Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Нэлла Лобанова Ставропольские дворянки и ставропольчанки




страница9/14
Дата09.03.2018
Размер2.89 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Протопопова-Буланина Елена Вчерашняя московская гимназистка и начинающая поэтесса Елена Буланина (урожденна Протопопова), племянница композитора А. Бородина, приехала в Самару в начале 90-х годов 19 века и прожила в провинции до 1906 года в общей сложности более десяти лет. На эти годы приходится формирование ее мировоззрения, художественного почерка и пик ее скромной поэтической славы, совпавший с выходом в 1901 году единственного сборника стихотворений «Раздумье». Переезд Буланиной из Москвы в Самару был связан с переводом в провинцию ее отца   коллежского  советника Алексея Сергеевича Протопопова, занимавшего в Самаре должность производителя работ по устройству казенных оброчных статей. Здесь же служил и ее дядя надворный советник Сергей Сергеевич Протопопов участковый надзиратель по акцизу с сахара (позже он был переведен из Самары в Бузулук). В гимназии АС. Межак-Хованской Буланина прослужила до самого своего отъезда из Самары в Москву в 1906 году. К этому времени отец Буланиной скончался (не ранее 1898 года), и они с матерью, Е.А. Протопоповой, принимают решение вернуться в родные места. По возвращении в Москву Буланина продолжила преподавательскую деятельность, поступив на службу в гимназию М.Ф. Калайдович (после ее смерти гимназию возглавила ее бывшая инспектрисса Ю.К. Деконская). В Самаре Буланина встретилась со многими людьми, которые помогли развиться ее художественным склонностям. Совсем еще юной девочкой она перешагнула порог редакции Самарской газеты», где встретилась с Н.П. Ашешовым, Е.Н. Чириковым, Н.Г. Гариным-Михайловским, А.А. Смирновым, С.С. Гусевым, А.Л. Бостром и другими. Чуть позже сотрудником газеты станет А.М. Пешков (Горький), также оказавший на поэтессу заметное влияние. Живя в Самаре, Буланина часто бывала в Москве, где посещала литературные кружки и салоны, и сотрудничала с популярными изданиями, общаясь с известными столичными литераторами, учившими ее мастерству новых художественных форм. В.Г. Гиляровский упоминает ее имя среди авторов газеты «Курьер» и журнала «Детское чтение», где поэтесса могла встречаться с И.А. Буниным, К.Д. Бальмонтом, В.Я. Брюсовым и другими известными писателями и поэтами. Семенова Нимфодора Семеновна В Москве в Симоновский монастыре под Трапезной церковью лежат потомки древнего российского дворянского рода Мусиных-Пушкиных, один из них имеет аж тройную фамилию - Мусин-Пушкин-Брюс. Представители этого рода владели землями в Ставропольском уезде. В селе Заборовке находилось их родовое владение. Однако с 1839 года имение перешло к дочери Василия Валентиновича Мусина-Пушкина - Прасковье, по мужу княжне Гагариной. Подчеркнем, внебрачной дочери, матерью которой была известная актриса Нимфодора Семенова. Именно об этой женщине, яркой красавице, эксцентричной и смелой особе, сумевшей не просто привлечь внимание одного из самых богатых и именитых представителей высшего света, но и добиться признания им трех своих внебрачных детей, пойдет речь в нашем повествовании. Графы Мусины-Пушкины пользовались большим влиянием при дворе, Прасковья Васильевна была пожалована первой статс-дамой по восшествии на престол Императора Павла. В свете ее побаивались за властный и мужественный характер. Муж ее, граф Валентин Платонович Мусин-Пушкин, с самых юных лет посвятил себя военной службе, имел множество наград, будучи генерал-поручиком, пожалован генерал-аншефом с повелением находиться при наследнике престола. Он сумел заслужить расположение великого князя Павла Петровича, несмотря на то, что пользовался благосклонностью и Екатерины II, говорившей, что она ему «персонально обязана». Вот у таких родителей был единственный сын и наследник Василий. Для того, чтобы увеличить и без того огромное его состояние, мать Прасковья Васильевна женила его на своей племяннице и богатейшей наследнице графине Екатерине Брюс, исходатайствовав у Императора Павла разрешение сыну присоединить к его фамилии фамилию Брюс. Племянницу же, как говорят, заставила перед свадьбой подписать завещание, по которому она оставляла асе свое состояние мужу. Мог ли столь жесткий брак по расчету способствовать добросердечным и искренним отношениям в молодой семье Василий Валентинович Мусин-Пушкин был некоторое время посланником в Неаполе, членом масонской ложи. И жил в гражданском браке с известной русской актрисой Нимфодорой Семеновой. Сам факт неофициального супружества не осуждался в высшем свете. Напротив, в ту эпоху фривольное поведение не просто допускалось, но в аристократических кругах во многом и поощрялось. «Держать» певицу или танцовщицу почиталось признаком хорошего тона. Однако далеко не всем из них удавалось добиться официального признания такой связи. Нимфодора Семенова, по мнению одних своих современников, была обязана своим успехом не столько таланту, сколько своей красоте; она была сестрой знаменитой трагической актрисы Екатерины Семеновой. Нимфодора поздно начала учиться пению, и голос ее был не очень гибок, техника недостаточно развита. Впрочем, симпатии и благосклонность публики к Нимфодоре объяснялись в значительной мере ее красотой. Ею всегда можно было любоваться. Репертуар ее был очень обширен: она выступала во всех известных операх своего времени, предпочитая роли эффектные, подходящие к ее красивой и видной наружности. Это была высокая, стройная молодая женщина с необыкновенно нежным цветом лица, с синими большими глазами и с черными, как смоль, волосами. Строгая красавица в классическом стиле особенно хороша была в «Весталке». Классические черты ее лица хорошо переданы на большом портрете кисти Ореста Кипренского, где она изображена в виде Сивиллы. Семенова отличалась кротким и приветливым характером, была очень сострадательна и делала много добра. Несколько бедных девушек воспитывались в ее семье вместе с ее дочерьми, а мелкие театральные служащие, в расчете на ее щедрость, часто приглашали Нимфодору крестить детей. Она никогда не отказывала, так что крестников у нее насчитывалась добрая сотня. В литературных кругах своего времени она пользовалась большим уважением. Ее частыми гостями бывали Грибоедов, Жуковский, Пушкин. Великий поэт в стихотворении «Нимфодоре Семеновой» писал: Желал бы быть твоим, Семенова, покровом, Или собачкою постельною твоей, Или поручиком Барковым. Поручик Барков Дмитрий Николаевич (1796- 1850) - офицер лейб-гвардии егерского полка, театрал, переводчик оперных либретто, театральный рецензент. Нимфодора гордилась стремительным возвышением и любила афишировать свою «знатность», превосходя в изобретательности и фантазии светских дам. Ее щегольство, ставшее в закулисном мире притчей во языцех, не знало границ: все модные заграничные наряды она получала одной из первых. Правда, желание актрисы быть центром общественного притяжения и внимания порой ограничивалось свыше. Современникам запомнился эпизод, произошедший на петергофском празднике 1 июля 1830 года. Нимфодора надела выписанную из Парижа шляпку из итальянской соломки необыкновенной красоты и, разумеется, баснословной цены. Точно такая же оказалась на императрице Александре Федоровне. Произведенный эффект льстил тщеславию актрисы. Однако же эта бестактность недешево обошлась и ей, и ее покровителю. Император Николай Павлович через графа Бенкендорфа предложил графу Мусину-Пушкину «впредь быть несколько осмотрительнее при выборе мод для его Семеновой». Известный историк театра А.И. Вольф, описывая последний сезон 33-летней Нимфодоры Семеновой, заключал: «Карьера этой замечательной певицы была продолжительной». Большинство исследователей также отмечают, что о женщине 30-35 лет в это время можно было сказать, что «она уже не в летах» (как, впрочем, и о мужчине). В 1851 году Семенова оставила сцену с пенсией в 4 тысячи рублей от Кабинета Министров, Обстоятельством, заставившим ее покинуть театр, была близость к графу Василию Валентиновичу Мусину-Пушки ну, открытая связь с которым продолжалась на протяжении многих лет и носила характер серьезных отношений, что в обществе уже не одобрялось. От графа она имела трех внебрачных дочерей, старшую Прасковью выдали не без помощи отца за князя Гагарина. Она получила в наследование Заборовскую усадьбу в Ставропольском уезде. Земельные владения приданого составляли 10 тысяч десятин, 2259 душ крестьян и две мельницы. До 1917 года Заборовка наследовалась по линии князей Гагариных. После смерти графа личная жизнь Нимфодоры не закончилась. Спустя некоторое время она вышла замуж за француза Лестерлена и дожила до глубокой старости. За 10 лет до смерти она ослепла, умерла в Санкт-Петербурге и погребена в Новодевичьем монастыре. Мать же Василия, графиня Прасковья Васильевна Мусина-Пушкина, после смерти мужа соорудила в Московском Симоновом монастыре внизу под Трапезной церковью храм святого мученика Валентина, где находилась могила мужа, упрочив вечное поминовение его вкладом в 20.000 рублей. Здесь же похоронены и она сама, и сын ее, граф Василий Валентинович Мусин-Пушкин-Брюс. К настоящему времени от храма ничего не осталось, но еще в середине 19 века признательными лицами к памяти графа Василия устроен наверху, в самом Трапезном храме, придел во имя святых мучеников Валентина и Параскевы и святого блаженного Василия. Изображение этих же трех святых, писаное масляными красками прямо на стене и местами уже обсыпавшееся, находится над тремя каменными плитами, обозначающими в мрачном и запустелом подземелье Симонова монастыря места упокоения соименных им графов Мусиных-Пушкиных.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

  • Алексея Сергеевича Протопопова
  • Семенова Нимфодора Семеновна