Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Нужина Надежда Владимировна, музыковед




Скачать 104.18 Kb.
Дата02.07.2017
Размер104.18 Kb.
Нужина Надежда Владимировна, музыковед, преподаватель и концертмейстер ДДМШ №2 г.Балашиха Московской области
Музыкантские династии: Гедике
Семья как творческая лаборатория исследуется не часто. Ей не уделяется должного внимания в музыкальной педагогике, психологии и методике. И это при богатейшем опытном практическом материале!Ситуация объясняется тем, что семья, как частная жизнь людей, закрыта для исследователей. А у «своих» не хватает жизни, чтобы научно изложить накопленный практический опыт.

Существующие современные методические работы по музыкальному образованию и воспитанию локальны. Авторы решают узко-специальные задачи. Труды Г.М.Когана [9], А.Д.Алексеева [2], Г.П.Прокофьева [11], М.Э.Фейгина [13] и др. посвящены проблемам формирования пианистов. Исследования Л.Б.Дмитриева [7] и др. связаны с изучением физиологии пения. Работы К. Флеш [14], О.Ф.Шульпякова [15] и др. являются ценными для струнников. Общая, социальная, педагогическая психология, изложенная А.В.Брушлинским [5], Б.Г.Ананьевым [3] и др., обогащается новыми данными по психологии искусства, приведёнными Л.Л.Бочкарёвым [4]. Перечисление авторов и их научных трудов можно было бы продолжить. Но среди них мы не найдём обобщающих трудов, раскрывающих механизмы формирования семейной музыкально-творческой общности, мыслящей музыкальными образами на музыкальном языке, не представляющей своей жизни без художественного смыслотворчества.

Россия, наряду с другими странами, дала миру многочисленный ряд музыкантских династий. Формирование русской системы профессионального музыкального образования, впоследствии выгодно отличавшегося от других мировых школ, осуществлялось до определённого времени силами двух семей - Рубинштейнов и Гнесиных. Автор данной работы видит свою скромную задачу в том, чтобы обратить внимание общественности на непреходящее значение ( во все времена!) семьи в процессе профессионального становления музыканта и надеется, что приведённая краткая информация о педагогическом опыте музыкантских династий может пригодиться всем, кто интересуется обозначенными вопросами.

Эффективность семейного обучения достигается двойственностью процесса обучения: и целесообразно организованным обучением, подобно тому, как это делается в классе музыкальной школе, и случайным, попутным научением в ходе бытового общения-игры, отсутствующих в классе.

Подглядим ситуацию: субботним вечером мама-флейтистка репетирует один из концертов В.Моцарта. Двухлетний ребёнок в этой же комнате строит пирамидку. Он слышит музыку и, решая свою «пирамидковую» задачу, непроизвольно запоминает музыкальный материал, оказывающий благотворное влияние на его физическое и психическое здоровье.

Взрослея, ребёнок с помощью родителей научается ставить перед собой определённые учебные задачи и, выполняя их, работает с установкой, которая повышает результативность их выполнения. Например, установка написать музыкальный диктант с трёх раз («…и пойдем в театр!») действительно помогает сконцентрировать внимание и справиться с диктантом за три проигрывания. И здесь помощь родственников-музыкантов, уже прошедших мучительный путь освоения сольфеджио, бывает незаменима. Функциональные подсказки порой высказываются ими настолько образно и ярко, что сознание ребёнка мгновенно запоминает и использует их.

Постепенно происходит установка личности ребёнка на соответствующие профессиональные ценности. И восприятие, и внимание, и установка стимулируются мотивацией ребёнка принять участие, например, в семейном концерте. Или войти в состав семейного камерного ансамбля и поехать за границу на международный конкурс. Направленность мотивации связана с представлением об обучении как пути к осуществлению своего назначения в жизни: «Стать , как папа, солистом филармонии». Но порой связана и с внешними атрибутами обучения (оценками, получением аттестата, диплома лауреата, Гран-при, денежной премиии и прочее).

Осознание себя как самодостаточного музыканта происходит во время широкой социальной мотивации, мобилизующей ценные стороны личности, например, во время международного конкурса или фестиваля при участии всей семьи в номинации «семейное музицирование». При подготовке к конкурсу обучение ребёнка проходит на высоком уровне трудности, что вообще свойственно российской музыкальной педагогике. Попутно решается проблема предконцертного волнения. Ведь играть на сцене, когда рядом мама и папа или брат и сестра совсем не страшно!

Тончайшая работа по интонационной агогике, трудно выразимая словами, усваивается ребёнком относительно легко и быстро в процессе семейного ансамблирования.

При заучивании наизусть фуги или иного полифонического материала ( что, как правило, почти всегда является заданием на дом) ребёнку бывает очень трудно самому разобраться в свойствах музыкального материала. Непростые законы построения полифонической формы и фактуры, известные только профессионалам, требуют неоднократного терпеливого объяснения. Спокойный и мудрый дедушка-композитор был бы в этой ситуации самым лучшим педагогом.

Генетическая предрасположенность рук к мелкой или октавной технике, амбушюрного аппарата к мундштуку тубы или валторны, наследственная техничность левой руки на грифе – эти и другие физиологические, равно как и психологические особенности ребёнка, унаследованные от родителей, позволяют последним ретроспективно проделать «работу над ошибками»: не допустить промахов, пережитых когда-то ими самими. Непокорившиеся маме этюды Ф.Листа дочери лучше не играть, если исполнительский аппарат юной пианистки, генетически повторяющий мамин, не позволяет это сделать. Развитие ребёнка, минуя стресс от непокорившегося трудного текста, протекает значительно быстрее.

Закономерности формирования умений и навыков у исполнителей на разных инструментах в значительной степени детерминированы психологическими особенностями самой деятельности. Натуральный строй инструмента у струнников, темперированный - у пианистов, особенности тембра голоса у вокалистов способствуют формированию специальных уровней организации слуховой системы, моторики различных типов, слуховой координации. Если в семье потомственных музыкантов присутствуют представители разных исполнительских специальностей, то ребёнок познаёт все премудрости исполнительства на разных инструментах с раннего детства. Именно поэтому в таких семьях исподволь формируются и вырастают композиторы и аранжировщики, знающие специфику каждой группы симфонической и хоровой партитуры, отдельных инструментов и голосов.

Семья состоит из членов разного возраста. И у каждого - свои особенности психической и физической активности, что влияет на интерпретацию музыкального образа. Автор этих строк был свидетелем уникального эксперимента, когда члены семьи устроили домашний концерт, исполняя при этом одно произведение. Как по-разному звучало оно под руками бабушки, мамы и сына! Какое счастье, что музыкой можно заниматься в любом возрасте, находясь на разных ступенях развития, обогащая друг друга!

Духовное единение членов семьи бывает необходимо, когда один из них погружается в заоблачные океаны вдохновения, забыв о сне, еде, времени суток, обо всём на свете. Психическая организация жрецов музыки бывает настолько необычной, что любой другой обыватель пришёл бы в ужас, наблюдая, к примеру, как его отец днём зажигает свет, перепутав день с ночью. Но только не сын, который сам композитор! Ф.Э.Бах рассказывал о состоянии творческого горения у отца, И.С. Баха: «Отец редко проигрывал вышедшие из-под пера куски, от которых мы приходили в тепетный восторг. Проиграв, оставался недовольным, на него накатывались бешенство либо меланхолия. Его нельзя было трогать. С одежды его буквально сыпались искры, отчётливо видные при ярком свете» [цит.по: 8, 12].

А.Н.Скрябин считал себя наследником утерянных во тьме веков тайных знаний о звуковой магии: «Это почти уже не музыка, не мелодия, а заговор, это заклинание звуками…Это всё нельзя играть так просто, тут надо колдовать, играя…» [цит. по: 12, 10]. Лишь самые близкие по духу люди могли понять, принять и выполнить такую творческую задачу. К ним, несомненно, относились обе жены композитора, пианистки Вера Ивановна Скрябина (урождённая Исакович) и Татьяна Фёдоровна Скрябина (урождённая Шлёцер). Вере Ивановне он, в числе немногих, доверял концертное исполнение своих фортепианных произведений.

Успешным концертом считался тот, который объединил зал в единую семью: «Заставить других полюбить то, что я люблю, полюбить так, как я люблю…тогда я чувствую, что зал становится одной семьёй, что все мы становимся близкими, что все мы «родственники», лишь тогда бывает действительно хорошо…», - вспоминал Г.Г.Нейгауз [цит. по: 6, 251].

Четыре поколения семейства ГЕДИКЕ дали Росиии несколько выдающихся музыкантов. Семейные традиции - обязательное для всех детей домашнее начальное музыкальное образование под руководством старших, передача места органиста церкви Святого Людовига и, по возможности, других рабочих мест «по наследству» от отца к сыну, осознанное отношение к профессии музыканта как к своему предназначению свыше, дружба с семейством Метнеров - хранились и бережно передавались следующим поколениям.

Проследим эти и другие особенности на жизненном и творческом пути некоторых представителей этой удивительной династии.

Карл Генрихович (Андреевич) Гедике – певец, дирижёр, композитор – начальное музыкальное образование получил у своего отца, Генриха Георга (Андрея Ивановича) Гедике, органиста Петербургской католической церкви, сочинявшего мессы для солистов, хора и оркестра и работавшего также инспектором Института благородных девиц (Смольный институт) и директором Немецкого драматического театра. Точных дат его рождения и смерти не сохранилось [1,7-8]. Его сын, Карл Генрихович, в 1820-30-е годы служил органистом французской католической церкви Святого Людовика в Москве и преподавал в Сиротском институте императора НиколаяI хоровое пение, фортепиано, был основателем Московского певческого общества.

Сын Карла Генриховича - Фридрих Александр Пауль ( Фёдор Карлович) Гедике(1838-1916) - по семейной традиции учился музыке у своего отца. В 1855 году сменил его на посту органиста церкви Святого Людовика и прослужил там до 1907 года. Организовывал в помещении церкви большие концерты религиозно-светского типа, сочинял романсы, фортепианную и церковную музыку. С 1861 года преподавал фортепиано в Александровском женском училище (с 1892 года иституте). В 1880 году по приглашению Н.Рубинштейна перешёл в Московскую консерваторию, где до конца жизни вёл обязательное фортепиано, концертируя как солист и в составе ансамблей.

В те годы конкурсы на замещение должностей оркестрантов Большого театра проводились каждые полгода. К Фёдору Карловичу на дом как к хорошему концертмейстеру на репетиции своих программ приходили почти все струнники и духовики оркестра Большого театра. Трое детей Фёдора Карловича (сыновья Александр, Павел, дочь Ольга) «очень живо реагировали на эти врывавшиеся в дом звуки… в соседней комнате мы проделывали забавные пантомимы, рождённые детской фантазией» [ цит. по: 1,117].

Одна из сестёр Фёдора Карловича, Александра Карловна, вышла замуж за уроженца г.Пярну Карла Петровича Метнера и родила от него трёх сыновей, из которых Н.К.Метнер стал известным русским композитором. Фёдор Карлович занимался с талантливым племянником и подготовил его к поступлению на 4-й курс младшего отделения Московской консерватории.

Другая сестра Фёдора Карловича, Мария Карловна, работала классной дамой, а позднее инспектрисой Николаевского института. Но служба давала ей возможность лишь прокормиться самой. А квартиру для неё и её служанки снимал и оплачивал Фёдор Карлович. Этот факт взаимопомощи и добросердечия показателен не только для внутрисемейных отношений династии Гедике. Сын Фёдора Карловича, Александр Федорович, унаследовал отцовскую чуткость. Он спас от голодной смерти старую мать своего ученика, погибшего на фронте во время Великой Отечественной войны. Ежемесячно более 10 лет высылал женщине, оставшейся без средств к существованию, установленную им самим пенсию до самой своей смерти.

Сын Фёдора Карловича, внук Карла Генриховича (Андреевича) и правнук Генриха Георга Гедике - Александр Фёдорович (Фридрихович) Гедике (1877-1957), - органист, пианист, композитор, педагог стал Народным артистом РСФСР, доктором искусствоведения, профессором Московской консерватории. Начальное обучение по фортепиано и органу, как заведено в семье, прошёл у отца. С 12 лет заменял его как органист в церкви Святого Людовика, закончил Московскую консерваторию с малой золотой медалью по классу В.И.Сафонова, работал преподавателем в Сиротском институте императора НиколаяI вплоть до его закрытия в 1918 году. С января 1907 года преподавал фортепиано также в институте московского дворянства для девиц благородного звания имени АлександраIII, основанного в память ЕкатериныII. Работа в этих учебных заведениях во многом способствовала созданию А.Ф.Гедике обширного учебного репертуара.

А.Ф.Гедике – крупнейший представитель русской органной школы, с 1923года дал свыше 200 органных концертов в Большом зале консерватории. Он – автор сочинений для духового оркестра, скрипки, виолончели, кларнета, органа и фортепиано, а также нескольких опер, многих романсов, транскрипций и обработок русских народных песен.

У Александра Фёдоровича был брат, Павел Фёдорович Гедике, ещё один внук Карла Генриховича (Андреевича) Гедике. Павел Фёдорович был известен тем, что играл на колоколах многих московских колоколен, в том числе в церкви Малого Вознесения на Большой Никитской у консерватории.

В детстве братья Павел и Александр Гедике играли в семейном ансамбле наряду с двоюродными братьями Николаем и Алексанром Метнерами. Оба Метнера играли на скрипках, Павел – на натуральной валторне, Александр – на фортепиано. В программу ансамбля входили собственные обработки народных песен, гимнов, различные пьесы П.Чайковского, И.С.Баха, часть увертюры из «Тангейзера» Р.Вагнера. Примечательно, что «когда мы выезжали с концертной программой к бабушке…у неё не было фортепиано.., и тогда мне приходилось переделывать всю программу для смычковых инструментов… я играл на виолончели, брат Паша - на скрипке. Никаких расхождений или ошибок не бывало никогда, и слушатели оставались почти всегда очень довольны», - вспоминал Александр Фёдорович [1,14].

Внучка Карла Генриховича (Андреевича) Гедике, сестра Александра Фёдоровича (Фридриховича) Гедике, Ольга Фёдоровна, стала женой А.К.Метнера, старшего брата известного русского композитора Н.К.Метнера.

Объединяясь, семьи музыкантов «консервировали» и хранили традиции и культуру одухотворённого музыкантского мира, передавали ауру этого мира ученикам, детям, сберегали в лихие годы… Именно этим, сбережённым в семьях музыкантов с дореволюционных времён традициям, обязана своим расцветом советская профессиональная школа. И одной из таких традиций было создание семейной атмосферы в консерваторских классах советского времени, когда ученики и учителя настолько доверяли друг другу, что в такой атмосфере не могло быть злостных нарушений дисциплины, что и демонстрировал на протяжении нескольких десятков лет класс камерного ансамбля А.Ф.Гедике в Московской консерватории.

В данной статье предпринята попытка собрать информацию по музыкантским династиям – в этом её новизна. Теоретическая значимость приведённого материала позволяет надеяться, что программы курсов истории музыки, исполнительских искусств, методики в средних и высших учебных заведениях , а также предпрофессиональные программы музлитературы и слушания музыки в ДМШ могут быть дополнены темами о музыкантских династиях.

Примечания

1.А.Ф.Гедике. Сборник статей и воспоминаний. Сост. К.Аджемов. – М., «Советский композитор», 1960.

2.Алексеев А.Д. Методика обучения игре на фортепиано. - М., 1971.

3.Ананьев Б.Г. Задачи психологии искусства. Публикация и примечания Л.Л.Бочкарёва. – В сб.: Художественное творчество. - Л., 1982.

4.Бочкарёв Л.Л. Психология музыкальной деятельности. - М., 2008.

5.Брушлинский А.В. Субъект, мышление, учение, воображение. - Москва-Воронеж, 1996.

6.Григорьев Л., Платек Я. Современные пианисты. - М., 1990.

7.Дмитриев Л.Б. Основы вокальной методики. - М., 1968.

8.Кобец А. Музыканты в зеркале психиатрии. – «НЛО» август 2011г. с.12.

9.Коган Г.М. У врат мастерства. Работа пианиста. - М., 1969.

10.Московская консерватория. От истоков до наших дней. 1866-2006.Биографический энциклопедический словарь. – М.,2007.

11.Прокофьев Г.П. Формирование музыканта-исполнителя. - М., 1956.

12.Росси А.Цветомузыка высших сфер. – «НЛО» август 2011г., с.10.

13.Фейгин М. Э. Зарождение и развитие исполнительского замысла учащегося-пианиста (опыт исследования с помощью звукозаписи). – В кн.: Современные вопросы музыкального исполнительства и педагогики. Труды ГМПИ им. Гнесиных, вып. 27 - М., 1976.



14.Флеш К. Искусство скрипичной игры. - М., 1964.

15.Шульпяков О.Ф. О психофизическом единстве исполнительского искусства. – В кн.: Вопросы теории и эстетики, вып.12 - Л., 1973.