Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


О прикладной Применимости Системо-Мыследеятельностной Методологии (смдм) в Контексте Идей и Методов Мира




Скачать 200.05 Kb.
Дата20.05.2018
Размер200.05 Kb.
О Прикладной Применимости Системо-Мыследеятельностной Методологии (СМДМ) в Контексте Идей и Методов Мира «Тезисы» А. СМДМ или системо-мыследеятельностная методология, т.е. учение и метод ММК, Г.П. Щедровицкого и его школы, а также продолжателей этого направления и языка в СНГ, открывает особые перспективы для решения проблем. Вместе с тем, СМДМ еще недостаточно проникло в общемировую практику, в отличие от фрейдизма (психоанализа), консалтинговых, тренинговых и педагогических методов, а также методов философских, религиозных и эзотерических школ (таких, например, как буддизм, дзэн, антропософия и т.д.), которые распространились и перетекают из культур в культуры, иногда развиваются и используются при необходимости. Собственно в сферах гносеологии (эпистемологии) иили других областях философии, а также методологий и методик наук, и собственно в теле самих наук, СМДМ также не занимает того места, которое заслуживает. Проблема, однако, не в необходимости пропагандирования СМДМ. Проблема в том, чтобы определить место СМДМ в ряду других направлений развития творческой мысли человека с точки зрения ее приложимости, показать ее плюсы и минусы в сравнении с другими направлениями, сравнить ее с другими направлениями и противопоставить им, и таким образом влить ее в мировую мысль осознанно и отрефлексированно, тем самым способствуя ее выходу на подобающую этому открытию лидирующую позицию среди себе подобных и неподобных видов (мысле)деятельности. Здесь возникает очередной парадокс: методологически недообсужден вопрос, как может способ создания, осознания и рефлексии методов—который сам по себе метод, его можно назвать методом методов, или методом о методах—как он может быть подвергнут сравнительному анализу в контексте других методов, когда и если они постулируются в его рамках и с его применением. Говоря грубее, как можно сравнить методологию с методом, СМДМ с методом, и СМДМ с другими методологиями (скажем, науки, педагогики и т.д.) Какова методика подобного сравнения В отличие от (других) философских направлений, которые частично направлены на помощь людям жить (включая сюда, быть может, и религиозные направления), своими словами формулируют ряды мудрых принципиальных постулатов и предлагают следование определенным инвариантам, СМДМ постулирует сам поиск и нахождение постоянно изменяющихся (скрытно) прескриптивных постулатов и инвариантов как свою творческую цель. СМДМ постулирует принципиальную открытость как один из своих основных принципов. Наряду с другими правилами, это означает, что: А) Вместо установления прямой (примитивной) причинно-следственной связи между двумя феноменами, СМДМ начинает поиск решения проблемы с расширения контекста и с введения коммуникативной ситуации в картину проблемы. Традиционно, исследователь или человек, решающий проблему, рассуждает так: «Необходимо получить феномен Б. Он является следствием феномена А. Следовательно, для получения феномена Б необходимо добиться осуществления феномена А.» Остальное (контекст, коммуникативная ситуация) отсекается из рассуждения. СМДМ же предлагает следующий путь: «Необходимо получить феномен Х1. Как первый шаг для определения, что есть Х, а также в поисках путей его получения, необходимо обработать его контекст (тезаурус) и внести контекст в общий рисунок, а также необходимо обработать коммуникативную ситуацию (человек, ищущий результата Х и задающийся вопросом, как его найти—причем «увиденный» (осознанный) другим субъектом (человеком-человечком) ) и внести ее в общий рисунок». После создания такого рисунка (по мере и в процессе его создания), начинается процесс рефлексии. Количество составных частей контекста или коммуникативной ситуации, внесенных в рисунок, будет определяться и ограничиваться прагматическими и конъюнктурными соображениями: Эрудицией человека (участников процесса применения СМДМ) Целесообразностью, как ее воспринимают участники Временем, выделенным на данный этап процесса поиска решений Памятью о факторах, относящихся к Х Системой внутренних табу участников Другими подобными факторами Рефлексия в идеале поможет выйти на целесообразное качество и количество выделенных и отграниченных факторов. Выделение и отграничение факторов будет определяться лимитами возможностей (доступ к энциклопедическим материалам, техническим средствам и т.д.), психологических способностей (память, внимание, уставание и т.д.) и интересов участников процесса в данном хронотопе. Хронотоп (термин М.Бахтина)—это качества единства места и времени какого-либо события вместе с его контекстом и коммуникативной ситуацией. Термин «хронотоп» целостнее обозначает отдельную единицу ситуации применения СМДМ, нежели отдельно взятые термины места, времени, контекста и коммуникативной ситуации. Так как СМДМ стремится к реструктурации больших кусков реальности в соответствии со своим новым пониманием целостности, синтезирующие термины типа «хронотоп» оказываются важными для не упрощения процесса создания моделей, анализа и понимания процесса СМДМ. Как видно из предыдущего текста, семиотические термины «контекст» и «коммуникативная ситуация» использовались одновременно. Это связано с тем, что хотя они обозначают различные куски «реальности», однако их применение в процессе СМДМ происходит совместно (хотя вполне можно выделить то, что относится к контексту, версус то, что относится к коммуникативной ситуации, так же, как можно выделить то, что относится к локусу-месту-топосу и то, что относится к времени). Соответственно, имело бы смысл создать некий новый объединяющий термин, типа КТКС (контекст-коммуникативная ситуация). Подобным же образом, вместо понятий «реальность», «действительность», или наряду с ними, для более точного понимания, по отношению к чему прикладывается ММ, иногда целесообразно использовать термин Хабермаса «жизнемир». Обратим внимание, что ключевое для СМДМ понятие жизнедеятельности, учитывая, что оно постоянно, в рамках СМДМ осознанно, и в самой жизнедеятельности иногда неосознанно, происходит с применением создания картинок мира, можно в таком случае видоизменить и расширить, назвав «жизнемиродеятельностью» или даже, иногда, «жизнемиротворчеством» (как частным случаем жизнемиродеятельности). Также обратим внимание, что ключевое понятие СМДМ «Кентавр», как символ единства искусственно-естественных систем, создан по той же логике, что и хронотоп и жизнемир: по логике объединения расчлененного в единое. Б. После достаточного расширения контекста, а также параллельно достаточному расширению контекста, рефлексия (которая также имеет и ряд других направлений, скажем, раскрытие скрытых мотивов участников для постановки именно этих, а не других проблем—но и этим не исчерпывается) необходимо должна сопровождаться дальнейшим снабжением в «раструб» СМДМ все нового и нового материала, которым снабжают участники процесс СМДМ и который на первый взгляд может казаться и случайным (как и в психоанализе—первая реакция, первые аналогии, или любые прозвучавшие или обрисованные). В определенный момент, новая проблема оказывается сформулированной, выделенной, отделенной от непроблем, от задач, и т.д. И ряд путей ее дальнейшего рассмотрения в СМДМ становится ясен. В. Не будем здесь описывать структурные компоненты всего СМДМ-процесса, как мы его понимаем: это и сложно, и уже попытки были неоднократные, и наша цель не в этом. Скажем только, что обычно он завершается созданием «СМДМ-машинки», и существование СМДМ-машинки является доказательством его успешности. Главными этапами всего процесса, после и параллельно «расширению контекста», являются, как известно, «выброс содержания», «ступор опустошения» и «креативный всплеск», все это—сопровождающееся и перемежающееся различными процессами рефлексии. Однако обозначим один важнейший момент после расширения контекста—т.е. после предприятия того действия, которое навсегда самоопределяет СМДМ от других методик и методологий решения проблем и принятия решений (где, как уже говорилось, вместо расширения происходит сужение), той «точки невозвращения», попав в которую, участники раз и навсегда принимают СМДМ как свой метод работы. Этим важнейшим моментом является «принцип фрактальности»: поместив человечка, пытающегося решить проблему, в рефлексивную рамку, мы тем самым постулируем, что наилучшее решение проблемы уже находится в направлении помещения человечка с проблемой в рефлексивную рамку. Данная рамка, с содержащимся в ней человечком и первичной формулировкой проблемы, превращается в свою очередь во вторичную формулировку проблемы, или в проблему-штрих, а человечек, адресующий уже эту проблему—в человечка-штрих. Тот же, кто рефлексирует уже над этой ситуацией—человечек с двумя штрихами. И так далее. Так начинается подъем на рефлексивном лифте, если говорить упрощенно, и так же начинается понимание, что решение проблем (куда входит и их дальнейшее формулирование, и выделение из них задач, и превращение их в задачи, и обнаружение способов принятия решений для их решения) заключается в процессе фрактального выкарабкивания из каждой рамки в следующую. Другим важнейшим моментом является понимание, что в зависимости от каждого данного хронотопа и КТКС, направления, результаты и этапы рефлексии могут не совпадать. Иными словами, фрактальные кристаллики могут очень существенно разниться. Между тем, для успешного решения проблем и возможности широкомасштабного применения СМДМ необходимо удостовериться, что при применении одной и той же технологии на один и тот же фрагмент жизнемира, мы получим один и тот же высококачественный результат. Единство авторского при каждом случае применения СМДМ и единого не должно быть более различным, чем в других технологиях, таких, скажем, как психоанализ или консалтинг. Каждая личность—уникум, соответственно в психоаналитической работе весь процесс предопределяется этой уникальностью. И однако, психоанализ постулирует некие инварианты, которые сводят уникальность личностей при всем их разнообразии к некоему единству. Так и в консалтинге: каждая организация уникальна, однако, скажем, реинджиниринг сводит эту уникальность ко вполне идентифицируемым компонентам и осуществляет их применение несмотря на уникальность целого. В итоге возникает новое единство особенного (специфического, уникального) и общего (типического, мультиплицируемого). Также и СМДМ: здесь уникальность продукта, полученного в итоге ее применения для решения проблем, будет определяться как участниками и ведущим, так и хронотопом и КТКС (иногда—часто—они взаимосвязанны и в ряде моментов не отделимы друг от друга). А единство различных качественных продуктов между собой будет определяться как этапами процесса применения СМДМ («расширение контекста», «рефлексия» и т.д.), так и качествами продукта (СМДМ-машинка, при всем разнообразии, должна иметь определенные довольно точные характеристики, такие, скажем, как «вход» и «выход», «ресурс» и «цель» и т.д.). Заметим, что уникальность любой предварительной проблемы, обсуждаемой посредством СМДМ (или вообще любой проблемы) определяется именно хронотопом и КТКС (но не только). Сама же предварительная проблема в «голом виде» никакой уникальностью не обладает. Так, скажем, проблема: «Что такое элиты (или, скажем, «нации», или «интеллигенция», или «ум», или «интеллект» и т.д.)» значима только в данном хронотопе и СМДМ, ибо само понятие (концепция, концепт, явление, феномен и т.д.) «существует» вне контекста и «известно» как «существующее». Т.е. есть нечто «общее» для всех случаев «наций», которое заранее дано, но и заранее предопределяет наш СМДМ-подход к изучению «нации» здесь и сейчас: мы не можем отвергнуть это «общее», ибо тогда наша концепция, разработка, будет не целостной и будет ущербной, но мы и не можем его получить однозначно, определить, сформулировать. Любая формулировка этого общего будет содержать в себе уникальное, присущее нашему здесь и сейчас—хронотопу и КТКС. Часть данного парадокса снимается введением понятия «позиции», но «позиция» в СМДМ, обычно, есть сугубо рабочее применение всего комплекса понятий и феноменов, которые мы картографировали введением понятий хронотопа и КТКС. Чтобы далее следовать логике раскрытия параметров уникальности, к позиции, КТКС и хронотопу следует также добавить и «взгляд» или «точку зрения» (что не то же самое, что «позиция»). И, пожалуй, понадобятся еще и другие «вехи» для составления карты проблемы уникальности. Но мы оставим эту проблему в стороне. Выводы, которые следуют из самого постулирования этой проблемы, следующие: Само картографирование проблем с неизбежностью влечет к технологизации СМДМ—т.е. люди, избравшие этот путь, заняты тем, чем занята СМДМ, что есть СМДМ, независимо от того, знают они это или нет, осознают или нет, согласны или нет. Приверженность логике данного процесса приводит к осознанию, что СМДМ картографирует проблемы одновременно дескриптивно-прескриптивно (см. об этом далее и в других местах). Более того: избрав этот путь, мы уже находимся в процессе жизнеДЕЯТЕЛЬНОСТИ, т.е. выходим за рамки «теоретического» и «абстрактного» (деятельности, находящейся якобы вне «активной деятельности»). Т.е. СМДМ-подход с неизбежностью влечет к «свершение-подходу», а это в свою очередь предопределяет необходимость проектно-программного, телеологичного взгляда, ибо если… то… (т.е. если акт нашего мышления—действие, то оно должно обладать атрибутами этого действия, одно из которых—его завершение, окончание, и соответственно проблематизируется вопрос, «где» мы хотим его завершить У «цели» или где-то еще) Наконец, все предыдущее преподнесено с т. зр. «до креации». Нет необходимости в существенной креации—в смысле создания чего-то нового, чего-то ранее не бывшего, для картографирования и рефлексии. Креация в итоге с необходимостью воспоследует этому. Почему Оставим этот вопрос в стороне. Отметим лишь, что является ли продукт уже креации также взаимодействием «ранее бывшего» («общего») и «нового» («уникального»), и в той же ли пропорции, что и проблема «до» креации, требует отдельного анализа. Отметим лишь, что данный текст рассматривает все вопросы с позиции «до креации». Б. В отличие от других методов и методик, СМДМ объявляет себя также и способом исследования способов. Более того: амбиция СМДМ простирается много дальше. Вот как постулирует СМДМ себя: Мыследеятельность существует и существовала всегда—знали мы о ней или нет, как бы мы ни рассматривали, изучали, понимали или отрицали ее. Возникли ММК, Щедровицкий и СМДМ: они преподнесли способ, рамки, категории, язык(и) для изучения, понимания, «снятия» мыследеятельности. Кроме «описания» мыследеятельности, СМДМ делает также минимум три дополнительных вещи: Постулирует долженствование, т.е. из дескриптивной дисциплины превращается в прескриптивную, как бы утверждая, КАК должна происходить СМДМ для ее вящей эффективности и пользы для человечества. Помогает решать конкретные проблемы в жизнемире (жизнедеятельности)—прикладной аспект. С развитием самой себя или «теории» самой себя («теории» мыследеятельности)—влияет на мыследеятельность, взятую, как если бы она была взята без своей методологии, без своей теории, без существования СМДМ или «до» ее самоосознания—т.е. становления СМДМ. Такая же логика действует и в постулировании других дисциплин. Так, все те же три функции выполняет грамматика—как совокупность систем языков (предмет), как метод их дескрипции и метод их прескрипции. Психоанализ: постулирует бессознательное как предмет, психоанализ как дескрипцию предмета и знание и использование психоанализа—как прескрипцию. В последнем случае ярко видно, что прескрипция имеет две ипостаси: с одной стороны, предписывается некое действие с предметом (в психоанализе—как «вылечить» пациента). С другой же стороны—налично некое культурно-социальное влияние, в постмодернизме известное как «социальное конструирование реальности» (из которого затем исходит процесс деконструирования и т.д.). Его суть—в следующем механизме: Самим знанием того, что грамматика—такова и такова; что мыследеятельность—должна быть такой-то и такой-то; что подсознательное—подвержено таким-то и таким-то законам и закономерностям… Самим этим знанием человечество уже в свою очередь вторично влияет на то, чтобы данные процессы или виды человеческой деятельности становились еще более таковыми, чем они были бы в отсутствие данного критического знания о них, критического их постижения в снятом виде. Это как бы наложение формы на первичное, менее «организованное» содержание—сам факт наложения формы приводит к оформлению, а следовательно, к возникновению новой ин-форм-ации. Форма—это относительные пределы распространения бесконечного содержания, «разлитого» вокруг. Эти пределы определяются определенными принципами организации этого «хаотического» содержания в то, что в СМДМ называется «системой». Так, происходит о-предел-ение новых (концепций, концептов, идей, понятий, содержаний, смыслов и т.д.). Рассматривая взаимодействие формы и содержания, в каждый данный момент по каждому конкретному поводу, факту, артефакту, феномену мы можем сказать, что содержание—первичнее, чем форма, подобно тому, как сосуд менее важен, чем его содержимое или его возможность содержания. Однако сама возможность возникновения форм—сам материал форм—ведь тоже содержание. И механизмы возникновения форм мы сейчас оставим в стороне, быть может, только второпях отметив, что они возникают из взаимодействия, соположения, встречи, не правда ли, различных-разнородных и разноорганизованных содержаний (и «менее организованных», чем они же после приобретения более формализованных форм). Таким образом, формы—это «закостенелые», «окаменелые» содержания, и историю их содержаний—содержание, в них содержащееся—можно развернуть обратно. В политологии или социологии данный феномен известен как «самоосуществляющиеся пророчества». Так, если человек считает, что все социальные действия в мире есть процесс взаимного обмена некоторыми ценностями (грубо говоря—купли и продажи), то он начнет ориентироваться на это знание, поступать именно так, и даже если жизнемир в некотором смысле и не был таковым—впоследствие подобных действий человека он станет чуть более таковым, чем был таковым ранее. Так, избрание определенной формы для описания определенного содержания—экзистенциальный выбор—определяет будущее. Более того: вследствие принятия истинности определенного подхода, человек может повлиять на собственное поведение очень существенным образом. Так, усвоив предпочтительность построения фрактальной рамочной системы вокруг проблемы вместо традиционных попыток вычленения ее переменных для ее решения, человек может начать применять это преувеличенно часто, к месту и даже не к месту. В данном случае «не к месту» будет означать более коммуникативную нежели функциональную нецелесообразность: человек может начать применять «метод СМДМ» для решения проблем даже в случаях, когда «аудитория» (т.е. другие коммуниканты) не готова его слушать, понимать и следовать за ним—со всеми интересными результатами, вытекающими из такой ситуации. Это аналогично тому, как начинающие «фрейдисты» начинают во всем видеть фривольную символику. С одной стороны—они правы, с другой стороны—а надо ли это Или, другой пример: человек, считающий, что любая интеракция есть процесс обмена, начнет пытаться эксплицировать процесс обмена ценностями даже тогда, когда он лучше, если останется имплицитным или невысказанным. Так, на просьбу матери купить хлеба юноша может спросить: А что мне за это будет Или на просьбу дать совет друг может попросить: Дай сто рублей! Или на попытку обнять себя жена может сказать мужу: А шубку купишь И так далее. В. Итак, посредством постулирования ряда принципов и пропозиций, СМДМ создает систему, как и другие системы организации деятельности. Однако ее система самоосознаваемая, критическая и, следовательно, обычно в состоянии организовать собственную прагматическую навигацию с тем, чтобы избежать дурной части бесконечности, с одной стороны, и накопления ошибок из-за недостатка или запрещения рефлексии над своими постулатами и их омертвления, с другой. Если и бывают перекосы, то из-за первой части проблемы (дурная бесконечность), нежели из-за второй (недостаток рефлексии): фактически, недостаток рефлексии или некачественная рефлексия могут иметь место, но сам процесс рефлексии постулируется как одна из основных ценностей СМДМ. И правильно поставленный процесс обычно помогает добиться уровня рефлексии… Скажем так: достаточной для данного хронотопа и данного КТКС степени качества. Г. В мировой прагматической и позитивистской практике после начала технологических бумов критический анализ методов исследований ограничен. Он происходит либо почти формально, как дань определенной дисциплине (дабы не затмить анализ, суть самого исследования, «не выбросить ребенка вместе с водой»), либо как деятельность одного отдельно взятого философа (обычно «аутсайдера» в контексте академических кругов, такого, как Чомски, Кун, Поппер, Фойерабенд и т.д.), в редчайших случаях—философской школы (критическая школа, школа социального конструирования, феминизм, дискурсы, постмодернизм). Обычно же «средние» методы исследований (количественные, качественные, аргументативные, исторические, биографические и т.д.) развиваются не столько через критический анализ, сколько через прескриптивное исправление недостатков предыдущих случаев анализа. Можно предположить две причины недостатка обсуждения методов исследований в последние эпохи: прагматическая (деньги за это не дают или нечасто дают, или другие типы спонсирования (государственное меценатство и т.д.) отсутствуют) и позитивистская (результаты такого исследования, по необходимости авторского с интроспективными элементами, будут неверифицируемыми и даже не фальсифицируемыми (Поппер), тем более, если наличны финансовые ограничения). Может быть, есть также и третья причина: предположение, что их интеллектуально честный анализ (рефлексивная деконструкция) приведут к критическому пересмотру, как это всегда и бывает, предпосылок, на которых зиждется мировоззрение, миропонимание и идеология данного (научного, государственного, бизнес и т.д.) сообщества. Более того, приведут к тупику, типа: мы знаем, что земля не круглая, но какое это имеет значение Мы знаем, что принцип неопределенности означает, что частички и волны возникают только там и только тогда, где и когда мы на них смотрим—но электрическая лапочка включается несмотря на этот парадокс. Так зачем нам это знание Наоборот: предпочтительнее ограничивать себя, не задаваясь парадоксальными вопросами, ведущими в «тупики», и заниматься только магистральными направлениями, которые ведут к созданию новых артефактов. На самом деле данная постановка проблемы не совсем релевантна: любые ограничения, в принципе, ведут к замиранию творчества. Это во-первых. А во-вторых—принцип СМДМ (и не только: также и, скажем, довольно простых фасилитационных технологий или бизнес-планирования) в том, что любой тупик—это мотор для принятия решений. Так, если мы были бы очень успешны в книгоиздательстве, но у нас нет денег для создания книгоиздательского бизнеса—выходов два: или найти деньги или перейти к другой идее. И энергетический вклад в поиск инвестиций должен определяться тем, насколько вероятна удача и насколько наш расчет, что идея книгоиздательского бизнеса сверхприбыльна, верен. Конечно, «сколько» здесь в первую очередь не обязательно численные, а часто просто эвристические, оценочные суждения. Д. Изучение прагматики СМДМ с точки зрения ее приложимости заключает в себе парадокс: уж не получится ли, в результате такой постановки вопроса (СМДМ может быть применено, как другие методы), профанического сведения СМДМ к очередному «среднему» или даже «конечному» методу Да распредметится ли сам автор, ставящий вопрос о месте СМДМ среди других методов Под «средними» понимаются методы, применяемые в рамках существующих теорий и традиций и соответствующие необходимости решения конкретных научных и прикладных задач. Под «конечными» понимаются методы, претендующие на то, что они опираются на близкие к абсолютным категориальные предпосылки. При таком подходе, позитивистские научные методы относятся к средним, а методы общефилософские или на стыке религиозных учений—к конечным. Ниже прилагается список некоторых средних методов: Методы статистического анализа (т.н. R-methodology) Качественные методы (феминизм, нарратив, этнические исследования, глубинное интервью, фокус-группы и т.д.) Методы, находящиеся между количественными и качественными подходами (Q methodology Драйзека: здесь не измеряют процентное соотношение преференций между некоторыми выборами, типа 30 за данного кандидата и 70 против. Здесь устанавливают типы преференций для выборов, входя тем самым в сферу социальной психологии, скажем: 30 предпочли бы белобрысого кандидата, а 70--брюнета, даже если нет кандидатов или все кандидаты--шатены). Аргументативные методы (методы исторического исследования, культурологические методы, риторические методы, метод эссе и т.д.) Теория рационального действия в ряде своих проявлений (теория игр, теория рационального принятия решений и т.д.) Формальная и аналитическая логика Критическая теория, методы социального конструктивизма и постмодернисткие методы, включая феминизм, этнологию и т.д. Лингвистические (семиотические) методы и методы поэтики и риторики (в частности, методы создания текстов и текстуального исследования) Методы стратегического планирования Методы организационного управления и планирования Методы маркетинга Методы пиара Методы разрешения конфликтов (Фишер-Ури, Гальтунг, Ледерах и др.) Методы группового принятия решений вне теории рационального действия, разрешения конфликтов, стратегического планирования и т.д. Эклектические методы policy