Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Национально-культурная идентичность российского общества в условиях проведения образовательных реформ




страница1/8
Дата04.07.2017
Размер1.91 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8


ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный

педагогический университет имени Козьмы Минина»
На правах рукописи
ПОСПЕЛОВА Татьяна Павловна
Национально-культурная идентичность российского общества

в условиях проведения образовательных реформ
Специальность 09.00.11 – социальная философия

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук


Научный руководитель: доктор философских наук,

доцент Ивашевский С.Л.
Нижний Новгород - 2014
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………………………..3

Гл.1. Взаимосвязь национально-культурной идентичности общества и его образовательной системы

§1. Национально-культурная идентичность как проблема

социальной философии………………………………………………………….14



§2. Феномен образования и его роль в формировании

национально-культурной идентичности общества……………………………38


Гл.2. Реформирование российского образования: уровни формирования национально-культурной идентичности

§1. Политико-правовой уровень реформирования российского образования и формирование национально-культурной идентичности……………………...56

§2. Изменения общественной психологии в области образования как условие формирования национально-культурной идентичности ...…………………...75
Гл.3. Приоритеты современных образовательных реформ и решение проблем формирования национально-культурной идентичности

§1. Значение патриотической направленности образовательных реформ в решении проблем формирования национально-культурной идентичности..104

§2. Образованность как ценность и возможный критерий национально-культурной идентичности общества................………….……………………118
Заключение.……………………………………………………………………139

Библиография…………………………………………………………………146

Введение


Актуальность темы исследования

Проблема национально-культурной идентичности общества в динамично меняющемся современном мире становится одной из ведущих тем социальной философии. Активная трансформация социальных процессов и институтов в последние десятилетия усилила кризис идентичности. Глобализационные процессы, рост социальной мобильности, культурная диффузия, расширение Интернет-пространства и развитие новых форм коммуникации лишили человека традиционной «почвы» для личностной идентификации, стали для него препятствиями в формировании понимания своего места и роли в сложившихся социокультурных реалиях. Для человека, утратившего возможность личностной идентификации, стали характерны психо-духовная пустота, состояние духовного одиночества и экзистенциальной опустошенности. Эти явления становятся всё более выраженными факторами девиантного поведения, конфликтности и агрессии в отношениях человек-человек, человек-общество. В этой связи проблемы национально-культурной идентичности становятся в ряд наиважнейших для сохранения и развития современного общества.

В решении проблем идентичности образованию принадлежит значительное место. Формирование личности протекает как длительный многогранный процесс, в ходе которого складываются понятия и представления человека о себе, окружающем мире и обществе, вырабатывается его жизненная позиция, складывается система духовных ценностей и жизненных ориентаций. В процессе образования определяются важнейшие стороны духовной жизни человека, его способности, познавательные потребности и мотивы, задаётся направленность его деятельности и определяется её характер. Для общественного индивида образование выступает в виде целого комплекса процессов и средств формирования и удовлетворения его многообразных познавательных и духовных запросов и потребностей, раскрытия и развития задатков и способностей, сущностных сил.

Современное российское образование находится в состоянии реформирования. Трансформационные процессы затронули все сферы российского общества, изменили мироощущение, политические представления, социально-экономические основания и образ жизни миллионов людей. Образовательные реформы сталкиваются не только с политическими, экономическими и другими проблемами, но и со специфическими социокультурными, психолого-поведенческими феноменами, нередко являющимися барьерами на пути модернизации образования.

Модернизация образования как стратегический ориентир требует от личности нового сознания и мышления, что предполагает изменение процесса идентификации. Проблемы адаптации граждан России к происходящим социальным трансформациям усугубляются тем, что реформаторские проекты зачастую пытаются реализовать исключительно «сверху», вне особенностей развития национальной культуры населения и учёта её традиционных компонентов. Практика управления социальными процессами подтверждает: чем выше уровень научного прогнозирования, расчёта и предвидения, тем эффективнее общественная и государственная жизнедеятельность на всех уровнях. Выявление и изучение конкретно-исторических особенностей формирования национально-культурной идентичности в условиях реформирования образования может способствовать как решению собственно проблемы идентификации общества в новых социокультурных условиях, так и решению многих задач модернизации отечественной образовательной системы, а, следовательно, и совершенствованию всей системы общественных отношений на новом этапе её исторической эволюции. Таким образом, значимость изучения феномена национально-культурной идентичности в аспекте его взаимодействия с образованием, в немалой мере предопределена необходимостью формирования отечественной модели социума, соответствующего избранным приоритетам «общества знания».

Актуальность данного исследования обусловлена востребованностью анализа общественного сознания и неразрывно связанных с ним образовательной культуры и поведения, без чего невозможно понять суть перемен, происходящих в стране и в образовании. В их динамике отражается образовательная реальность. Последняя, в свою очередь, детерминируется общественным сознанием и поведением, то есть общественное сознание не только отражает мир образования, но и творит его. Будучи отражением и выражением образовательного бытия, оно является постоянным и относительно динамичным элементом образовательной культуры, формирующейся в ходе исторического процесса. Просчёты и ошибки в образовательной политике часто становятся результатом игнорирования тенденций и противоречий общественного сознания. Последние, недостаточно изучены отечественными учёными применительно к образовательной сфере. В российских научных публикациях до сих пор нет фундаментальных исследований особенностей и тенденций общественного сознания в области образования, комплексного анализа факторов, влияющих на его динамику. Во многом по этой причине российская практика образовательных реформ, как и теоретическая мысль, оказались не вполне готовыми к пониманию и регулированию процессов отчуждения общества и образования, к эффективным решениям задачи повышения образованности населения.

Поиск новых подходов к анализу соотношения образования и национально-культурной идентичности актуален ещё и в силу развития глобализационных процессов, влекущих за собой изменения в общественном сознании. В частности, бурное развитие средств массовой коммуникации, взрывной характер информационных процессов относят к одной из главных особенностей современного мира. Массовую информатизацию принято рассматривать как одно из стратегических направлений развития современного мирового сообщества, приводящее к изменениям в общественном сознании. К таким изменениям в общественном сознании, особенно явно проявившимся в конце ХХ - начале XXI веков, относят, увеличение объёма информации, функционирующей в общественном сознании и увеличение скорости распространения информации. Эти изменения приводят, в частности, к тому, что отношения образования и идентичности неизбежно становятся более разнообразными по своему информационному наполнению и вероятным результатам. В такой ситуации становится актуальным анализ различных способов их взаимодействия.

Актуальность данного исследования для современной России состоит и в возможности практического применения его результатов, в частности, для повышения эффективности реформирования сферы образования. Выявление характера взаимодействия национально-культурной идентичности и системы образования, определение приоритетов современной образовательной политики, способствующих решению проблем формирования национально-культурной идентичности общества, могут явиться основанием для координации реформирования отечественного образования.



Степень разработанности проблемы

Отечественная и мировая научная мысль обладает большим опытом в исследовании проблем идентичности. Познавательная рефлексия, связанная с данными проблемами, имеет длительную историю и серьёзные достижения.

К изучению проблем идентичности личности и общества обращались А. Адлер, Г. Брейкуэлл, Х.-Г. Гадамер, Э. Гоффман, В. Дильтей, Дж. Мид, Х. Тэджефел, Дж. Тэрнер, А. Фрейд, З. Фрейд, Ю. Хабермас, К. Юнг. Среди отечественных исследователей идентичности необходимо выделить М.К. Горшкова, М.В. Заковоротную, О.В. Лукьянова, В.С. Малахова, В.А. Ядова.

Теоретические основы исследования ценностей и знаний, их роли в изменении общественного сознания и формировании идентичности заложены в работах М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Лебона, Г. Тарда, З. Фрейда, Э. Фромма. Среди современных российских учёных данного направления следует отметить В.С. Барулина, А.Г. Здравомыслова, В.А. Кутырева, Ж.Т. Тощенко, А.К. Уледова, В.Н. Шевченко, В.А. Ядова.

Выявлением особенностей национально-культурной идентичности занимались Р. Баумайстер, А. Гидденс, Ч. Кули, К. Поппер, М. Серто, Э. Фромм, В. Хёсле, Э. Эриксон. Они определяли специфику национально-культурной идентичности её историчностью, самоутверждением во времени, воздействием на личность посредством культурной среды, способностью определять мышление и чувства людей, преобразовывать их потребности и вырабатывать социальные характеры. Большое значение в формировании авторского подхода к рассмотрению национально-культурной идентичности имели работы Ю. Хабермаса и С. Хантингтона.

Серьёзное внимание уделяется развитию данной проблематики в современной отечественной науке. Среди работ, посвященных различным аспектам национально-культурной идентичности, следует отметить научные труды Д.Н. Батырева, Г.К. Батырова, С.Н. Гаврова, И.А. Гобозова, Д.М. Дроненко, Д.Г. Когатько, Г.П. Корнева, С.В. Кортунова, И.В. Мазуренко, О.Б. Скородумовой, В.А. Тишкова, В.Х. Тхакахова, Н.З. Ярощука.

Национально-культультурная идентичность в творчестве Л.И. Божович, Л.С. Выготского, И.А. Зверевой, Э.В. Ильенкова, Л.Г. Ионина, И.С. Кона, А.Н. Леонтьева, И.В. Лесковой, Л.В. Мельниковой, Т.Г. Стефаненко, М.В. Шакуровой, Л.Б. Шнейдера определяется богатством истории, культурных традиций, наполненных патриотическими чувствами, самоопределением и нахождением своего места в обществе и назначением в жизни.

Проблемы реформирования российского образования отражены в творчестве А.Л. Андреева, А.Г. Асмолова, Е.Л. Башманова, А.А. Владимирова, С.И. Гессена, В.С. Грехнева, А.С. Запесоцкого, Ю.А. Зубок, С.Л. Ивашевского, И.А. Ильина, С.Г. Кара-Мурзы, А.А. Касьяна, Т.С. Косенко, Б.О. Майер, В.В. Миронова, Н.В. Наливайко, В.И. Панарина, В.А. Садовничего, И.И. Сулимы, Е.П. Тавокина, А.А. Тереньтева, В.И. Чупрова.

Исследованию проблемы взаимодействия идентичности и образования посвящены работы А.Л. Андреева, А.Г. Асмолова, К.С. Гаджиева, Б.С. Гершунского, А.С. Запесоцкого, М.С. Кантор, А. Лубкова, Е.С. Поляковой, А.А. Терентьева, Т.А. Фоминой, Н.А. Эмих.

Серьёзное внимание в работе уделено патриотизму, как традиционной ценности российского образования. В развитии этой идеи большая роль принадлежит отечественным мыслителям: Н.Я. Данилевскому, Ф.М. Достоевскому, И.А. Ильину, К.Д. Кавелину, Н.М. Карамзину, К.Д. Ушинскому, А.С. Хомякову.

Отмечая продуктивность проведенных исследований, нужно признать, что общественная потребность в разработке теоретических и методологических вопросов взаимосвязи проблем национально-культурной идентичности и реформирования системы образования далеко не удовлетворена.

К неразработанным теоретическим проблемам относится дискурс факторности образовательного сознания, реальных и потенциальных свойств, возможностей его воздействия на различные стороны общественной жизни. Открытым до сих пор остаётся вопрос о характере, моделях взаимодействия психологических и идеологических компонентов образовательного сознания, «технологиях внедрения» позитивных (прогрессивных) идей в массы, способах и методах просвещения населения в условиях социальной нестабильности и выхода из неё. Недостаточной видится разработка вопроса о структуре процессов идентификации в образовательной среде, а также вопроса о возможных направлениях развития и оценки состояния национально-культурной идентичности, приобретающего особое значение в период проведения образовательных реформ.

Решению ряда указанных проблем посвящено данное диссертационное исследование.

Объект исследования – национально-культурная идентичность российского общества.

Предмет исследования – процесс изменения национально-культурной идентичности российского общества в условиях реформирующейся системы образования.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении особенностей и анализе процесса изменения национально-культурной идентичности российского социума в исторической динамике реформ отечественного образования.

В соответствии с целью в работе поставлены следующие задачи:



- определить специфику национально-культурной идентичности, социальные условия, обусловливающие её состояние;

- определить роль системы образования в формировании национально-культурной идентичности;

- выявить уровни формирования национально-культурной идентичности в процессе реформирования образовательной системы, определить их специфику и соотношение;

- определить приоритеты современных образовательных реформ, способствующие решению проблем формирования национально-культурной идентичности.

Теоретико-методологические основы исследования

Данная работа опирается на диалектическую методологию. В формировании авторской позиции большую роль сыграли методологические труды В.В. Долгова, В.А. Демичёва, В.Ж. Келле, М.Я. Ковальзона, Ф.Т. Михайлова, В.П. Тугаринова, А.К. Уледова, Б.А. Чагина. В качестве основных познавательных средств использован системный подход, структурно-функциональный подход, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, аналогии и сравнения.

В исследовании используются частнонаучные методы работы с теоретическим и эмпирическим материалом, в том числе с материалами социологических исследований.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении о сущностной взаимосвязи между изменением состояния национально-культурной идентичности общества и реформированием его системы образования. Осознание характера данной взаимосвязи может способствовать выработке ориентиров проводимых реформ, коррекции уже внедряемых новаций. Позиция соискателя состоит в том, что образование является одним из способов формирования национально-культурной идентичности. В свою очередь, национально-культурная идентичность является важнейшим внутренним фактором общественных изменений, позволяющим не только оценить эффективность образовательной системы, степень стабильности всего общества, но и определить тенденции их развития.



Научная новизна исследования и личный вклад автора

Диссертация представляет собой одно из первых концептуальных исследований, посвященных сущностным проявлениям, особенностям, тенденциям взаимодействия национально-культурной идентичности российского общества и отечественного образования. Научная новизна данной работы определяется авторским подходом к исследованию образовательного сознания россиян как одного из наиболее важных условий становления их национально-культурной идентичности. Впервые осуществлена попытка анализа национально-культурной идентичности в контексте выделения уровней её формирования в процессе реформирования образовательной системы. Патриотический характер образования и ориентация на ценность образованности определены в качестве приоритетов современной образовательной политики в России, способствующих решению проблем формирования национально-культурной идентичности. Образованность, как «слитность» с национальной культурой, представлена в качестве традиционной ценности отечественного образования и возможного в сфере образования критерия национально-культурной идентичности.



Положения, выносимые на защиту:

  1. Национально-культурная идентичность – это сущностная тождественность субъекта национальной культуре, образу нации, данному в многообразии особенных форм её культуры. Её состояние обусловлено уровнем обращённости субъекта к национально-культурным основаниям своего социального бытия. Данный уровень исторически изменчив и зависим от направлений реформирования основных институтов социализации.

2. Система образования является важнейшим социальным институтом, решающим задачу сознательного формирования национально-культурной идентичности общества. Являясь хранителем, ретранслятором и творцом национальной культуры, образование способно обеспечить формирование национальной идентификации российского общества на основе преемственности культурно-образовательной традиции, сохранения самобытности народа и исторически сложившейся системы ценностей.

3. К уровням формирования национально-культурной идентичности в процессе реформирования образовательной системы относятся образовательная идеология и образовательная психология. На уровне реформирования образовательной идеологии (изменения политико-правовых установлений) отражаются новые интересы и потребности государства. На уровне образовательной психологии (обыденного сознания) – интересы и образовательные запросы населения, выраженные в форме настроений, эмоций, переживаний, чувств. Данные уровни взаимодействуют друг с другом и обеспечивают положительный результат в формировании национально-культурной идентичности при условии общей согласованности основных приоритетов в проведении образовательных реформ.

4. В качестве приоритетов современной образовательной политики в России, способствующих решению проблем формирования национально-культурной идентичности, следует определить патриотический характер образования и ориентацию на ценность образованности.

5. Образованность, как «слитность» с национальной культурой, является традиционной ценностью российского образования и может быть представлена в качестве возможного критерия национально-культурной идентичности в сфере образования.



Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическое значение работы состоит в том, что в ней разработаны и обоснованы теоретико-методологические аспекты исследования и формирования национально-культурной идентичности в условиях реформирования российского образования.

Результаты исследования позволяют по-новому подойти к фундаментальным проблемам управления системой образования, образовательными реформами.

Полученные в диссертации результаты имеют теоретическое и методологическое значение для развития социальной философии, философской антропологии, философии культуры, философии и социологии образования, педагогики, образовательного права.

Результаты исследования могут быть использованы в учебных курсах по отдельным разделам социальной философии, философии образования, философской антропологии, философии культуры, социологии образования, социологии управления, политологии, а также для разработки спецкурсов и учебных пособий.

Результаты диссертационного исследования могут иметь значение для разработки программ конкретно-социологических исследований в сфере образования, для прогнозирования направлений развития образовательных реформ и оптимизации путей их проведения.



Апробация результатов исследования

Принципы и методы исследования, выводы и положения данной работы были апробированы на международных, всероссийских, межрегиональных научных симпозиумах и научно-практических конференциях. Результаты исследования докладывались на международных научно-практических конференциях «Регулирование социально-экономических и трудовых отношений: история и современность» (Нижний Новгород, 2011, 2012 гг.), всероссийской межвузовской конференции «Патриотизм в системе духовно-нравственной культуры общества: история и современность» (Нижний Новгород, 2012 г.), цикле международных симпозиумов «Диалог мировоззрений» (Нижний Новгород, 2011, 2013 гг.), всероссийской научно-практической конференции «Противодействие экстремизму и терроризму: философские, социологические и политологические аспекты» (Краснодар, 2014 г.).

Диссертационная работа была обсуждена на заседании кафедры философии и теологии Нижегородского государственного педагогического университета им. Козьмы Минина.

Основные положения и результаты исследования отражены в 13 публикациях автора общим объемом 3,8 п.л., в том числе в 3 публикациях в изданиях, включенных ВАК РФ в «Перечень ведущих научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук».



Гл.1. Взаимосвязь национально-культурной идентичности общества и его образовательной системы
§1. Национально-культурная идентичность как проблема

социальной философии

В современном обществе наблюдается стирание устоявшихся культурных границ и ценностей социальных категорий, расшатывание традиций, подмена их псевдоценностями, посредством которых человек определяет себя и своё место в обществе. Подобные трансформации приводят к кризису идентичности, прослеживающемуся не только на уровне самосознания отдельной личности, но и в рамках поколений. Современный человек, оторванный от традиций, не привязан к месту, в его мире всё относительно, в нём попираются веками вырабатываемые принципы, лежащие в основе человеческого бытия.

В настоящее время человеку, погруженному в обилие хаотичной информации и переживающему, неопределённость социальных ситуаций трудно разобраться в хитросплетениях социокультурных противоречий. Возросшая социальная мобильность, проявляющаяся в частой смене социальных ролей и мест в быстро и безвозвратно изменяющемся социальном пространстве, способствует становлению иллюзорной, выдуманной идентичности, а в свете современных технических новинок и развлечений виртуальной.

Культурная дезориентация, падение уровня качества жизни, растущее социальное неравенство, непонятность обществу большинства реформ и сущность модернизаций, проводимых в стране, ведёт не только к неуверенности в завтрашнем дне и дестабилизации, но и способствует формированию негативной идентичности, опасности её потери. На фоне представившихся свобод и расширенного поля возможностей человек не всегда бывает личностно готовым и способным адекватно реагировать и отвечать на предъявленные вызовы времени.

Самыми влиятельными факторами идентификации на сегодня являются развитие духовной маргинальности, средства массовой коммуникации и различные информационные технологии. Огромное количество информации, носящей подчас разрушительный характер, отвлекает от жизненно важного, смыслообразующего и созидающего. Порождая ещё большую неопределённость в умах и сердцах, прежде всего, подрастающего поколения, дезориентирующая информация позволяет манипулировать сознанием личности, навязывать ценности и приоритеты, чуждые обществу.

Современная культура - это мощная информационная индустрия в лице продюсеров, режиссёров, руководителей теле- и радиовещания, использующих всё более разнообразные средства воздействия на общественное сознание, с целью формирования устойчивых норм и стереотипов поведения. Всё больше реклама, как жанр особого искусства, претендует на важнейшую функцию формирования образа жизни, нравственных ценностей и даже национальной идеи.

В этой связи актуализируются идеи о необходимости сохранения, формирования идентичности личности и общества, как важнейшего фактора обеспечения жизнеспособности современной цивилизации.1

«Идентичность (лат. identificare – отождествлять, позднелат. identifico– отождествляю) – соотнесённость чего-либо («имеющего бытие») с самим собой в связности и непрерывности собственной изменчивости и мыслимая в этом качестве («наблюдателем», рассказывающим о ней себе и «другим» с целью подтверждения её саморавности). «Соответствие, мыслимое в совершенстве, есть идентичность» (Брентано)».2 Со становлением понятия «идентичность» в разных междисциплинарных контекстах связаны и такие понятия как «индивидуальное» («индивидуальность», «личностность», «отличность в своей идентичности») и «инаковости», «различия», «аутентичности» и «Другого» в становлении европейской традиции дискурсов.

Идентичность это, прежде всего, отношение, которое только в ходе социального взаимодействия формируется и закрепляется, а претерпевая различные изменения, переопределяется и трансформируется. С наступлением эпохи модерна проблема идентичности актуализировалась. В средние века или, например, в дореволюционной России идентичность задавалась происхождением и принадлежностью к определённому социальному слою, чего индивиды не властны были изменить и проблемы с самоидентификацией отпадали сами собой. В современное время идентичность человека сознательно ориентирована на широко рекламируемые (отчасти навязанные) стили жизни и модели поведения, «выбирая», копируя и подражая которые индивиды формируют свою тождественность с определенной социальной группой, ценностями, образом жизни. Современные индустриальные общества, будучи сверхсложными социальными организмами, представляют идентичность во множестве характеров. Социализируясь, индивиду приходиться учиться справляться со многими ролями, «вживаться», и примерять на себя те или иные роли отсюда и множество «идентичностей».

В структуре идентичности выделяют два уровня «индивидуальный» и «социальный». Индивидуальная идентичность состоит из совокупности характеристик, которые сообщают индивиду о его уникальности, социальная же идентичность представляет собой результат отождествления (идентификации) индивида с нормами и ожиданиями его социальной среды. И было бы неправильно разделять эти два уровня идентичности, связывая при этом персональную с внутренней, а социальную с внешней, так как результатом интериоризации социальных норм, являются представления индивида о самом себе, воспринимаемые им как его собственные, неотделимые от его самости. Но вместе с тем собственные нормы индивида могут различаться с нормами и ролями, принимаемыми им в ходе социальной интеракции или навязанными ему обществом, окружением, средой. В результате достижения своего рода равновесия между «индивидуальной» идентичностью и социальной формируется личностное «Я».

Предшественником теории идентичности по праву считают З. Фрейда, именно он заговорил о феномене идентификации, описывая механизмы действия интериоризации при формировании Супер-Эго. Возникновение дискурса идентичности (в узком значении) связывают с традицией психоанализа (в социологии – в рамках обсуждения механизмов социализации): вначале идентификация воспринималась как процесс подражания чему-либо, а затем была переистолкована как процесс переживания субъектом в той или иной мере слияния с объектом. Этому переосмыслению способствовали работы А. Фрейд (изучение механизмов психологической защиты «Я», а также механизмов интроекции и проекции) и А. Адлера (проблема превосходства и комплекса неполноценности и их соотношение, идея «преодоления себя сегодняшнего»).

Частный, внутренний мир и эмоциональные силы человека – вот что представляет собой идентичность, простая формула успешности которой - любить и работать. Истоки разгадки личности, по мнению З. Фрейда, стоит искать в детстве, именно оно играет решающую роль в формировании самоуважения: детское себялюбие, детский нарциссизм, чувство следования своим «эго - идеалам», объективное либидо, любовь к другим.3

К. Юнг и А. Адлер, последователи З. Фрейда, считали, что такая замкнутость индивида на себя фундаментальным источником становления человеческого служить не может. К. Юнг и А. Адлер указывали на необходимость изучения социального окружения – «Umwelt» - как его потом назовёт Э. Эриксон.

Э. Фромм рассматривает культуру через философскую антропологию, где пытается через способ существования человека определить его экзистенциально. Э. Фромм, в отличие от З. Фрейда, который понимал культурные явления через драматургию инстинкта, стремится соединить психоанализ с социальной историей, демонстрирует при этом как неповторимый, бытийный склад личности вписывается в конкретные исторические события, среду, оказывающие воздействия на индивида, преображая его потребности и вырабатывая социальные характеры. Но культура выступает не только как средство гуманизации истории, но и как способ её обесчеловечевания. Э. Фромм рассматривает пять форм социализации, т.е. освоение наличной культуры (мазохизм, садизм, деструктивизм, конформизм и любовь), которым соответствуют пять способов адаптации индивида к социуму (рецептивный, эксплуатирующий, накопительский, рыночный и продуктивный).

Используя термины «идентичность» и «кризис идентичности» Э. Фромм активно изучает проблему становления целостности личности. «Наше «я» является наиболее важным объектом, на который направлено наше чувство собственности, поскольку оно включает в себя многое: наше тело, имя, социальный статус, всё, чем мы обладаем (включая наши знания), наше представление о самих себе и тот образ, который мы хотим создать о себе у других людей. Наше «я» - это смесь реальных качеств таких, как знания и профессиональные навыки, и качеств фиктивных, которыми обросло наше реальное «я». Однако суть не в том, каково содержание нашего «я», а скорее в том, что оно воспринимается как некая вещь, которой обладает каждый из нас, и что именно эта «вещь» лежит в основе нашего самосознания».4 Э. Фромм делает акцент на том, что человек может, как обрести, так и потерять себя, важен внутренний потенциал человека, позволяющий найти себя в современном мире. В противовес З. Фрейду, А. Адлеру и К. Юнгу Э. Фромм подчеркивает важность бытия для другого, а не для себя. «Лишь по мере того, как мы начинаем отказываться от обладания, то есть небытия, а значит, перестаём связывать свою безопасность и чувство идентичности с тем, что мы имеем, и держаться за свое «я» и свою собственность, может возникнуть новый способ существования – бытие. «Быть» - значит отказаться от своего эгоцентризма и себялюбия…»5 Принадлежность человека всеобщему имеет большое значение для идентификации индивида.

И, тем не менее, употребление термина «идентичность» в философии ещё длительное время остается социально, психологически иррелевантным. Такие науки как социология, социальная психология и культурная антропология без всякого соотнесения с философией пользуются этим термином, или вовсе ограничиваются традиционной понятийностью – «самосознание», «Я», «самость», «личностное самоопределение» и т.д. Например, без термина «идентичность» обходились Дж. Г. Мид, З. Фрейд, хотя обозначаемая сегодня «проблематика идентичности» занимала в их творчестве значимое место.

Впервые в философском научном плане проблематика идентичности озвучивается основателями символического интеракционизма Ч. Кули (в 1920-е гг.) и Дж. Мидом (в 1930-е гг.), используя традиционный термин «самость» (Self). Дж. Мид показывает, что личностная идентификация не есть априори человеческого поведения, а складывается из свойств, вырабатываемых в ходе социального взаимодействия («социальной интеракции»). По мнению Дж. Мида, у индивида развивается самосознание в момент, когда он видит себя таким, каким его видят другие. Понятие самости изначально социальное образование, а не врождённое явление.

Сознание выступает инструментом приспособления индивида к среде, а мир объектов с точки зрения их значения для поведения индивида. К возникновению мира искусственных объектов-символов приводит взаимодействие людей в группах. В процессе социализации индивид овладевает значениями символов (язык, жесты) и благодаря им учится сознательно направлять свои действия, людям легче представлять последствия своего поведения с точки зрения других и легче адаптироваться к их ожиданиям. Зрелую личность характеризует развивающееся способность координировать своё поведение с действиями партнёров, умение «принимать роль» (путём воображения ставить себя на место человека, с которым осуществляется общение), отведённую ему в жизни группы. Структура человеческого «Я» является отражением структуры взаимодействия индивида в различных группах. Общество, формируя у индивида определённое представление о самом себе как бы «входит в него изнутри», направляя его действия по нужному пути. Внешний социальный контроль с появлением у индивида развитого «Я» уходит внутрь (способность становится объектом для самого себя), становится самоконтролем, а человек превращается в ответственную личность, способную выполнять свою роль в структуре символического взаимодействия группы и общества в целом. В совокупности процессов межиндивидуальных взаимодействий устанавливаются индивид (социальное «Я») и общество. Таким образом, развивается самость – результат свойств, возникших в ходе взаимодействия двух относительно автономных систем – личности и общества.

Дж. Мид в формировании самости различает два аспекта:

1. Я (I) - это мой внутренний мир, это то, что я думаю о других и о себе.

2. Мне (Me) - это моя внешняя социальная оболочка, как я её себе представляю, это то, что, по моему мнению, обо мне думают другие.

Пик развития самости – достижение способности к широкой социальной активности как целостности в практической активности.

Идентичность определяется, как способность человека воспринимать свою жизнь и поведение в качестве связанного, гармоничного и единого целого.

Дж. Мид выделяет осознаваемую и не осознаваемую идентичности: в первом случае человек не автономен, но свободно думает о цели и тактике поведения, он сам размышляет о своём поведении; во втором – человек не анализируя, принимает нормы поведения, ритуалы, привычки. Есть определенные способы поведения, которые по своей сущности идентичны. Общество (другие) ожидают от человека определённой, без обдумывания реакции.

Ч. Кули рассматривал индивида социальной группы и общество как единый живой организм. Исходной предпосылкой его теории было утверждение о социальной природе человека как культурного существа. При помощи простых форм взаимодействия или первичных групп, особенно семейных и соседских, существующие везде и всегда воздействующие на индивида одинаково вырабатывается социальная природа человека, которая представляет собой некий общий для всего человечества набор социальных чувств, моральных норм и установок, составляющий универсальную духовную среду человеческой деятельности.

Развивая идеи Дж. Мида и теории ролей (Р. Тернер, Х. Беккер и др.) Э. Гоффман разработал так называемую концепцию «социальной драматургии». Благодаря его творчеству в междисциплинарный научный оборот вошли метафора «сцены» (общественная жизнь как «инсценирование»), понятия «самопредставления», «ролевая дистанция». Социальное взаимодействие выступает задаваемым образом театральной постановки с уже заданными функциональными позициями, но при этом и постоянно переинтерпретируемыми в ходе взаимодействия. Каждый компонент подготовки обладает в той или иной мере властью и ролевым образом дистанционно определён в пространстве взаимодействия. Под социальной (ролевой) дистанцией Э. Гоффман понимает различение себя самого и своих ролей, что позволяет определить личностную и ролевую ипостаси и бесконфликтно исключить одну из них.

Стоит отметить вклад Э. Гоффмана в развитие мысли о способах влияния идентичности на окружение. Окружение (среда) (Umwelt) – меняющийся мир «нормальных», привычных ситуаций, где индивид чувствует себя дома. Идентичность невозможна без окружающего мира – основы выработки онтологической безопасности и доверия.6 Понятие «политика идентичности» - влияние человека на информацию о себе, направляемое на социальное окружение, введённое Э. Гоффманом, показательно в его разнообразии идентичностей (у одного и того же человека), а также континуальность Я (способность оставаться самим собой в различных ситуациях).

Х. Тэджфел, Дж. Тэрнер, Г. Брейкуэлл представители американской социальной мысли, занимавшиеся когнитивно ориентированной психологией, уделяли особое значение категории «идентичность». Идентичность для них когнитивная система, выполняющая роль регуляции поведения; имеет в своём составе две подсистемы: лингвистическую (сюда относится самоопределение в терминах физических, интеллектуальных, нравственных) и социальную (принадлежность к полу, расе, национальности). Придавалось исключительное значение социальному контексту в формировании идентичности социальная идентификация была первична по отношению к личностной. Формирование содержательной и ценностной структуры личности обеспечивается именно социальной идентичностью.

И только в 1960-е гг. происходит встреча различных словоупотреблений благодаря работам Э. Эриксона, который ввёл понятие «идентичность» в междисциплинарный научный оборот. После вышедших в свет основных его трудов «Детство и общество», «Молодой Лютер», «Идентичность: юность и кризис» термин прочно входит в словарь социально-гуманитарных наук.7

По Э. Эриксону, идентичность есть «непрерывность самопереживания» личности, «длящееся внутреннее равенство с собой». Идентичность является социализированной частью Я. По мнению Э. Эриксона, главным недостатком фрейдизма было игнорирование факторов окружающей среды (Umwelt). Окружающая среда – это всеобщая культура, прошлая и настоящая, объективный мир, находящийся и вокруг и внутри индивида. В каждом обществе есть репертуар идентичностей: от идентичности ребёнка, родителей до политических и профессиональных отождествлений. Идентичность существует в реальности, если она находит подтверждение у других. В итоге идентичность - результат взаимодействия самоидентификации и идентификации другими. У Э. Эриксона впервые прозвучало, что построение идентичности – самостоятельное создание модели поведения, обладающей двумя свойствами: она изменяется в течение жизни человека и длительна в реализации на практике.

По мнению М.В. Заковоротной, отказ от биологизаторских тенденций, имевших место в психоанализе и других психологических и социологических школах, послужило ценнейшим вкладом Э. Эриксона в концепцию идентичности.8 Целостность общества сохраняет традиция, что создаёт возможность иметь идентичность, а значит не быть похожим на других. Для Э. Эриксона историчность является важнейшим условием понимания сущности идентичности, а также главным фактором её сохранения, так как каждый индивид включён в поток социальных изменений и историю в целом. Личность вовсе не отвергает социум, она способна приспосабливаться к окружающей действительности, тем самым, акцентировалось внимание на социокультурной обусловленности психики человека. Психосоциальная идентичность явилась ключевым понятием для Э. Эриксона, которая нашла свое выражение во внутреннем целостном стойком образе Я и продиктованные им способы поведения. «…Оптимальное чувство идентичности переживается просто как чувство психосоциального благополучия. Его наиболее очевидным спутником является ощущение «себя в своей тарелке» и внутренняя уверенность в признании со стороны авторитетов».9

В противоположность З. Фрейду, Э. Эриксон уделяет особое внимание социально-психологическим чертам эпохи, которые оказывались в контакте с психологическим настроем выдающейся личности или героя. Так, исследуя биографии М. Лютера, М. Ганди, Т. Джефферсона, Б. Шоу, М. Горького, приходит к выводу, что личностные проблемы будь то политического деятеля, реформатора или знаменитости «совпадали» с историческим событием. Величайшую роль в формировании личности Э. Эриксон отводит социальным факторам.

Развитие идентичности предполагает взаимодействие трёх процессов - биологического, социального и «эго». При этом существует эго-синтез, к оптимальности которого стремится индивид и метаболизм, к оптимальности которого стремится общество и культура. Теряя эго-синтез личность охватывает социальная паника, систематическая напряженность, эго-волнение, чувство самовосприятия и вера в свою социальную роль уходят. Эго – это внутренний агент, выполняющий защитный механизм, который охраняет наше согласованное существование с помощью синтеза и заслона во всех эмоциях, впечатлениях, памяти, импульсах, так стремящихся попасть в наши мысли и требующие от нас решений. «До сих пор я почти преднамеренно (мне нравится так думать) пробовал использовать термин «идентичность» во многих различных смыслах. В одном случае он, казалось, относится к сознательному чувству уникальности индивида, в другом – к бессознательному стремлению к непрерывности жизненного опыта, а в третьем – к солидаризации с идеалами группы».10

В теории Э. Эриксона жизненный цикл личности представляет собой совокупность восьми стадий роста. Каждому новому этапу с новыми элементами предшествует отбрасывание старых. Как и любой процесс становления личности сопровождают кризисы идентичности, так особо ощутимые в юности. Кризис идентичности – это период конфликта между сложившейся системой элементов идентичности и соответствующим способом включения себя в окружающий мир. Э. Эриксон углубил понимание и важность роли среды и общества для развития подрастающего поколения. Так психологическая напряжённость, сопутствовавшая становлению целостности личности, большей частью зависит не только от биографии и физиологического созревания, но и от внутренней противоречивости общественной идеологии, от той духовной атмосферы общества, в которой человек живёт.

Идентичность – это не только субъективное переживание: «Я тот же самый», но и самоопределение себя на основе социокультурных ценностей и норм, носителями которых являются социальные группы и другие люди. В данном случае идентичность как итог социализации личности, определение своего местонахождения в системе социальных отношений, другими словами: «Я часть групповой общности».

В исследованиях отечественных учёных широко представлены вопросы смысла жизни, стиля жизни, самоопределения, самосознания, семейных, профессиональных и социальных форм проявления самоопределения личности.

Л.С. Выготский считал, что содержание социокультурного развития ребёнка определяет возникновение интересов в большей степени, чем его биологизаторское формирование. Развитие самосознания (социальное сознание, перенесенное внутрь) как никакая другая сторона душевной жизни зависит от культурного содержания среды.

А.Н. Леонтьев в свою очередь подчеркивал, что самосознание личности – это не только знание человека о самом себе, это, прежде всего, осознание себя в системе отношений общества.

Самоопределение, о котором говорила Л.И. Божович, представляет собой осознание себя в качестве члена общества и характеризуется новой общественно значимой позицией. А в процессе становления приобретает черты не только понимания самого себя – своих стремлений и возможностей, но и осознанием своего места в обществе и своего назначения в жизни.11

По мнению выдающегося советского философа Э.В. Ильенкова, индивид только тогда становится личностью, когда самостоятельно осуществляет деятельность по эталонам и нормам, заданных культурой.

Изучением различных аспектов идентичности одним из первых в отечественной философской мысли занимался И.С. Кон. Область его интересов в исследовании человеческого «Я» лежит в стремлении рассмотреть идентичность в её единстве. Личность, как и культура - это система, на всем протяжении своего развития приспосабливающаяся к своей внешней и внутренней среде и одновременно более или менее целенаправленно и активно изменяя её и адаптируя к своим осознанным потребностям.12 «Человеческое «Я» - явление не только психологическое, но и социально-культурное и, следовательно, историческое».13

Среди современных исследователей, занимавшихся проблемой идентичности, стоит выделить: К. Поппера, Ю. Хабермаса, В. Хёсле, А. Гидденса, М. Серто.

К. Поппер один из крупнейших философов, классиков XX века, в своей метафизической программе он выделяет три проблемы: космология, знание и самость. Вселенная представляет собой онтологические уровни и их взаимодействие, включающая в себя три различные «реалии» (концепция «трёх миров»): 1 мир – это физические сущности; 2 мир – мир духовных состояний, в которые входят и психические диспозиции, и бессознательные состояния; 3 мир представляет собой содержание мышления и продуктов человеческого духа. И отношение (отношение интеракции) между мирами, по мнению К. Поппера, является одной из главных философских проблем. Мир 3 и 1 взаимодействуют между собой и не могут обходиться без человека. Все миры генетически связаны между собой; так физический мир порождает сознание, последнее – содержание сознания и мир духовной культуры. Именно в социально-культурном процессе через посредство деятельности человека происходит «схватывание сознанием» объектов «мира 3»,– в процессе решения проблем, обучения, реконструкций теорий.

К. Поппер склоняется к тому, что новые идеи, из которых составляется совокупное содержание культуры, творят не конкретно исторические люди, а культура творит индивидуальное сознание. Но осознавая этот платоновский крен, при котором пропадает индивидуальное сознание, Поппер постулирует реальность самости.14 Самость это то, "что есть человек", самосознающее сознание, творящее новые смыслы и активность её главное свойство. Миром владеет самость благодаря интеракции внутри человеческого мира и с «третьем миром».15

Ю. Хабермас по праву считается крупнейшим философом и социологом современности. В рассуждениях об индивидуальности имеется в виду представление самого себя, с помощью которого выдвигается притязание на признание незаменимой «Я – идентичности», выступающей в осознанном образе жизни. Индивидуальная идентичность понимается как жизненный проект (самосознание же, опосредующее этот проект - этическое самоудостоверение индивида) и претендует на признание других. Ю. Хабермас «Я - идентичность» представляет в интерсубъективистской трактовке. Отдельный человек проектирует себя таким образом, чтобы в будущем, обретая индивидуальность, он мог опознаваться тем, кем он себя сделал. Основа прочности структур «Я – идентичности» в отношениях взаимного признания. Используя понятийный аппарат, разработанный Дж. Мидом, Хабермас различает две ипостаси «Я – идентичности»: me («конвенциональное Я») и I («импульсивное Я»).16 «Я – идентичность» в его представлении это совокупность личностной и социальной идентичностей, которые находятся в процессе постоянного взаимодействия и взаимоопределения. В структуре идентичности он выделяет социальную идентичность (горизонтальное измерение) - возможность индивида выполнять различные ролевые требования в системах и личностную (вертикальное измерение) – связность истории жизни, которые в целом представляют собой «балансирующую Я - идентичность», становление которой происходит с помощью техник взаимодействия. Разрабатывая философские традиции социологии М. Вебера, лингвистической философии, феноменологии, Ю. Хабермас считает, что именно язык является техникой взаимодействия, осваивая которые человек старается соответствовать социальным нормам, сохраняя свою неповторимость. «Понимание человеком самого себя зависит не только от того, как он сам себя описывает, но и от тех образцов, которым он следует. Самотождественность Я определяется одновременно тем, как люди себя видят и какими они хотели бы себя видеть».17

Немецкую интерпретацию идентичности продолжает В. Хёсле. Он различает два понятия идентичности: формальная и реальная, последняя характеризуется сохранением формы объекта во времени. Память является чрезвычайно важным фактором сохранения идентичности сознательных существ, однако и это не абсолютно. В. Хёсле делает акцент на различении в идентичности «я» - субъекта и «я» - объекта. Под я (the I) он подразумевает первую сторону личности, а под второй (the Self) – самость и различие между ними относительно. И, тем не менее, проблема идентичности является проблемой отождествления, идентификации «я» и самости. Я идентичен себе, только тогда, когда является индивидом, то есть отличается от других людей. Размышляя о коллективной идентичности, В. Хёсле считает, что «значительная часть того, что индивиды думают, чувствуют и даже представляют собой, определяется логикой культуры, к которой они принадлежат. Только выбрав, каким ему быть, только найдя своё место в социальной иерархии разных людей и функций, «я» может достичь новой и стабильной идентичности». Самым важным моментом развитой идентичности, по мнению В. Хёсле, является успешно преодоленный кризис идентичности, сущность которого заключается в отвержении самости со стороны «я». О самом глубоком и отчаянном кризисе идентичности свидетельствует убеждения человека в том, что не существует никаких моральных норм.18

Р. Баумайстер известен созданием всеохватывающей исторической перспективы становления социального и культурного феномена идентичности, признанной одной из самых системных теорий в современной американской социальной мысли. Исследовав обширный исторический материал, Р. Баумайстер выявляет культурные, социальные, философские, экономические и религиозные основания для возникновения и развития идентичности, как понятия, так и реального социального явления, начиная со времён средневековья и до наших дней. Формирование идентичности в обществе в понимании социолога происходит следующим образом, социальная жизнь индивида включает в себя взаимоотношение и роли. Любая идентичность подразумевает контекстуальную систему других членов общества и их роли, но с другой стороны общество, определяющее потенциал идентичности и предлагающее цели, смыслы и нормы совершенствования. Также обществом определены и оценены идеи успеха и совершенства.

Р. Баумайстер считает, что индивиды используют своё поведение в качестве самопрезентации, чтобы сообщить окружающим информацию о себе и создать представление, соответствующее культурным идеалам аудитории или их личным ценностям. Но в разных ситуациях в желании угодить другим и создать образ своего «Я» индивид наталкивается не только на совпадения ожиданий, но и на противоречия.

Известный британский социолог А. Гидденс представляет одну из наиболее содержательных концепций по проблеме идентичности и её места в современной культуре. Он рассматривает идентичность как проблему современности, где идентичность и самоидентичность представлена явлениями современной культуры посттрадиционного общества.

Модерн – это тот контекст, который порождает самоидентичность и переход от традиционного общества к посттрадиционному является теоретическим моментом зарождения феномена идентичности. И чем больше ослабевает традиция в обществе, тем больше социальная жизнь выстраивается из противоречий глобального и локального и тем больше индивиды должны делать выбор своего жизненного пути из предоставившего многообразия перспектив. Модерн становится той почвой, на которой пробиваются самоактуализация и самосохранение. Структура идентичности в представлении А. Гидденса – это два полюса: абсолютное приспособленчество (конформизм) и замкнутость на себя.

В последних его работах исследуются различия между культурами предмодерна и модернизма с позиции их влияния на идентичность и интимные отношения, политические институты. В целом А. Гидденс негативно оценивает поструктуралистские и большинство постмодернистских теорий, которые предсказывают кризис способности современного человека в становлении своей идентичности.19

Представитель поструктуралистского направления французский мыслитель М. Серто утверждает: идентификация есть «аккультурация» к нормам и способам, практическим рекомендациям в повседневной жизни. Человек склонен поддаваться стереотипам, процедурам (выражены, прежде всего, в языке – в способах устной речи, чтения и письма), которые приняты в группе и культуре. Обретение идентичности подразумевает наличие социально-культурных элементов, одними из которых являются реализация лингвистической системы с помощью речи; выработка своего языка; самоутверждение в настоящем времени.20 М. Серто считает, что самоутверждение во времени – это первое условие, чтобы завоевать идентичность. А чтобы обрести определённую независимость в постоянно изменяющихся обстоятельствах современного мира нужно присваивать обретённые умения и успешные качества, готовить будущие возможности для самоутверждения.

Таким образом, сформировались общие и особенные черты исследования феномена идентичности. В ней выделяют структуру и, как правило, два аспекта: личностный и социальный. В современных теориях как следствие использования выработанных в процессе социальной категоризации понятий личностный аспект вторичен по отношению к социальному. Идентичность развивается на протяжении всей жизни, проходит через преодоление кризисов, изменчива как в прогрессивном, так и в регрессивном направлениях, т.е. может быть «успешной» (эффективной) или «негативной» (индивид избегает любые взаимодействия). Под таким углом зрения идентичность есть необходимое условие для развития личности, затянувшийся (продолжительный) кризис становится препятствием для её формирования. Теоретики единодушны во мнении происхождения идентичности – она социальна, потому что формируется в результате взаимодействия с людьми и усвоения языка, выработанного в процессе социальной коммуникации. Социальные изменения обуславливают изменения идентичности.21 Наличие и отсутствие целей, кризиса, целенаправленность, открытость выбору, возможность применения современного опыта и знаний, сила и наличие решений относительно созидания себя самостью позволяют выявить различные типы идентичности.

Анализ проблемы идентичности в её ретроспективе показывает, что данная проблема междисциплинарна, а значение её растёт и вызывает всё больший интерес в научном сообществе. При этом, теория идентичности получает развитие в направлении определения типов идентичности: политической, идеологической, религиозной, культурной и др. Все они имеют свою специфику и роль в обществе. Нам представляется, что решение идентификационных проблем конкретного общества связано с осознанием идентичности как системы особенных национально-культурных черт. В этой связи объектом нашего анализа стала национально-культурная идентичность, как тип идентичности, имеющий четкую определённость своих оснований, и тем определяющий свою востребованность в современном российском обществе.

Национально-культурная идентичность – это сущностная тождественность субъекта национальной культуре, образу нации, данному в многообразии особенных форм её культуры. Ёе специфика заключена в обращённости к национальным основаниям социального бытия, а значение – в обеспечении жизнеспособности нации, сохранения её неповторимости. В нашем исследовании мы опираемся на позицию Н.А. Мосуновой и Г.П. Корнева, утверждающую наличие объективных оснований нациопонимания. Использование таких оснований в формировании и развитии нации, отмечают исследователи, сопровождается процессом социального конструирования, не имеющим ничего общего с «произвольной манипуляцией» или «фабрикацией».22

В качестве оснований русской национально-культурной идентичности мы представляем систему ценностей традиционной отечественной культуры: ценность семьи, уважение к старшим и забота о детях; открытость и терпимость, сострадательность и милосердие; стремление к справедливости, к «правде»; ориентация на духовное развитие человека, формирование нравственной личности; образованность; готовность к самопожертвованию ради интересов общества и государства; любовь к своей Родине, первичность её интересов по отношению к личным; коллективизм, готовность пренебречь своим ради общего.

Стремительные изменения в российском обществе, стране и за её пределами оказывают влияние на особенности социально-психологического состояния человека, приводящие к затруднению формирования национально-культурной идентичности и её кризису. Эти процессы связаны с общими проблемами состояния российской культуры. Формирование идентичности и развитие национальной культуры – взаимосвязанные процессы, определяющие жизнеспособность всего общества. Отечественная наука приходит к осознанию, что национальная идентичность сопоставима с культурностью, т.е. опирается на специфику всех элементов национальной культуры. Так, Т.А. Юдина признает показателем идентичности язык, поскольку речь и манера общения есть отличительные признаки социального статуса и уровня образования человека.23 Важным фактором формирования социальной идентичности в кризисном социокультурном пространстве современного общества, по мнению С.В. Бородулиной, является стиль жизни и неотделимый от него стиль потребления, отражающий основные и существенные социальные способы и формы связи индивида с обществом. Стиль потребления же определяет характер соотношения общественных и личных интересов, целей и потребностей. В стиле потребления проявляются нередко скрытые от окружающих напряженность или отчуждение.24

Д.С. Александров считает, что проблема национального самосознания находится в тесном отношении с такими концептами как «идентичность» и «этничность» сегодня они являются остроактуальными и дискуссионными. Две взаимосвязанные проблемы глобализация и идентичность – главный вызов современной культуре.25

В данном противостоянии Е.В. Силина выделяет тенденции социальных трансформаций на личностном уровне, среди которых: размывание личностных ориентиров, ценностей, механизмов самоопределения, кризис идентичности и формирование глобального сознания, усиление фактора одиночества в жизни каждого человека. Вместе с тем учёный формулирует роль образования, способного помочь формированию личности нового типа в глобализирующемся обществе.26

Проблема самоопределения, как утверждает О.В. Труфанова, является ключевой проблемой взаимодействия человека и общества. «Стратегическое самоопределение гражданина позволяет ему сохранять творческую самобытность личности и включённость в социокультурное бытие».27

Отличительной чертой современного социально-философского поиска становится определение возможностей сохранения национальных корней, поддержания лучших традиций отечественной культуры. Таким образом, сущность национально-культурной идентичности можно определить через принятие человеком или обществом культурных норм, образцов и моделей поведения, ценностных ориентаций, языка, с позиций национально-культурных характеристик значимых Других, групп, общностей.

Но под натиском воздействия массовых технологий, однородной информации, СМИ и средств массовой коммуникации, человек получает уже готовые запрограммированные решения и мыслительные штампы, разучивается критически осмысливать и воспринимать поступающую информацию. В глобальном масштабе через расширение межчеловеческих связей обесценивается традиционное культурное наследие, оказывая разрушительное влияние на структурообразующие компоненты всей системы культуры. В.В. Миронов считает «что аналогичных процессов в истории человеческого общества не существовало. Любые новые образования достаточно гармонично вписывались в систему культуры, постепенно адаптируясь к ней. Сегодня все как бы меняется местами, и мы наблюдаем скорее процесс необходимой адаптации всей системы культуры к становящемуся глобальному информационному пространству. Активность информационных процессов столь высока, что заставляет подчинять себе традиционные элементы культуры, прежде всего, изменяет традиционную систему культурной коммуникации».28 Происходящее резкое увеличение образований, которые претендуют на статус культурных, стремительно увеличивают процесс разрушения традиционных ценностей – это не позволяет новым символам и знакам приспособиться и закрепиться к старой знаковой системе ценностей. Временные рамки настолько сжаты, что изменения происходят в течение жизни одного человека или даже ещё быстрее.

И тем острее встает проблема национально-культурной идентичности в современном обществе, и помочь разобраться в этом, призвано образование, миссия которого заключается в подготовке сознания граждан своей страны к жизни в меняющемся мире.29

Мы разделяем следующие идеи А.А. Терентьева, считая, что они более отражают сущность именно национально-культурной идентичности: «социокультурная идентичность, представляя собой осознание, самоопределение и выделение народом себя из человечества как особой его части, осмысление себя как особой социокультурной общности со своей культурой, нормами, традициями, со своим историческим прошлым, со своими интересами, включает в себя и осознанное сердечное отношение к духовной сущности родины, к родной природе, культуре, традициям, нормам людей, в нее входящих, то есть отчизнолюбивое начало».30

Национально-культурная идентичность является результатом осмысления и обобщения народом своих представлений о себе и о своей судьбе, своих достижениях, утратах, о своих «гениях и злодеях» и т.д., способствует установлению между членами этой социокультурной общности определённой внутренней устойчивой связи, которая основана на общих духовно-нравственных и культурных ценностях, на признании ими своей сопричастности к этой общности, на любви и верности ей на основе самоидентификации, отождествления себя с этой общностью, то есть на основе установления и признания своего социокультурного родства, единения с данным народом.

В свою очередь национально-культурная самоидентификация – это осознание и прочувствование субъектом себя частью своего народа, врастание, органическая адаптация к тому сообществу, которое субъект признает своим, близким и родным. Восприятие и отождествление себя с конкретным народом – это выбор человеком своей внутренней сущности, связанной с важнейшими чертами Родины, формированием любви и готовности служить ей в социальной практике.31

Таким образом, становление национально-культурной идентичности, происходит не столько по факту рождения человека, сколько по осознанному выбору, обретению своей духовно-нравственной и культурной идентичности, своей Родины. Как не существует личности внеисторической, так не существует и личности внекультурной, нет и народа, не имеющего своего национально-культурного лица. И как отмечал Н.А. Бердяев: «Культура никогда не была и никогда не будет отвлеченно-человеческой, она всегда конкретно-человеческая, то есть национальная, индивидуально-народная, и лишь в таком своём качестве восходящая до общечеловечности».32

Целенаправленную деятельность по сохранению национальной культуры, её передаче новым поколениям осуществляет система образования. Она, во многом, обеспечивает сохранение языка нации, её традиций, выполняет функцию формирования национального самосознания, культурной идентификации молодых поколений.




  1   2   3   4   5   6   7   8

  • Национально-культурная идентичность российского общества в условиях проведения образовательных реформ
  • ОГЛАВЛЕНИЕ Введение
  • Гл.2. Реформирование российского образования: уровни формирования национально-культурной идентичности §1.
  • Гл.3. Приоритеты современных образовательных реформ и решение проблем формирования национально-культурной идентичности §1.
  • Библиография
  • Степень разработанности проблемы
  • Объект исследования
  • Теоретико-методологические основы исследования
  • Научная новизна исследования и личный вклад автора
  • Положения, выносимые на защиту
  • Теоретическая и практическая значимость исследования
  • Апробация результатов исследования
  • Гл.1. Взаимосвязь национально-культурной идентичности общества и его образовательной системы §1. Национально-культурная идентичность как проблема социальной философии