Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Напечатано по: Мансуров С., свящ. Очерки по истории Церкви. М., 1994 г. Священник Сергий Мансуров




страница4/16
Дата10.01.2017
Размер3.11 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Глава: ИЕРУСАЛИМСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВО ВРЕМЕНА  АПОСТОЛОВ


Еврейство и христианство

 

Каковы были ближайшие следствия Пятидесят­ницы?



Быстро росла числом вновь созданная Церковь. Скоро вслед за тремя тысячами, которые обратились в день Пятидесятницы (Деян. 2, 41), обратились, после исцеления хромого, еще пять тысяч (Деян. 4, 4). Но помимо этого, «Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви». Ибо поистине «великая благодать была на всех» верующих (Деян. 2, 47; 4, 33). Она настолько очевидно и обильно себя проявила, что, когда синед­рион стал запрещать учить о Воскресшем Господе Иисусе, Апостолы не усомнились сказать: «Свидетели Ему в сем мы и Дух Святой, Которого Бог дал пови­нующимся Ему» (Деян. 5, 32). Дух Святой, пребывая в верующих и среди верующих, являл Себя в порази­тельных знамениях и чудесах и в не менее порази­тельном перерождении всего существа и жизни обра­щавшихся к Церкви (Деян. 2, 41, 47; 4, 32-35).

Знамения и чудеса были поразительны: хромой от рождения, доживший до сорока лет с лишним, по слову Апостола Петра и поднятии его рукою, вскочил и начал ходить и скакать, хваля Бога, и это на глазах народа, много лет знавшего его беспомощность (хро­мого всегда носили посторонние) (Деян. 3, 2-10). Сам синедрион, враждебный христианам, признавал это: «Что нам делать с этими людьми? Ибо всем живущим в Иерусалиме известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего» (Деян. 4, 16).

А вслед за этим первым чудом, привлекшим к Церкви пять тысяч вновь уверовавших, «руками же Апостолов совершались... многие (иные) знамения и чудеса» (Деян. 5, 12). Так что уже из окрестных го­родов стали сходиться в Иерусалим, «неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все» (Деян. 5, 16). Апостолы «всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе» и Его Воскресении (Деян. 5, 42).

Воскресший Христос озарил светом Своего Вос­кресения всю жизнь первых христиан. Поистине до­стигло земли Царствие Божие (Мф. 12, 28) — Дух Святой посредством апостолов (Мф. 12, 28) исцелял тела и души верующих. Исцеление душ было не ме­нее поразительно, чем чудесное врачевание болезней телесных. Вчера еще равнодушная и грешная, толпа мгновенно воспламенялась новою жизнью Духа. Род строптивый и развращенный (Втор. 32, 5), предав­ший и распявший Христа, уверовав силою и помо­щью нисшедшего Духа, не только продавал имения и всякую собственность, приносил добровольно к ногам Апостолов свое достояние, которое распределялось всем, смотря по нужде каждого, но обрел единое, ве­селое и простое сердце, единую душу (Деян. 4, 32-35). Ибо вчерашние грешники каялись и получали прощение грехов, уходили из-под власти греха и са­таны и в крещении получали единую и новую жизнь: исполнялись Духа Святого, служа Богу день и ночь. Чуждые и посторонние друг другу, очищенные воспринятою благодатью, делались между собою ближе родных. Вот почему «у множества верующих было одно сердце и одна душа» (Деян. 4, 32). Единый Дух, воспринятый ими в крещении, собирал их в один организм Истины и Любви под руководством Апостолов, под главенство Христово.

Со вне, особенно первые годы, в общей массе они мало чем отличались от окружающих их иудеев, даже были особыми ревнителями Закона Моисеева. Никто ревностнее их не посещал храм, где они собирались ежедневно. Кто был усерднее их в служении Богу день и ночь, соблюдая Закон? Лет через двадцать после основания Церкви Апостол Иаков говорил Апостолу Павлу: «Видишь, брат, сколько тысяч уве­ровавших из иудеев, и все они ревнители закона» (Деян. 21, 20). Сами фарисеи почитали главу иеруса­лимских христиан, Апостола Иакова, как исключи­тельного и видного представителя своей веры и стро­гого блюстителя своих обычаев (Егизипп, у Евсевия. П. 23; ср. Иосифа Флавия24). Но когда обращенные приносили в общем для всех иудеев храме свои еди­нодушные молитвы, никто из посторонних «не смел пристать к ним» (Деян. 5, 13), ибо и они чувствова­ли, что в этих людей влилась какая-то новая жизнь.

Первоначально эта жизнь вызывала прославление и любовь народа, и эта любовь сдерживала преследова­ние синедриона и особенно враждебных христианам саддукеев, с ненавистью увидевших в них прежде всего проповедников упорно отвергаемого ими Воскре­сения. Ненависть эта прорывалась лишь временами и вспышками: в запрещении Апостолам проповедовать после первого чуда над хромым (Деян. 4, 17-18; ср.:Деян. 5, 40); в однодневном заключении их в темни-цу (Деян. 5, 17-18); в угрозах, в телесном наказании (Деян. 5, 40); в убийстве архидиакона Стефана и последующем кратковременном, но жестоком гонении, связанном с именем Савла (будущего Апостола Павла) (Деян. 6, 12 — 8, 3), когда на время Церковь Иерусалимская, за исключением Апостолов, рассеялась по окрестным странам, и других нападениях.

Но в общем органически, как ребенок от матери вырастало христианство из еврейства; хотя рождение это было не безболезненно, но болезнь эта обращалась для христиан в радость новой жизни Духа (ср.: Ин. 16, 20). Новость этой жизни была вместе исконной радостью лучших сынов Израиля, их вековым чаянием, их самой дорогой надеждой. «За надежду Израилеву обложен я этими узами», — говорил Апо­стол Павел евреям (Деян. 28, 20).

Новость этой жизни была прежде всего та, что христиане обрели в Иисусе Христе Мессию, Которо­го всегда ждал и продолжал ждать еврейский народ.

В Христе евреи обрели большее, чем ожидали от Мессии. Ибо мало кто из евреев предчувствовал и ожидал, что Мессия будет Сам Господь, Творец неба и земли, пришедший на землю к людям и соединивший в Себе их сердца: это предносилось лишь исключи­тельным сынам — пророкам Израиля. И не легко было обычному еврею, твердо знавшему Единого, Не­видимого Бога, поверить, что Христос Иисус, среди них рожденный и распятый, есть Сын Божий и Бог.

Но вместе с тем и меньше обретало во Христе ев­рейство, ибо оно ждало Мессию — Царя мира, воцаряющего Себя и весь Израиль явно и чувственно над всем языческим миром. Нелегко было понять и при­нять Царствие Христово — Царствие Божие — как Царствие благодати и истины, Царство не от мира сего; Царство, хотя действительное (реальное), дос­тигшее землю, но незримое обычными очами; в котором победа над миром, хотя не призрачная, но пре­имущественно в душе и в духе — лишь предначинательно в Теле Воскресшего Христа.

До сих пор еще большая часть человечества не хочет примириться, что на земле до Второго Прише­ствия Христос царствует в теле бичуемом, умерщвля­емом, при внешнем торжестве зла; до сих пор еще привлекает радость Апостолов, но отвращает то, как они ее обретали и в чем видели свою победу. Радо­вались они не мало — чище, совершеннее (Деян. 2, 28, 46; 8, 8, 39; 9, 31 и пр.), ярче, чем кто бы то ни было на земле. Тела их были бичуемы, а они радость свою обретали в бесчестии. Их победа была победа Распятого, Чье Воскресение узрели лишь избранные.

Но хотя христиане не спешили создавать новые формы богопочитания, не стремились обособляться в богослужении и продолжали чувствовать себя подлин­ным истинным Израилем, но их зрение Бога во Хрис­те, сознание, что они искуплены от суетной жизни от­цов кровию Христовою, ставшее краеугольным камнем их жизни, неизбежно повлекло их к выделению из ста­рой иудейской народной среды (1 Пет. 1, 18-20).

Они молились Единому Богу, приносили жертвы и совершали очищения в общем с иудеями храме, но в этой молитве раскрывалась уже новая жизнь, неизве­стная дотоле иудейству.

Камнем этой новой жизни пренебрегли руководи­тели народа. Апостолы с упреком и в то же время с торжеством свидетельствовали об этом перед перво­священниками и всем синедрионом: «Да будет изве­стно всем вам и всему народу израильскому, что... Христос Воскресший есть камень, пренебреженный вами (отвергнутый и распятый. — С. М.), но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения» (Деян. 4, 10-11; ср.: 1 Пет. 2, 3-7).

Эта связь с Христом, спасение и жизнь во Хрис­те стали немедленно проявляться в разнообразных, дотоле неизвестных евреям, формах; и эти новые формы богообщения, веры, жизни, выросшие перво­начально наряду с прежними, еврейскими, постепен­но и органически сменяли и вытесняли Закон Мои­сеев и отеческие обычаи. Этот процесс завершился со вне мученической смертью Апостола Иакова — стол­па христиан, исполнителей Закона, и гибелью храма Иерусалимского, а идейно (догматически) — Посла­нием Апостола Павла к Евреям.

Обычаи, обряды еврейские и особенно Закон Мои­сеев и пророки давали много христианам. Во всем они видели и чувствовали служение Богу и предощущение Христа. Поэтому ничто в подлинном еврействе им не было чуждо, но многое сделалось бесполезным и еще большего недоставало. Это евреи-христиане не все сразу и в одинаковой степени осознали: руководите­ли — раньше, а затем постепенно и вся Церковь. Отсюда многие трудности и некоторые недоразуме­ния, отмеченные в Книге Деяний и в Посланиях Апостола Павла. Но одно было ясно каждому: эти обычаи и это богослужение ничего не говорили о пришедшем Христе, спасшем от греха и диавола, рас­пятом и воскресшем Господе Иисусе; все только о Грядущем. Но ведь Он пришел!

Наряду с храмом, христиане стали собираться по домам; наряду с прежними обычаями — очищениями и жертвами иудейскими — стали совершаться новые обряды и обычаи: крещения и жертвы Евхаристичес­кие, спасительные. А по мере жизненного и благодат­ного опыта самый Закон Моисеев все яснее сознавал­ся лишь как приготовление к Евангелию, как тень бу­дущих и теперь наступающих Христовых благ. Эти блага, которые только предчувствовали пророки и За-

кон, каждый обретал через веру и общение с Воскрес­шим Господом (1 Пет. 1, 7-12; 2, 3-10). Чем более они укреплялись и укоренялись в «познании Господа Иисуса» (2 Пет. 1, 8), чем теснее примыкали под ру­ководством апостолов «к Нему, Камню живому, чело­веками отверженному, но Богом избранному, драгоцен­ному» (1 Пет. 2, 4), тем более отходило для них в «тень» «прежнее служение скинии ветхой» (см. Евр. 8, 5-13), богослужение еврейское и святилище земное.

Из ревнителей буквы Закона под руководством благодати Христовой, возрастая в ней, неизбежно зре­ли ревнители Его Духа. Некоторые, как Апостол Па­вел и другие, прошли этот путь почти мгновенно, дру­гие медленнее и болезненней. Но путь был один — и по нему постепенно, но определенно под руководством Апостолов шла вся Церковь: на смену ветхому храму вырастал дом духовный, из камней живых — Церковь, Тело Христово; на смену левитскому священству — «священство святое, чтобы приносить духовные жерт­вы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет. 2, 5; ср.: Евр. 7, 1-6). На смену Завету Ветхому с обето­ваниями плотскими приходил Новый, законы которо­го писались не на скрижалях каменных, а Самим Бо­гом — нисшедшим Духом Святым — в сердцах и мыс­лях верующих, с обетованиями вечными, небесными (Евр. 8, 10-12; 10, 15-16).

На смену Моисею пришел Воскресший Христос (Евр. 10, 21).

Это коренным образом перестраивало и внутренне и внешне жизнь каждого уверовавшего, не только эллина, но и еврея.

Из кого же собралась Церковь в Иерусалиме?

То была, прежде всего, Пречистая Матерь Господа, Апостолы и другие ближайшие, окружавшие Господа Христа, ученики Его; наконец, родные Его по плоти, которые теперь, после Воскресения, уже были в числе уверовавших.В общем, эта основа Церкви собиралась еще преж­де Пятидесятницы в числе около ста двадцати чело­век (Деян. 1, 16). Апостол Павел знает, что более пятисот учеников видели Воскресшего Господа, но, вероятно, некоторые из них были вне Иерусалима (1 Кор. 15, 6).

Вскоре число учеников возросло сперва до трех, потом до пяти тысяч. Через несколько лет Апостол Иаков и пресвитеры насчитывают в Иерусалиме мно­гие тысячи верующих (Деян. 21, 20).

Эти многие тысячи были по своему происхожде­нию из очень разных слоев народа. Преобладали здесь ремесленники, рыбаки, скинотворцы, но были и люди состоятельные, владеющие домами (Иоанн-Марк), имениями (Варнава), даже придворные (жена управляющего двором царя Ирода) и члены синедри­она (Иосиф и Никодим); люди большого образова­ния (Апостол Павел), красноречивые (как Аполлос) наряду с «некнижными и простыми» (как Апостолы Петр и Иоанн).

Во исполнение пророчества, «лев здесь пасся с яг­ненком», ненавистные сборщики податей (мытари) — наряду с теми, кого они прежде обирали и обижали.

Но руководящее положение в основании Церкви принадлежало не тем, кому, казалось бы, по прежне­му значению своему естественно было стать во главе Иерусалимской Церкви. Хотя Книга Деяний и отме­чает, что «из священников очень многие покорились вере» (Деян. 6, 7), но во главе Церкви стали не они. В числе двенадцати Апостолов, которые возглавляли Церковь, были ремесленники, рыбаки, был мытарь, но не видно еврейских священников. Самыми вос­приимчивыми и способными носителями новой бла­годати и проповедниками во вселенной оказались в большинстве люди простые и некнижные, чтобы по­срамить забывших Бога мудрых и сильных мира сего, как объяснил Апостол Павел.

Известно, что и язык первых христианских памят­ников (Евангелия, Посланий Апостольских), по новей­шим исследованиям, был не литературный (искусст­венный), а коренной народный. Не язык напряженной мысли, а слово самой жизни25. Христианство было де­лом «Начальника жизни», Который творил и претво­рял эту жизнь в целом и в ее основаниях. Эта новая жизнь открывалась искренним сердцам, кто имел не двоящиеся мысли. Коренная почва первохристиан -ства — глубина жизни народа, а не отвлеченной мысли.

Каково прошлое призванных к новой жизни Церк­ви? Нам знакомы окружавшие Господа. Фарисеи жа­ловались, что в числе их было слишком много мытарей и грешников: Господь привлекал не только простых и чистых (говоря по-человечески — ибо кто чист перед Богом?), но и больных телом и душою. Он пришел всех призвать на покаяние и новую жизнь. Евангелие не описывает в подробностях прошлую жизнь обращенных ко Христу, но достаточно говорит, чтобы понять, что для многих она была прежде обычная, греховная.

Несколько подробнее описывают Послания Апос­тольские, кого и от какой жизни призывают они ко спасению: «Довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь не­чистотам, похотям... [помыслам], пьянству, излише­ству в пище и питии» (1 Пет. 4, 3).

К людям, которые в своей душе носили всякую злобу, всякое коварство, лицемерие и зависть, чьи уста знали всякое злословие, всю обычную грешную и пошлую действительность, — вот к кому обраща­лись Апостолы (1 Пет. 4, 3).

Этим грешным обычным людям возвещалось, что явился, воскрес Христос, что грех и смерть Им по­беждены, что можно загладить, очистить свои грехи, получить в них прощение силою Воскресшего; возве­щалось, что вера и обещание в крещении доброй совести спасает не святых, а грешных Воскресением Иисуса Христа (ср.: 1 Пет. 2, 1); что отныне сила Божия и благодать Духа через веру соблюдает ко спасению приступающих ко Христу (1 Пет. 1, 5).

«Благословен Бог, Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас Воскресением Иисуса Христа из мертвых (или от мертвых дел. — С. М.) к упованию живому» (1 Пет. 1, 3): ибо отныне в Сионе положен Камень краеу­гольный, избранный, драгоценный, и верующий в Него и к Нему приступающий не постыдится. Ка­мень этот — Христос — невидимое Основание и Гла­ва Церкви. Такова была проповедь Апостолов.

Перед Апостолами стояла толпа, которая еще так недавно предала Его, отреклась, убила Его, Святого и Праведного, Начальника Жизни. Но и ей возвеща­лось, что если она обратится, покается, то загладятся и простятся грехи ее и придут времена отрады (Де­ян. 3, 12-20).

Пусть приступают грешники, принося веру и пло­ды покаяния, на какое способны. Даруется все по­требное для жизни и благочестия как дар «от Боже­ственной силы» Призвавшего (2 Пет. 1, 3). Тогда уже дело христиан — помощью дарованного Духа восхо­дить от силы в силу...

Вот путь первых христиан: поверить, покаяться, креститься во Имя Иисуса Христа и получить дар Святого Духа.

Дар Святого Духа, о котором говорит в своей пер­вой проповеди в Иерусалиме Апостол Петр, — это, прежде всего, способность «спасаться от развращенно­го рода» (Деян. 2, 40), жить свято, жить с Богом и для Бога, то есть служить Богу и друг другу «каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4, 10).

Заметим, что Апостол все время говорит о дарах благодати, дарах Святого Духа, о чем-то даруемом, о милости, «подарке» тем, кто приступает ко Христу (1 Пет. 1, 3).

Мы сейчас не решаем сложный вопрос о взаимо­отношении свободы человеческой и благодати Божи­ей, а берем исторический факт — образование перво­начальной Церкви, как он дан в Книге Деяний и Посланиях Апостольских.

Люди грешные, обычные, погрязшие в грехах, че­рез веру и покаяние, через «обещание в крещении Богу доброй совести» (1 Пет. 3, 21) получили дар — прощение грехов, получили благодать Святого Духа, которою созидали свою дальнейшую жизнь. Христи­анство явилось, прежде всего, радостною вестью и плодом победы Воскресшего Христа, победы над гре­хом, диаволом, дотоле князем мира сего, и смер­тию — а не только призывом к борьбе с ними (1 Пет. 1; 2 Пет. 1, 3).

Борьбу знало человечество от начала грехопаде­ния. И кто к этой борьбе со злом не призывал (хотя каждый по-своему)?

Во Христе же возвещалась победа уже одержан­ная, общая, полная: держись сколько есть сил Госпо­да искренним сердцем, как учил вновь обратившихся Апостол Варнава (Деян. 11, 23), и разделишь плоды Его победы, не по своей, а по Его силе — таков смысл великой милости Креста и плод Воскресения Христова (1 Пет. 1, 11-13, 18-21; 2, 24; 3, 18-21; Еф. 4, 7-8 и далее).

Поэтому нет ни в ком ином спасения, и тот, кто Его призовет, спасается; призовет, конечно, не одни­ми устами, а искренним сердцем и целой жизнью. Поэтому грешные и мытари предваряют праведных фарисеев в Царствии Божием, ибо они раньше их приходят к сознанию немощи человеческой, ищут Краеугольного Камня, в Котором Одном победа и спасение, и «ранами Его» исцеляются (Деян. 4, 11; 2, 21; 1 Пет. 2, 24).Так на основании Апостольских Посланий можно разъяснить то, что в Книге Деяний передано так сдержанно, так сжато, двумя—тремя фразами, о первых слушателях проповеди апостольской и их обращении к Богу

Сказано: «Они умилились сердцем и сказали Петру? и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый, из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа... И другими многими словами (не переданными в Книге Деяний. — С. М) он свидетельствовал и увещевал, говоря: спасайтесь от рода сего развращенного» (Деян. 2, 37-38, 40).

Они крестились. И вот уже мы видим их крещен­ных и достигших высоты христианской жизни: еди­нодушных в жизни, в постоянном общении Таинств, в молитвах, в постоянном учении Апостолов. Так они спасались Воскресением и силою Иисуса Христа.

Сделаем попытку уяснить и самую жизнь того времени, как она строилась.

Главная особенность вновь возникшей Церкви была та, что Основание и Краеугольный Камень это­го нового строения уходили куда-то вне пределов земли.

Живые камни его были здесь, в Иерусалиме, или даже разбросаны по всей вселенной, но все же здесь на земле, но Основание — вне поля обычного зрения.

Принято говорить, что в основу первохристианства легла вера в Воскресшего Христа. Но этого мало ска­зать, особенно если под верой разуметь отвлеченное убеждение. Строилась жизнь, а не отвлеченная систе­ма мысли, строилась так, чтобы жизненно примыкать к этому Краеугольному Камню, прильнуть к Нему, не когда-нибудь там, после общего Воскресения, а сей­час, здесь, на земле. «Приступая к Нему, Камню Живому, человеками отверженному, но Богом избран­ному, драгоценному, и сами, как живые камни», христиане должны были устроить из себя «дом духов­ный» сейчас, здесь, на земле (1 Пет. 2, 4-5).

Эта коренная особенность Церкви наложила яркий отпечаток на всю жизнь христиан Иерусалима. Их жизнь уходила корнями в какую-то дотоле сокровен­ную глубину, откуда они черпали силу и свет, про­свещающий и преображающий.

Путем новым и живым шли к Богу христиане Иерусалима. И не в том он заключался, что на сме­ну храму Иерусалимскому и синагоге пришли сперва дома, позднее храмы христианские; что священство еврейское сменили Апостолы и их преемники; что обряды еврейские заменились, постепенно, обрядами и Таинствами христианскими, и не в том даже, что заповеди Моисеевы углублены были заповедями Евангельскими.

Это были более или менее внешние признаки внутреннего коренного изменения.

О нем по Книге Деяний мы можем в какой-то мере дать себе отчет, собрав воедино разрозненные черты христианской жизни, смысл которых становит­ся яснее при сопоставлении их с Посланиями Апо­стольскими. Ибо Книга Деяний передает по преиму­ществу внешнюю обстановку проповеди и самую про­поведь Апостолов почти исключительно ко вне­шним — к толпе еще не верующих евреев, к язычни­кам, впервые слышащим слово Божие. Не то в По­сланиях. В них выражено руководство и строение самой христианской жизни. Отрывая Деяния от По­сланий, как это обычно делается, мы закрываем себе доступ и теряем ключ к событиям первохристианской жизни. Но некоторые проявления этой жизни как бы пронизывают всю Книгу Деяний: это прежде всего молитва, Таинства и исполнение и проявления Духа Святого — эта особая, новая близость Бога к собран­ным в Церковь; наряду с этим единодушие — новая любовь между людьми, единодушие и единомыслие, частично иногда нарушаемое, потом вновь обретаемое помощью и силою Духа, посредством руководителей Церкви и прежде всего Апостолов, которые неустан­но, день и ночь учат верующих и руководят ими.

Черты эти свойственны всей Церкви, но впервые с особенной силой и своеобразием раскрылись они в Иерусалимской Церкви.

Если мы всмотримся в жизнь христиан Иерусали­ма, то мы заметим, что утром, днем и вечером и даже ночью события застают их за молитвой. Молит­ва как воздух облекает всю их жизнь.

В 3 часа утра (в 9 утра по нашему счету) они со­браны на молитву в день Пятидесятницы (Деян. 2, 15), около шестого часа (в 12 часов дня по-нашему) молится Апостол Петр и приходит в исступление (Деян. 10, 9); в 9 часов дня (в 15 часов по-нашему) идут Апостолы Петр и Иоанн в храм на молитву (Деян. 3, 1); и ночью застает христиан на молитве в доме Иоанна-Марка освобожденный Ангелом Петр (Деян. 12, 12). Словом, во всякое время христиане бодрствуют и молятся по указанию своего Спасителя.

Говоря словами самих Деяний, они «постоянно пребывали... в молитвах» (Деян. 2, 42; ср.: 6, 4).

Все события христианской жизни дают повод рас­крыться и укрепиться в плодотворной непрерывной молитве: всякое собрание христианское (Деян. 1, 14; 4, 31 и т. д.), трапеза (Деян. 2, 46-47), выборы и поставление должностных лиц (6, 4; ср.: 13, 3), страда­ния (Иак. 5, 13; ср.: Деян. 7, 59), смерть (Иак. 7, 60), исцеление (Иак. 5, 14-15; Деян. 9, 40), заключение в темницу (Деян. 12, 5), столкновение с властями (Деян. 4, 31), радости и грехи ближних (Деян. 11, 18; 8, 24; ср.: 7, 60) — словом, все, что бы ни случалось с христианами, обнаруживало в них молитвенный дух. Вся их жизнь пронизана и овеяна молитвой.

Молитву и служение Слова Апостолы поставили выше всего, выше благотворительной помощи ближним, переданной ими семи диаконам; ибо проповедь была призывом, а молитва — средоточием христиан­ской жизни. «Нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах», — говорил Апостол, — потому «братия, выберите из среды себя семь человек... их поставим на эту службу. А мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6, 2-4).

Заповедь Христова (Лк. 18, 1) и апостольская (1 Фес. 5, 17) о непрестанной молитве и духовном бодрствовании была для христиан Иерусалима не от­влеченным пожеланием, а делом жизни. Почему это? Почему такое исключительное место в жизни первых христиан принадлежит молитве?

Это сделается понятным, если заметим, каковы плоды их молитвы, или что в молитве (и в Таин­ствах, которые были видом молитвенного действия) они прежде всего приобретали.

В молитве они прежде всего соприкасались и со­единяли свою жизнь со всей той областью Духа (Царства Божия), которая для них раскрылась со времени крещения Духом. Молитвою они прежде всего раскрывали, созидали, расширяли то напоение Духом, ту жизнь во Христе, во свете, благодати и Истине, которую разные Апостолы обозначали разны­ми именами, но которые все говорили об одном, бес­конечно богатом факте, — о жизни в Боге и с Бо­гом*, раскрывшейся на земле. Но молитвою не толь­ко освящались и просвещались все проявления их земной жизни. В молитвах и в Таинствах они обре­тали Самого Христа и Бога, исполнялись Духом Свя­тым, слышали Его указания, исполнялись Его мудро­стью, светом, силой, любовью, всеми дарами благода­ти — словом, жизнью Христовою, вечною, и, наконец, Сам Господь Иисус давал им Себя видеть и слышать в непосредственном явлении (Деян. 1, 14; 2, 1-4; 4, 31; 8, 15-17; 10, 9-20 и т. д.; ср.: Иак. 4, 8; 5, 13-18; 1 Пет. 1, 13; 4, 11, 14, 19; 5, 7).

Молится Апостол Петр и приходит в исступление, и ему открываются судьбы язычников, принимаемых отныне в Церковь. Молится Апостол Павел в храме Иерусалимском и видит Господа Иисуса и беседует с Ним (Деян. 22, 17 и далее).

«Они исполнились Духа», «Дух Святой сказал», или: «они не были допущены Духом Святым пропо­ведовать» — вот обычные выражения Книги Деяний. Таковы близость и участие Божие в жизни Церкви.

Церковь не напрасно получила обетование Христо­во: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20). Слова Христова Евангелия, что Господь по­среди двоих или троих, собранных во Имя Его, были хорошо знакомы Иерусалимской Церкви, ибо для ев­реев и по-еврейски Евангелие от Матфея было преж­де всего написано.

Так в молитве и в Таинствах они соприкасались с Господом, среди них невидимо пребывающим Своей благодатию, со всем миром — духовным небом, Иеру­салимом Небесным, святилищем Нерукотворенным, «куда предтечею... вошел Иисус», сделавшись для но­вой Церкви «Первосвященником вовек» (Евр. 6, 20).

Эта близость Божия и руководство Христово со времени сошествия Святого Духа сказывались во всей жизни нового Израиля. Об этом говорит почти каждая страница Книги Деяний. Дух Божий, Дух Христов исполнил и научил их, «некнижных и про­стых», с такой силой исповедовать Христову Истину, что они приводили в удивление и к молчанию муд­рецов синедриона. «...Собрались в Иерусалим началь­ники их, и старейшины, и книжники, и Анна перво­священник, и Каиафа, и Иоанн, и Александр; и про­чие из рода первосвященнического, и, поставив их

(Апостолов. — СМ.) посреди, спрашивали: какою силою или каким именем вы сделали это? Тогда Петр, исполнившись Духа Святого, сказал им... Видя смелость Петра и Иоанна и приметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись... видя же ис­целенного человека, стоящего с ними, ничего не мог­ли сказать вопреки» (Деян. 4, 5-8, 13-14).



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16