Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Непобеждённые панфиловцы




Скачать 82.93 Kb.
Дата27.06.2017
Размер82.93 Kb.
Непобеждённые панфиловцы

В эти дни, когда отмечается 75-летие битвы под Москвой, о воинах Панфиловской дивизии и их необыкновенной стойкости вспоминают постоянно, ведь мужество и героизм, проявленные тогда солдатами Красной Армии, в том числе и панфиловцами, навсегда вошли в историю Великой Отечественной войны. Чаще всего, конечно же, говорят о подвиге 28-ми героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково, но надо отметить, что тот бой был далеко не единственным примером беззаветного служения Отчизне. В эти памятные дни нельзя не вспомнить о подвиге 11 сапёров под командованием младшего лейтенанта Петра ФИРСТОВА и героизме батальона старшего лейтенанта Бауыржана МОМЫШ-УЛЫ, также воевавших в составе дивизии нашего земляка генерал-майора Ивана ПАНФИЛОВА.
Герои, награждённые посмертно

Стоявшие насмерть двадцать восемь панфиловцев под командованием политрука Клочкова остались в истории благодаря рассказу журналистов и стали символом всех, кто стоял насмерть под Москвой. А вот о подвиге ещё одной группы воинов 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова - взвода 11 сапёров под командованием младшего лейтенанта Петра Фирстова вспоминают не так часто. А ведь тогда, в ноябре 1941 года, они в течение пяти часов сдерживали продвижение к Москве двух десятков немецких танков и сотен фашистских солдат.

В 1981 году, когда отмечалось 40-летие битвы за Москву, на 114-м километре Волоколамского шоссе был открыт необычный монумент, получивший название «Взрыв»: из-под колёс немецкой танкетки с перебитыми траками и дулом пушки словно вырывается пламя взрыва. Этот памятник посвящён героям-панфиловцам, но не двадцати восьми, сражавшимся у разъезда Дубосеково, а одиннадцати, чей подвиг, можно сказать, долгое время оставался в тени тех событий.

Итак, 16 ноября 1941 года 316-я стрелковая дивизия под командованием генерала Панфилова вела ожесточённые оборонительные бои с фашистами на Волоколамском направлении. В этот день и произошёл тот самый знаменитый бой, в котором участвовали бойцы 1075-го стрелкового полка.

В это же время недалеко от 1075-го полка держал оборону 1077-й стрелковый полк, против которого действовало не менее двух полков противника и несколько десятков танков. К восемнадцатому ноября положение этого полка стало угрожающим, в результате командование отдало приказ отойти на следующий рубеж обороны. Отход должны были обеспечивать три группы прикрытия.

Защита центрального (наиболее ответственного) участка была поручена взводу сапёров под командованием младшего лейтенанта Петра Фирстова. Выбор не был случайным: младший лейтенант Пётр Фирстов, младший политрук Алексей Павлов и помощник командира взвода Александр Зубков славились в полку своим бесстрашием и особой удачливостью. Все трое - одногодки: им было по двадцать пять лет. В группу Фирстова, кроме Павлова и Зубкова, входили восемь красноармейцев-сапёров - это Пётр Гениевский, Василий Семёнов, Павел Синеговский, Глеб Ульченко, Прокофий Калюжный, Ерофей Довжук, Василий Манюшин и сержант Данил Матеркин (самый молодой из всех бойцов взвода).

Ещё до 18 ноября взвод лейтенанта Фирстова зарекомендовал себя с лучшей стороны: на его счету было 15 взорванных мостов (причём многие взлетали на воздух вместе с гитлеровцами), за сапёрами-панфиловцами числилось до 300 уничтоженных фашистов.

Но на позиции у деревни Строково им предстояло выступить в качестве обычных пехотинцев. Тяжёлого противотанкового вооружения у сапёров-панфиловцев не было - только гранаты и бутылки с горючей смесью. Но, несмотря на это, боевая задача перед ними стояла чётко - сдерживать натиск и атаки немцев как можно дольше, чтобы полк успел подготовиться к обороне нового рубежа.

Около десяти часов утра 18 ноября 1941 года на позицию взвода младшего лейтенанта Петра Фирстова двинулся батальона гитлеровской пехоты при поддержке двух десятков танков. Десять танков в сопровождении солдат пехоты появились совсем не оттуда, откуда их ждали: они шли с юго-запада (по направлению от Авдотьина) и, скорее всего, должны были пройти мимо наших сапёров, не заметив их.

Немцы двигались несколькими группами, вероятнее всего, не рассчитывая наткнуться на ожесточённое сопротивление в этом районе. Однако панфиловцы, стараясь отсечь пехоту от танков, встретили их шквальным огнём. Политрук Павлов, получивший боевое крещение ещё в сражениях на озере Хасан, первым поднялся из окопа и бросил связку гранат в немецкий танк. Машина была подбита. Примеру Алексея Павлова последовали и другие бойцы, после этого немецкая атака захлебнулась.

Подтянув дополнительные силы, фашисты начали новую атаку, она, впрочем, успеха им не принесла, так как сапёры-панфиловцы сдаваться не собирались и отражали все попытки немцев подавить сопротивление мужественных красноармейцев.

Бой взвода из одиннадцати человек против многократно превосходящих сил противника растянулся на долгие пять часов! За это время бойцы убили и ранили несколько десятков немцев, сожгли два танка и ещё пять серьёзно повредили.

Последний натиск гитлеровцев встречали и отражали лишь трое бойцов-панфиловцев - лейтенант Пётр Фирстов, красноармейцы Василий Семёнов и Пётр Гениевский. Кто-то к этому моменту уже был убит, кто-то - тяжело ранен…

Позиции взвода сапёров под командованием младшего лейтенанта Петра Фирстова у деревни Строково немцы захватили около трёх часов дня 18 ноября 1941 года. Достоверно известно, что наступавшие фашисты были в бешенстве от того, что на преодоление сопротивления небольшой группы из одиннадцати красноармейцев им пришлось потратить практически весь день.

О судьбе сапёров лейтенанта Фирстова тогда, в ноябре 1941 года, в 1077-м полку 316-й стрелковой дивизии так и не узнали. Было понятно только одно – поставленную перед ними боевую задачу они выполнили с честью и задержали противника на достаточное время.

И лишь в начале июня 1942 года, когда у деревни Строково представители военной прокуратуры вскрыли захоронение, в котором оказались тела десяти советских солдат, стала известна история о взводе сапёров-панфиловцев: подробности того ноябрьского боя рассказали свидетели – местные жители.

Как оказалось, младшего лейтенанта Петра Фирстова, захваченного раненым, но живым, фашисты бросили умирать на дороге, настрого запретив жителям Строково приближаться к нему. Спустя время один из фашистов задушил лейтенанта Фирстова ремнём. Тело погибшего красного командира оставили на дороге, и по нему проезжали немецкие танки и автомашины.

Ночью, несмотря на запрет гитлеровцев, жительницы Строкова Любовь Наумова, Клавдия Качалова и Анна Крутова собрали и похоронили останки героев-панфиловцев. Со слов этих женщин и стали известны подробности боя, в котором героически погиб взвод сапёров Панфиловской дивизии.

Военные врачи, осмотревшие в июне 1942 года тела захороненных солдат, обнаружили, что некоторые из них, как и Пётр Фирстов, были захвачены уже тяжелоранеными и подверглись жутким истязаниям. Так, политруку Алексею Павлову ударом приклада разбили череп и воткнули нож в горло, красноармейцу Петру Гениевскому срезали верхнюю губу и нос, красноармейцу Василию Семёнову разбили голову и добили его в упор из автомата. Над телами тех сапёров, кого не удалось взять живыми, фашисты тоже немало поглумились. Все эти зверства были зафиксированы в официальном акте, который хранится в Центральном архиве Министерства обороны.

Десятерых сапёров-панфиловцев похоронили в братской могиле на юго-восточной окраине Строково у местной школы третьего июня 1942 года. В этом траурном мероприятии приняли участие части 129-й отдельной стрелковой бригады 8-го гвардейского стрелкового корпуса и жители села. Возникает вопрос: почему в братской могиле похоронили десять, а не одиннадцать воинов? Как выяснилось спустя время, одному из сапёров, Глебу Ульченко, в том ноябрьском бою всё-таки удалось выжить. Немцы не заметили раненого бойца, и позднее его спрятали местные жители. А когда началось контрнаступление советских войск и Строково было освобождено, красноармеец Ульченко вернулся в действующую армию. К сожалению, до победы он не дожил - в марте 1943 года после очередного тяжёлого ранения Глеб Ульченко умер в госпитале.

Летом 1942 года командование представило всех участников боя у деревни Строково к присвоению звания Героев Советского Союза (посмертно). Однако, как это часто бывало в военное время, в вышестоящей инстанции решили наградить погибших сапёров орденом Ленина. Решение о награждении было утверждено в августе 1942 года — это единственный случай за время Великой Отечественной войны, когда сразу целый взвод сапёров был награждён высокой правительственной наградой.
Батальон, вышедший из окружения

Во время генерального наступления фашистов на Москву осенью 1941 года батальон старшего лейтенанта Бауыржана Момыш-улы в отрыве от всей дивизии героически сражался на Волоколамском шоссе у деревни Матрёнино. Умелое руководство комбата позволило на три дня задержать немцев на данном рубеже, а двадцать шестого октября 1941 года командир батальона 1073-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии 16-й армии старший лейтенант Бауыржан Момыш-улы успешно вывел из окружения близ Волоколамска 690 советских воинов, сохранив при этом боеспособность этого воинского подразделения. Сам он, будучи раненным, не покинул поля боя.


В том сражении, как считают военные историки и исследователи, Бауыржан Момыш-улы блестяще осуществил на практике разработанную генерал-майором И.В. Панфиловым тактику боя малыми силами против многократно превосходящего по силам противника, получившую впоследствии название "спираль Момыш-улы". 

Сам старший лейтенант так описывал панфиловское нововведение: "Спиралью я это называю потому, что все бои Панфиловской дивизии под Москвой характерны тем, что она перерезала путь, отскакивала в сторону и увлекала за собой противника, отводила его километров на десять, потом рывком снова становилась на его пути, снова уходила. Такими манёврами силы противника распыляются, а наши части снова выходят на большак. Это, в настоящем смысле слова, изматывание противника давало хороший выигрыш во времени". 


На момент начала Великой Отечественной войны Бауыржану Момыш-улы было тридцать с небольшим лет (родился 24 декабря 1910 года в Казахстане). Но началась его военная биография гораздо раньше: в Рабоче-крестьянской Красной Армии он служил с ноября 1932 по 1934 годы, затем - в 1936 году, начинал службу рядовым красноармейцем. В 1933 году окончил полковую школу, артиллерийское военное училище, стал артиллерийским офицером. Под командованием маршала Советского Союза В.К. Блюхера служил на Дальнем Востоке, будучи командиром артиллерийской батареи в июле - августе 1938 года участвовал в боях с японской Квантунской армией у озера Хасан.

В 1939 - 1940 годах служил в Украине, участвовал в походах на Карпаты и в присоединении Бессарабии. В 1940-м вернулся в Казахстан, работал старшим инструктором Казвоенкомата.

В боях Великой Отечественной войны участвовал с сентября 1941 года в составе 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И.В. Панфилова. В должности командира батальона 1073-го Талгарского стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии старший лейтенант Бауыржан Момыш-улы при обороне Москвы участвовал в двадцати семи боях. На фронте командиром батальона он был месяц, после чего его досрочно повысили в должности до командира своего же полка.

Позже, будучи уже командиром 19-го гвардейского стрелкового полка, в период с 26 по 30 ноября 1941 года гвардии старший лейтенант  Бауыржан Момыш-улы в районе деревни Соколово Московской области вместе со своим полком в течение четырёх суток вёл упорные бои, успешно отбивая атаки противника. Пятого декабря он был ранен, но поля боя не покинул. В ходе боя в деревне Дубровка Московской области вновь был тяжело ранен...

В январе - апреле 1942 года 8-я гвардейская стрелковая дивизия и 9-я гвардейская стрелковая дивизия, командиром которой Момыш-улы был назначен впоследствии, вели бои с дивизией СС «Мёртвая голова» (Totenkopf) и участвовали в Демянской операции («Демянский котёл»). Вскоре Бауыржану Момыш-улы было присвоено звание гвардии полковника, вышел приказ о его назначении командиром дивизии.

В 1944 году он окончил курсы усовершенствования офицерского состава при Военной академии Генерального штаба, с 28 января 1945 года гвардии полковник Бауыржан Момыш-улы командовал 9-й гвардейской стрелковой дивизией 2-го гвардейского стрелкового корпуса 6-й гвардейской армии 2-го Прибалтийского фронта.

В феврале - марте 1945 года северо-западнее станции Приекуле (Латвия) частям умело руководимой им дивизии удалось прорвать три полосы сильно укреплённой обороны противника. В результате наступления были освобождены 15 населённых пунктов, нанесён значительный урон врагу в живой силе и боевой технике.

С февраля по сентябрь 1945 года Бауыржан Момыш-улы - заместитель командира 9-й гвардейской стрелковой краснознаменной дивизии.

За проявленные мужество и героизм в битве под Москвой капитан Бауыржан Момыш-улы в 1942 году представлялся к званию Героя Советского Союза, однако удостоился он его лишь спустя десятилетия и, к сожалению, уже посмертно. Бауыржан Момыш-улы встретил 37-ю годовщину Великой Победы, спустя месяц - 10 июня 1982 года его не стало. А 11 декабря 1990 года славному воину Панфиловской дивизии Бауыржану Момыш-улы было присвоено звание Героя Советского Союза...

Остаётся только добавить, что героический боевой путь батальона под командованием Бауыржана Момыш-улы описан в художественно-исторической книге Александра Бека «Волоколамское шоссе».



Татьяна УСОЛЬЦЕВА.

Фото - со страницы Айгуль Байкадамовой

в соцсети Вконтакте.

  • Герои, награждённые посмертно
  • Пётр Фирстов
  • Пётр Гениевский , Василий Семёнов, Павел Синеговский , Глеб Ульченко , Прокофий Калюжный , Ерофей Довжук , Василий Манюшин
  • Любовь Наумова , Клавдия Качалова и Анна Крутова
  • Батальон, вышедший из окружения
  • В.К. Блюхера
  • Александра Бека