Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Некоторые галактики




страница1/22
Дата21.06.2017
Размер4.62 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22















некоторые галактики

граница

Объединённого

Королевства







1 ЧАСТЬ.
Заканчивался 5.522 год Высшей Эры.

Галактика Ас присоединилась к Объединённому Королевству, став самой северной его точкой и одним из оживлённейших центров торговли (правда, ходили слухи, что далеко не всегда законной).

Бо́льшая часть Иора была очищена канцлером и его супругой от космических пиратов, но кое-кто из ловцов удачи продолжал творить свои чёрные делишки прямо у них под носом, а иные вообще подались к повстанцам. Хотя после гибели Хмурого Бога бунтовщиков заметно поубавилось.

В системе Рагде галактики Диадор правил Ларенс Веор, поскольку его мать более двух десятилетий назад таинственно исчезла. Пользуясь случаем, король Файлера всячески пытался объединить две системы и даже оспорить отцовство Веора в пользу своего покойного брата Гиметра. К счастью, межгалактический суд не взялся за дело (правда, немалую роль в этом сыграл протест императора Объединённого Королевства).

Галактика Лея (тоже не без давления со стороны Вергана) отказалась от рабовладельческого строя. Однако Рушим Нейл Хан IV продвинуться дальше кастовой системы не смог.
ГЛАВА 1.
Тёплый летний дождь стал для Аристеля единственным положительным моментом за последние двое суток. Хотя нет, была ещё добрая старая монашка, принесшая под утро бедному измученному художнику краюху хлеба и молочка.

А началось всё с безобидной (на взгляд Аристеля, разумеется) карикатуры на новую правительницу для местной газеты и стишка:

«Дочурке в дар -

Систему Яр!

Для пасынка презент - Коралл!

Игрушки папа всем раздал?»

Выпуск, правда, так и не вышел - кто-то доложил градоначальнику, и главного редактора газеты бросили в каземат, а его, Аристеля, для острастки всех свободомыслящих приковали к позорному столбу на главной площади города на трое суток. Дольше было нельзя, поскольку встала реставрация главного собора (в котором были представлены все семь основных религий системы Яр галактики Иор), а выполнял её именно Аристель.

Дождь закончился, снова ярко засияло солнце, видимо, пытаясь вернуть прежнее марево. Люди опять стали появляться на площади, но обходили позорный столб стороной и даже, как показалось Аристелю, боялись смотреть на провинившегося перед новой властью художника. Впрочем, он был этому только рад. Сидя на своём каменном помосте, привалившись к столбу (благо цепь это позволяла), Аристель сквозь полуприщуренные глаза смотрел на бескрайнее синее небо, воображая парящих по нему прекрасных и невесомых спутниц богинь. Сами богини были пока недосягаемы фантазии скромного художника, и лишь в мечтах он грезил, что когда-нибудь напишет полотно с ликами богов, глядя на которое люди будут падать ниц.

Из задумчивости Аристеля вывело вполне земное фырканье лошади. Он быстро открыл глаза и посмотрел на смелого визитёра. Это была всадница, красивая необычайно. Длинные чёрные кудри тяжёлыми волнами спускались из-под шляпы с плюмажем и полями, закрывали плечи (обнаженные безрукавкой камзольного покроя), не доходя до локтей всего пару дюймов. Под красиво очерченными бровями застыл вопросительно-любопытный взгляд выразительных тёмных глаз. Аристель улыбнулся и со скрупулёзной придирчивостью продолжил изучать девушку. В вырезе на груди висела золотая цепочка с медальоном в виде листочка - единственное украшение (отсутствовали даже серьги). Узкие брюки с наружными разрезами до колен по последней моде и лёгкие полуботинки завершали наряд - довольно скромный на вид, если не считать дороговизны материала. Безупречная осанка и грация выдавали в девушке аристократическую принадлежность. Поодаль находилось ещё четыре всадника важного вида - свита.

Художник вернулся взглядом к девушке, та тоже рассматривала его и не менее скрупулёзно. А вот Аристелю похвастаться было нечем: высок, худощав, сероглаз, белобрыс, правая часть лица изуродована ожогом, про одежду и говорить не стоит (хорошо хоть прошёл дождик - какой-никакой, а всё-таки душ). Но девушку, видимо, не оттолкнуло вышеперечисленное, так как она заговорила. Голос у неё был приятный, особую пикантность придавали чуть низковатые интонации.

— Почему ты здесь?– спросила она.

Аристель улыбнулся: «О, божественно прекрасная королева ночи! Если бы я мог говорить, то задал бы тебе тот же вопрос… Эге! Да ты читаешь мои мысли? Как некрасиво»!

— Извини,– смутилась девушка, не ожидая, что наткнётся на телепата.– Но ты молчишь. Должна же я как-то узнать, что случилось.

«Хорошо, я буду разговаривать с тобой на мысленном уровне,– согласился художник,– только не пытайся сканировать моё сознание».

— Обещаю. Так по какой причине ты здесь?

«По той же, что и твоя милость. Скука».

— С чего ты взял, что мне скучно?– слегка улыбнулась всадница, чуть наклонив голову в сторону.

«В противном случае ты не стала бы любопытствовать, почему моя свобода ограничена оковами и этим столбом».

Девушка иронично повела бровью и спросила:

— И что же ты сделал от скуки, что угодил сюда?

«Я, скромный служитель кисти и палитры, попробовал себя в жанре карикатуры».

— Как видно, попробовал удачно? Но, похоже, не угадал с темой?

«Да. Притом, что карикатура на нашу правительницу даже не дошла до самой правительницы».

— И это самое обидное, верно?– усмехнулась девушка, заметно оживившись.– А помимо карикатур тебе что-нибудь удаётся так же хорошо?

«Ты видела часовню городской ратуши? Или росписи в фойе театра? И монастырь «Трёх лун» тоже расписывал я… Это не считая мелких работ».

— Ратушу видела, остальное пока не успела. Кстати, мне тоже надо расписать несколько залов. Возьмёшься?

«Для королевы ночи я мог бы расписать и небо,– мечтательно улыбнулся Аристель,– но должен сначала закончить реставрационные работы в соборе».

— Я договорюсь с градоначальником,– пообещала девушка и обернулась к своим спутникам, указав на закованного.– Освободите.

Те без лишних слов спешились, расковыряли замок клинками и сняли с Аристеля цепи.

— Пережитки прошлого,– хмыкнул один из мужчин.– Тут раньше так пиратов приковывали, дабы остальным было неповадно.

Девушка жестом велела провожатым отойти.

«Так нельзя,– художник изумлённо посмотрел на всадницу, закачав головой,– у тебя будут неприятности. Наш градоначальник не прощает самоуправства».

«Это правильно,– тоже переходя на мысленное общение, согласилась девушка,– но для меня пока что градоначальники - не указ».

«Почему?»

«Потому что эта система моя. Как же ты писал карикатуру на меня, если не знаешь, как я выгляжу»?

Аристель расплылся в снисходительной улыбке: «Хочешь сказать, что ты - принцесса Велиара Верган»?

Всадница просто кивнула.

«Где же твоя свита? Охрана? Карета с кучей лакеев»?

«Ну, я же не спрашиваю, где твои кисти и краски, верю на слово»,– упрекнула девушка.

В этот момент из-за каменного здания городской ратуши появилось несколько важно разодетых людей во главе с градоначальником, издали напоминавшим шарик на коротеньких ножках. Они практически бегом приблизились к центру площади.

— В-ваше… высочество! Добрый… день!– не успев отдышаться, поприветствовал градоначальник.– Что же вы не предупредили… что хотите посмотреть город?

Всадница перевела высокомерный взгляд на мужчину:

— Геторий, запомните, я не собираюсь согласовывать с вами своё расписание. Ни сейчас, ни в будущем.

— О, простите, ваше императорское высочество,– низко поклонился градоначальник и снова задрал голову на не торопившуюся спешиваться Велиару,– я не имел в виду ничего такого… Просто вы только вчера прибыли в замок, и я хотел организовать для вас экскурсию по городу.

— Не стоит. Всё, что я захочу посмотреть, я посмотрю без гидов.

— Да-да, разумеется, как пожелаете!

Велла указала взглядом на художника:

— Его я тоже забираю.

— Пожалуйста-пожалуйста,– закивал Геторий.

— Да, кстати, я бы хотела экземпляр газеты.

— А-а… эээ… т-так весь тираж был сожжён,– захлопал глазами градоначальник, неловко переминаясь с ноги на ногу.

Девушка с трудом подавила смешок:

— Но вы ведь оставили хотя бы экземпляр в качестве вещественного доказательства?

— Исключительно в качестве в-вещественного…

— Давайте,– перебила Велиара, протянув руку.

Геторий не посмел возражать, судорожно копошась во внутренних карманах и извлекая на свет многократно сложенную газету. Принцесса, не разворачивая, протянула её одному из своих спутников и вновь обратилась к градоначальнику:

— Сегодня же вечером ничто не должно на площади напоминать об этом столбе,– строго приказала Велла.

— Не будет!– мгновенно пообещал Геторий.

— И ещё, все не уголовные дела я буду рассматривать лично. Сколько арестантов сейчас в городских казематах?

— В нашем городе двое и ещё пятеро…– градоначальник взглянул на одного из сопровождавших его и, получив утвердительный кивок, продолжил:– в других городах планеты.

— Завтра в восемь утра доставить всех в замок вместе с обвинителями,– распорядилась принцесса.

— Не извольте беспокоиться, всё будет сделано!

Велиара развернула коня и, приказав своим спутникам забрать художника, покинула площадь.
ГЛАВА 2.
В каждой из пяти систем Сариона была своя префектура, но издревле везде установилась одинаковая форма общественного устройства - матриархат. Огромное политическое влияние в галактике имела Единая Церковь во главе с первосвятой наставницей, избиравшейся из пяти пресветлых наставниц, возглавлявших комплексы монастырей в каждой системе.

На встречу с одной из таких пресветлых наставниц и летел Веор по поручению императора. Система Лутан находилась сейчас в нестабильном состоянии, в её префектуре случился раскол: часть правительства призывала присоединиться к Объединённому Королевству, другая была категорически против.

— Пресветлая наставница Кламена возглавляет комплексы монастырей системы Лутан с 5.518 года,– зачитывала данные Веору обер-офицер ТСД (тайного сыскного департамента) Ундира Хаар.– В этом качестве поспособствовала многим прогрессивным реформам, особенно касавшимся прав мужчин. До того одиннадцать лет была главной наставницей монастыря «Тропы» на планете Ксир. Кстати, при её монастыре была организована первая совместная гимназия для девочек и мальчиков…

— Надо же,– задумчиво перебил Клек Фолк, глянув на Веора,– впервые вижу, чтобы женщина боролась за права мужчин. Может это переодетый мужчина?

Глава департамента межгалактических посольств был восстановлен в своей должности сразу же, как император «сослал» канцлера с супругой на войну в Иор. В этом полёте Клек сопровождал кузена императора. Их миссия была крайне важна для королевства, от послов требовалось поспособствовать присоединению системы Лутан к империи.

— А голограмма с изображением пресветлой наставницы есть?– поинтересовался Веор.

— Да, но по ней вы точно не поймёте - мужчина это или женщина,– улыбнулась Ундира, устанавливая на полу кристалл и активизируя его.

В кают-компании тут же появилось изображение пяти женщин в натуральную величину. Все они были в тёмно-зелёных одеждах, состоящих из широкой рубашки с воротником-стоечкой; облегающих голени и расширяющихся кверху брюк; полусапожек и высокого головного убора с круглым дном и густой вуалью.

Клек даже присвистнул от изумления:

— Да здравствует эмансипация… кх… точнее - гинекократия!

— Скорее похожи на кавалеристов, чем на церковных служительниц,– иронично заметил Веор.– А почему их пятеро? Это пресветлые наставницы изо всех систем Сариона?

— Нет, это только из Лутана,– возразила обер-офицер.– Одна наставница и её четыре телохранительницы. В других системах так же. Всегда ходят одинаково одетыми, дабы никто не мог определить саму пресветлую наставницу. По статистике среди политических лидеров Сариона они наиболее часто подвергаются покушениям.

— Неужели?– искренне удивился Клек Фолк.

— Каждая из них - потенциальная первосвятая наставница. А для жителей Сариона Единая Церковь важнее любой префектуры.

— А кто назначает первосвятую?

— Её избирают на «Великом соборе» всех наставниц галактики. Кстати, избирательная система здесь начинается с простой наставницы. На каждой планете до пяти монастырей, в каждом монастыре до полусотни наставниц. Любое избрание пожизненно.

— Теперь понятно, откуда такой спрос на убийство этих милых дам,– усмехнулся глава департамента межгалактических посольств.– Не удивлюсь, если у самой Единой Церкви есть штатные наёмники.

Веор и Ундира не смогли сдержать улыбок.


Четыре года назад (после избрания в пресветлые наставницы) Кламена сделала своей резиденцией монастырь «Тропы», откуда начался её путь веры, познания и очищения. А пришла она сюда даже не послушницей, а младшей садовницей. Главная наставница «Троп» (в те времена) почему-то обратила на неё внимание и взяла к себе в помощницы для секретарских дел. Долгие беседы с наставницей сильно повлияли на Кламену, на её восприятие мира, на веру… в которой она и нашла успокоение для своей больной души.

— Пресветлая Кламена,– в кабинет вошла монахиня в тёмно-зелёной тунике и тоге,– послы Объединённого Королевства просят принять их. Главная наставница Милана отвела их в летнюю приёмную, а меня прислала к вам узнать, будете ли вы принимать послов.

— Объединённого Королевства?– озадаченно переспросила Кламена.– Сколько их?

— Четверо: две женщины и двое мужчин.

— Хорошо, пускай ожидают.

— И ещё, тут пришло письмо для вас,– монахиня протянула конверт, после чего поклонилась и покинула кабинет.

— Объединённое Королевство,– тихо повторила пресветлая наставница, попутно вскрывая конверт,– нет, моё сердце не бьётся сильнее. Большая политика мне безразлична. Что бы они не предлагали, главное - соблюсти интересы Единой Церкви и Лутана.

Кламена взглянула на послание, всё содержимое которого представляло вырезанный из бумаги круг с хорошо знакомым ей рисунком. Быстро скомкав письмо, пресветлая сожгла его в пустом камине.

Через треть часа Кламена в сопровождении своих телохранительниц неспешно пересекала монастырский двор. Было около двух дня, гимназисты (и девочки, и мальчики) разных возрастов после обеда гуляли на лужайках и в саду.

— Роберт,– окликнула одного из подростков пресветлая и, когда тот приблизился, спросила:– как сегодня прошли занятия?

— Всё в порядке, мы, честно, ничего не натворили,– заверил паренёк.

— А где сейчас твои братья?

— Ховард с Мишелем побежали на озеро купаться. Мы тоже сейчас пойдём.

— Хорошо, ступай. И не забудьте про обещание.

Подросток быстро кивнул и умчался к своим товарищам.

Кламена и её телохранительницы вышли за ворота. Тут заканчивался монастырский двор и начинался большой парк, тоже принадлежавший «Тропам», но здесь дозволялось гулять всем желающим, и здесь же находилась летняя приёмная. Это было одноэтажное прямоугольное здание с множеством окон, просторное и светлое.


— Идут,– указывая за окно, сказала Ундира.

В этой миссии она исполняла роль военного атташе.

К Веору и Клеку Фолку присоединилась так же и посол Объединённого Королевства в Сарионе - Хельга Трафт.

Все встали из-за стола, ожидая появления пресветлой наставницы.

— Интересно, которая из них?– с любопытством пробормотал Клек, следя через окна за приближающейся группой женщин.

— Не угадаешь,– покачала головой Хельга.– Возможно, даже не она начнёт беседу. Я как-то больше часа убеждала пресветлую из системы Клеман в одном вопросе по торговле, а в конце встречи окончательное решение вынесла та, которую я приняла за телохранительницу.

— Смахивает на паранойю.

— Такая система безопасности,– возразила Ундира.

И тут открылись двери, являя собравшимся пятерых женщин. Они направились к креслам напротив послов из Объединённого Королевства, когда последняя вдруг замедлила шаг. Властитель тут же почувствовал её страх и проник в мысли.

— Кла…– охрипшим голосом только и сумел выдавить он.

— Кламена,– тихо подсказала обер-офицер ТСД.

Пресветлая наставница замерла, но через мгновение развернулась и бросилась вон из помещения.

— Стой!– Веор кинулся за женщиной, но тут опомнились телохранительницы, поспешив на перехват.

Оказалось, покрой их брюк вовсе не дань моде или оригинальности, из карманов галифе были мгновенно извлечены короткие кинжалы. Властитель едва успел притормозить, чтобы не напороться на клинки.

— Назад!– резко окрикнула Ундира, в её руках оказались неизвестно откуда взявшиеся ластеры (а ведь послов перед приёмом досматривали).

Обер-офицер, не прекращая целиться, обошла стол и приблизилась к Веору.

— Тише, не надо оружия,– успокаивающим жестом, остановил обе стороны Властитель.– Это дело личное и не касается наших королевств. Ундира, пожалуйста, вернитесь за стол.

Женщина удивлённо посмотрела на кузена императора, но распоряжение исполнила.

— У меня нет дурных намерений,– обратился к телохранительницам Веор.– И у меня нет оружия, можете обыскать. Ваша пресветлая наставница - моя жена. Она пропала ровно двадцать два года назад. Всё это время я не знал, что с ней. Сейчас я просто хочу поговорить со своей супругой.

— Откуда нам знать, что это правда?– опуская (но пока не убирая) кинжалы, спросила одна из телохранительниц.

— Я… могу её описать… ведь пресветлых в лицо никто не видел. У неё карие глаза, чёрные волосы (по крайней мере, были в последний раз), ямочки на щеках, когда она улыбается…

Может вы видели её до того, как она стала пресветлой наставницей.

— Хорошо, я готов назвать особую примету, если кто-то из вас в курсе,– Веор покосился на своих спутников и, наклонившись ближе к телохранительнице, прошептал:– крестообразный шрам на левой лопатке… не исчезающий со временем.

Женщина придирчиво посмотрела на Властителя, затем на своих напарниц, словно спрашивая совета.

— Давайте так,– пришёл на помощь Веор, использовав лёгкое ментальное воздействие,– вы проводите меня к ней и для собственного успокоения побудете у двери…
ГЛАВА 3.
На Роветте готовились к большим празднествам, причиной которых было приближающееся совершеннолетие наследников императорского престола - Лоретана и Велиары.

Люк (пока, правда, без сыновей) прибыл в замок почти за месяц до торжеств и теперь большую часть дня проводил с сестрой. Они с Лорой даже ездили в её медицинский центр. Мужчина был поражён передовыми технологиями и масштабами исследовательских работ. Сестра между делом поведала ему, что несколько лет назад они сделали здесь операцию главе Лиги Омикрон, и Трайн теперь снова видела. Однако Люк на провокацию не поддался, и Лора стала деликатно избегать вопросов о его холостяцкой жизни. Видимо, любовь к Диане Мерн оставила неизгладимый след в сердце брата.

После ужина Люк и Лора гуляли по заснеженному парку, освещённому лернопалами, подвешенными на резных столбиках вдоль дорожек. Зима в этом году выдалась без особых холодов, сугробы мягкими перинами возвышались почти на фут от земли.

— Люк… я хочу задать тебе вопрос,– смущённо начала Лора,– как… мужчине.

Брат удивлённо посмотрел на сестру и даже чуть улыбнулся.

— А что, мужа ты спросить не можешь? Или вопрос как раз касается его?

— Ну-у… да,– неловко кивнула женщина.– Ты только не подумай ничего такого…

— Лора, рассказывай, а то я уже начинаю волноваться.

— Понимаешь, он… зациклился на моём здоровье. Мало того, что я всё время нахожусь под наблюдением Хорсе, он (без моего ведома) ездит в мой медицинский центр и регулярно общается с Пэйном и Деслингом. Теперь они все вчетвером ставят на мне эксперименты!

— Не понял?– нахмурился Люк, замерев посреди дорожки.

— Ну, это долго объяснять…

— Нет уж, ты объясни.

Лора поправила капюшон меховой накидки, убрав выбившийся из-под него локон.

— Преобразователь… точнее - его последующие болевые производные дают осложнение на сердце. Это неизбежно… как сумерки после заката. Тем не менее, я позволила уговорить себя на бессмысленную операцию на сердце. Вергану этого показалось мало, теперь они с Пэйном пытаются создать лекарство от последствий Преобразователя, а я у них подопытный лабораторный зверёк. Но создать такое лекарство невозможно, поскольку данное нарушение жизнедеятельности организма имеет магическую природу, то есть неестественный фактор воздействия… это не известная нозологическая форма, а…

— Лора, чуть попроще,– перебил сестру Люк,– я в медицине ничего не понимаю.

— Вот и Верган ничего не понимает, но заставляет Пэйна делать бессмысленную работу и на мне её проверять. У него идефикс, а у меня никакой жизни не стало! Точнее у нас обоих…

— А как у вас личные отношения?– поинтересовался вдруг мужчина.

— Я же говорю, он чересчур заботлив, предупредителен, осторожен. Я просто чувствую себя фарфоровой статуэткой.

— Вообще-то я имел в виду интим, близость.

И без того прихваченные лёгким морозом щёки Лоры стали ещё румяней.

— Люк!..– сестра с возмущённым упрёком посмотрела на брата.

— Что?– спокойно спросил тот.

— Задавать такие вопросы неприлично.

— Ты сама решила испросить у меня совета. Я же должен хоть немного представлять себе ситуацию. К тому же я твой брат… и вообще, у тебя четверо детей, скоро появится внук… а ты всё смущаешься, как гимназистка!

Лора удивлённо взглянула на мужчину:

— Откуда ты знаешь про внука? Тревор никому, кроме меня, пока не говорил.

— Я недавно гостил у Варга,– улыбнулся Люк.– Ещё до того, как Верган отдал систему Коралл Тревору. И все мысли твоего сына тогда были об их с Анджи будущем ребёнке.

— Ну, понятно. Ты, как всегда, читаешь чужие мысли. Ты, наверное, единственный из нас четверых, кто обрадовался способностям Властителя.

— Ммм… скажем так: они меня не напрягают. Но вернёмся к нашей теме. Как у вас с Верганом в личном плане?

Женщина порывисто выдохнула, неловко потупившись:

— Ну-у… в общем-то, ничего… то есть не в смысле ничего, а в смысле…– Лора закрыла лицо руками,– в общем, не так, как раньше… Он скован и… как будто где-то далеко… А утром ходит мрачный, словно совершил преступление или вообще избегает меня.

— А ты с ним говорила?

— Конечно. Но это бесполезно, он упорно твердит, что мне всё это кажется, что он прежний и очень любит меня, а ещё что мне нельзя волноваться, и я должна себя беречь.

Люк задумался. В этот момент маленькая птичка, видимо, давно привыкшая к обществу людей, вспорхнула на ветку дерева прямо над головой мужчины, осыпая его потревоженным снежком. Люк встряхнул волосами и звонко хлопнул в ладоши, прогоняя птицу.

— Гм… а может он не уверен в твоих чувствах и желаниях?– предположил брат, беря сестру под локоть и продолжая прогулку.– Прояви инициативу. Попробуй сделать что-нибудь неординарное.

— Ты думаешь, я сижу, сложа руки, и ничего не пробую?

— Честно?– сощурился Люк, глянув на Лору.– Так и думаю.

— Ты не прав. Я даже пыталась вызвать его ревность, откровенно флиртуя с королём Норда.

— А Верган понял, что ты флиртуешь?

— Твоя ирония неуместна,– строго осекла женщина.– Всё он понял, но вёл себя так, словно мне это дозволено. В его глазах были и боль, и разрешение, и прощение одновременно. А потом, когда мы остались наедине, он ни разу не упрекнул меня! И это Верган, который раньше был готов убить мужчину, задержавшего на мне взгляд на мгновение дольше, чем положено по этикету! Я уже не говорю о том, какие он закатывал сцены мне.

Во взоре брата появилось неприкрытое любопытство:

— Какие?


— Люк!..

— Ну, ладно, ладно. Можешь не рассказывать. И так понятно. Скажи-ка мне лучше, а спальни у вас раздельные?

— Разумеется,– поскользнувшись и не упав только благодаря поддержке брата, ответила Лора.– Он до глубокой ночи занят государственными делами. А я - наоборот - могу ранним утром уехать в медицинский центр на операцию или какое-нибудь исследование. В общем, у нас режимы дня совпадают не часто. Хотя, конечно, всё это - лишь отговорки. Но я не знаю, как это теперь изменить?

— Запри его спальню и сломай ключ в замке,– расплылся в улыбке Люк,– тогда ему придётся ночевать у тебя.

— Тебе всё бы шутить, а я прошу серьёзного совета.

— Ну-у, тогда устрой в спальне Вергана пожар или потоп.

— Знаешь, у меня есть подозрение, что в таком случае он скорее останется ночевать в своём кабинете, чем придёт ко мне,– задумчиво пробормотала Лора.– Но в принципе, если твою идею доработать…

Женщина загадочно улыбнулась и вдруг, обняв брата, расцеловала в обе щеки.

— Спасибо! Ты мне очень помог!

Императрица, подобрала накидку и быстро направилась в замок, оставив брата в полной растерянности. Тот пожал плечами, глядя ей вслед:

— Даже боюсь представить, что в твоём понимании значит - доработать идею о пожаре?

Взор мужчины непроизвольно скользнул вдаль и вверх, где над заснеженными макушками деревьев возвышался огромный замок.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22