Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


На поле брани убиенным…




Скачать 84.56 Kb.
Дата07.07.2017
Размер84.56 Kb.
"На поле брани убиенным…"

Одним из самых неординарных памятников современного Ужгорода является православный Покровский храм. История его неразрывно связана с историей русской эмиграции на Закарпатье первой половины XX века.


Православная церковь сыграла огромную роль в объединении русских людей на чужбине, именно ей принадлежит и заслуга в сохранении изгнанниками своей национальной культуры в чуждой им среде, где необходимо было выживать в самые тяжелые для каждого времена.

К середине 20-х годов прошлого века в Ужгороде уже существовала эмигрантская община, насчитывающая более 150 русских (данные собраны и обработаны автором статьи). Однако храма община не имела, и богослужения попеременно проходили то в актовом зале Жупаната (городской мэрии), то в рисовальном зале Ужгородской Гражданской школы. Первым православным священником и настоятелем прихода был местный священник Михаил Мейгеш.

24 апреля 1926 г. в помещении “Русского Касино” состоялось общее собрание православной общины Ужгорода, на котором присутствовало 44 ее члена. Был избран Церковный совет, в который от эмигрантской общины вошли: А.Долгопятов, супруги Конашинские, супруги Неароновы, В.Седакова, И.Федоров… Последний и внес предложение о сооружении в Ужгороде храма-памятника русским воинам, убиенным в Первую мировую войну. Строительство храма было поручено протоиерею Всеволоду (Коломацкому), который был русским эмигрантом и уже имел опыт храмостроения. Его биография широко известна в Закарпатье и Словакии. В архиве Православного богословского факультета в Пряшеве (Словакия) сохранилось его личное дело, материалы которого частично были опубликованы в газете “Единство”, выходившей в Ужгороде в начале 90-х годов.

Родился Коломацкий 8 января 1896 г. с. Саражинцы на Киевщине, в семье псаломщика Владимира Коломацкого и его жены Серафимы (урожденной Богородицкой). Жизненным рубежом 18-летнего студента Киевской духовной семинарии стала Первая мировая война. К началу 1916 г. он окончил Военное училище со званием офицера. В составе 127-го Путиловского полка прошел до конца войны. Четырежды был ранен, награжден орденами св. Анны 4 степени, св. Анны 3 степени, Георгиевским крестом и многими другими орденами и медалями. К концу воины по воле судьбы он возвратился в родной Киев – долечивать ранения, затем ушел в Румынию, а оттуда – в Чехословакию. В Киеве остался родной и близкий для него человек – девушка Лиза, которой лишь в 1923 г. Международный Красный Крест помог выехать в Прагу, где уже в мае они обвенчались.

Коломацкий понимал, что без веры и Церкви Православной русскому человеку тяжело будет выжить в изгнании и потому выбрал путь служения Господу. 14 января 1924 г. Вениамином (Федченко), епископом Мукачевским, он был рукоположен в диаконы, а 15 января – в священники. Он начинает строить и проектировать православные храмы в селах Русское, Ракошино, Червенево, Домбоки. В 1926 г. его пригласила, как строителя и настоятеля, русская община Ужгорода. С большим трудом, после нескольких лет ходатайств, община купила участок земли под строительство храма на пустыре на набережной Палацкого над рекой Уж (декабрь 1929 г.).
Началась работа по созданию проекта. Отец Всеволод сам проектировал будущий храм в соавторстве с русским инженером, таким же эмигрантом Владимиром Талалаевым и архитектором И.Катковым, прибывшим из Праги. Сохранился чертеж, выполненный рукой о. Всеволода, по которому и началась постройка. Проект храма – памятника был удостоен Первой премии на мировом конкурсе, проведенном Белградским обществом русских архитекторов. В строительных работах ему помогал и инженер Куфтин.

Катастрофически не хватало средств. Днем настоятель с топором в руках работал на стройке, а ночью писал воззвания ко всем православным, публикуемые в местных газетах и рассылаемые по всему миру, где жили русские эмигранты.

...Ужгородская Православная Община и ея Строительный комитет, горя желанием довести до конца начатое дело, усердно просят всех верующих христиан прийти на помощь своими пожертвованиями, просят всех своевременной помощью, дать возможность возжечь въ ближайшем времени в новом храме – памятнике неугасимую лампаду за упокой души убиенных воинов”.

И деньги на строительство стекались отовсюду. Жертвовали ужгородцы, сельские общины края, зарубежные общины Франции, Финляндии, США, Канады, Югославии. Пожертвовали деньги “бабушка русской революции” Екатерина Брешко-Брешковская, баронесса Врангель, губернатор Подкарпатской Руси А.Бескид и многие другие. Великая княгиня Анастасия Николаевна пожертвовала храму икону “Спасителя” в серебряном окладе, перед которой молился Великий князь Николай Николаевич.

В воскресенье 16 марта 1930 г. в Ужгороде состоялась торжественная закладка храма – памятника русским воинам, убиенным в мировую (Великую) войну.

Неизвестный автор писал:



На поле брани убиенным

За Русь святую, к небесам

Пусть вознесется вдохновенным

Бессмертным памятником храм
Кто русский сердцем и душою,

Кто чувства русские хранит,

Тот не забудет о героях

И свято память их почтит
А Божий храм, как Символ Веры

Всем будет в век напоминать

Как предан Родине без меры

Был русский доблестный солдат
Сынов-героев не бесследно

Россия в жертву принесла

И память вечную победно

Им будут петь колокола

(Газета “Русская Земля”, 1931, 17 марта).
Строительство храма завершилось за 8,5 месяцев, рождественские богослужения 1931 г. уже проводились в храме. На постройку храма было израсходовано 185 тыс. чешских крон (при смете 385 тыс.). В газетах писали, что Коломацкий сотворил чудо. Внешние работы были завершены, но храм нуждался во внутренней отделке и иконостасе. На все это тоже нужны были средства, и сбор денег продолжался.

В 1932 г. Ужгород посетил известный русский художник Алексей Васильевич Ганзен, внук знаменитого И.К.Айвазовского. Он жил в эмиграции в Югославии, но приехал ненадолго на Подкарпатскую Русь, где писал закарпатские храмы, горы и и реки. Плененный красотой Ужгородского храма-памятника, он написал полотно и назвал его “Вечерний звон”. В типографии “Школьная помощь” с этого полотна была напечатана художественная открытка, средства от продажи которой шли в фонд обустройства храма.

Летом 1933 г. в храме начались работы по устройству иконостаса. По давней русской традиции, они заказывались отдельными лицами за их средства, а писались о диаконом Георгием Бобровским (1900-1958), русским эмигрантом, добровольцем Белой Гвардии, прибывшим в Ужгород из Праги, учеником известного во всей России изографа П.М.Сафронова. Отдельные иконы в храме писались и русским эмигрантом Борисом Ромбергом, художником по образованию, учеником Л.Бакста, самим Коломацким (вероятно они же расписывали и свод храма). Иконы писались в строго каноническом православном стиле, и потому иконостас храма являлся одним из немногих хранителей православного древнерусского письма не только в Подкарпатской Руси, но и во всей Чехословакии.

Храм становится для русских людей, проживавших в Ужгороде, частицей Родины, духовно окормляет их. Здесь венчают, крестят новорожденных и отпевают усопших. По воскресным и праздничным дням поет хор под управлением регента хора “Боян” Петра Милославского, в будущем создателя и первого художественного руководителя широко известного Заслуженного Закарпатского народного хора. В храме также пели Божественную Литургию хор донских казаков под управлением Н. Кострюкова, квартет Кедрова…

В 1933 г. в храме появляется новый настоятель – иеремонах Аверкий, а о. Всеволод еще год исполняет в Ужгороде должность редактора и администратора газеты “Русская Земля”, затем уезжает в г. Брно. По благословлению епископа Горазда он принимает участие в строительстве православных храмов в Чехословакии. В 1945 г. он принимает монашеский постриг с именем Андрей (в память апостола Андрея Первозванного) и назначается настоятелем православного храма, построенного русскими эмигрантами в Праге на Ольшанском кладбище, где находили место последнего упокоения умершие на чужбине русские люди. Все послевоенное время он строил новые и перестраивал старые храмы, стал учителем практической литургики в семинарии в Карловых Варах, преподавал на пасторских курсах при Православном богословском факультете в Праге. Последние годы уединился в храме под городом Румберг. Там и окончилась его земная жизнь 13 февраля 1980 г. Похоронен на Стражевой горе (Чехословакия).
Иеремонах Аверкий (Таушев, 1906-1976), появившийся в Ужгороде в 1932 г. и сменивший о.Коломацкого, был русским эмигрантом, дворянином из Симбирской губернии, бежавшим с родителями от большевиков сначала в Болгарию, а затем, после окончания богословского факультета Софийского университета, прибывшего на Подкарпатскую Русь. В Свято-Николаевском монастыре (с. Иза) он принял монашеский постриг, на следующий день, 18 мая 1931 г., был рукоположен в диаконы, через год – в иеромонахи, потом назначен приходским священником в Ужгороде, а в 1933 г. -настоятелем. В 1937 г. о. Аверкий был награжден саном игумена.

Он продолжил дело Коломацкого – служил в храме, был ответственным редактором “Православного Карпаторусского Вестника”. Он любил свою паству и не забывал тех, кто остался на его далекой Родине и стал жертвами нового режима. В дни, когда в СССР отмечали очередную годовщину Октябрьской революции, он служил заупокойную литургию и Панихиду по убиенным, замученным и безвременно сошедшим в могилу русским людям. Храм был полон.

В 1938 г. Аверкий был переведен настоятелем прихода в Мукачево, а после оккупации нашего края хортистами выехал в Сербию. В 1951 г. переехал в США, был ректором Свято-Троицкой Семинарии, в 1953 г. возведен в сан епископа Сиракузского, 17 августа 1961 г. – в сан архиепископа. Умер 31 марта 1976 г. и погребен в крипте Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США).

После перевода отца Аверкия в Мукачево место настоятеля Ужгородского храма занял еще один русский эмигрант – Александр Петрович Дехтерев (1889-1959). Рожденный в Вильно, он получил военное образование – был капитаном дальнего плавания, затем трудился на светской службе – был педагогом, журналистом и писателем. Бежал из Советской России. Был пострижен в монашество в обители преподобного Иова Почаевского в Ладомирове с именем Алексий. В декабре 1938 г. рукоположен в иеромонахи и назначен настоятелем Ужгородского прихода. Был редактором "Православного Карпаторусского вестника", а кроме того, много писал – в Подкарпатской Руси были известны и широко читались его книги, написанные в эмиграции и изданные в типографии Почаевской Лавры (Ладомиров, Чехословакия). Рассказы “Смерть игрушки”, статьи “С детьми эмиграции”, “Розовый дом”, “Писатель ангельского чина” (биографический очерк о епископе Игнатие Брянчанинове). Он печатал свои рассказы и повести и в местных газетах и был любим не только в Ужгороде, но и во всей русской колонии Подкарпатской Руси. Покинул Чехословакию и Подкарпатскую Русь в 1941 г. Земной путь его был еще тернист и длинен. Завершил земной путь 19 апреля 1959 г. в сане епископа Виленского и Литовского. Похоронен в Вильнюсе.

С 1941 г. и во время оккупации Закарпатья хортистами в храме служил еще один потомок русского дворянского рода Прониных – Владимир. Его семья переселилась в Югославию (Сербию), как только первые раскаты Октябрьской революции докатились до Киева в 1917 г. С 1934 г. он учился и в 1937 г. успешно закончил богословский факультет Белградского университета, а 10 марта 1939 г. принял монашество с именем Василий. Через некоторое время он направляется проповедником в Мукачевско-Пряшевскую епархию и вскоре становится настоятелем Ужгородского храма, где проповедовал и укреплял православие до 1950 г. В том году иеромонаха Василия перевели в Мукачевский Свято-Николаевский монастырь, духовником обители.

Архимандрит Василий (Пронин) был глубоко образованным человеком, он владел 14 языками, написал несколько научных трудов, а в 1958 г. защитил диссертацию на тему: “История Мукачевской епархии”. Но главным его делом была молитва. Отца Архимандрита посещали люди разного положения и с разным образованием, и все выходили из кельи утешенные, светлый батюшка находил дорогу к сердцу и душе каждого и врачевал их. Его не стало в 2005 г. Похоронен на монастырском кладбище. На его могиле горит неугасимая лампада.

После отъезда о. Василия в храме служили еще два священника – протоиерей Георгий Станканинец и протоиерей Василий Самош. В конце 50-х годов XX ст. храм был закрыт. Сначала там разместили соляной склад, затем – склад канцелярских товаров. В середине 70-х годов XX ст. открыли музей атеизма...
И только в 1991 г. церковь, именуемую сейчас Покровской, вернули православной общине. Много сил к возрождению храма приложили новый настоятель церкви – протоиерей Николай Кабаций и его бессменный помощник – иконописец Валентин Дроздов.

...Она стоит там же на берегу реки, она так же красива и величава, она помнит всех своих прихожан-эмигрантов: Федоровых, Колоколовых, Неароновых, Седаковых, Панкратовых, Луговых, русскую женщину-профессора Екатерину Клетнову и многих других. Ее стены помнят сотни людей, оказавшихся на чужбине не по своей воле, слова их молитв о спасении души своих близких и за Отечество, для большинства из них оказавшимся навсегда потерянным.



Она несет свет и любовь – церковь, построенная русскими эмигрантами, церковь Покрова Божьей Матери…

Людмила Сахарова

  • На поле брани убиенным За Русь святую, к небесам Пусть вознесется вдохновенным Бессмертным памятником храм
  • А Божий храм, как Символ Веры Всем будет в век напоминать Как предан Родине без меры Был русский доблестный солдат
  • Людмила Сахарова