Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Напечатано по: Мансуров С., свящ. Очерки по истории Церкви. М., 1994 г. Священник Сергий Мансуров




страница8/16
Дата10.01.2017
Размер3.11 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Глава: СВЯТОЙ АПОСТОЛ ИОАНН БОГОСЛОВ


Погибла Иудея; разорен храм; прекратились жерт­вы; не стало священников и левитов; умолкли проро­ки. Отнялось от евреев Царствие Божие.

Кому дано было отнятое Царство? Кто приносил плоды Его?

Если мы посмотрим на народы вселенной, на вре­мя, следующее за разрушением Иерусалима, то уви­дим, что нигде так обильно не процветали единомыс­лие и любовь, преданность заповедям Божиим (чего так ждал Христос Спаситель от народа Божия), как в Малой Азии, и особенно в Ефесской Церкви.

Если не всем дано знать тайны Царствия Божия, а только достойным его, и не всех можно было воз­водить к совершенству, а только уже утвержденных в начатках христианской жизни, то где же было рас­крывать тайны Божии, как не в Ефесе, и кому, как не ефесянам, было показывать «путь еще превосход­нейший» (1 Кор. 12, 31), путь благодатной любви? Они подготовлены были к тому и долголетним руко­водством и учением Апостола Павла. Им он раскры­вал тайну своего служения. Здесь он нашел наиболее восприимчивых слушателей. О том же говорит и осо­бенная близость и любовь, которая связывала ефесян со святым Игнатием Богоносцем. В Ефесе воспитал­ся и дух святого Иустина Философа. Все, что было наиболее глубокого и славного в первой половине II века, — все это связано с Ефесом.Поэтому, если бы даже молчало предание, если бы Писания Апостольские не давали указаний на Малую Азию, мы по плодам могли бы судить о дереве: какая Церковь, как не Ефесская, должна была слышать то, что было в проповеди Христовой наиболее глубокого и о чем благовествовать должен был возлюбленный уче­ник Христов. Здесь были «христоносцы», «во всем ук­рашенные заповедями Иисуса Христа»; здесь, по сло­вам святого Игнатия Богоносца, были «истинные кам­ни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца».

Это все делает понятным и вместе внутренне не­пререкаемо свидетельствует, что именно здесь дожил до времен Траяна, то есть до II века, пережив лет на 30 или 40 остальных Апостолов, и заканчивал свою жизнь последний Апостол Иоанн Богослов. Жил здесь он не год и не два, а столько, что целое поколение христиан Ефеса и вокруг Ефеса воспитано было им в самых возвышенных догматах и жизненных путях христианства. Настолько долго жил здесь, что среди христиан казались правдоподобными толки, что он совсем не умрет до пришествия Спасителя. Стали ссылаться при этом и на слова Христовы, сказанные Апостолу Петру. Потому-то, вероятно, Апостол и счел нужным приписать в конце своего Евангелия: «Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?» (Ин. 21, 23).

Апостол Иоанн не пребыл на земле до Второго пришествия, по крайней мере, видимо для глаз чело­веческих, но что-то особенное было в его жизни, по сравнению с другими Апостолами.

Все Евангелисты ставят его в число трех особенно близких Спасителю учеников. Насколько он с братом своим Иаковом был выделяем, видно из того, что у их матери и у них самих явилась мысль попросить Спасителя дать им сесть по правую сторону и по левую в Славе Его, в Царствии Божием (Мф. 20, 21; Мк. 10, 37).

Что выделяем был Апостол Петр — это неудиви­тельно. Новозаветные писатели единодушно отличают его особую ревность, первенство во всяком подвиге и служении Христу Господу. Труднее понять, почему так приближен был Апостол Иаков. Но он первый из Апостолов принял мученическую смерть — привлек внимание царя Ирода Агриппы (пострадал, мученичес­ки скончался). Видимо, его ревностные труды, пропо­ведь сделали его особенно заметным даже врагам христианства. Наряду с ним был схвачен только Апостол Петр, но чудесно спасен Ангелом (Деян. 12, 1-10).

Но Апостол Иоанн? Два-три вопроса и поступка его отмечены в Евангелии. Ни одного слова, ни од­ной проповеди в Деяниях, только указание, что он сопутствует Апостолу Петру в храм и на проповедь в Самарию — вот все почти, что мы узнаем об Апосто­ле Иоанне от новозаветных писателей. Но при этом неизменно указывается у всех, что он в числе трех особо приближенных Господу учеников. Только они трое на Фаворе видят Преображение, они трое при­сутствуют при воскрешении дочери Иаира. Они — в Гефсиманском саду. И по Книге Деяний, это он, Апо­стол Иоанн — спутник Апостола Петра, а не родной брат Петра — Апостол Андрей. И по словам Апосто­ла Павла, он «знаменитый», один из трех «столпов» среди Апостолов. Почему?

Только собственные его творения дают ясный и убедительный ответ — почему так выделен из всего мира и из среды апостольской этот молчаливый спутник Апостола Петра.

Евангелисты, предшественники Апостола Иоанна, ясно благовествовали как первую и наибольшую за­поведь: «Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всею крепостию твоею и всем разумением твоим»; и вторую, подобную: «Возлюби и ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22, 36-40; Мк. 12, 28-34; Лк. 10, 25-28). Привели ислово Спасителя, что поступающий так будет жить жизнью вечной (Лк. 10, 25-28) и что только еще понявший ее значение — не далек от Царства Божия (Мк. 12, 28-34).

Но не им было дано раскрыть любовь во всем ее Божественном величии.

Нужно было, чтобы созрело церковное общество; созрел и тот, кому дано было благовествовать эти глубочайшие тайны Божии.

И он зрел около тридцати лет, охраняя молитвен­ный покой Божией Матери, под Ее молитвенным по­кровом.

Он один был с Нею у креста. Ему было сказано: «Се Матерь твоя»; Ей: «Се сын Твой».

Он был возлюбленный ученик. Ему и через него было раскрыто с наибольшей полнотой учение о Боге, о Сыне — Слове Божием, об Утешителе — Духе Святом. Ему было дано раскрыть учение о Боге-Любви; научить людей свойствам жизни в Боге, в Духе, в любви, благодати, истине, свете... Больше этого, глубже этого никто не научил, не благовествовал — никто из Апостолов: ни Петр, ни Павел, ни Иаков, никто из учеников Христовых — никто в мире.

Итак, имея его творения, нам незачем спрашивать, почему из всех учеников Христовых выделен Апос­тол Иоанн.

Не ясно ли и то, что он был тот ученик, который должен был пережить остальных, благовествовать после всех Апостолов и Евангелистов? Его пропо­ведь должна была идти не наряду, а после других Апостолов.

Без других Евангелистов и Апостолов, без Апосто­ла Иакова, Петра и Павла его бы не поняли или плохо поняли бы, как и теперь не понимают, отры­вая его проповедь любви от того, с чем она необхо­димо связана, от учения остальных Апостолов — от учения о покаянии, от борьбы со страстями, самоот­вержения, подвига, молитвы, разрывая необходимую связь с учениями ветхозаветными о Христе-Мессии. Словом, превращая догмат о воплощении Бога Слова и учение о благодатной любви — в «философскую систему» «рационалистического» и «гуманитарного» направления, или проще — отождествляя Божествен­ное откровение с земными мыслями и чувствами...


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16