Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Неповторимый голос первой саамской поэтессы Октябрины Вороновой




Скачать 141.62 Kb.
Дата21.07.2017
Размер141.62 Kb.
Неповторимый голос первой саамской поэтессы

Октябрины Вороновой
Каждое явление имеет свои истоки. Истоки творчества первой саамской поэтессы Октябрины Вороновой надо искать в русской Лапландии. Для кого-то она суровая, неприветливая, для саамской поэтессы Октябрины Вороновой - дом, тепло родного очага, с таинственной темно-бархатной полярной ночью, удивительной игрой северного сияния, заполярным белым летом...
Земля родная!

Ты всегда красива,

Всегда ты неоглядна и близка…

Во все века мир интересовала Лапландия - маленький «кусок» девственной земли с таинственными жителями - лопью, которые «все до единого были колдунами и могли управлять явлениями природы». Это возбуждало интерес к земле за Полярным кругом: исследователи, этнографы, историки ехали сюда, чтобы собственными глазами увидеть сказочную Лапландию и ее обитателей. Разноречивы их отзывы о ней, но то, что край уникальный - в этом сходятся все


Тундра моя - моя жизнь и любовь навсегда.

Сколько вершин у тебя, словно скатерти, ровных.

Как хорошо здесь, у неба! Да только сюда

Труден подъем среди скал и ущелий огромных.


О происхождении саамской земли и че­ловека у лапландцев есть несколько вер­сий. Существовали два начала: доброе - в образе бога Иммель-айя, и злое - в образе черта Перкеля, равных по сипе и возмож­ностям. Когда бог захотел сотворить мир, он стал советоваться с Перкелем о том, как лучше его обустроить. Не придя к единому мнению, сильно поспорили. Заковал Перкель в железные цепи Иммель-айя и взгро­моздил на него большую гору. Накопив си­лы, вырвался Иммель-айя на свободу и на этот раз пленил Перкеля. Так началась борьба добра и зла. В 1926 году космогоническая саамская легенда была записана Леоном де Комбре:
Йиммель вызвал дующий штормовой ветер

и разъяренных воздушных духов...

Вспененная, быстрая, поднявшаяся до неба,

пришла морская стена, сокрушая все.

Йиммель одним сильным ударом

заставил перевернуться землю;

потом он снова выровнял мир.

Теперь горы и возвышенности

Не могут быть увидены Пеййве -

Наполнена стонами умирающих людей

была прекрасная земля, дом человечества.

Не светил больше Пеййве в небесах...


В черновых записях Октябрины Вороновой, хранящихся в музее её имени, на­йдены страницы, посвящённые саамской ми­фологии, истории, этнографии. И все же, от­куда поэтесса узнала о легенде, которая стала доступна широкому читателю только в девяностых годах? А ведь у Октябрины в стихо­творении о Ловозерских горах, написанном в восьмидесятых, повторяется версия, записанная Леоном де Комбре.
...Это было давно.

Уж не помнят и деды,

Как дрожала земля, сея ужас и страх,

Как сгорали куницы, олени, медведи

В тех огромных и жарких всеядных кострах...
Может, генетическая память подсказала ей или кто-то из старых людей рассказал? Теперь это тоже стало тайной.
Хочу остаться на земле

Хотя бы искоркой в золе,

Хотя б в скупом рассвете дня,

Чтоб дети помнили меня.

………………………………….

Хоть малым лучиком во мгле –

Хочу остаться на земле!
Смысл жизни. Вопросы бытия. Для чего мы пришли на Землю? Какой след оставим после себя? Первая саамская поэтесса Октябрина Воро­нова думала об этом, переживала. Её переводчик Владимир Александрович Смирнов именно этой строчкой стихотворения назвал и последний сборник своих переводов «Хочу остаться на земле», в который вошли произведения, написанные поэтессой, за последние пять лет её активного творчества. «Небольшая книга стоит нескольких томов: она свидетельство того, что саамская литература обрела свой неповторимый голос, сама тундра заговорила с читателями языком высокой поэзии. Биография любого поэта – в его стихах. Творчество Октябрины Вороновой подтверждает эту истину»1:
Я поняла: жилище не ослепнет

До той поры, пока в золе и пепле

Хранится хоть крупинка теплоты...
Да она осталась в памяти людей первой саамской по­этессой, любимой и читаемой. Потому что стихи Октябрины Вороновой тревожат чуткие серд­ца людей своей правдой, стремлением к вечным истинам любви и добра. Они горят внутренним огнём красоты, потому что её стихи - живые! Они явлены народу!

Октябрина Владимировна Воронова родилась 6 октября 1934 года в деревне Чальмны-Варрэ (пере­вод на русский язык «Глаза леса»), что стояла на Поной реке.

Тайна имени! Тайна личности! А как поэтессе не быть тайной, когда она витает в воздухе Кольской земли, прячется в седых гранитных уще­льях, играет сполохами северного сияния, выходит из земли вместе с кружевными узорами ягеля, цепляется за кончики оленьих рогов...
Много люди хранят

О природе прекрасных поверий,

И природа о людях

Достаточно тайн сберегла.


Октябрина! Разве слышал лопарский Север такое имя? В нем столько чарующей осенней печали... Ока... Ока... - грусть и расставания; Мина - Брина - Бина - звучание колоколов. Словно осень в золотом начале звенит монетами-листьями и кричит вдогонку маленькой девочке, дразнясь: Бинька... Минька, как звали её в детстве.

Детство Октябрины пришлось на военную пору. Ей шесть лет, а на её попеченье уже оставляли грудных и малолетних детей. Го­лодные, они кричали так, что маленькая нянька не выдерживала и начинала голосить вместе с ними. Однажды в таком состоянии её застала одна из женщин, пожалела, по­обещала, как кончится война, сшить девочке платье из мар­кизета. Не обманула. Это платье Октябрина запомнила навсегда - жёлтое, с большими красными цветами.


Так у нас повелось, что издревле

ни бабки, ни мамки

Не готовили нам ни дворцов,

ни затейливых замков.

Спали мы на полу -

на траве увядающей, рыжей,

Сквозь дырявые шкуры

мы видели звёздную крышу...


Позже, по выходу первой книги поэтессы «Снеж­ница» Андрей Эдоков напишет: «Она первая среди саамов смогла расска­зать о Лапландии, поэтично и художественно, раскрыв философию людей, слившихся с окружающей природой». Эдоков говорил, что это мотив долгого языческого кочевья под звёздным пологом неба воспринимается чи­тателем не как холодная бездна, а лишь, как часть саамского уклада: намного больше, чем чум, но немного меньше, чем Вселенная.

Отец поэтессы, Владимир Михайлович Распутин, по национальности русский. Сын последнего священника Богоявленской церкви в Ловозере Михаила Распутина, потому как в 1932 году тот был репрессирован и расстрелян. Женившись на Клавдии Матрёхиной, Владимир, по просьбе матери, берёт фамилию жены.

Окончив в 1951 году Ловозерскую школу-интер­нат, Октябрина едет учиться в Ленинград в институт Народов Севера. Учится на филологическом факуль­тете. С группой студентов-северян, у которых наставником был доктор филологических наук Г.М.Керт, она проявляла большой инте­рес к языку своего народа, его эпосу. Выезжала несколько раз в лингвистические экспедиции на Кольский полуостров. Георгий Мартынович говорил, что уже тогда в студенческие годы Ок­тябрина Матрёхина и Александра Антонова стояли особняком, отличаясь от других саамских студентов. Вдобавок ко всему они были филологами. И добавлял: «Уже тогда у Октябрины проявилось филологи­ческое чутье. Она очень хорошо записывала саамские сказки. Октябрина Матрёхина-Воронова поразила меня своим не тривиальным отношением к работе, природным даром, даже талантом в записи фольклорных текстов. Она очень точно передавала не только сюжет, но и всю красочность, образность саамской речи в метафорах, сравнениях, которые, обогащали язык не только, как средство общения, но и как художественный элемент человека, в совершенстве знала свой язык иоканьгский диалект».

Именно в лингвистических экспедициях по Кольскому полуострову судьба свела Октябрину Матрёхину с непревзойдёнными сказителями и пе­сенницами.


Сосновка, Чальмны-Варрэ, -

Везде, где я была,

Мне песни напевали,

И каждая светла.


В Каменском погосте Октябрина встретилась с Даниловой Татьяной Филипповной, той самой, что диктовала сказки ещё этнографу В.В. Чарнолускому. Татьяна Филипповна чувствовала себя уже плохо и все же уде­лила внимание молоденькой студентке. Рассказывала с большим вдох­новением, богатой мимикой. От неё Октябрина записала такие сказки, как «Старичок и старушка», «О золотом деревце». В погосте Вороньем попала к сказителям супругам Дмитриевым, в Ловозере записа­ла замечательную сказочницу Анну Железнякову, в Каневке Марию Матрёхину, Чальмны-Варрэ несколько оригинальных сказок и бывальщин у своей бабушки Александры и матери Клавдии Григорьевны. И как писал редактор «Ловозерской правды» Л.Сафронович: «ценность собирательской работы Октябрины Владимировны очень велика». Записанные ею сказки позже вошли в монографии Г.М.Керта «Образцы саамской речи».

После выхода этой книги Керта, Вороновой заинтересовался профессор хельсинского университета М.Корханен, изучающий диалекты саамского языка. Знание фольклора помогло подготовить Октябрине Владимировне и прекрас­ный доклад об устном народном творчестве Кольских саамов, с которым она выступила в июле 1977 года на совещании в Кольском филиале Акаде­мии наук СССР в городе Апатиты, где помимо учёных земляков её слуша­ли этнографы, антропологи, филологи, специалисты по фольклору из Москвы, Ленинграда, Свердловска.

Рассказывая учёным о саамском фольклоре, Октябрина говори­ла: «В устном народном творчестве отлажена мудрость народа, его про­шедшее, настоящее и будущее, и в этом их ценность»...
Песни, сказки.

Ночью хмурой

Вас бы слушать до утра...
После оконча­ния института возвращается в Ловозеро, и год работает в родном интернате. Далее, выйдя замуж за Вяче­слава Воронова, уезжает на родину мужа в Новгород­скую область. Почти семь лет живёт в Боровичах и, нако­нец, возвращается домой.

Первое стихотворение Октябрина посвящает сыну Алёше, когда идёт в первый класс.

Октябрину соединяет большая творческая дружба с Александрой Антоновой, совместная работа над саамским буква­рём и книгой для чтения. Стихи поэтесса слагает на своём родном языке ио­каньгском диалекте. 1975 год является знаменательным и судьбоносным в жизни поэтессы. Происходит встреча с мурманским поэтом Владимиром Смирновым, став­шим в последствии её переводчиком. Владимир Александрович помогает выйти в свет и её первым сборникам стихов "Снежница" (1986) и "Вольная птица" (1987).

Душа Октябрины Вороновой столь же широка, как про­сторы её род­ной Лапландии. Сильнее, острее других впи­тала она в душу боль и печаль своей земли, своего народа.


Первый снег принесла непогода

Как бумага, он - бел - хоть пиши,

Но не видно у берега лодок,

И в холодных домах - ни души.

Обезлюдила наша деревня,

Знать такая настала пора...


Поэтесса любит свой Север, дочерней, сестринской, материнской любовью. Все стихи ее в полном смысле слова пронизаны лирикой. Именно лирика питает их неподдельной сердечностью и непритворной добротой. В любом времени года она находит свою прелесть или переживает вместе со своими героями, радуется и удивляется им. Лиризм Октябрины даёт возможность решать саамам и социально-животрепещущие проблемы. Доверительным простым тоном, правдиво она обращается к читателю, пытаясь вселить в него жизненный оптимизм. Радуется за саамского парня, что выбрал профессию отца - стал пастухом.
С грядущим днём на первое свиданье

Спешит пастух по имени Егор...

Связать бы все пути, что вместе с ветром

Прошёл он через топи, валуны, -

Наверняка бы этих километров

Хватило от земли и до луны.

Но если бы когда его спросили:

«Чем счастлив ты? Признайся до конца!»

Сказал бы:

«Пастухом стал сын Василий,

Не изменил призванию отца».
Здесь ничего не нужно выдумывать, идеализировать, все давно уже знают, сколь тяжек труд пастуха и как мало саамских парней сегодня работает в тундре. И тем ценнее для нас последние строки стихотво­рения, сказанные Егором без назидания, просто и искренне. Умеет поэтесса сделать читателя сопричастным к судьбе своих героев, будь это люди или животные:
Маленький олежек робко тычет

Белую мордашку в белый мох.

Соком наливается брусника

Солнце свет на тундру щедро льёт

Очень скоро мама-олениха

Пополненье в стадо приведёт...


Одухотворённость родной природы для неё - очевид­ный факт, поэтому, казалось бы, и неодушевлённые пред­меты, выступают, как живые существа.
Слабый ветерок задул под вечер,

Распушил позёмки снежной прядь,

Мягкую, как будто шерсть овечья,

Белую и тёплую, хоть гладь...


Природа чувствует, дышит, имеет свой нрав, меняет настроение. Она, как человек может мёрзнуть, гладить, вздыхать. С детства в жизнь Октябрины вошли сказки, леген­ды, которые она со временем переложила в сти­хотвор­ные строки:

Когда заскучается в доме,

иди на просторы тайги.

Там маленький сказочный гномик

Живёт в корневищах тугих.

Смешной в колпачке своём белом

Он зла никому не творит,

Но чтобы в тайге ты не делал

Он все за тобой повторит...
Думается, Октябрина Владимировна, создала образ гномика добрым, потому что сама имела большое доброе сердце, любовь к детям. И ожил малень­кий саамский чело­вечек, стал смешным и наивным, как саамские ребятишки.

А если посмотреть на людей в стихах Октябрины, то они все, как её герой Феттер, сильные духом:


Как на это рассердился ветер, -

Чудом в лодке удержался Феттер,

Весла взял. И грёб, забыв усталость,

Чтоб добычи ветру не досталось.


Или смешливые, как маленький Оця, включивший чай­ник в радиоразетку:
Вот случится же досада!

Удивлённый он глядит –

Не кипит, так и не надо,

Но ведь и не говорит!


Не надо длинных речей, многословия. Вот оно настроение в несколь­ких коротких отрывках! Её поэзия будит в нас мир ассоциаций и сравне­ний, то радостных, то горьких. Я бы назвала её поэзию солнечной, не смотря на грустные, порой горькие строки стихов. Столько света и душевности мне ещё не встречалось в женской поэзии Севера. Причём образ солнца у каждого северного поэта свой. Например, Аскольд Бажанов, сокурсник Октябрины по институту и земляк по Ревде сравнивает солнце с «рыжей лайкой» и это свойственно именно ему, по­тому что собаки - лопарские лайки - часть его жизни. В стихах Октябрины:
Солнце огненною лодкою

Выплывает из-за гор...


Сравнение о «лодкою» тоже оправдано, ведь она жила на берегу реки Поной и лодка, как составная часть её жизни вошла из воспоминаний о детстве и трансформировалась в образ солнца. Все это очень ценно в поэзии Вороновой, когда вполне бытовое средство передвижения по воде приобретает столь красивый поэтический образ.

Мало выпало радости на долю поэтессы и сердце начинает щемить, читая:


Поскупилась жизнь на злато,

Горя выдала с лихвой...


Правду говорит, не кокетничая:
Пятьдесят.

Уже полвека

Как подумаю - беда

Что осталось человеку? –

Было, было, было. Да...
Создатель первого саам­ского букваря 1933 года З.Е.Черняков писал: «В стихах Ок­тябрины Вороновой я ощущаю живой саамский язык, даже в несовершенном русском переводе они сохраняют саамский дух. Только человек, понимающий язык Октябрины может оценить красоту и совершенство саамской литературы».

И слова, председателя Мурманской организации Союза писателей России, Виталия Маслова: «Для меня было делом чести издать первую книгу на саамском языке Октяб­рины Вороновой. Корень саамской литературы - глубинный, есть возможность высокого роста. С выпуском книги "Ялла" необходимо было дать подняться росткам саамской литера­туры».


Не ищу я заколдованной травы,

Не зову к себе ни ведьм и ни чертей

Где же счастье, о котором пели вы –

Все гадалки давней юности моей?


Октябрина Воронова привнесла в саамскую поэзию душу женщины, матери, подруги, хранительницы семей­ного очага.

15 ноября 1989 года она была принята в Союз писателей СССР. Огромная честь не только для саамской поэтессы, но и для всего саамского народа, литература которого была принята на таком высоком уровне.

Книга "Ялла" на русский язык переводится коротко "Жизнь", а са­мой жизни поэтессе уже не хватило...
Уходим все –

С бедой, с печалью,

Прощаясь с отчими местами...

Дорога может слиться с далью,

Но даль дорогою не станет.
Она умерла 16 июня 1990 года и была похоронена на кладбище в селе Ловозеро.
Куда же ты, обласканная птица?

Остыл очаг былых, горячих дней,

И что тебе в родном гнезде не спится,

Неужто воля впрямь тебе нужней?


Но не только саамской литературе Октябрина дала на­чало, она стала и одной из основательниц на Мурмане праздника Славянской письменности и культуры в 1986 году и саамского слова в 1989.

После выхода "Яллы" с параллельными текстами на саамском и рус­ском, Виталий Маслов, председатель Мур­манского отделения Фонда Культуры договаривается о пере­издании её на языке коми и саамском. Переводы выполнены поэтами из Сыктывкара Евгением Козловым и Поповым. Затем "Ялла" вышла на ненецком и русском языках, в пере­воде Прокопия Явтысого. Сегодня уже есть переводы на финский Свена Локко и на шведский Натальи Берг. Под­строчник сделан на норвежский, но пока нет средств, для издания. Можно, однако, надеяться, что первая саамская книга, глубоко поэтичная и философская будет пе­реведена на все языки Европейского Севера.

Октябрина автор 10 книг: трёх книг «ЯЛЛА» (1989, 1993, 1996) - на саамском и русском, коми и саамском, ненецком и русском; сборников стихов: «СНЕЖНИЦА» (1986), «ВОЛЬНАЯ ПТИЦА» (1987), «ЧАХКЛИ» (1989), «ТАЙНА БАБЬЕГО ОЗЕРА» (1995), «ПОЛЕ ЖИЗНИ» (1995), «ХОЧУ ОСТАТЬСЯ НА ЗЕМЛЕ» (1995), «ЧЕМ ТЫ ПРИТЯГИВАЕШЬ, РОДИНА» (1999). В соавторстве с матерью Клавдией Матрехиной и сестрой Тамарой ею была переведена «Сказка о рыбаке и рыбке» Александра Сергеевича Пушкина.

Стихи Октябрины публиковались в крупных лите­ратурных журналах и коллективных сборниках «Близок крайний север» (1982), «На семи ветрах» (1984), «Сполохи» (1986), «Северное сияние» (1987), «Последние пришествие» (1998), «Здесь начинаются дороги» (1999, 2001), «Поэзия народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России» (2002), в хрестоматии «Литература Кольской земли» (2004), в сборнике песен «Спешит в Ловозеро оленевод» (2007).

Произведения Вороновой переведены на русский, саамский (кильдинский диалект), северо-саамский, эрзянский, мокшанский, горномарийский, хантыйский, норвежский, шведский, финский, немецкий, английский, эсперанто.

Талант! Он обрекает человека на огромный груз ответственности, воз­лагаемый на него Господом. И ноша эта не из лёгких. Наверно потому взлёты и падения талантливого человека дают такую акустику в общест­ве. Всем хочется непременно знать тайну его избранности, но... Тайна так и остаётся тайной, потому как никто не может постигнуть замысел Божий, сделавший человека проводником своих мыслей между прошлым и будущим. Избранность Октябрины, простой, обычной, ничем с виду не при­мечательной женщины, многим сородичам не давала покою. Они хотели пос­тичь её тайну, но так и не постигли. И сколько бы люди не узнавали подробностей о её жизни, тайна творчества с каждым годом будет отда­лять её образ все дальше и дальше от повседневности жизни, превращая в ещё одну красивую легенду саамского народа о талантливой дочери тундры.

Надежда Большакова,

член Союза писателей России





1 Октябрина Владимировна Воронова // Литература Кольской земли Часть 1. Мурманск 2004, с. 115.

  • «ЯЛЛА»
  • «Близок крайний север»
  • «Поэзия народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России»