Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


О ключевых показателях эффективности научной деятельности




Скачать 369.91 Kb.
страница1/3
Дата05.03.2017
Размер369.91 Kb.
  1   2   3

УДК 330.322.16:629.78

UDC 330.322.16:629.78







08.00.00 Экономические науки

08.00.00 Economic sciences







О КЛЮЧЕВЫХ ПОКАЗАТЕЛЯХ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ABOUT THE KEY PERFORMANCE INDICATORS OF SCIENTIFIC ACTIVITIES







Орлов Александр Иванович

д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н., профессор

РИНЦ SPIN-код: 4342-4994


Orlov Alexander Ivanovich

Dr.Sci.Econ., Dr.Sci.Tech., Cand.Phys-Math.Sci., professor



Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, prof-orlov@mail.ru

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia







Из многих актуальных проблем науковедения рассмотрим методы оценки эффективности и качества работы ученого, научной деятельности подразделения, организации, журнала. Показатели эффективности научной деятельности используются как важная составная часть при оценке вузов, инновационного потенциала предприятий и т.п. Для оценки эффективности научной деятельности естественно использовать хорошо зарекомендовавшие себя в других предметных областях интеллектуальные инструменты. К таким инструментам относятся, в частности, система сбалансированных показателей, основанная на ключевых показателях эффективности (отсюда и название настоящей статьи), а также контроллинг, прежде всего контроллинг научной деятельности. Подробно разработаны и широко применяются два инструмента оценки эффективности научной деятельности - наукометрические показатели и экспертные оценки. Их критическому анализу и посвящена настоящая статья. Различные варианты манипулирования значениями наукометрических показателей в РФ, по нашей оценке, пока еще применяются сравнительно редко. Возможно, это связано со сравнительно небольшим сроком их использования при управления наукой. Поскольку такой показатель, как число цитирований работ исследователя, позволяет объективно оценить его вклад в науку, то применение этого наукометрического показателя для управления наукой оправдано. В то же время число публикаций и особенно индекс Хирша не позволяют объективно оценить эффективность научной деятельности, особенно с учетом свойств реальных библиометрических баз данных. Экспертные процедуры имеют ряд недостатков. В настоящей статье обсудим реальную эффективность экспертных процедур в таких областях их применения, как присвоение ученых степеней и выборы в государственные академии наук (прежде всего в РАН). Основные принципы экспертизы в рассматриваемых областях остаются неизменными в течение последних 70 лет. На основе анализа практики приходится констатировать недостаточную эффективность экспертных оценок в указанных областях. Обоснование сказанному приведено в статье.

Of the many urgent problems of Science about Science, we consider methods for estimation of the effectiveness and quality of the scientific activities of the researcher, of the organization, of the magazine. Performance indicators of scientific activity are used as an important part in the estimation of higher education institutions, the innovative capacity of enterprises, etc. To estimate the effectiveness of scientific activity is natural to use intellectual tools which are well-established in other subject areas. This will include, in particular, the balanced scorecard, based on key performance indicators (hence the title of this article), as well as controlling, primarily controlling of research activities. There are two more developed and widely used tools for estimation the effectiveness of the scientific activity - the scientometric indicators and the expert estimators. Their critical analysis is the subject of this article. Different versions of manipulating of values of scientometric indicators in the Russian Federation, in our estimation, are still relatively rare. Perhaps this is due to the relatively short period of their use in the management of science. Since an indicator such as citation index (the number of citations of publications) of researcher, allows to estimate its contribution to science, the use of this scientometric indicator for the management of science is justified.At the same time, the number of publications and especially h-index is not possible to objectively estimate the effectiveness of research activities, particularly in view of the properties of the real bibliometric databases. Expert procedures have several disadvantages. In this article we discuss the real effectiveness of expert procedures in the areas of their application, as conferring academic degrees and elections to the National Academy of Sciences (primarily in the Russian Academy of Sciences). The basic principles of expertise in these areas remain the same for the past 70 years. Based on an analysis of practice is necessary to ascertain the lack of efficacy of expert estimators in these areas. Rationale what has been said is given in the article.








Ключевые слова: НАУКА, УПРАВЛЕНИЕ, ПРИКЛАДНАЯ НАУКА, ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА, ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ, ЭКСПЕРТНЫЕ ОЦЕНКИ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ, БИБЛИОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ ДАННЫХ, ИНДЕКСЫ ЦИТИРОВАНИЯ, НАУКОМЕТРИКА, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, НАУЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ, МАРКЕТИНГ В НАУКЕ

Keywords: SCIENCE, MANAGEMENT, APPLIED SCIENCE, FUNDAMENTAL SCIENCE, DECISION MAKING, EXPERT ESTIMATES, FORECASTING, BIBLIOMETRIC DATABASE, CITATION INDEXES, SCIENTOMETRICS, GLOBALIZATION, SCIENTIFIC RESULTS, MARKETING IN SCIENCE

В Академии наук

Заседает князь Дундук.

Говорят, не подобает

Дундуку такая честь;

Почему ж он заседает?

Потому что <...> есть.

А.С. Пушкин
1. Введение

Со времен А.С. Пушкина интерес к проблемам управления наукой заметно вырос. Принципиальное продвижение последних лет - появление общедоступных библиометрических баз данных и индексов цитирования. Весьма важно, что администраторы высокого уровня стали их использовать для управления наукой. Для сотрудников научно-исследовательских организаций и высших учебных заведений Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) стал одной из самых популярных баз данных.

Как следствие, вспух поток публикаций по вопросам оценки эффективности научной деятельности. По нашему мнению, науковедение как научная дисциплина находится еще в зачаточном состоянии [1]. Новым по сравнению с книгой [2], выпущенной в 1969 г., является только появление малообоснованного индекса Хирша. К сожалению, внимание многих авторов сосредоточено на обсуждении модификаций этого вида средней величины, в то время как фундаментальные вопросы остаются в тени.

Настоящая статья стимулирована замечательной работой Е.В. Луценко "Хиршамания" [3]. Из многих актуальных проблем науковедения рассмотрим методы оценки эффективности и качества работы ученого, научной деятельности подразделения, организации, журнала. Показатели эффективности научной деятельности используются как важная составная часть при оценке вузов [4], инновационного потенциала предприятий и т.п.

Для оценки эффективности научной деятельности естественно использовать хорошо зарекомендовавшие себя в других предметных областях интеллектуальные инструменты. К таким инструментам относятся, в частности, система сбалансированных показателей [5], основанная на ключевых показателях эффективности (отсюда и название настоящей статьи), а также контроллинг [6], прежде всего контроллинг научной деятельности [7 - 9].

Подробно разработаны и широко применяются два инструмента оценки эффективности научной деятельности - наукометрические показатели и экспертные оценки. Их критическому анализу и посвящена настоящая статья.

Критика наукометрических показателей была мной (и другими авторами) дана в ряде публикаций. Из них выделим специальный выпуск журнала "Управление большими системами" [10], выпущенный также отдельным изданием [11]. Наша затравочная статья [12] в этом сборнике носила характерное название "Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью". В итоговой статье [13] был дан критический обзор нескольких десятков материалов указанного сборника. Дальнейшему развитию наших идей посвящены публикации [14 - 19]. В наших работах вслед за классической монографией [2] обсуждались возможности манипуляции наукометрическими показателями (число публикаций, число цитирований, индекс Хирша и др.). Аналогичные соображения, а также примеры реальных манипуляций достаточно широко обсуждаются в литературе (см. [20 - 22] и др.). В качестве практической рекомендации предлагалось опираться на применение экспертных процедур для оценки эффективности научной деятельности [23].

В 2014 - 2015 гг. автор настоящей статьи анализировал наукометрические показатели РИНЦ для нескольких сотен исследователей. Конкретные результаты анализа отражены в ряде тем Интернет-ресурса [24], в основном в виде многочисленных таблиц, привязанных к определенным моментам времени.

Необходимо уточнить ранее высказанные положения.

Во-первых, различные варианты манипулирования значениями наукометрических показателей в РФ, по нашей оценке, пока еще применяются сравнительно редко. Возможно, это связано со сравнительно небольшим сроком их использования при управления наукой. Поскольку такой показатель, как число цитирований работ исследователя, позволяет объективно оценить его вклад в науку, то применение этого наукометрического показателя для управления наукой оправдано. В то же время число публикаций и особенно индекс Хирша не позволяют объективно оценить эффективность научной деятельности, особенно с учетом свойств реальных библиометрических баз данных.

Во вторых, экспертные процедуры имеют ряд недостатков. В настоящей статье обсудим реальную эффективность экспертных процедур в таких областях их применения, как присвоение ученых степеней и выборы в государственные академии наук (прежде всего в РАН). Основные принципы экспертизы в рассматриваемых областях остаются неизменными в течение последних 70 лет. На основе анализа практики приходится констатировать недостаточную эффективность экспертных оценок в указанных областях.

Обоснование сказанному приведено ниже. Настоящая статья содержит также ряд положений, новых по сравнению с нашими предыдущими публикациями.


2. Фундаментальная наука и прикладная наука

В [1] нами показано принципиальное различие между фундаментальной наукой и прикладной наукой, влекущее столь же принципиальное различие между ключевыми показателями эффективности в этих областях деятельности. При проведении прикладных научных исследованиях основное для исполнителя - запросы, требования, предпочтения, интересы заказчика. Основной результат таких исследований - сложная техническая система, стратегический план развития фирмы и т.п. - то, что нужно заказчику. Публикации по результатам прикладных научных исследований не являются обязательными, более того, иногда не допустимы из-за соображений государственной или коммерческой тайны. Фундаментальные научные исследования имеют целью получение нового знания, основной результат таких исследований - публикации в научных изданиях [2].

Конечно, нет непреодолимого барьера между фундаментальной наукой и прикладной наукой.

Специалисты прикладной науки зачастую хотят проявить себя в фундаментальной. Прежде всего потому, что при выполнении прикладных работ попутно бывают получены научные результаты более широкого спектра применения, чем это нужно заказчику, т.е получено новое знание, как и при фундаментальных научных исследованиях. Это знание целесообразно отразить в публикациях. Примером является доклад [25], посвященный новым научным результатам в области теории принятия решений и экспертных оценок, полученным при выполнении прикладных научно-исследовательских работ в авиации и ракетно-космической промышленности. Важным для специалистов прикладной науки является также стремление к повышению статуса, конкурентоспособности на рынке труда, шансов на получение новых выгодных заказов.

Специалисты фундаментальной науки обычно заинтересованы в том, чтобы полученное ими новое знание нашло практическое применение, т.е хотят сдвинуться в сторону прикладной науки. Кроме морального удовлетворения, этот сдвиг стимулирован стремлением к повышению статуса, конкурентоспособности на рынке труда, шансов на получение увеличенного финансирования.

В отношении взаимоотношения прикладной науки и фундаментальной науки Ю.В. Грановскому представляется перспективной классификация Организации экономического сотрудничества и развития: чистые фундаментальные исследования; ориентированные фундаментальные исследования; прикладные исследования вообще; стратегические прикладные исследования; конкретные прикладные исследования; экспериментальные разработки. Для целей настоящей статьи достаточно ограничиться выделением фундаментальную науки и прикладной науки.

Ключевые показатели эффективности научной деятельности будем обсуждать применительно к фундаментальной науке.
3. Всеобщее невежество научных работников и его следствия

Основная проблема современной науки состоит во всеобщем невежестве научных работников. Это утверждение становится очевидным, если хотя бы примерно оценить объем накопленных научных результатов, а тем более - научных трудов. Каждый специалист может познакомиться не более чем с 2 - 5 % публикаций в своей области.

Еще в 80-х годах при наукометрическом анализе данных о Первом Всемирном конгрессе Общества математической статистики и теории вероятностей им. Бернулли [26 - 28] нами была дана оценка общего числа актуальных публикаций по тематике конгресса - 106. По конкретной области, например, по регрессионному анализу, на порядок меньше - 105.

Посмотрим, на какое число публикаций ссылаются наиболее цитирующие авторы. В фундаментальном трехтомном издании [29 - 31] - около 2000 ссылок. Список литературы к семитомнику "Новая хронология" включает 1492 ссылки [32]. В монографии [6] - 843 ссылки. Наблюдаем разрыв на два порядка - из порядка 105 потенциальных источников ссылки даются лишь на порядка 103.

Как же в реальной научной деятельности научные работники справляются со своим невежеством? Ответ хорошо известен - происходит разбиение (фрагментация) всей совокупности научных работников на группы (научные коллективы, кланы, научные школы, сообщества). Группа часто состоит из сотрудников одной организации и примкнувших к ним отдельных исследователей из других организаций. Клан обычно обзаводится инфраструктурой (журнал, периодическая конференция, диссертационный совет, научное общество и т.п.), позволяющей его членам вести долговременную научную деятельность. Внутри клана его члены обычно достаточно осведомлены о работах друг друга, в то время как научная деятельность вне клана игнорируется.

Сказанное давно известно. В.В. Налимов писал о "незримых коллективах" [2]. С. Лем предсказывал распад единой науки на "науки районного масштаба", замкнувшиеся внутри отдельных регионов [34]. Предсказание С. Лема сбывается - к настоящему времени во многих региональных центрах на базе нескольких вузов и НИИ складывается "региональная наука" со всей необходимой инфраструктурой.

Конечно, нельзя не отметить наличия связей между "соседними" кланами и дружественными регионами. Действуют аналоги "матричной системы управления" [9, 35] - зачастую исследователь одновременно входит в две структуры: он работает в вузе или НИИ и является членом "незримого коллектива". В вузе или НИИ он выполняет текущую работу среди тех, у кого другие научные специальности и/или интересы, а в "незримом коллективе" общается с "близкими по духу" специалистами.

Ситуация с накоплением знаний хорошо описана В.В. Налимовым и З.Б. Бариновой: «Стремление к разложению изучаемого явления на составные части и к тщательному изучению деталей еще продолжает давать необычайные результаты, но только в новых областях знаний, скажем, в молекулярной биологии. В старых областях знаний этот подход приводит к накоплению невероятного количества частных знаний, которые остаются неиспользованными: они не попадают в монографии, не оказывают влияния на последующие работы. Это, если хотите, старость науки. Здесь, в отличие от биологических организмов, при старении затрудняется не обмен веществ, а обмен идей. Из множества частных знаний не складывается знание о большой системе» [33].

Следующее поколение исследователей входит в свою область в процессе обучения. Следовательно, то, что не вошло в учебники, почти наверняка потеряно для следующих поколений.

В настоящее время происходит принципиально важный переход от бумажных носителей информации к электронным. Резко сократившиеся тиражи - до десятков и сотен экземпляров - ведут к смене роли бумажных изданий. Вместо распространения информации их роль становится престижной и подарочной. Впрочем, при использовании схемы "книга по требованию" само понятие тиража уходит в прошлое.

С одной стороны, публикации в электронных изданиях (при открытом доступе) значительно облегчают распространение научной информации (нет необходимости обращаться в центральные библиотеки). С другой стороны, неоцифрованные публикации привлекают всё меньше внимания. Несколько огрубляя, можно сказать: то, чего нет в Интернете, почти наверняка потеряно.

Перейдем к обсуждению экспертных процедур оценки эффективности научной деятельности. Начнем с присвоения ученых степеней.


4. Необходимость изменения экспертных процедур присуждения ученых степеней

Достаточно давно обсуждается низкое качество значительного числа диссертаций, коррупция при их подготовке и защите.

Очевидно, пока есть желание обзавестись ученой степенью, будет и стремление достичь этого с минимальными трудозатратами. Например, купив готовую диссертацию. В настоящее время Интернет кишит предложениями "диссертаций на заказ". В противовес работает Диссернет, который так характеризует самого себя как "вольное сетевое сообщество экспертов, исследователей и репортеров, посвящающих свой труд разоблачениям мошенников, фальсификаторов и лжецов" [36]. Диссернет выявляет плагиат, прямое заимствование текста.

Но он не может дать защиту от "диссертаций на заказ". Нельзя, анализируя текст, установить, кто его на самом деле написал. Очевидно, для надежного выяснения авторства необходимо подробное тщательное обсуждение диссертации с ее автором. Но такого этапа в процедуре защиты нет. За традиционные 15 минут доклада нельзя глубоко вникнуть в содержание работы. К тому же по традиции "неудачные" ответы диссертанта интерпретируются в его пользу, "списываются" за счет волнения.

Можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны - с позиций членов диссертационных советов и авторов отзывов на диссертации и авторефераты. Такая деятельность считается общественной. Доктора наук безвозмездно тратят свое время (оплата работы оппонентов - символическая). Возникает естественное желание уменьшить потерю времени, поручив составление основного содержания отзывов самим диссертантам. Как известно любому участнику процесса защиты диссертаций, подобная практика весьма распространена.

Во время защиты член диссертационного совета зачастую рассуждает так: "Раз работу допустили к защите, значит, она соответствует требованиям; надо поддержать". С точки зрения экономии усилий такая позиция вполне оправдана. Выступление против диссертации требует вложения энергии и умственных усилий.

Нужны ли ученые степени вообще? Их можно сопоставить с воинскими званиями. Как известно, после их отмены в Красной Армии в 1918 г. они были введены вновь. Причина проста - лицу, принимающему решения, надо знать, с кем имеешь дело, не вникая в подробности биографии этого лица. В настоящее время о научной активности ученого можно получить информацию из РИНЦ, поэтому приведенный в предыдущей фразе аргумент во многом теряет свое значение - основную хорошо представленную информацию можно взять из РИНЦ или другой библиометрической базы.

Подведем предварительный итог обсуждения проблем защит диссертаций. В действующей процедуре доклад о большой работе занимает всего 15 мин. (кандидатская диссертация) или 30 мин. (докторская). Нельзя надеяться, что члены диссертационного совета глубоко разберутся в работе за время защиты. Наблюдаем неразумную трату времени большого числа квалифицированных специалистов - членов диссертационного совета. Зафиксированная в нормативных документах невозможность доработки текста диссертации в соответствии с замечаниями лишает стимула обсуждение на защите, делает дискуссию во многом бесцельной. Зачем выявлять недостатки и формулировать предложения по их исправлению, если никакие изменения не будут вноситься в текст?

Из сказанного следует, что процедуры присуждения ученых степеней должны совершенствоваться. Например, можно предложить резкое увеличение времени на защиту (с перерывом на внесение исправлений в диссертацию) при адекватном уменьшении числа членов диссертационного совета, труд которых должен адекватно оплачиваться.

Можно предложить всеобщую аттестацию научных работников с целью подтверждения ученых степеней. Это связано не только с необходимостью разгребания "авгиевых конюшен" накопившихся последствий коррупции, но и с тем, что многие "остепенившиеся" по тем или иным причинам перестают заниматься наукой. Целесообразно отмечать учеными степенями только тех, кто реально работает в науке. Аттестацию целесообразно проводить регулярно, скажем, каждые пять лет. Эта процедура облегчается наличием наукометрических баз данных. Отметим, что в НИИ и вузах фактически такая процедура давно предусмотрена действующим законодательством. Она проводится в ходе периодических конкурсов на занятие должностей научных работников и профессорско-преподавательского состава. Но она часто проводится формально. Целесообразно перейти к аттестации по существу, причем во всех отраслях народного хозяйства. Несложная надстройка над РИНЦ позволит для каждого доктора и кандидата наук автоматически сформировать общедоступную сводку о работе за отчетный срок, к которой персонаж сводки сможет добавить свои комментарии.


5. Итоги применения экспертных процедур при формировании и работе РАН

Процедура избрания академиков и членов-корреспондентов РАН о основана на применении экспертных технологий. Адекватность формирования РАН можно проверить по данным о цитируемости. Среди наиболее цитируемых ученых в соответствующие секции РАН входит примерно половина (наша экспертная оценка по результатам анализа по ряду специальностей). С одной стороны, это говорит о том, что вклад в науку многих членов РАН велик. С другой стороны, примерно половина наиболее эффективно работающих ученых не входит в РАН. Широко известные интриги, сопровождающие выборы (см., например, воспоминания одного из наиболее выдающихся математиков ХХ в. Л.С. Понтрягина [37]) отталкивают многих от самого участия в выборах.

Подкрепим сказанное анализом данных РИНЦ по математике и экономике. В "Авторском указателе" РИНЦ выбираем тематику "математика". Сортировку проводим по числу цитирований (по убыванию). Приведем список первых в списке 8 ныне живущих исследователей (по данным на 31 июля 2015 г., указаны число публикаций, число цитирований, индекс Хирша):

1. Новиков Дмитрий Александрович (Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН (Москва)) 300 - 9067 - 43

2. Фаддеев Людвиг Дмитриевич (Санкт-Петербургское отделение Математического института им. В.А. Стеклова РАН) 234 - 8362 - 36

3. Ибрагимов Ильдар Абдуллович (Санкт-Петербургское отделение Математического института им. В.А. Стеклова РАН) 389 - 6930 - 33

4. Маслов Виктор Павлович (Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" (Москва)) 632 - 5756 - 20

5. Орлов Александр Иванович (Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана) 356 - 5506 - 21

6. Малинецкий Георгий Геннадьевич (Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (Москва)) 346 - 5199 - 18

7. Назаров Сергей Александрович (Институт проблем машиноведения РАН (Санкт-Петербург) 626 - 5023 -20

8. Новиков Сергей Петрович (Математический институт им. В.А. Стеклова РАН (Москва)) 200 - 4412 - 21

Из 8 перечисленных исследователей к секции математики РАН относятся трое: Л.Д. Фаддеев, И.А. Ибрагимов и С.П. Новиков (три академика из 23, входящих в эту секцию). Член-корреспондент РАН Д.А. Новиков и академик В.П. Маслов не входят в секцию математики РАН. В список вошли также два сотрудника академических НИИ (не относящихся к секции математики РАН) и профессор вуза. Итак, профильная секция РАН - 3 из 8 (37,5%), все члены РАН - 5 из 8 (62,5%).

Приведем аналогичные данные по тематике "Экономика. Экономические науки":

1. Ковалев Валерий Викторович (Санкт-Петербургский государственный университет) 208 - 8111 - 27

2. Клейнер Георгий Борисович (Центральный экономико-математический институт РАН (Москва)) 287 - 7537 - 33

3. Шеремет Анатолий Данилович (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) 111 - 7391 - 25

4. Гохберг Леонид Маркович (Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" (Москва)) 216 - 6957 - 44

5. Ушачев Иван Григорьевич (Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства (Москва)) 350 - 6282 - 39

6. Райзберг Борис Абрамович (Институт макроэкономических исследований (Москва)) 52 - 5697 - 12

7. Орлов Александр Иванович (Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана) 356 - 5506 - 21

8. Стародубцева Елена Борисовна (Финансовый университет при Правительстве РФ (Москва)) 58 - 5212 - 12

9. Асаул Анатолий Николаевич (Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет) 273 - 4945 - 32

10. Глазьев Сергей Юрьевич (Государственная Дума РФ (Москва)) 266 - 4935 - 23

Из 10 перечисленных исследователей к секции экономики РАН относятся двое - член-корреспондент РАН Г.Б. Клейнер и академик РАН С.Ю. Глазьев (в секцию экономики РАН входят 15 академиков и 23 члена-корреспондента). Кроме того, действительный член Российской академии сельскохозяйственных наук И.Г. Ушачев в связи с реорганизацией государственных академий наук является академиком РАН. В список вошли 6 преподавателей вузов и один сотрудник НИИ. Итак, профильная секция РАН - 2 из 10 (20%), все члены РАН - 3 из 10 (80%).

Обсудим стратегии пополнения состава РАН, применяемые секциями математики и экономики.

Из 55 академиков и членов-корреспондентов секции математики 21 работает в Математическом институте им. В.А. Стеклова РАН (Москва), 8 - в Институте математики Сибирского отделения РАН (Новосибирск), 6 - в Санкт-Петербургском отделении Математического института им. В.А. Стеклова РАН, 5 - в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. В перечисленных 4 организациях работают 40 членов секции, т.е. 73%. Очевидна замкнутость этой группы и ее отрыв от основной массы отечественных математиков. Цитируемость основной массы членов секции математики РАН достаточно скромная.

Секция экономики (38 членов) привлекала в свои ряды представителей многих организаций, различных академических центров, разбросанных по стране. Число членов секции из одной организации не превышает 3 (Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) РАН, Институт экономики РАН), максимум 4 (Институт экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН). Однако научная активность большинства членов секции явно проигрывает научной активности ведущих институтов, например, ЦЭМИ, и вузов.

Обобщая, на основе данных РИНЦ можно констатировать, что среди ведущих (по числу цитирований) отечественных ученых лишь меньшая часть включена в состав секций математики и экономики РАН. Отсюда следует, во-первых, что в настоящее время РАН не является центром научной жизни, во-вторых, что экспертные процедуры пополнения состава РАН не справились с задачей отбора наиболее продуктивных ученых.

Впрочем, вспомним, что в XIX в. наибольший вклад в российскую науку внесли Д.И. Менделеев и Н.И. Лобачевский. Ни тот, ни другой не были членами Академии, причем Д.И. Менделеев был скандально забаллотирован.

Отрыв членов РАН от основной части научных работников можно констатировать и на личном опыте. Нет у автора настоящей статьи ссылок на работы членов нынешних секции математики и секции экономики РАН. Не сделали они ничего ценного для меня. Но ссылаюсь на работы многих, кто не входит в РАН. И речь не только об академиках и членах-корреспондентах, но и об институтах РАН. Думаю, что и для многих моих коллег ситуация та же.

В январе 2006 был создан Интернет-ресурс "Есть ли польза от академиков?" [38]. В начале был поставлен вопрос: "Проведем мысленный эксперимент. Представим себе, что все перечисленные ниже математики, входящие в секцию математики РАН, 30 лет назад исчезли. Что изменилось бы? Конечно, изменилась бы судьба их семей, учеников и сотрудников. А вот для Вас, читатель, что изменилось бы?" На 01.08.2015 указанный ресурс просмотрели более 20 тыс. раз. Но никто из читателей не привел ни одного примера пользы для своей профессиональной деятельности хотя бы одной научной публикации члена секции математики РАН. Учебники читали, речь идет об использовании результатов именно научной деятельности.

Эта ситуация является естественной. Академические НИИ уходят внутрь своих областей. Согласно "Закону Паркинсона" [39] достаточно большая организация может отгородиться от внешнего мира и работать сама на себя - одни отделы пишут документы для других отделов. В случае НИИ - печатают статьи.

Итог печален - есть ЦЭМИ, но полученные подавляющим большинством его сотрудников научные результаты мне, экономисту - исследователю и преподавателю - неизвестны, а потому и не используются. Если, конечно, они (реальные научные результаты, а не статьи и книги) есть. Аналогично для Математического института РАН. Или возьмем Институт проблем управления РАН. Управление в социально-экономической области и менеджмент - практически синонимы. Но взаимного оплодотворения идеями уже десятилетия нет. Институт проблем управления сам по себе, менеджмент как одна из экономических наук - сам по себе.

Организация и задачи РАН и ее предшественников менялись с течением времени [40]. Целесообразность выполнения фундаментальных научных исследований в специально созданных академических институтах с десятками тысяч сотрудников требует обсуждения. Может быть, их надо включить в состав вузов? Стихийная практика состоит в том, что сотрудники академических НИИ по совместительству занимаются преподаванием.

Нужны ли отдельные академические НИИ? Естественнее, чтобы науку двигали преподаватели вузов. Можно спорить, является ли конкретный научный сотрудник паразитом в социальном смысле (автор настоящей статьи писал в начале 90-х, что в академических НИИ реально работает один из трех числящихся, а в прикладных - один из десяти [41]), но преподаватель заведомо им не является, поскольку учит студентов.

Проблема рациональной организации науки требует отдельного обсуждения. В настоящей статье ограничимся сделанными замечаниями.

  1   2   3

  • О КЛЮЧЕВЫХ ПОКАЗАТЕЛЯХ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ A BOUT THE KEY PERFORMANCE INDICATORS OF SCIENTIFIC ACTIVITIES
  • 2. Фундаментальная наука и прикладная наука
  • 3. Всеобщее невежество научных работников и его следствия
  • 4. Необходимость изменения экспертных процедур присуждения ученых степеней
  • 5. Итоги применения экспертных процедур при формировании и работе РАН