Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Научно-фантастический роман




страница1/16
Дата26.06.2017
Размер3.7 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16




АЛЕКСАНДР ЛОЩИЛИН

АЛЕКСАНДР ЛОЩИЛИН

ЗА ГРАНЬЮ

РЕАЛЬНОСТИ

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН



МОСКВА 2009

Александр Лощилин

За гранью реальности. Научно-фантастический роман. М., 2009.

ISBN


Художественное издание

Молодой коллектив лаборатории НИИ под руководством талантливого ученого занимается секретными исследованиями возможности преобразования энергии в вещество с целью получения надежных материалов. Получив первые положительные результаты, герои сталкиваются с серьезными научными и общественными проблемами.

Неожиданно герои узнают, что многочисленные земные беды и социальные потрясения землян в истории человечества непосредственно связаны с негативным информационно-энергетическим влиянием другой цивилизации на планете антиподе, с которой Земля находится в тесной связи. И ставится грандиозная задача по спасению человечества.


Редактор Валентина Ноздровская

ISBN



  • Александр Лощилин


НАЧАЛО МАЯ

- А что за гранью бытия?


- Неведомые нам края.
- Зачем же мы туда идем,
Обжитый покидая дом?
- Там неземная красота,
Реализуется мечта,
Мир притягательней чужой,
Он - словно влага в летний зной.
- Чего же от него нам ждать?
- А это предстоит узнать...

Галина Кузьмина
  Этот майский день существенно отличался от предыдущих двух дней. Если в выходные шел дождь, и было прохладно, то с понедельника установилось настоящее лето. Вот бы было наоборот! Пусть бы всю неделю лил дождь, а на выходные дни пусть бы устанавливалась прекрасная погода. Тогда можно было бы поехать на природу и погулять по лесу, или на дачу - и покупаться в озере. Но в холод и под непрерывно моросящим дождем этого делать совсем не хочется…

Мои размышления и мечты о погоде проносились в моей голове во время завтрака. Как хорошо, что можно уминать бутерброд и думать. Говорить бы при этом было значительно сложнее. Надо уже выходить, а то я почти опаздываю. С опаздывающими сотрудниками у нас в НИИ серьезно борются. Это не просто очередная компания, а закон жизни. Человек может весь день вообще ничего не делать на работе, то это ничего. А опоздание на одну минуту - это уже почему-то так плохо, - почти как ЧП космического масштаба!

В этот НИИ я пришел по распределению после окончания технического вуза почти два года назад. Зарплата инженера мизерная, но я надеюсь дослужиться со временем до старшего, а может, даже и ведущего инженера. А может, после защиты кандидатской диссертации стану СНС (для чего я и стал соискателем в своем родном вузе… и усердно посещал все занятия для аспирантов и соискателей… и даже слал два экзамена!)

Но всё это - мечты, похожие на мечты солдата, мечтающего дослужиться до генерала. В любом случае, мечтать не вредно, думал я, втискиваясь в переполненный автобус. И почему люди в такую погоду не идут пешком? А я почему?  Видимо, потому, что я ленивый. Ведь идти-то всего две остановки. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти! - вспомнилась мне чья-то мудрая мысль.

В лаборатории месяц назад мне и моему коллеге Сереге Малеванному поручили модернизировать участок вакуумных установок, на которых надо было достичь почти космического вакуума. Но это в принципе нереально, хотя приблизиться к этому уровню вполне возможно, и достичь хотя бы девятой степени. Эта задача и была перед нами поставлена, так как имеющиеся в наличии вакуумные установки нашей лаборатории едва выжимали только седьмую степень. А вакуумное оборудование на заводах в основном выжимало всего лишь половину седьмой, да и то с жидким азотом.

Это было еще советское время, когда денег на науку не жалели, и можно было заказать любое оборудование для решения поставленной задачи. Но помимо максимально мощных форвакуумных насосов потребовалась переборка всех соединений и установка более надежных уплотнений. А вместо имеющейся отечественной вакуумной резины можно было, в принципе, поставить японскую, но она обеспечивает только половину девятой степени. Поэтому пришлось установить медные уплотнения. Новые уплотнения установили и на все вводы. И еще мы заказали новый полифениловый эфир вместо обычного вакуумного масла для диффузионного насоса. Да и диффузионные  насосы пришлось заменить на более мощные. Заказали в мастерской переходники и разные детали. И нам все это сделали за неделю! И, таким образом, от старых установок у нас оставались лишь корпуса. Но в эти корпуса мы поставили совершенно новое оборудование. Считалось, что если все это реализовать, то, мы, может быть, достигнем девятой, а то и более высокой степени глубины вакуума.

И вот теперь все уже позади! Вся намеченная работа выполнена! Вчера, после обеда, произвели пробный пуск на форвакуумном насосе. Одна установка показала хорошие результаты, и утром мы наметили проверку и запуск сразу двух установок.

Работа меня полностью увлекала, поскольку при таком вакууме можно выполнять самые ответственные напыления пленок, особенно при работе с чистым и капризным алюминием. Да и для других металлов качество пленок во многом зависит от глубины вакуума. Я особенно не вникал в то, что будут делать при столь высоком вакууме.

Хотя коллеги постоянно говорили о ситаловых или сапфировых подложках, о напылении, выращивании пленок, о фотолитографии, интегральных схемах. Кто-то работал с германием, кремнием или арсенидом галлия, меня как-то это все пока особенно не волновало. Я с головой ушел в изучение последних достижений в моей области. Вот когда все сделаю по установкам, тогда буду заниматься и другими проблемами!
Автобус подошел к институту, и я вышел. Меня кто-то окликнул, и я увидел своего коллегу по работе над вакуумными установками - Малеванного Сергея.

- Ты чего это на автобусе катаешься? В такую погоду надо пешочком ходить, - сказал он. - А то совсем зажиреешь.

- Да побоялся, что опоздаю, - ответил я. - Это ты спортсмен и быстро бегаешь! А чтобы зажиреть, надо хорошо питаться, а на нашу зарплату особенно не разгуляешься!

- Обещают, что с сентября немного денег прибавят к зарплате,  - сказал Сергей. - Да и тему сдают в соседней группе. Может быть, и нам что-то из тематической премии перепадет. Мы же им помогали налаживать оборудование. Ведь и раньше нас не забывали ни Саша Полянов, ни Саша Чернявский хоть и немного, но ведь давали же.

- Вот именно, что немного,  - сказал я. – Из своей тематической премии нам вряд ли что-то подкинут. Надо им, прежде всего, своих людей отметить…
  - Вечно ты так! – ответил Сергей. - Я хоть немного помечтал, а ты взял и мою светлую мечту изгадил! Я бы с тобой в разведку не пошел!!!

- А я вообще в разведку не хочу, - отвечал я. - С тобой или без тебя. Чего мне там делать?

Мы прошли проходную вовремя и из проходной перешли по двору нашего НИИ к следующему зданию. Так путь был короче. Если идти по корпусу, то надо подниматься на третий этаж и затем по другой лестнице спускаться на наш второй. Основные лаборатории и группы нашего отдела располагались на третьем этаже. Мы же находились на втором, на отшибе от основной массы коллектива нашей лаборатории.

Рядом с дверью в нашу группу находилась массивная металлическая дверь с кодовым замком и грозной надписью "Посторонним вход воспрещен". Что находилось за этой дверью, никто толком и не знал. Ходили разные слухи, что проводятся какие-то сверхсекретные исследования на сугубо прикладную тему. Иногда незнакомые люди завозили какие-то ящики. Но с нами никто из них не общался.

Да и из этой комнаты люди появлялись очень редко. Вполне возможно, что у них был другой, запасной выход. Но это были лишь догадки Видимо, для этой лаборатории и перегородили второй этаж. И место было укромное. Возможно, были и какие-то другие соображения в подводке электричества, в подводке газов, особой вытяжки, или что-то ещё.

В нашей группе работали еще две женщины средних лет: Женя и Ира. Обе - старшие инженеры. Среди сотрудников у нас была еще одна молодая и симпатичная девушка Марина, а группой руководил ведущий инженер Лева. Я специально не называю фамилий. Может быть, кто-то из них и сейчас выполняют очень важную и секретную работу. А, в основном, это была вполне типичная исследовательская группа, каких были сотни, а может быть, и тысячи по всей стране.



ВАЖНЫЕ ГОСТИ

Работа наша продвигалась весьма успешно, и на одной из установок после модернизации нам удалось достаточно быстро выжать чистую седьмую степень.

Ура!!! Мы перешли на восьмую степень!!! Восторгу нашему не было предела. Сергей даже в пляс пустился, напевая что–то невразумительное.

И в это время в комнату вошли несколько незнакомых нам людей в белых халатах. На нас хоть и были тоже белые халаты, но помятые и не первой свежести. На гостях же они были изумительной чистоты, выглаженности и из бесподобной ткани. Незнакомцев сопровождали наш начальник лаборатории Александр Полянов, руководитель нашей группы Лева Богданов и начальник отдела.

Гости вошли и, не поздоровавшись, подошли к нашим установкам и посмотрели на приборы.

- Что ж. Неплохо, - сказал один из вошедших. – Это что, предел? Или вы собираетесь улучшать вакуум?

- Это только начало, - ответил я. – Надеемся все-таки выйти на девятую степень.

Это был человек среднего роста, с круглым лицом и большой лысиной. Короткие, жиденькие волосы рыжего света украшали лишь небольшую часть его головы. Он внимательно посмотрел на нас с Сергеем своим колючим взглядом карих глаз, словно оценивая каждого из нас. Но, видимо, своим осмотром остался доволен и сказал:

- Я - Семен Аркадьевич, руководитель особого проекта. - Вы, наверное, обращали внимание на металлическую дверь рядом с вашей дверью. По институту ходят самые различные слухи по поводу нашей работы. В ней нет ничего необычного: такие же исследования, что и у вас, но особой важности. Вы переходите в мое полное подчинение, и будете заниматься продолжением работы по совершенствованию вакуумного оборудования. С руководством института вопрос уже согласован, и завтра будет приказ.

По лицу Семена Аркадьевича скользнула легкая улыбка, которую вполне можно было принять и за насмешку.

– Это что, предложение? Или вопрос окончательно решен в приказном порядке, без учета нашего мнения? - спросил я. – Но мы же не в армии, а вполне свободные люди. А если мы откажемся работать у Вас?

– Но вы ведь не знаете условий и основных задач, – ответил Семен Аркадьевич. – Когда познакомитесь поближе, то, думаю, согласитесь. А если откажетесь, то будете уволены по статье! И тогда можно будет осваивать профессию дворника или грузчика с высшим образованием!

– А за что «по статье»? – не выдержал Сергей. – Мы трудимся на совесть за копеечную зарплату. А нас за ударный труд - да ещё и взашей!!!

– Не советую артачиться, – прервал его Семен Аркадьевич. – Работа требуется ударная, творческая и четкая. И зарплата будет достойная. Для всех остальных сотрудников группы уже сегодня необходимо освободить помещение. И всем вам нужно будет завтра явиться на ваши новые рабочие места в лаборатории. Поэтому советую поторопиться. А Вас, молодые люди, прошу пройти в нашу лабораторию для оформления некоторых документов и уточнения формальностей.

Семен Аркадьевич внимательно смотрел на нас своими колючими глазами в ожидании нашего ответа. Не только глаза, но всё лицо его выражало непреклонную решимость, и чувствовалась какая–то особая энергетика, которая бывает у очень талантливых и волевых людей.

Я невольно посмотрел на лица нашего начальника отдела, заведующего лабораторией и ведущего, но увидел на их лицах лишь растерянность. Видимо, вопрос был решен на очень высоком уровне и какому–либо обсуждению уже не подлежал.

- Что поделаешь, если вопрос уже решен, то надо выполнять решение начальства, - сказал Сергей.

Семен Аркадьевич вопросительно посмотрел на меня. Неужели он мог допустить, что я встану в позу и буду бунтовать? Усложнять себе жизнь не входило в мои планы.

- Хорошо, я согласен, - сказал я. – Постараюсь сделать всё, от меня зависящее. Работа есть работа…

- Вот и хорошо, - сказал Семен Аркадьевич. – А теперь пойдемте со мной.

Он не представил нам своих спутников и лишь попрощался с ними. Эти люди покинули нас, словно куда–то очень торопились…

Члены нашего небольшого коллектива вернулись на свои рабочие места и стали собираться к переселению. Мне стало немного горько оттого, что приходится расставаться со всеми людьми, к которым я привык, с которыми сложились очень хорошие, теплые отношения. Хоть и недолго, но мы занимались общим делом, а совместная работа людей часто очень сближает.



НОВАЯ ЛОБОРАТОРИЯ
Мы отправились вслед за Семеном Аркадьевичем. Идти было недалеко: всего лишь выйти в коридор и дойти до загадочной двери (она была металлической с каким–то очень хитрым замком). Он подошел к двери и набрал код. Потом достал из кармана какой–то прибор, похожий на брелок, и нажал на него. Раздался едва слышный щелчок. Семен Аркадьевич открыл дверь. Мы вошли вслед за ним. Комната была почти в два раза больше нашей по площади и почти вся заставлена разнообразным оборудованием. В углу стоял большой шкаф с огромным количеством различных лампочек и цифровых приборов. Лампочки мигали, бегали огоньки, и приборы показывали какие–то цифровые характеристики. Рядом стоял шкаф поменьше и с меньшим количеством огоньков и приборов, но от него тянулись мощные силовые провода к большому шкафу и к оборудованию в центре комнаты, в котором мы сразу узнали что–то похожее на вакуумную установку. Были еще какие–то приборы и оборудование у другой стены. Но их внешний вид ничего не говорил об их истинном назначении. Рядом с дверью стояли рабочие столы с персональными компьютерами. О таких мощных персональных компьютерах я лишь слышал, но никогда не видел в реальности.

Мы стояли и с удивлением рассматривали незнакомое оборудование.

– Я вижу, что вас впечатляет такое оборудование? – спросил Семён Аркадьевич. – Не волнуйтесь, очень скоро вы во всем разберетесь и научитесь им пользоваться. Особо сложного здесь ничего нет. Ведь вы же инженеры, и я получил о вас самые лестные отзывы и в институте, где вы учились, и здесь.

– Действительно, впечатляет, – сказал Сергей. – Но в чем будет состоять наша задача? Ведь мы же специалисты по вакуумному оборудованию, а установка всего одна. Да и то какая–то совершенно незнакомая машина!

– Всему свое время, – ответил Семен Аркадьевич. – А теперь надо оформить некоторые документы. То, что вы здесь видите, - очень секретное оборудование. Это уникальные приборы, над разработкой которых трудились целые институты. Вся наша работа строго засекречена. Поэтому вы должны подписать соответствующие документы. Вы никому ничего не должны рассказывать о своей работе. Вам вообще запрещено общаться с иностранцами, подозрительными людьми и выезжать за границу. Заполните эти документы и распишитесь.

Мы сели за столы и внимательно ознакомились с бумагами. Что–то похожее когда-то мы уже подписывали, но здесь все было значительно строже. Мы подписали и передали бумаги Семену Аркадьевичу. Он сложил их в папку и положил в свой кейс.

– А вот теперь уже можно обсудить задачи и вашу зарплату, – сказал он. – За особую секретность и важность зарплата будет в два раза выше вашей прежней. Выше будут также и квартальные премии. А теперь я коротко расскажу об оборудовании. Я видел, какой большой интерес вызвал у вас этот шкаф с множеством лампочек и приборов. Это суперкомпьютер с огромной памятью и скоростью работы. Но он вам пока не понадобится. Этот шкаф поменьше - не что иное, как источник питания. Можно сказать, что это большая батарейка, которая может обеспечить электропитанием работу всего оборудования лет на 15, а может быть, и больше. Гарантия - на 15 лет работы. Это - как на случай перебоя с электропитанием сети, так и на особые нужды. Всякое может быть. Кроме того, он дает стабильное напряжение, в отличие от сети. Да сетевого напряжения и не хватит для нашей будущей работы, поэтому что–то будем брать от сети, в основном, для работы приборов, но основная масса энергии будет потребляться установкой за счет внутреннего источника питания. Как это всё работает, обсудим позднее.

Самое важное для вас – эта установка и наладка всего оборудования. В соседней комнате вами уже смонтированы две установки, которые должны обеспечить предварительный вакуум. Над ними вы и работали. Но это - черновая работа, призванная обеспечить функционирование данной основной установки. На ней мы должны получить сверхвысокий вакуум до 14 степени и выше.

– Но это же - космический вакуум, – сказал я. – И разве можно вообще достичь такого? Не проще ли проводить эксперименты в космосе, чем стремиться в земных условиях достичь того, что уже существует в природе? Сейчас много космических кораблей выводят в космос различное оборудование…

– В том-то и дело, что нельзя, – ответил Семен Аркадьевич. – Космический вакуум хотя и глубокий, но насыщен частицами высоких энергий. А эти частицы нам вовсе не нужны.

Посмотрите на эту установку. Она еще не собрана окончательно. Со дня на день должно поступить недостающее оборудование, которое необходимо будет разместить в установке. В ней вы установите очень мощный насос нового поколения. Все атомы в рабочем объёме будут ионизироваться и удаляться магнитным полем, а там форвакуумный насос будет их откачивать в установки соседней комнаты, которые обеспечат предварительный вакуум.

Кроме того, надо будет разместить элементы основного оборудования для проведения экспериментов и получения сверхчистых веществ. Посмотрите на вводы: они уже есть, и не потребуется специального монтажа и уплотнений.

– Но какие уплотнения смогут обеспечить такой вакуум? – спросил Сергей. – Таких материалов, которые смогли бы обеспечить хотя бы десятую степень, пока еще не разработали. Меня очень интересует ионизатор и источник питания. Насколько вредны они для здоровья?

– Не волнуйтесь, - сказал Семен Аркадьевич. – Такие вакуумные материалы есть, и мы их будем использовать. Не стоит волноваться и относительно вредности оборудования. Оно прошло испытания и совершенно безопасно. Но работать кувалдой с ними не рекомендуется. Там стоит очень мощная защита. И еще одна важная задача состоит в подключении компьютера к установке. Затем наладка, и начнется, пожалуй, самое интересное. Мы проникнем в такую область, в которой еще никто не был.

– А что это за материалы, которые мы должны будем получать на этой установке? – спросил я. – Неужели на Земле не хватает материалов?

– В том–то и дело, что материалов хватает, - ответил Семен Аркадьевич. - Все материалы состоят из атомов. Это вы знаете. Но время жизни каждого атома ограничено во времени. Вы знаете, что существует такая величина, как период полураспада атомов. Есть очень стабильные атомы, такие, как атомы свинца. Они могут существовать до 90 миллиардов лет. Другие атомы менее стабильны. А есть и изотопы, которые живут очень короткое время. Поэтому все вещества на Земле состоят из атомов, которым миллиарды лет. И когда распадется тот или иной атом, неизвестно. Мы же должны получать вещество из новеньких атомов. В начале процесса будем создавать атомы, а потом из этих атомов будем создавать то или иное вещество. И это вещество будет чистым и стабильным.

– И как же нам это удастся? – спросил Сергей. – И для чего необходимы такие вещества?

– Это и есть самое интересное, – ответил Семен Аркадьевич. – Такие вещества крайне необходимы для дальних космических полетов, для работы самых точных приборов. Да мало ли областей науки, техники и производства, где найдут применение такие вещества со стабильными атомами!!!

А теперь относительно того, как получать сверхчистые вещества. Все дело в том, что я исхожу из концепции Эйнштейна, согласно которой вещество и энергия взаимосвязаны. И вы знаете его знаменитую формулу – Е равняется МС квадрат. Я просто добавил в эту формулу информационную составляющую, и на самом деле – EI равняются МС квадрат. Энергия информационно насыщена. В мире нет хаоса и порядка. Всё это мифы. Все частицы, атомы имеют вполне определенную массу. В мире существует информационно–энергетический порядок.

При превращении энергии в вещество необходимо добавлять определенную информацию и получать нужный атом. Но можно и создавать определенную программу по сочетанию атомов, созданию молекул. А при наличии определенной программы и энергии мы сможем получить не только вещество в виде слитка золота, но можно будет получить и батон колбасы. Какую колбасу вы больше любите? И представьте, что эта колбаса будет экологически абсолютно чистой и из новеньких атомов и молекул! Атомы и молекулы не будут разрушаться во время пищеварения! Вот почему у нас очень мощная энергетическая установка именно для превращения энергии в вещество.

Теперь вы представляете, какие возможности открываются в нашей работе? Пока в ее секреты посвящены очень немногие люди. А поскольку вы дали подписку, то за разглашение несете ответственность.

Я думаю, что вы получили слишком много необычной информации, и её надо переварить и осмыслить. Сегодня помогите вашим коллегам переехать в другую комнату и с завтрашнего дня приступайте к работе. В самой стене между комнатами уже имеется необходимое отверстие, которое декоративно закрыто. Нужно будет пробить его и начать соединение установок в единую систему. А потом приступим к монтажу основной установки и наладке всей системы.

Мы вернулись в свою прежнюю комнату. Все были заняты переносом своего имущества на третий этаж.

– Ну, что бросили нас? – спросила Женя. – Неужели там лучше и интересней? Видно, действительно лучше, если сам зам.министра сюда пожаловал. И только для того, чтобы посмотреть на вас!

– А он и не представился, - ответил я. – И его нам никто не представил. Да и на нас он вовсе не смотрел, а смотрел на установки! Хотя мы и расстаемся, но мы же будем рядом! Постоянно будем видеться. А кто такой Семен Аркадьевич?

– Я мало что о нем знаю, – ответила Женя. – Знаю, что он доктор технических наук. Работал в другом НИИ. К нам он переведен недавно. Пользуется очень большой поддержкой начальства. Говорят и о том, что очень хороший человек. Ты особо не тяни с аспирантурой! С таким человеком ты быстро сделаешь диссертацию!

Я невольно подумал, что даже малая часть из того, о чем сегодня говорилось, вполне диссертабельна. А слова Жени невольно запали мне в душу. Работа действительно интересная. Неужели удастся осуществить то, о чем сегодня утром думалось и мечталось? И именно мы сделаем этот прорыв в неизвестное? И может, именно мне удастся выявить нечто такое, что ляжет в основу диссертации! Вот тебе и мечты с утра пораньше. Мечтать не вредно. Но лишь бы эти мечты нашли своё реальное воплощение!!!


НОВЫЙ СТАТУС
Мы помогли нашим коллегам перебраться на новое место. Грустно было смотреть на опустевшую комнату, где мы хоть и не так долго, но занимались решением определенных рабочих проблем. Постоянно проходили споры, в которых почти всегда правым оказывался Лев. Он обладает глубокими знаниями в различных областях, владеет несколькими языками, а английским и японским - в совершенстве. Здесь, в этой комнате, мы работали, отмечали дни рождения, праздники. И вот все разрушено. Кто–то любит постоянные изменения, например, перестановку мебели, смену работы. Но я почему–то люблю стабильность и определенность в жизни. Может, я консерватор? Или уже старею?

От горестного созерцания комнаты и грустных мыслей меня отвлек неожиданно появившийся Семен Аркадьевич.

– Нам надо поговорить, – сказал он, подойдя к нам. - Есть некоторые задачи на завтра.

Он пошел в соседнюю комнату, мы с Сергеем - за ним. Невольно возникла мысль: что же нас ожидает с этим человеком? Он повернулся к нам и в своей обычной манере пристально посмотрел на нас:

– Вопрос приказом уже решен. Хочу вас поздравить: перевод осуществлен с повышением. Хоть и с трудом, но мне все-таки удалось зачислить вас на должности старших инженеров!

– Спасибо, - невольно вырвалось у нас.

– И еще: мне ужасно не нравится бегущая к проходной толпа людей, – сказал Семен Аркадьевич. – Как-то это дико выглядит! Серьезные люди, а бегут, как дети, боясь опоздать хоть на минуту. А потом около часа, а может, и больше, приходят в себя - в зависимости от возраста.

Мне удалось решить и эту проблему для вас. Вот ваши новые пропуска. Вы можете формально приходить и уходить в любое время, и надобность в простом высиживании времени отпадает. Никто на проходной вас контролировать не будет. Но это вовсе не значит, что вы должны опаздывать систематически. Но и пять–десять минут практически ничего не решают. Вы получаете право не только иногда опаздывать, но и задерживаться на рабочем месте столько, сколько потребуется. Если, конечно, это понадобится. За эти пропуска отвечаете головой. Электронный ключ от лаборатории будете получать в проходной под расписку и только по пропуску.

По выходе с работы мы сдали старые и новые пропуска и сказали вахтеру, чтобы старые пропуска он больше не ставил в ячейку. Вахтер сообщил, что все знает. И мы распрощались.

Вахтер был приятным мужчиной предпенсионного возраста, всегда приветливо встречавшим проходящих сотрудников. Подходишь, здороваешься и нажимаешь свою кнопку. У вахтера вываливается пропуск, а на нем - не только фото, но указаны еще и ФИО, подразделение, время начала и окончания работы. И с этим пропуском ходишь целый день. А при выходе сдаешь. И вахтер смотрит на время окончания работы и ставит в нужную ячейку. Раньше положенного времени даже на одну минуту не выпустит. Поэтому можно иногда видеть перед проходной небольшую толпу, которая выжидает последние секунды, чтобы выйти с работы.

И как хорошо, что все это позади. Я слышал о существовании свободных пропусков, но они были только для больших людей уровня начальников отдела и выше. Вот так везенье! И не надо больше бегать. Но постараюсь все же выходить пораньше.

Мы вышли с Сергеем из проходной и свернули налево. Погода была по–прежнему изумительной. От проезжей части тротуар был отделен небольшим кустарником. Идти по этому тротуару было большое удовольствие. Такая безоблачная погода вполне соответствовала моему настроению. Что творилось в душе у Сергея, я не знал, и мы, молча шли, думая каждый о своём. Но чувства наверняка были весьма похожие.

– Слышь, Сань, – сказал, наконец, Серега, – что ты думаешь обо всём этом? У меня такое ощущение, что мне на голову упал кирпич или начались глюки. Такого просто не может быть в принципе! Как-то вдруг, ни с того, ни с сего - неожиданное увеличение зарплаты вдвое! Теперь хоть смогу любимой девушке чаще цветы дарить! Да и пора бы уже обновить свой гардеробчик, а то выгляжу далеко не лучшим образом. Интересно, удвоение будет с прежнего оклада или с нового?

– У меня такое же ощущение, - ответил я. – Мы же все последнее время старались, как могли. Чего–то достигли. Но о подобном повороте событий я не мог и мечтать! Ведь я должен быть еще год молодым специалистом, а здесь - сразу старшего после двух лет работы! Но мы с тобой добились поставленного результата: такого вакуума в нашем НИИ нигде больше нет. Мне еще кажется, что Лёва не случайно поставил перед нами такую задачу. Видно, он знал всё заранее, и вся эта проделанная нами работа была лишь проверкой. Но не только проверкой, но и подготовительным этапом в решении более сложной задачи. И я не думаю, что все это решалось за его спиной, а потом его взяли и поставили перед фактом. А мы с тобой хорошо себя зарекомендовали, и поэтому нас допустили к более серьезной работе. А что ты думаешь о нашем новом шефе?

– Первое впечатление может быть и обманчивым, но пока на меня он произвел очень хорошее впечатление, – ответил Сергей. – По крайней мере, то, что он для нас сделал, - это почти нереально. Да и работу предложил очень интересную. Это уже не просто железки или отдельные агрегаты, а целый проект! И мы в нем первопроходцы! Неужели реально все то, о чем он говорил?

– Теперь все будет зависеть от нас, – ответил я. – Но мы в этой работе больше будем техническими исполнителями. Основной генератор идей был и останется шеф. Нам же предстоит столько всего освоить! А что ты думаешь об этом новом компьютере? Я не особенно разбираюсь в технической стороне компьютеров и, тем более, в программном обеспечении. Но для связи установки и компьютера должны быть определенные датчики, какое–то сканирующее оборудование, какие–то механизмы воздействия на протекающие процессы. Неужели этот компьютер настолько совершенен? Вопрос, как я думаю, скорее риторический…

- А ты сегодня вечером опять бежишь на свидание? Смотри, не проговорись, а то влюбленные теряют голову, и вполне можно проболтаться и чем–то похвалиться. Помни о подписке!

– Не волнуйся, я все прекрасно помню, – ответил Сергей. – Вне всякого сомнения, мне очень хотелось бы поделиться с близким человеком такой радостью. У нас уже были разговоры о свадьбе. Но она еще учится, и ей хотелось бы закончить учебу до свадьбы. А, с другой стороны, и уровень моей зарплаты не позволял настаивать. Как можно с такой зарплатой содержать семью?!! Теперь эта проблема снимается. Но торопить и настаивать я пока не буду. Она у меня очень милая, добрая, очень меня любит. Хотя и не говорит об этом, но я чувствую по всему ее отношению ко мне. Мы же никогда ни разу не поссорились! Это просто удивительно! Я думал раньше, что такого в отношениях не бывает, но это так. Просто какое–то удивительное единение душ! А что у тебя?

– А у меня всё по–разному, – отвечал я. – Такого единения нет. Ссоримся часто и, в основном, по пустякам. Но у меня какое–то странное и даже удивительное отношение к ней: когда иду на свидание, даже еще не вижу ее, но уже чувствую её приближение. Не правда, ли странно? А когда вижу ее большие и удивительно красивые глаза, чувствую, как моя душа начинает таять. Ну, а потом, в процессе общения, вдруг ни с того ни с сего возникают какие–то разногласия. Не могу понять, почему это происходит. Словно через некоторое время после встречи я начинаю её раздражать! И почему всё так складывается? Я не знаю, что делать! В последнее время даже стали реже встречаться. А по телефону общаемся каждый день, и телефонные разговоры проходят совершенно иначе. По телефону мы совсем не ссоримся!

– А может, она ждет твоего предложения? – спросил Сергей. – Каждый раз, идя на свидание, она ждет этого: ну, наконец–то ты решишься! Но не дожидается и начинает раздражаться?

– Всё может быть, – отвечал я. – Я думал об этом, но всё оттягивал этот разговор. Мне кажется, что я по-настоящему её люблю, но не уверен в её чувствах. Может, ей просто хочется выйти замуж, а потом, как говорят, стерпится – слюбится. Это меня, в основном, и останавливает. Может, нам не стоит пороть горячку и еще раз проверить, насколько мы подходим друг другу?

– Это только тебе решать, – отвечал Сергей. – Да и слушать чьи–то советы в таких вопросах не стоит. Это твоя жизнь, и тебе выбирать свой жизненный путь.

– Ну, ты уже стал философом, а, Сергей? - Уж не от того ли счастья, которое на тебя свалилось?

Так незаметно, за разговором мы подошли к метро. Спустились по эскалатору и попрощались, поскольку ехать нам нужно было в разные стороны.

Дома меня встретила мама, и к моему приходу, как всегда, была жареная картошка с котлетой. Удивительный продукт эта картошка! Сколько её не ешь, а она не надоедает. Отец же в очередной раз укатил куда–то в длительную командировку.

– Ну, что нового у тебя на работе? – спросила мама. – Звонила Галя. Она пыталась дозвониться тебе на работу, но не смогла!

– Ничего удивительного, – ответил я. – Мы переезжали в другую комнату, и телефон был отключен. Поэтому и не дозвонилась. У меня теперь несколько изменится работа. Хотя всё по-прежнему, но вполне возможно, что иногда придется задерживаться. Но ты не волнуйся. Просто срочная работа, и надо быстро её закончить. Если придется задержаться, то я тебе обязательно позвоню. А что передавала Галя?

– Она хотела с тобой встретиться и поговорить, – ответила мама. – Смотри, когда-нибудь терпение у неё лопнет, и бросит она тебя! Она мне очень нравится. Мне кажется, у нее хороший характер. Умница! Закончила МГУ с отличием и думает об аспирантуре…

– Если это и произойдет, то будет значить, что она - не моя судьба, – отвечал я. – Уж лучше раньше, чем позже. Вообще–то, очень странно все это. Обычно свекрови очень не любят снох. Откуда такая духовная близость? И даже, может, и взаимная любовь? Хорошо, я ей сейчас позвоню!

– Дурачок ты еще! Матери не только видят, думают, но и чувствуют А я чувствую, что вы хорошая пара. И она будет тебе хорошей женой. А мне не так далеко и до пенсии. Буду нянчить внуков, – сказала она с грустью.

В последнее время я стал замечать, что мама стала выглядеть уставшей. Может, работы много? Или возраст уже сказывается? Я ей советовал сходить к врачу, но она просила не обращать внимания. И отвечала постоянно, что немного устала.

Я позвонил Гале, и мы договорились встретиться. Я невольно подумал о том, что принесет эта встреча. Обычно мы встречались в небольшом кафе, в котором было очень уютно и мало посетителей. И почти всегда были свободные места. Я стоял, и, как всегда, уже чувствовал ее приближение, хотя еще и не видел. Она вышла из-за угла, и я пошел ей навстречу. Как всегда, поцеловались, и она как-то очень внимательно посмотрела на меня своими большими глазами.

– Что-то ты сегодня какой–то возбужденный, – сказала она. – Может, что случилось? Давай не пойдем в кафе, а просто прогуляемся по скверу.

Недалеко от кафе был большой тенистый сквер со старыми липами и удобными лавочками, где любили по вечерам сидеть влюбленные.

– Плохого пока ничего не случилось, – ответил я. – Просто за успешную работу обещали и хорошую премию, - невольно вырвалось у меня. - Должно же начальство когда–то отметить мой трудовой энтузиазм?

– Премия - это хорошо! Нечасто ими тебя балуют в последнее время! Да и то, что дают, это, скорее всего, как насмешка. Я не имею в виду квартальные, а тематические.

– Всему свое время, – отвечал я. – Возможно, что и зарплату прибавят. Да и вообще: надо расти, тогда и зарплата будет прибавляться!

Она остановилась и очень внимательно посмотрела в мои глаза. Просто стояла и смотрела на меня молча. Видно было, что она хочет мне сказать что-то очень важное, но не решается.

– Я уезжаю на месяц в Новосибирск в командировку, – неожиданно сказала она. – Эта командировка была запланирована по основной теме нашей кафедры. А мне она поможет познакомиться с работой коллег и более четко определиться с темой моей будущей диссертации. Мой будущий научный руководитель тоже едет со мной. Он поможет мне там во всем разобраться…

Я вспомнил высокого, худого очкарика с массивными роговыми очками, доцента из ее института, которого она представила как Олега Александровича. Как-то раз я её встречал у института, они выходили вместе, и она нас познакомила. Они работали вместе на одной кафедре. Сердце мое невольно сжалось, и появился какой–то холодок. Вот оно какое, это настоящее чувство ревности! Конечно, молодой, перспективный ученый со степенью и званием - и я, начинающий инженер! Тем более, технарь! Сравнение явно не в мою пользу. Не знаю, почему так сложилось, но отношение к технарям было как к чему–то второстепенному. Физики и лирики звучали. Но никому в голову не приходило соотнести лирика и технаря. Как-то совсем не звучит. Но именно технари все и создают!

– Что я могу тебе сказать, – ответил я. – Если это необходимо, то ничего не поделаешь. Работу надо выполнять! И у меня в ближайшее время запланирован большой объем работы. Вполне возможно, что придется часто задерживаться по вечерам. Так что месяц пролетит быстро. А ты очень расстроена по этому поводу?

– Конечно. Мы целый месяц не увидимся, – с грустью отвечала она. - Но как только приеду, устроюсь, то сразу же тебе перезвоню. Хорошо?

Мы продолжали разговаривать, медленно бредя по дорожке сквера. И мне пришла в голову мысль, что у меня появилась тайна, которой я не могу поделиться с милым, дорогим мне человеком. Это несколько огорчало, что какая–то часть меня, моей жизни скрыта от неё. Но, может быт, и у неё есть какие–то свои тайны, свои секреты, которые неизвестны мне и которыми она не делится со мной? Я невольно отгонял от себя эту мысль. Она такая открытая со мной, что этого нет и быть не может! Но ведь я же могу от неё что–то скрывать, то почему не может она? Мы долго еще бродили, а меня раздирали противоречивые чувства. И невольно возникла щемящая мысль – а не прощальное ли это свидание?

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

  • ВАЖНЫЕ ГОСТИ
  • НОВАЯ ЛОБОРАТОРИЯ
  • НОВЫЙ СТАТУС