности подобного удвоения. В этом случае неизбежно возникает соблазн “перераспределения благ” за счет преуспевающих. Этот урок человечество неоднократно проходило, особенно начиная с 1917 г. Урок — кошмарный по содержанию и следствиям. Но, как известно, суть уроков истории заключается в том, что их никто не учит и что бесконечное повторение их поэтому неизбежно. Если не ликвидировать сами предпосылки такого соблазна. Второй источник. Имперский (насильственный) характер почти каждого государственного образования на Земле. Все империи имеют неприятное свойство складываться и распадаться путем массового убийства людей — преимущественно безоружных и прежде всего детей, женщин, стариков. Когда-то эти процессы занимали столетия. Теперь время “сжалось” до десятилетий и даже до считанных лет. И если не убрать с политической карты планеты все до единой мега-, макро- и миниимперии — безразлично, как бы они ни назывались — “Третий Рейх”, СССР, НАТО, Южная Африка, Югославия или их мельчайшие составные части во главе со своими этнократами-фюрерами; все, вплоть до последнего из существующих государств и их штатов-провинций — эти империи уберут с физической карты планеты все человечество, вплоть до последнего человека. Третий источник. Любая мафия, иерархия главарей в которой может держаться только террором внутри и бесконечными войнами вовне. Вот эту особенность очень важно понять: любой Сталин или Гитлер, стоящий ли во главе колоссального государства или только шайки из десятка человек, и года не сможет усидеть на своем месте, ибо его обязательно уберет более активный соперник, если не пустит дымовую завесу безудержной демагогии, не перережет вероломно каждый своего Кирова или Рема, не запугает остальных страшной участью растерзанных и растоптанных, не ввяжется в кровавую “разборку” с  ==207 соперничающей бандой или в войну с соседним государством. Уговаривать его вести себя прилично, обязывать соблюдать элементарные нормы морали и права так же бесполезно, как пытаться перевести волка или шакала на морковную диету. Это его образ жизни, его способ выживания. При этом совершенно безразлично, является ли мафия коммунистической или фашистской, наркотической или рэкетирской, или какой-то еще. Все они живут и действуют подобно всем разновидностям хищников на земле, по одной схеме. И пока не будет ликвидирована сама возможность зарождения мафии — миру на земле не бывать. Примерно то же самое можно сказать и о составных частях, о способах самодеятельного сотворения светопреставления. Способ первый. Попытка решить любой конфликт — межгосударственный, межнациональный или какой-то еще с позиции силы. В современных условиях от самой смешной по своей ничтожности такого рода попытки до самого великого всемирного побоища — всего один шаг. Примеры — всюду и на каждом шагу, ежедневно и дюжинами. Приведем только один (потому что со счастливым концом), о котором выше упоминали: русско-украинский конфликт из-за дележа Черноморского флота. Как уже говорилось, флот этот в современных условиях абсолютно не нужен, потому что невозможно вообразить ситуацию, при которой его стоило бы вводить в действие: через Черноморские проливы ему не прорваться, перед американским флотом он бессилен, с турецким, болгарским или румынским флотом ему не из-за чего сражаться. Даже гипотетическая угроза Турции Крыму (скажем, с целью восстановления Крымского ханства) или Румынии — Приднестровью сегодня может отражаться только в залах заседаний ООН или в крайнем случае силами береговой обороны, но никак не повторением Синопской баталии. Словом, и России, и Украине для обороны своих побережий вполне достаточно кораблей и батарей береговой обороны, а Черноморский флот, составляющий звено вооруженных сил, предназначенных  ==208 для проигранной уже борьбы за мировое господство, является для той и другой только обузой и ничем больше. Но у империй (а Россия и Украина — так же, как и США, Турция, Румыния и т.д. являются именно империями) — своя логика, свой образ жизни и мышления. Одна империя (Украина), воспользовавшись своим геополитическим преимуществом обладания основными базами Черноморского флота, начала спешно “приватизировать” его. Другая (Россия), конечно, воспротивилась и потребовала сохранить его под командованием Содружества Независимых Государств (членом которого является и Украина, но само командование-то находится в Москве). Начали наперебой поднимать над кораблями “жовтоблакитные” (украинские) и “андреевские” (российские) флаги, принимать новые присяги, втравили в грызню Крым, в котором национальная напряженность и без того похуже южноафриканской. И вот уже один корабль “убежал” на Украину, а другие кинулись “догонять”, пытаясь остановить предупредительным обстрелом. Зато несколько самолетов “убежали” в Россию, и их тоже не догнали. И хорошо, что не догнали. Потому, что если бы догнали, потопили, сбили — возник бы соблазн “врезать” супостату сторицей. А возможностей для этого — хоть отбавляй. И уже сегодня вся Украина и европейская часть России очень напоминали бы Ливан, помноженный на Афганистан и деленный на тысячу сараевых. Из-за чего Во имя чего Вздорный сам по себе конфликт, который грозил обернуться сотней миллионов трупов, был потушен поистине соломоновым решением: два члена СНГ решили вывести Черноморский флот из-под командования СНГ и передать его под совместное командование двух держав по личному согласию президентов той и другой. Какие флаги поднимать на кораблях— не уточнили, не до пустяков. По соглашению, разум возобладал сроком на три года. После чего наверняка снова начнется царство эмоций и дорога в ад. Достаточно этой притчи, чтобы обрисовать страшную судьбу человечества, если не опомнимся в ближайшее  ==209 время Или садиться писать еще одну книгу специально на данную тему Способ второй. Нарастающая дискриминация какой-либо социальной группы населения, не обязательно связанная с прямым насилием, но доводящая в конце концов людей до исступления, с одной стороны, и до отчаяния — с другой, после чего события быстро перетекают в русло предыдущего сценария. Чтобы не показаться голословным, приведу еще один пример. Эстония, Латвия и Литва, воспользовавшись развалом Советской империи, добились восстановления независимости, что само по себе понятно и справедливо. Но тут же начал действовать “эффект русской матрешки”, о котором мы упоминали выше: принижение “инородцев” до положения бесправных и эксплуатируемых “гастарбайтеров”, вплоть до откровенного сживания их со своей территории. Часть русскоязычного населения уезжает, часть собирается уезжать, а часть вынуждена оставаться по той простой причине, что приросла к месту корнями нескольких поколений, а в России некуда приткнуться. Дело не обходится без стычек, но Прибалтика не Кавказ, и здесь стреляют только подумавши. Поэтому процесс вытеснения “инородцев” идет медленно, но неуклонно. Но вот какой-то эстонский эсэсовец изобрел особо изощренный способ унижения “проклятых русских”. На их автомашины навесили номера не белого или черного или какого-то еще общего для эстонцев цвета, а желтого — цвета той самой шестиконечной звезды, которую эсэсовцы нашивали на евреев. Разразился скандал — и быстро потух. А ведь могло стать иначе. Треть населения Эстонии — русскоязычная, а в северо-восточной части страны вообще нет ни одного эстонца, кроме начальников, торговцев и пограничников. В Молдавии номера не перекрашивали. Там только вывесили румынское знамя и выбросили русскоязычным оскорбительный лозунг “Чемодан—вокзал— Москва!” получили Приднестровье с тысячами жертв, десятками тысяч беженцев. В Прибалтике положение не менее, если не более сложное, чем в Молдавии. Напомним, что по статусу 1920 г., которого добивались и добивались три республики, ни Вильно (Вильнюс), ни Мемель (Клайпеда)  К оглавлению ==210 педа) в Литву не входили, а Рига и Ревель (Таллин) являлись преимущественно германоязычными городами, и если там начинать разбираться с собственностью, то очень многим туземцам придется вновь разбредаться по родным хуторам. Словом, достаточно нашить на кого-то что-то не того цвета или обидеть не тем словом (последнее общепринято только в отношении русскоязычных) — и Прибалтика будет возвращена ко временам крестоносцев. С таким же опустошением. И разве только в Прибалтике дергают за хвост медведя (льва, обезьяну, дракона и т.д.), чтобы затем получить лапой по шее и схватиться насмерть врукопашную Наверное, каждый может привести еще десяток примеров, когда светопреставление вырастает не из насилия, а из унижения, безысходности и отчаяния. Способ третий. Провокация, шантаж, террористический акт, захват заложников и пр. Этого добра за всю историю человечества и в особенности за последние годы — хоть отбавляй. Нельзя забывать, что понятие “право” вообще и международное право в особенности — чисто европейское изобретение и пределами указанного материка в основном и ограничивается. Да и в Европе, вообще в так называемых цивилизованных странах, с ним далеко не всегда считались, а сегодня тем более считаются все меньше. Думается, из обширного литературного наследия Ф.М.Достоевского его потомки во всех странах мира сумели по складам разобрать лишь два слова: “все дозволено” — и действуют в полном соответствии с таким моральным ограничителем. А уж отбросы общества — от коммунистов и фашистов до не идеологизированных уголовников — и вовсе не стесняют себя в средствах самовыражения. Мы не стали бы в тысячный раз напоминать об общеизвестных вещах, если бы они не начали переходить сегодня в качественно новое состояние. Конечно, сбить ракетой авиалайнер с тремя сотнями пассажиров на борту, взорвать автомобиль, начиненный взрывчаткой, в гуще людской толпы, расстрелять в упор выгнанных из автобуса безоружных людей — это зверство. Да даже просто угроза жизни одному-единственному человеку —  ==211 уголовщина, плохо или даже вовсе не наказуемая в разлагающейся заживо цивилизации. Но что вы скажете о такой короткой газетной заметке: “В конце марта 1987 г. президент республики Кипр получил письмо, в котором содержалось требование о выплате 15 млн. долларов. В случае, если деньги не будут выплачены, неизвестные угрожали выпустить в Никосии высокотоксичный газ. Кипрская полиция обратилась за помощью в Интерпол и Скотланд-Ярд. В результате розыска в Англии было арестовано 4 человека и 1 — в Никосии. Ведется следствие”. Думается, это ласточка, которая принесет не весну, а гибель человечеству. Когда террорист или шайка террористов — какими бы мотивами они ни руководствовались — начинает войну с государством, имея в своем распоряжении оружие массового уничтожения, это означает войну не на измор, а на уничтожение: либо государства, как такового — либо терроризма изначально и в принципе. В печати уже появились сообщения о шантаже с угрозой пустить в действие химическое или бактериологическое оружие (отравление городского водопровода). До сих пор не было попыток использования в тех же целях оружия атомного, но теперь Чернобыль показал, как конкретно это можно сделать. Даже если бы не было конфликтов, грозящих вспыхнуть пожаром новой мировой войны, даже если бы не было дискриминации, ведущей к конфликтам и далее, одного только факта появления терроризма, обладающего оружием массового уничтожения, достаточно, чтобы признать: либо в ближайшем будущем цивилизация, в принципе исключающая насилие, дискриминацию, терроризм — либо почти наверняка никакой цивилизации вообще. 5. К мировому правительству jогда автор сих строк летом 1961 г. спешно 1 уготовил брошюру “Если мир разоружится” к встрече Хрущев—Кеннеди осенью того же года в Вене, аргументы в пользу разоружения соответствовали духу того времени: ==212 На деньги, затраченные на создание одного истребителя, можно накормить досыта 20 млн. человек. Каждый современный бомбардировщик — это 37 непостроенных школьных зданий. Каждая межконтинентальная ракета — 60—70 многоэтажных жилых зданий. Каждый крейсер — непостроенный город из 16 тыс. коттеджей. Можно ли столь неразумно тратить средства, которые можно потратить столь разумно Советский автор пытался пристыдить американского президента за то, что тот никак не прислушается к голосу разума и не заменит бомбардировщики, ракеты, крейсеры на бесплатные обеды для безработных, школы, больницы, коттеджи для каждой семьи. А советские ракеты в это время уже плыли на Кубу, чтобы потом приставить их к виску Кеннеди. И если бы Кеннеди разоружился, то 60 тыс. советских танков... (см. начало этой главы). Правда, о ракетах на Кубе автор, как и почти все остальные советские люди, ничего не знал, в миролюбие Кремля верил, а о том, что является пешкой в пропагандистской игре, не подозревал. Позже понимание разоружения поднялось на более высокую ступень. И даже Хрущев, наученный горьким опытом Карибского кризиса, изрек абсолютную истину в последней инстанции (мы о ней уже упоминали, но повторим еще раз): либо человечество покончит с гонкой вооружений — либо гонка вооружений покончит с человечеством. Не он выдумал этот афоризм, но то, что данное словосочетание полностью отражает действительное положение вещей, — не подлежит сомнению. Спустя ровно 30 лет, 21 августа 1991 г. мир изменился сильнее, чем за предыдущие сто, а может быть даже за тысячу лет. Кончилось противостояние двух великих империй, двух “сверхдержав”, и сложилась беспрецедентная, неслыханная прежде ситуация в международных отношениях. Противостояние было всегда, сколько помнит история. Греческие государства противостояли Персидскому царству (аналогия, пожалуй, наиболее близкая недавнему прошлому). Римская империя — Парфянскому  ==213 царству. Империя Карла Великого и ее наследники-крестоносцы — Арабскому халифату. Византийская империя — Османской. Европа последнего полутысячелетия, вплоть до 1945 г., всегда делилась на две противостоящие коалиции. Впрочем, как сказать. Было и немало цивилизаций начиная с древнеегипетской, древнекитайской, древнеиндийской, которым некому было противостоять “на равных”, которых окружали всего лишь варварские племена, неспособные противостоять регулярной армии в открытом сражении. Тем не менее, именно варвары погребли под собой все до единой цивилизации, не имевшие равных соперников. А заодно и себя вместе с ними. Не угрожает ли та же участь современной цивилизации Строго говоря, содержать сегодня вооруженные силы образца 1991 г. незачем. Никому. Ни “первому”, ни “второму”, ни “третьему” миру. “Первому” — потому, что не от кого обороняться. Даже если в России — предположим невероятное — появится новый Сталин и, вновь загоняя в гроб десятки миллионов человек, начнет воссоздавать ударную армию для нового тура борьбы за мировое господство, потребуется немало лет, чтобы такая армия стала вновь наступательно боеспособной. За это время можно приготовиться к отпору с любой “нулевой” отметки. “Второму” — потому, что не для чего больше нападать. Даже если вообразить сегодняшнюю российскую армию сильнее всех прочих армий мира, вместе взятых (на деле она небоеспособна), что сегодня дает рейд 60 тыс. танков в Европу Торговать форменными кальсонами, развешанными на стволах орудий, можно и без войны — это повсеместно делается и сейчас. Нести с собой какую-то новую идеологию — ее нет никакой и в России. Завоевать, чтобы править — никто не правит и в самой России; некому и некогда, все заняты личным обогащением и болтовней. “Третьему” — потому, что нападение подрывает и без того слабую экономику каждого государства, а оборона невозможна при столкновении с силами мирового сообщества даже для сравнительно мощной армии (последний пример — авантюра Саддама).  ==214 И в общем, прежние вооруженные силы начинают постепенно демонтироваться. Заключаются немыслимые поежде соглашения о сокращении тех или иных типов и объемов вооружений. Мало того, неслыханное прежде дело — сокращения все чаще проводятся в одностороннем порядке. Начинается что-то вроде гонки разоружении. Сомнительно, однако, что при существующем положении дел мир останется скоро, как мечтали 30 лет назад, без оружия, без солдат, без войн. Почему По трем причинам, о которых мы упоминали прежде. Пока на Земле существуют Фидель, Муамар, Саддам, Сен, Пот и им подобные, разоружиться перед ними — значит, вызвать следствия похуже, чем если бы одностороннее разоружение произошло в 1938 г. в Мюнхене перед Гитлером (Сталиным, Мао и т.п.). Не может быть никакого сомнения, что они тут же двинут свои войска на завоевание мирового господства и будут двигаться до тех пор, пока не передерутся с такими же бандитами. Повторяем, в этом — суть и смысл их существования, их, так сказать способ питания. А сами они на разоружение никогда не пойдут, ибо без мундира могут предложить народу только то, что под мундиром. Пока идет процесс разложения империй (а он — в самом начале), разоружение способно только удесятерить насилие со стороны лучше организованных банд. Наиболее наглядная общемировая модель в данном отношении -сегодняшний Афганистан. Предложите разоружиться полевым командирам моджахедов и посмотрите, что произойдет с тем, кто сделает это первым. Его отряды просто будут стерты с лица земли. Кроме того, нельзя забывать, что разложение империй — это всегда сложение новых. В настоящее время в мучительных противоречиях и междоусобицах начинает — только еще начинает! — складываться Исламская империя, о которой мы упоминали выше. Неизвестно, пойдет ли этот процесс дальше и дойдет ли он до логического завершения. Пока что выносятся смертные приговоры за высказывания, порочащие ислам, даже лицам живущим в европейских странах. Раздаются призывы восстановить Золотую Орду — от Волги до Хуанхэ.  ==215 Вообразите себе на минуту, что все взрывчатые вещества на Земле потеряли свои свойства и что мир в военном отношении откатился на тысячу лет назад. Как вы думаете, какие армии, вооруженные копьями и мечами какой численности и в каких направлениях двинутся самое позднее на следующий год после такого чуда природы Поэтому мечтания о всеобщем и полном разоружении при существующем положении дел даже после окончания противостояния двух “сверхдержав” так и остаются мечтаниями. Наконец, всеобщее и полное разоружение явится просто подарком для террористов, вообще для мафий. Станет только вопросом времени, когда их боевики установят полный контроль над всеми без исключения государствами мира и над миром в целом. Напомним, что современная мафия посильнее иных правительств. И уж она-то сумеет противопоставить гонке разоружении свою собственную гонку вооружений. Так что же, положение безысходно Нет, выход есть. И называется он коротко: Мировое Правительство. В четверг 22 июня 1989 г. в 10 ч. 00 м. на конференции Евангелической академии Германии в Тутцинге, недалеко от Мюнхена, один из ораторов ( не буду из скромности называть его имени) выступил с докладом, содержавшим призыв начать разработку проблемы мирового правительства в качестве импульса для желательных сдвигов в международных отношениях, уменьшения их напряженности. До падения Берлинской стены оставалось менее полугода. Тем не менее, оратора поддержало всего четыре человека из 75 присутствовавших (все четыре — из ФРГ). Для остальных “мировое правительство” звучало как “вашингтонское правительство” (что было в те времена близко к истине, но оратор имел в виду как раз необходимость изменения такого положения). К тому же, для западноевропейцев и североамериканцев даже их собственные правительства — “эти парни из Вашингтона”, “Эти ребята из Бонна” — нечто вроде неизбежного зла, которое надлежит всеми силами минимизировать. А тут еще мировое... Оратор не был первым, кто выдвинул идею мирового правительства. За его плечами — многовековая  ==216 традиция, начиная с Эразма Роттердамского и Яна Амоса Коменского, Вильяма Пенна, Жан-Жака Руссо, Иммануила Канта и кончая русским Василием Малиновским или американцем Гренвиллем Кларком. Эту же идею неоднократно выдвигали и за двадцать лет до конференции в Тутцинге, и за десять, и за пять, и за год, и через год, и через два. Тутцингский доклад был опубликован год спустя на русском языке в журнале “Точка зрения” (1990. № 1), но никаких откликов не вызвал. Равно как не имели никаких последствий все выступления на данную тему с древнейших времен до наших дней. Главная причина — столкновение идеи мирового правительства с идеей национального суверенитета. Посягают на суверенитет моей нации! Моими делами собираются заниматься сильные мира сего из более сильных держав! Да разве против этого можно не протестовать Тем более, что именно так оно и было. До 21 августа 1991 г. А затем на протяжении последующих лет могло стать иначе. Но не стало. Потому что ситуация изменилась, а сознание — нет. Что ж Пора менять сознание, делать его более соответствующим ситуации. В течение длинного ряда последующих лет история преподала человечеству весьма назидательный урок под названием “парад суверенитетов”. Месяц за месяцем, год за годом одна республика за другой объявляли себя суверенными. Суверенитет объявляли даже части республик (правда, оставались непризнанными), даже автономные области, пытались объявить просто области и отдельные города, но у них не получилось. Дело не дошло до малых городов и деревень. А жаль. Именно с них, по нашему глубокому убеждению, надо было начинать суверенизацию всей страны. “Парад суверенитетов” завершен. Суверенными стали все, кто захотел и смог. Принесло ли это счастье гражданам Прибавило ли богатства Повысило ли уровень и качество их жизни Нет, напротив — унесло, убавило, понизило. Принесло только горы трупов и толпы беженцев, прибавило горя, повысило планку трудностей, которую надо каждодневно преодолевать.  ==217 Все больше и больше людей начинают понимать: “суверенитет вообще” — пустые слова, все зависит от их конкретного содержания. Что толку, что над тобою московскую политическую шпану заменила в точности такая же или даже еще хуже шпана урюпинская и тьмутараканская Корыстолюбие и алчность — те же, близорукость и произвол — те же, глупость и наглость — те же. Конечно, в мутной воде развала государства любой шпане удобнее ловить свою рыбку. Но любому добропорядочному гражданину в мутной воде только муторно, и ничего больше. Все чаще и чаще приходит в голову мысль: а что, если суверенизацию начинать не с государства, а с личности Пусть не смеет никто вмешиваться в мои личные дела! За исключением ограниченного круга тех, которые касаются не только меня и которые я своим голосом избирателя передоверяю законодательным, исполнительным и судебным органам своего городского микрорайона, поселка, села. Те тоже абсолютно суверенны в своих решениях, кроме вопросов, касающихся нескольких микрорайонов, поселков, сел. Таким же образом мы выходим на уровень городов и районов, областей, республик, федераций, конфедераций. И почему же точно таким же образом не выйти на уровень геоконфедераций, геопарламента, геоправительства, геотрибунала При таком подходе уменьшается возможность манипулировать моими делами со стороны районных или республиканских бюрократов, увеличивается моя социальная защищенность на поселковом, районном, областном, республиканском, федеральном, конфедеральном, геоконфедеральном уровнях. Я решу все мои вопросы у себя в поселке, не дам замотать их по инстанциям в разных столицах, но обеспечу себе спокойную и полную достатка жизнь, не допущу ни стрельбы, ни беженцев, ни разорения своего дома, ни разорения своей страны — если недостаточно уровня поселка или республики, федерации или конфедерации, то на уровне геоконфедерации, это уж точно. Потому что против геоконфедерации не попрешь. Вот это и есть настоящий, не демагогический суверенитет. Твой суверенитет, а не своекорыстных политиканов, тобой манипулирующих.  ==218 Предложено множество проектов формирования миповых законодательных органов. Думается, в основу должна быть положена Ассамблея ООН и принцип консенсуса — так, чтобы “механическое большинство” не провалило конструктивных предложений, но чтобы отдельные государства — вздорные шляхтичи с их правом накладывать “вето” на любые решения не уготовили человечеству плачевную судьбу Речи Посполитой XVIII в. Очень помогло бы, на наш взгляд, формирование федераций и конфедераций по типу Европейского Сообщества или Британского Содружества. В крайнем случае, допустимо создание верхней палаты для углубленной выработки консенсуса, палаты советников (с чисто совещательным голосом) из наиболее авторитетных представителей мировой общественности для доработки документов, представляемых геопарламенту. Еще больше проектов формирования мирового правительства. Думается, и здесь не надо давать простора фантазии. Зачем Существует Совет Безопасности ООН — это и есть основа геоминистерства внутренних (земных) дел с достаточно сильным корпусом “голубых касок” чтобы призвать к порядку любого Саддама. Ничего, что случаются ошибки типа односторонних санкций в отношении Сербии или недостаточных санкций в отношении “красных кхмеров”. Лучше такие санкции, чем законы джунглей в международных отношениях. Есть ЮНЕСКО — готовая основа геоминистерства образования, науки и культуры. Есть ФАО — основа геоминистерства сельского хозяйства, ВОЗ — основа геоминистерства здравоохранения, МВФ — основа геоминистерства финансов. И так далее — до полного набора кабинета министров. То, что организация и функции этих учреждений, как и все на свете, могут совершенствоваться — не подлежит сомнению. Но разве это повод ждать, пока все усовершенствуется само собой, прежде чем погибнет человечество Наконец, существует Международный суд. Все дело только за тем, чтобы дать ему такие прерогативы, при которых любой саддам боялся бы его больше, чем генерала Шварцкопфа, чтобы любой Буш относился к нему с  ==219 большим пиететом, чем к Конгрессу США. Но разве такое выходит за пределы реальности Наверное, утопия — думать, будто мировое правительство возникнет, словно античная богиня, из пены морской в готовом виде завтра или послезавтра. Скорее оно будет формироваться в рамках ООН по элементам и по этапам. Хорошо бы только придать такому процессу импульс ускорения. Это целиком дело общественности. Хотелось бы верить, что мировое правительство оптимально решит многие или даже все актуальные проблемы современных международных отношений — до проблем Ливана и Палестины, Карабаха и Приднестровья, Курдистана и Афганистана включительно. Но оно бессильно решить глобальные проблемы современности, о которых мы говорили выше. Успешно преодолеть современную проблемную ситуацию, как явствует из всего, изложенного выше, способна только альтернативная цивилизация. Зато в его силах проложить дорогу ко всеобщему разоружению, полной демилитаризации человечества. Ибо зачем Саддаму армия, если рискуешь вызвать санкции геопарламента, “голубые каски” Совета Безопасности, да еще угодить под Международный суд Тем самым мировое правительство открывает еще одну качественную характеристику альтернативной цивилизации и становится ее необходимой предпосылкой. Пожелаем же мировому правительству счастливого дня рождения! Такого же, как и “низкой энергетике”, “высокой устойчивости” и “экологической чистоте”. Однако никакие качественные характеристики не помогут современному человечеству перейти из царства грядущей смерти в царство безгранично радостной жизни, если упустить важнейшую из них — подлинную человечность. Эта характеристика сложнее, многограннее предыдущих. Поэтому мы посвятим ей не одну, а ряд последующих глав настоящей работы.  К оглавлению ==220 00.htm - glava06
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16