Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


На французском языке нет обзорной работы о военно-монашеских орденах




страница14/26
Дата10.02.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

Инфанты Арагона и орден Сантьяго Инфанты заняли противоположную позицию и превратили ордены Сантьяго и Алькантары в радикальных противников Хуана II.

Регент Кастилии в малолетство Хуана II, Фернандо Антекерский в 1412 г. сделался королем Арагона. У него были сыновья; старший, Альфонс, в 1416 г. ему наследовал в Арагоне; второй, Хуан, женился на наследнице Наварры Бланке и в 1429 г. стал королем Наварры. Два других сына в 1409 г. были поставлены во главе орденов Сантьяго (Энрике) и Алькантары (Санчо). Последний в 1416 г. умер, но Энрике оставался магистром Сантьяго с 1409 по 1445 г. Магистр Сантьяго очень скоро возжелал управлять королевством Кастилия. Он пытался пробиться в советники к Хуану II; он интриговал с целью жениться на сестре короля, Каталине. Хуан II по совету Альваро де Луны отказал. Магистр Сантьяго поднял мятеж. Он был побежден, заключен в тюрьму и наконец прощен (1420–1423). Врагом для него был Альваро де Луна, вызывавший ненависть у части кастильской знати. Энрике при поддержке Арагона и Наварры втянул орден Сантьяго в интриги и мятежи, направленные против Альваро. В 1427 г. он даже на некоторое время привлек на свою сторону Луиса де Гусмана, магистра Калатравы, и вынудил Альваро удалиться. Даже лишившись поддержки ордена Алькантары, он продолжал борьбу против Альваро де Луны, пока не сколотил коалицию, включавшую его брата Хуана — короля Наварры, его племянника Альфонса — магистра Калатравы и кастильскую знать, враждебную Альваро де Луне. Он потерпел поражение и был смертельно ранен в бою при Ольмедо в 1445 г.

Педро Хирон: магистр Калатравы и король Кастилии? [925] Магистр Сантьяго хотел жениться на сестре короля, чтобы быть наставником королевства. Магистр Калатравы хотел жениться на Изабелле, единокровной сестре Энрике IV, чтобы стать королем.

Педро Хирон окончательно добился своего признания главой Калатравы в 1453 г. Он тоже происходил из высокого рода, давшего нескольких магистров Алькантары. Он поставил орден на службу своим личным амбициям; он манипулировал королем Энрике IV, переходил из одного лагеря в другой в зависимости от своей выгоды — то выступал на стороне Альваро де Луны, то против него, сначала отстаивал интересы Изабеллы, единокровной сестры Энрике IV, потом интересы дочери короля — Хуаны, законность которой оспаривалась. Но в 1464 г. его брат Хуан Пачеко, маркиз де Вильена, фаворит Энрике IV, впал в немилость у короля и был сменен Бельтраном де ла Куэва, предполагаемым отцом Хуаны. Тогда Педро Хирон втянул орден Калатравы в лигу, созданную частью знати, враждебной Бельтрану де ла Куэва и королю. Лига победила, и Педро Хирон добился от короля согласия отдать руку Изабеллы. Он добился также от папы разрешения от своих монашеских обетов и провел в магистры Калатравы своего сына Родриго Тельеса Хирона, которому было восемь лет. Он активно готовился к свадьбе, назначенной на 1466 г., как вдруг умер, к великому облегчению для Изабеллы!

На службе нации: от великих открытий до присоединения к короне

На службе королей Ордены не могли не втягиваться во внутрииберийские конфликты. Если братья Калатравы должны были поставлять в кастильскую королевскую армию 300 комплектных копий, то не только для борьбы с эмиром Гранады. Если надо, их могли использовать против португальцев или арагонцев. Ависский орден и орден Христа были чисто португальскими, Монтеса — чисто арагонской. Португалия отобрала у Алькантары колыбель последней — Сан-Хулиан-дель-Перейро; хоть этот орден имел два командорства на португальской земле, в основном он был кастильским. В случаях внутрииберийских конфликтов эти ордены оказывались во враждебных лагерях; происходил раскол даже внутри Калатравы и Сантьяго — кастильских орденов, распространившихся по всей Испании. Так случалось во время войны между Кастилией и Португалией в 1383–1385 гг. или кастильско-наваррского конфликта 1445 г.

Короли Арагона и Португалии особо опасались, чтобы Калатрава и Сантьяго не стали троянскими конями кастильского влияния. Португальские короли для предотвращения этой угрозы «национализировали» португальскую ветвь ордена Сантьяго и отказали магистру Калатравы в праве совершать визиты в Ависский орден. Арагонские короли, наоборот, применяли эти ордены для вмешательства в кастильские дела. Они пользовались расколами в орденах в результате кастильских политических кризисов и подбивали кастильских рыцарей восставать против магистра ордена. Поэтому Альканьис, резиденция Калатравы в Арагоне, служил прибежищем для непризнанных магистров. Во все коалиции, сколоченные против короля Хуана II и Альваро де Луны, входили орден Сантьяго, часть кастильской знати, король Арагона и король Наварры. Уния Кастилии и Арагона, созданная в 1474 г. в результате брака (совершенного в 1469 г.) между Изабеллой Кастильской и Фердинандом Арагонским, покончила с этой ситуацией. Католические короли, проводя политику как внутренней, так и внешней экспансии, дали военным орденам новые задачи, в то же время окончательно подчинив их короне.

Участие военных орденов в иберийской экспансии В Кастилии пришлось ждать Гранадской войны 1482–1492 гг., чтобы военные ордены, объединенные под руководством католических королей, сыграли роль, более соответствующую их первоначальной миссии. А вот короли Арагона и Португалии раньше поставили их на службу своей экспансионистской политике.

Арагонские короли с 1280-х гг. вели в Западном Средиземноморье политику торговой и политической экспансии, позволившую им взять под контроль острова (Сицилию, Сардинию, Корсику), а потом, во второй половине XV в., Неаполитанское королевство. Чтобы вести войну на море и на суше, подавлять восстания и проводить дипломатические акции, короли Арагона разными способами использовали военные ордены, добиваясь от них мобилизации в королевскую армию либо финансовой помощи. В 1323–1324 гг. госпитальеры приората Каталония и шателении Ампоста вложили в операции на Сардинии порядка 150 тысяч мараведи (из затраченных двух миллионов), а орден Монтесы дал 40 тысяч [926]. Король предоставил им торговые привилегии на Сардинии и Корсике. Шателен Ампосты Мартин Перес де Грес командовал королевскими войсками. Веком позже Ромеу де Корбера, магистр Монтесы, был адмиралом короля на Сицилии; победив генуэзцев в 1420 г., он в 1423 г. атаковал порт Марселя [927]. Тем временем маленький орден Сан-Жорди-де-Альфама, находившийся под покровительством короля Педро IV (1336–1387), помог подавить сардинские восстания в 1354 и 1363. гг.; за это орден получил владения на Сардинии, в частности дом Сан-Сатурно в Кальяри (во владение которым он, впрочем, не вступил) [928].

Во всех этих случаях военные ордены действовали на службе королей безо всяких ссылок на крестовые походы.

В Португалии в XIV в. ордены Христа, Ависский и Сантьяго тоже помогали королевской власти, особенно во время революции 1384 г. и последовавшей за ней войны с Кастилией. Только орден Госпиталя сохранил связи с внешним миром, в данном случае с Родосом. Но в XV в., когда начались исследование берегов Африки и великие открытия, ордены вновь обрели миссию, более соответствующую их идеалу. Король Жуан I получил от папы разрешение поставить своих сыновей во главе военных орденов. Жуан стал генеральным администратором ордена Сан-Тьягу (согласно булле Мартина V от 8 октября 1418 г.) с миссией укрепить Сеуту, завоеванную в 1415 г.; главное, Энрики (Генриху Мореплавателю) 25 мая 1420 г. был доверен орден Христа [929]. Папа облек орден Христа крестоносной миссией — бороться с маврами и распространять христианскую веру в Африке.

Между орденами Сан-Тьягу и Христа, как и между двумя братьями, началось соперничество. Сан-Тьягу имел владения в основном на Юге, и их расположение давало больше возможностей делать вылазки в Африке и завоевания в океане. Но Энрики, не отказываясь от активности в Марокко (где португальцы потерпели в 1437 г. кровопролитное поражение), всю свою энергию направил на морские экспедиции. Обосновавшись вместе с орденом Христа в Лагуше и на мысе Сагриш, на юго-западе страны, он изменил соотношение сил между орденами Сан-Тьягу и Христа в пользу последнего [930].

Едва став магистром ордена, он завоевал Мадейру (1420 г.); потом, в 1431 г., настала очередь Азорских островов. Легенда утверждает, что последние открыл и исследовал один брат из ордена Христа [931]. Орден был немедленно наделен землями и владениями на завоеванных островах. Энрики умер в 1460 г.; он предвосхитил великие открытия конца века. Он сделал орден Христа орудием своих замыслов, и тот воплотил их. Историография сохранила эпопею белых парусов, отмеченных орденским крестом, у берегов Африки и в океане. Однако он был не один такой. Васко да Гама был братом Сантьяго и командором Мугелаша, когда в 1497–1498 гг. обогнул мыс Доброй Надежды. Но, вступив в 1507 г. в конфликт со своим магистром, он перешел в орден Христа. Он умер в 1524 г. на должности вице-короля Индии в облачении ордена Христа [932].

Роль португальских военных орденов и прежде всего ордена Христа в колониальной экспансии была велика, судя по количеству мореплавателей и завоевателей, вышедших из их рядов (Васко да Гама, Амилкар Кабрал [933], Тристан да Кунья) и количеству администраторов, которых они направили на колониальные территории: 29 из 32 вице-королей Индий с 1525 по 1600 г. были членами орденов.

Но, вновь обретая миссию, более соответствующую их первоначальному идеалу, ордены теряли независимость, становясь простыми орудиями монархии. Ход развития, который мы наблюдаем в Португалии, не отличается от того, какой можно обнаружить в Кастилии или Арагоне.

Присоединение орденов к короне Как и португальский монарх, короли Кастилии уже использовали возможность контролировать орден через посредство третьего лица. Вступление католических королей на престолы Кастилии и Арагона привело к тому, что было принято радикальное решение, дозволенное буллой папы Сикста IV от 1485 г.: папа разрешил им назначить себя администраторами военных орденов. Папа думал, что это решение будет временным; католические короли сделали так, что оно стало окончательным. Свою роль сыграли обстоятельства. Изабелла Кастильская не забыла поддержки, которую Педро Хирон и его сын Родриго оказали ее противникам. 2 и 12 февраля 1485 г. в силу вышедшей ранее буллы Сикста IV Изабелла и Фердинанд добились от магистра Калатравы Гарсии Лопеса де Падильи согласия на то, что преемника у него не будет, а от капитула ордена — отказа от производства выборов, «ибо ради мира и блага наших королевств и большей прочности и постоянства ордена и рыцарства, каковыми вы управляете, надлежит, дабы ими руководили и управляли единый глава и единое решение и дабы они были теми же, что будут управлять нашими королевствами», — писали короли 2 февраля, оправдывая свое вмешательство желанием положить конец раздорам и гражданским войнам прошлого [934]. В 1487 г. Падилья умер, и в следующем году папа назначил обоих суверенов администраторами; Фердинанд отправлял эту должность и после смерти Изабеллы. Их внук Карл V в свою очередь стал в 1516 г. администратором Калатравы. Алькантара была присоединена к короне в 1494 г.

Орден Сантьяго королева Изабелла заставила отложить всякие выборы великого командора Кастилии до 1477 г. Это был только первый шаг. Убедившись в верности великого командора Леона, Алонсо де Карденаса, она позволила ему стать магистром ордена. Во время Гранадской войны он был капитан-генералом королевского войска. В 1493 г. он умер. Сославшись на плохое управление орденом, в 1499 г. последний передали суверенам [935].

Чтобы управлять всеми орденами, католические короли по образцу королевских советов учредили два совета: один был размещен при дворе и занимался духовными и административными делами, другой находился в Альмагро, последней резиденции Калатравы, и ведал юридическими делами орденов. Поначалу это касалось Калатравы и Алькантары, а потом и Сантьяго. В 1507 г. оба этих совета объединили в королевский совет военных орденов. В 1523 г. по решению папы Адриана VI король Испании получил право управлять объединенными орденами в этом совете орденов. Полная унификация была достигнута лишь в 1556 г. [936]

Присоединение к короне — а значит, исчезновение титула и функции магистра — для ордена Монтесы произошли только в 1587 г. [937]Что касается португальских орденов, папа формально присоединил их к короне лишь в 1551 г. Фактически это случилось задолго до того, в 1542 г., когда их вывели из состава ордена Сито.

Время уважаемых орденов, куда принимали завоевателей и великих капитанов, время иберийских монашеских орденов прошло. Государство нового времени уничтожило политическое значение военных орденов, низведя их до уровня своих экономических инструментов и почетных корпораций на службе королевской власти [938].

Глава 17

Ордены или братства?

Я не говорил о разных мелких институтах, иногда существовавших недолго, которые претендовали на название военно-монашеских орденов. Они не всегда заслуживали этого определения, но пренебрегать ими не стоит, потому что они позволяют, от противного, яснее уточнить вопрос, что такое были военные ордены.

Простые братства

Действительно, все эти попытки связаны с идеей крестовых походов, превратившихся в институт с определенными характеристиками (принятие креста, привилегии, индульгенции и т. д.), поставленный на службу делу защиты церкви, а значит, папства, на территориях, совсем не относящихся к Иерусалиму, и отстаивающий дело, никак не связанное с первоначальным идеалом крестоносцев [939].

Военно-монашеские ордены, представленные здесь до сих пор, все родились из крестовых походов и борьбы с неверными — мусульманами (на Востоке и в Испании) или язычниками (в Прибалтике). Каждый из них действовал на определенной территории, и привлечь их на другую было трудно. Пытались возникнуть и другие, о которых известно немногое, — орден святого Лаврентия у генуэзцев в Акре или армянский орден, поставленный под покровительство Василия Великого. Никаких ощутимых следов их военной деятельности не осталось [940].

На этих трех территориях — Святая земля, Испания, Пруссия и Ливония — появление и действия какого-то военно-монашеского ордена считались сами собой разумеющимися. В крайнем случае еще в латинских государствах Греции, образованных после Четвертого крестового похода, где они, однако, играли лишь второстепенную роль [941]. Но в остальных местах?

Ордены Храма и Госпиталя, а также Сантьяго присутствовали на территориях, где папа Иннокентий III организовал крестовый поход против еретиков-катаров Лангедока, — потому что у них в этом регионе были командорства, а не потому, что они воевали с этими еретиками. Тем не менее тамплиеры входили в группу духовенства, участвовавшую в крестовом походе принца Людовика, сына Филиппа Августа, в 1219 г., но это почти и всё [942]. Папство призывало военные ордены к борьбе с императором Фридрихом II на Святой земле и на Кипре, но только в 1267 г. оно потребовало от госпитальеров Южной Италии денежного вклада для поддержки крестового похода Карла Анжуйского против последнего из Штауфенов, Конрадина, внука Фридриха II [943].

Папство не настаивало. С одной стороны, оно знало, что ордены не спешат включаться в борьбу на этой территории, а с другой — сознавало, что, ставя их на службу своей европейской политике, может вызвать их раскол и позволит государствам выдвинуть притязания на «свои» военные ордены. Во время борьбы в Италии между Фридрихом II и папой ордены занимали неустойчивую позицию; во время крестового похода, организованного в 1285 г. против арагонского короля папой, чьим орудием был король Франции Филипп III, тамплиеры и госпитальеры арагонской короны поддержали своего суверена. А французские тамплиеры выступили на стороне короля Филиппа Красивого против папы Бонифация VIII. Таким образом, если папство хотело, чтобы ордены оставались орудием на службе церкви, веры и крестового похода, не надо было их использовать за пределами их естественной сферы действия. На других фронтах оно избирало другие средства. Оно возвращалось к истокам, к рыцарям святого Петра Григория VII или к рыцарским братствам Испании. Для борьбы с еретиками или политическими противниками оно предпочитало создавать более гибкие институты, приспособленные для решения строго определенной задачи [944].

В Лангедоке крестовый поход и кампании Симона де Монфора завершились взятием Тулузы и оккупацией части региона крестоносцами, пришедшими из Иль-де-Франса, но сын Монфора Амори был изгнан из Тулузы. Именно в этом контексте надо рассматривать создание между 1218 и 1221 гг. организации, претендовавшей на звание военного ордена, — «Рыцарства веры Иисуса Христа». 7 июня 1221 г. Гонорию III поступила просьба утвердить этот орден, который борется с ересью и с теми, кто восстает против веры святой церкви [945]. Орден якобы следовал уставу ордена Храма. Ничего не известно ни о первом магистре этого ордена, Пьере Савари, ни о его комплектовании, ни о его деятельности. Некоторые считают, что орден исчез после заключения в 1229 г. Парижского договора, расчленившего графство Тулузское; он якобы был поглощен орденом Сантьяго, о котором известно, что в 1231 г. тот присутствовал в этой французской провинции [946]. Но А. Дж. Фори отмечает, что после 1221 г. никаких упоминаний о нем нет и, значит, нет оснований утверждать, что он просуществовал так долго; может быть, он вообще не появился на свет, а папские акты 1221 г. связаны скорее с замыслом, чем с реальностью [947]. Доказывая, что этот орден присоединили к Сантьяго, часто ссылаются на письмо Григория IX за 1231 г., но гораздо вероятней, что оно относится к другому братству Юго-Западной Франции, основателем которого, как считается, был архиепископ Ошский, — ордену святого Иакова Меча, или «Веры и Мира», созданному не ранее 1227 г. Центр его находился в Гаскони, патронировало его виконтство Беарнское, и следовал он уставу ордена Сантьяго. Как указывает его название, он должен был соблюдать мирное послушание и не имел миссии борьбы с ересью.

Среди благотворителей этого ордена были виконт Беарнский и его жена, несомненно причастные к основанию каталонского монастыря Сан-Винсенте-де-Хункерас в 1212 г. Присоединили ли они этот монастырь в 1234 г. к ордену «Веры и Мира»? В 1269 г. этот монастырь стал одним из женских монастырей ордена Сантьяго, но Мария Эчанис Санс, исследовательница женского монашества в Сантьяго, ничего не говорит о такой связи [948]. Впрочем, орден «Веры и Мира» почти не оставил документальных следов и исчез после 1273 г.

В 1233 г. в Парме основали «Рыцарство Иисуса Христа», представлявшее собой всего лишь братство благочестивых мирян, обязанных только послушанием магистру и не дававших обетов. Собратья его были выходцами из пармской знати, из среды, охваченной движением «Аллилуйя» — движением мира и молитвы, которое пропагандировали доминиканцы. Для церкви это было средством привлечь дворян, чтобы они не примкнули к гибеллинской партии [949]. Это братство сформировалось внутри «Рыцарства блаженной и преславной Девы Марии», более известного под названием « Fratri gaudenti» [Веселящиеся братья ( итал.)]. Статуты этого основанного в Болонье ордена, составленные на основе августинского устава, папа Урбан IV утвердил 23 декабря 1261 г.; в них были записаны следующие цели: «Они смогут также носить оружие для защиты католической веры и свободы Церкви» [950]. В этой идее свободы церкви, которой угрожают ее противники-гибеллины, ясно просматривается политическая направленность. Орден очень скоро получил скандальную известность, которую ему принесло название «веселых» братьев или, точнее, «искателей наслаждений» [951].

Против турок: истинные военные ордены

Другую направленность имели малые военные ордены, учреждавшиеся с XIV в. С одной стороны — потому что появлялись на более традиционной для крестовых походов территории, на Востоке, с другой — потому что часто представляли собой вариации орденов и девизов светского рыцарства, которые я упоминал во вступлении. Все эти ордены, кроме одного, были светскими учреждениями, более или менее напрямую связанными с крестовыми походами и борьбой против турок. Таким был орден святой Екатерины, один из первых орденов светского рыцарства, основанный дофином Вьеннским Гумбертом до его отплытия в Эгею для борьбы с турками в 1344 г. [952]Или еще более явно связанный с крестовыми походами « li ordre croisi'e du collier» [крестоносный орден Ожерелья ( ст. — фр.)], основанный графом Амедеем VI Савойским в момент, когда он давал обет крестоносца в 1363 г. [953]Карл III Дураццо, король Иерусалима и Неаполя (1381–1386), в декабре 1381 г. основал «орден Корабля». Ссылаясь на опасности, грозящие церкви и вере, он провозглашал свое желание «отправиться за море, дабы отомстить за смерть Господа Нашего Иисуса Христа и вырвать Святую землю из рук неверных, и передать ее в руки христиан…» Спутники должны будут помогать королю против всех и «прибыть и являться в завоевании королевства Иерусалимского и выступа Сицилии, Константинопольской империи и графства Прованса и Пьемонта» [954]. Можно отметить, что не требовалось никакого монашеского обета, что Иерусалим как цель, вполне оправданная ссылками на религиозные соображения, был прежде всего целью номинального иерусалимского короля, а уж потом крестоносца и что связи, соединяющие «спутников» с монархом, носили прежде всего феодальный характер.

Сеньоры средней руки довольствовались учреждением «девиза» ( devise). Номпар де Комон, мелкий гасконский дворянин, совершивший в 1419 г. паломничество в Иерусалим, установил религиозную и материальную связь между собой и спутниками в путешествии, создав «девиз» с лазоревым шарфом (верность), с алым крестом (Страстей, или святого Георгия) на белом гербовом щите; девизом как таковым был девиз Номпара — « Ferm Caumont» [955].

Ближе к традиционному военно-монашескому ордену были три порождения XV в. и нового времени. Орден Вифлеемской Богоматери возник в результате инициативы папы, который летом 1457 г. распорядился снарядить против турок флот из шестнадцати галер. Были завоеваны острова Самофракия, Фасос, Лемнос, и для их защиты папа Пий II 18 января 1459 г. учредил военный орден с штаб-квартирой на Лемносе. По сути, орден Вифлеемской Богоматери должен был объединить уже существовавшие мелкие организации, такие как орден святой Марии Замка Бретонцев (Santa Maria del Castello dei Bretoni) в Болонье или орден Святого Духа в Саксонии, а также орден святого Лазаря или орден Гроба Господня (фактически один только госпиталь Гроба Господня в Перудже), и некоторые другие. Это осталось на уровне планов. Опять-таки крестоносный дух не очень хорошо маскировал постоянно выражавшееся с 1215 г. желание пап, чтобы не плодились мелкие ордены, не имеющие будущего. Эта красивая постройка просуществовала столько времени, сколько Лемнос был оккупирован христианами. В 1477 г. турки вернули себе остров, орден более не имел смысла существования и исчез! [956]

Орден святого Георгия Каринтийского был создан по инициативе императора Фридриха III, стремившегося реформировать существующие ордены и принять более действенное участие в защите балканских земель от турок. 1 января 1469 г. с согласия папы Павла II он учредил этот орден по образцу Тевтонского и с его статутами и сделал его резиденцией монастырь Милльштатт в Каринтии. Это был вполне военный и странноприимный орден, с братьями-рыцарями и с клириками, дававшими три классических обета. Рыцари избирали великого магистра, клирики — приора. Но результат был неудовлетворительным, и орден прозябал вплоть до своего роспуска в 1598 г. Монастырь-крепость Милльштатт никогда не мог играть решающую роль в борьбе с турками [957].

В XVI в. больше успеха имело другое начинание — создание тосканского ордена Санто Стефано по воле Козимо Медичи, с 1537 г. властителя Флоренции, в 1569 г. провозглашенного великим герцогом Тосканским. Новый орден в 1561 г. был утвержден папой. Это был орден светского рыцарства, облаченный в одеяния военно-монашеского ордена: устав был составлен по образцу бенедиктинского, существовало три категории — рыцарей, сержантов, священников, в орден принимали женатых братьев. Его великим магистром был великий герцог.

Его миссия состояла в борьбе с турецким и «варварским» пиратством в Тирренском море, но его галеры в XVII в. часто приближались к берегам Венеции и владений Мальтийского ордена в Восточном Средиземноморье. Его резиденция находилась в Пизе, в очень красивом Дворце рыцарей [958].

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26